Первый собиратель великой Руси. Святой благоверный Андрей Юрьевич Боголюбский — великий князь Владимирский. Его военные и духовно-просветительские труды по объединению русских княжеств

Соколов А. Первый собиратель великой Руси. Святой благоверный Андрей Юрьевич Боголюбский — великий князь Владимирский. Его военные и духовно-просветительские труды по объединению русских княжеств / Александр Соколов, митрофор. протоиерей. — Н.Новгород, 2009. — 384 с.: ил.

В книге рассказывается о жизни святого князя Андрея Боголюбского, его личной храбрости в боях, в которых ему приходилось участвовать. Особо подчёркивается стремление князя создать новую столицу на северо-востоке Руси вместо Киева, объединить русский народ юга и севера, вместе с другими народами привести их к единой Православной вере через созидание новых городов, храмов, укрепление княжеской власти во Владимире, что делало невозможным ведение междоусобной войны.

Издаётся по благословению архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия.

Рецензенты: кандидат исторических наук, доцент Кривцов Д.Ю.; доктор исторических наук, профессор Селезнёв Ф.А.; доктор юридических наук, профессор Галай Ю.Г.; кандидат юридических наук Лушин А.Н.

Тираж 11000 экз. УДК 27 ББК 86.37; ISBN 978-5-7493-1379-6.

Оглавление

  • Предисловие

  • Глава I. Происхождение и родина святого Андрея Боголюбского
  • Глава II. Великий князь Киевский, князь Суздальский Юрий-Георгий Владимирович I Долгорукий
  • Глава III. Встреча князей в Москве
  • Глава IV. Первый Владимирский князь Северо-Восточной Руси. Поездка в южную Русь и возвращение в Суздаль
  • Глава V. Строительство города Владимира и его история до XX века
  • Глава VI. Храмостроительство святого благоверного князя Андрея Боголюбского. Свято-Боголюбовский монастырь и его история
  • Глава VII. Владимирская икона Божией Матери
  • Глава VIII. О Боголюбской иконе Божией Матери
  • Глава IX. История закрытия Боголюбской обители
  • Глава X. Возрождение обители
  • Глава XI. Владимирский Успенский собор от времени его строительства до наших дней
  • Глава XII. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на реке Нерли. Зодчество. Письменность. Другие храмы, построенные святым Андреем
  • Глава XIII. Споры о постах. Стремление князя Андрея получить благословение на основание Владимирской митрополии
  • Глава XIV. Поход на камских болгар. Взятие войсками Андрея Боголюбского Киева
  • Глава XV. Поход на Великий Новгород. Поражение войск Андрея под стенами Новгорода. Примирение новгородцев с князем
  • Глава XVI. Последний поход на болгар времён Андрея Боголюбского. Сыновья великого князя
  • Глава XVII. Последние годы правления великого князя Андрея. Кучковичи. Казнь Петра Степановича
  • Глава XVIII. Заговор против Андрея Боголюбского и его мученическая кончина
  • Глава XIX. События во Владимире после кончины великого князя Андрея Юрьевича Боголюбского
  • Глава XX. Святым благоверный великий князь Андрей Боголюбский — предвестник московских великих князей. Иконография и гимнография святого Андрея

  • Приложения:

  • Приложение 1. Родословие великого князя святого Андрея Боголюбского в кратком изложении
  • Приложение 2. Житие святого благоверного князя Андрея Боголюбского

  • Объёмная панорама XII века
  • Источники
  • Литература

Предисловие

Святой благоверный князь Андрей Боголюбский вошёл в отечественную историю как первый из создателей великорусского централизованного государства.

Он принадлежит к числу замечательных личностей Древней Руси, с которыми связано начало новой эпохи в исторической жизни русского народа. Его мощный гений изменил течение развития Киевской Руси, переместив её центр с юга на север, и вывел на историческое поприще Владимирскую Русь.

Застроив северную Русь городами и сёлами и сделав её многолюдной, Андрей Боголюбский был вместе с тем и одним из первых князей просветивших северную Русь светом Христовой веры. Если древние летописцы говорят про Ярослава, что он возрастил в южной Руси семена Христовой веры, посеянные святым Владимиром, то совершенно справедливо это нужно сказать и про Андрея Боголюбского относительно северной Руси [Георгиевский В. Святой Благоверный Великий Князь Андрей Боголюбский. Его неоценимые заслуги для Русского государства и Православной церкви. Репринтное издание. — «Владис», 2002. С. 3].

Он первым утвердил здесь Православие как государственную религию собираемых им с юга племён руссов и рассеял мрак язычества, густо облегавшего до него разноплемённую северную Русь. Но, несмотря на то, что деятельность Андрея Боголюбского в истории является богатой великими деяниями для нашего Отечества, личность его далеко не представляется ясной в сумраке отдельных веков. Сами летописцы, повествуя о деяниях Андрея, не дают нам цельной и ясной характеристики князя. В его изображении появляется двойственность: северный летописец представляет Андрея князем доблестным, украшенным всякими добродетелями, мудрым, благочестивым, милостивым; южный же летописец, напротив, защищая старый порядок вещей, нарушаемый Андреем, враждебно относится к великому князю и, не отрицая его мудрости и других хороших качеств, представляет его гордым, суровым, властолюбивым.

Эта двойственность в изображении личности Андрея Боголюбского зависит, прежде всего, от того, что современники-летописцы, слишком привязанные к старому порядку вещей, не понимали политической деятельности этого князя: северные летописцы, видя в ней что-то необычное, не знали, как объяснить её, а южноруссы, которым не нравилось возвышение северной Руси и её первенствующее значение, прямо враждебно относились к деяниям великого князя Андрея, объясняя его стремление к самодержавию просто властолюбием и гордостью, а его борьбу с непокорными подручными князьями — следствием «высокоумия» и «гнева на непокорство».

Среди историков, которые критично и даже просто игнорируют деяния святого Андрея Боголюбского выделяется историк южнорусского происхождения Костомаров Н.И., который совершенно отрицает его заслуги как политического деятеля и просветителя северной Руси. «Кроме желания властвовать лично, — писал он, — у Андрея едва ли был какой-нибудь идеал нового порядка для Русских земель. Единственным побуждением всей его деятельности было властолюбие, чтобы ворочать делами Руси» [Костомаров Н.И. Господство дома Св. Владимира: Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. — М.: Воениздат, 1993. С. 76].

Погодин М.П. занимал более мягкую позицию. «Андрей, — писал он, — постоянно следовал по одному пути и достиг своей цели. Он хотел, чтобы его слушались, и его действительно слушались все князья. Самые неудачи почти не мешали ему нимало: противники, победив его полки, обращались к нему же с повинной головою, и его сила стала выше всех случайностей. Но кроме этого послушания с данями и дарами, удовольствием сажать и сгонять князей, и некоторыми наружными знаками преимущества Андрей ничего не хотел, и никаких высших политических, государственных видов, как мы их понимаем, не имел; он был умнее своих современников, но не потомков; о будущем он не думал… Андрей хотел владеть один у себя при своём животе и только. Утвердившись дома, он распространил свои намерения и на всю Русь, и требовал послушания и покорности от всех тамошних князей, как прежде Мономах и сын его Мстислав, а после, более или менее, брат Андреев, Всеволод — но: никаких дальнейших, политических или государственных замыслов у него не было, и быть не могло».

В советское время святой Андрей Боголюбский не нашёл понимания властей, как поборник самодержавной власти и как строитель церквей.

Для советского историка Покровского М.Н., который не присматривался сколько-нибудь внимательно и систематично к конкретной истории Древней Руси, Андрей Боголюбский послужил лишь в качестве иллюстрации вульгарно-социологического тезиса о «медленном процессе переживания старой хищнически-городской культуры в деревенскую». Символом первой была гибель Киева и «запустение» Южной Руси; представителем второй была Владимирская Русь, вождь которой, Андрей, был «оригинален» якобы лишь в том, что впервые начал эксплуатировать народную массу по-новому: «не путём лихих наездов со стороны, а путём медленного, но верного истощения земли “вирами и продажами”». В этом, по мнению Покровского М.Н., и была сущность «самовластия» Андрея. Ни отношение к горожанам, ни церковно-просветительские мероприятия, ни борьба с аристократической знатью и никакие другие яркие стороны деятельности Андрея не нашли места в характеристике Покровского М.Н.

Другой историк и археолог советского периода Воронин Николай Николаевич (1904–1976) написал серьёзный труд «Андрей Боголюбский». В нём автор вынужден был давать оценки того или иного события в духе советского времени. Не смотря на это, выход книги всё же был заблокирован бойцами исторического фронта: Михневичем Д.Е., редактором издательства Румянцевым Н.В. и историком Пашуто В.Т. Книга вышла в свет лишь в 2007 году. Хотя она имеет некоторую односторонность в оценке событий, книга очень ценна, так как содержит в себе подробные сведения не только о личности князя, но и по истории всего Владимирского княжества. Исторические заслуги Воронина Н.Н. со временем получат свою достойную оценку.

Личность Адрея Боголюбского и его вклад в изучение истории Руси не привлекали специального внимания новейших историков, кроме указанных. Его оценка и характеристика давалась лишь по ходу общих обзоров. Так, для Преснякова А.Е. Андрей — наследник политических идей Мономаха, которые теперь приобретают существенно отличный характер: «Старейшинство, связанное с владением Киева, должно было или погибнуть, или переродиться в отношения политического господства, с одной, и служилого подчинения — с другой стороны. И пути этой эволюции были намечены в русской жизни в XII веке, в эпоху, в начале которой стоит деятельность Мономаха, а в конце — Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. И важно запомнить, что эта вторая тенденция не родилась на севере вновь и лишь дальше развивала там зёрна, не воспринятые киевской почвой» [Воронин Н.Н. Андрей Боголюбский. — M., 2007. С. 226.].

Благоверный великий князь Андрей Боголюбский. Фреска в Княгининском женском монастыре г. Владимира
Благоверный великий князь Андрей Боголюбский.
Фреска в Княгининском женском монастыре г. Владимира

Первый историк древней столицы Андрея — города Владимира — Дмитриевский Иван Фёдорович, писавший свой труд на рубеже XVIII–XIX веков, целиком разделял господствовавший у авторов XVIII века взгляд, что Боголюбскому напрасно приписывали «высокомерие и желание самодержавия», — он лишь охранял свои великокняжеские права от «своевольства удельных князей», опираясь на ослабление Киева и усиление Владимира, он «мыслить начал, чтоб его престол не только по светской власти преимущество имел перед Киевским, но и духовное начальство независимо б было от Киевского митрополита» [Дмитриевский И.Ф. О начале Владимира что на Клязьме, о пренесении в оной из Киева российской столицы и о бывших в оном Великих Князьях. Собрано из древних летописцов и новых историй с приложением потребных изъяснений. — СПб., при Императорской Академии Наук, 1802.].

Биография святого князя как крупного исторического деятеля является живой частью истории народа. Она поднимается над головами предков и потомков потому, что корни его трудов уходят в прошлое, а плоды пожинают не только современники, но и люди последующих лет, а иногда и столетий.

Его биографию нельзя ограничить хронологическими рамками его жизни. Чтобы понять значение его дел, необходимо знать почву, на которой он строил, прошлые судьбы Владимирской земли и деятельность его ближайших предшественников: деда — Владимира Мономаха и отца — Юрия Долгорукого. Дело, начатое князем Андреем, его смелые духовно-политические начинания не оборвались с его смертью от рук убийц. Напротив, они были продолжены его братом Всеволодом III и племянником Юрием Всеволодовичем, которые развивали и видоизменяли установленные Андреем порядки вплоть до монгольского нашествия. Таким образом, более столетия князь Андрей предстаёт перед нами как центральная фигура исторической жизни русского Северо-востока и Руси в целом: он стоит на глубокой почве прошлого, из которой выросло будущее. Его дела приняли потомки, неся их сквозь историю своего народа вплоть до создания русского национального государства.

Письменные источники того периода очень скудны и всегда пристрастны. Андрей был так ярок и горяч, что ни современники, ни потомки не могли остаться к нему равнодушными. Образ Андрея либо обличён сиянием святости, либо является предметом злобной иронии врагов. Раскрытию образа святого Андрея помогают исторические памятники: произведения архитектуры и искусства, памятники материальной культуры, древние следы современной Андрею жизни в городах, где он жил или бывал: в Суздале, Владимире, Боголюбове [Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 7]. Мы до сих пор с чувством удивления и благоговения взираем на дивные памятники его веры, благочестия и мудрости.

Цель предлагаемой читателю книги — исследование деятельности святого князя Андрея по сохранению Руси как государства, духовное просвещение народа для облегчения его жизни, утверждение Христовой веры с надеждой на жизнь будущих веков.

Митрофорный протоиерей Александр Соколов,
действительный член Нижегородского отделения русского исторического общества,
русского историко-родословного общества,
общества «Нижегородский краевед».

Гор. Балахна. Церковь Сретения Господня.
Январь 2009.

Объёмная панорама XII века

Новая книга отца Александра Соколова, посвящённая жизни и трудам великого князя Андрея Боголюбского, позволяет восполнить очевидную лакуну в ряду современных научно-популярных работ о правителях Средневековой Руси. Достаточно взглянуть на список литературы об Андрее Боголюбском, чтобы убедиться в актуальности труда отца Александра — большая часть этого списка состоит либо из статей в справочно-энциклопедических изданиях, либо представляет собой разделы общих исследований по истории Древней Руси, лишь бегло затрагивающих фигуру великого князя Андрея Юрьевича. До сих пор единственной работой, специально посвящённой биографии Андрея Боголюбского, остаётся книга Воронина Н.Н., написанная ещё в сталинскую эпоху, но за неимением ничего другого, опубликованная в 2007 году; при всей несомненной научной компетентности Воронина Н.Н. концептуальная основа его исследования вряд ли удовлетворит современного массового читателя. До сих пор нет книги об Андрее Боголюбском и в известной серии «Жизнь замечательных людей» (хотя там уже опубликованы работы и о гораздо менее значимых исторических деятелях). Поэтому работа отца Александра Соколова явно опережает на своём направлении успехи столичных исследователей.

Отец Александр последовательно прослеживает биографию своего героя от происхождения до трагической гибели. На сегодняшний день практически невозможно найти новых источников, которые позволили бы ввести в биографию Андрея Боголюбского новые, неизвестные прежним исследователям факты. Но реконструкция биографии Андрея Юрьевича, осуществлённая нашим автором, не является простым повторением уже имеющихся работ. Отец Александр избрал для себя преимущественно историографический характер исследования — он скрупулёзно собирает разбросанные по многочисленным изданиям мнения, оценки и интерпретации различных историков, касающиеся тех или иных фактов жизни Андрея Боголюбского, создавая тем самым перед читателем объёмную панораму исследовательской полемики относительно данных фактов. Высказываясь в поддержку одних своих учёных коллег и отвергая мнения и гипотезы других, отец Алксандр Соколов последовательно придерживается принципа опоры на текст источника, отдавая ему приоритет перед умозрительными догадками, которыми зачастую злоупотребляли его предшественники в работе над данной темой.

Важной особенностью книги отца Александра является стремление познакомить читателя с широким историческим контекстом, в рамках которого протекала деятельность великого князя Андрея Боголюбского. Это совершенно необходимо для работы научно-популярного жанра, ориентированной на восприятие массовой аудитории. Поэтому наш автор позволяет себе уделить внимание достаточно подробным рассказам о многих второстепенных героях своего повествования, о событиях и явлениях, которые, казалось бы, лишь попутно затрагивают жизненный путь Андрея Боголюбского. Благодаря подобным экскурсам биография великого владимирского князя оказывается вплетена в общую ткань русской истории XII века, а не повисает в «безвоздушном пространстве».

Причём многие такого рода экскурсы — о Боголюбовском монастыре и Боголюбовской иконе Божией Матери, об истории Владимирского Успенского собора и самого города Владимира — хронологически доведены до сегодняшнего дня. Это позволяет читателю (прежде всего, непрофессиональному читателю) наглядно представить масштаб деяний святого благоверного князя Андрея Юрьевича и понять его влияние на современность.

Кривцов Д.Ю.,
доцент НГУ им. Н.И. Лобачевского, к.и.н.