Негин А.Е. Шлем из Городца. — Нижний Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2013. — 95 с.

Негин А.Е. Шлем из Городца

Книга посвящена одной из уникальнейших археологических находок Нижегородского Поволжья — богатому, украшенному золочёным орнаментом воинскому шлему, который был найден и хранится в городе Городце. Со шлемом связано немало загадок, о которых размышляет автор.

Негин Андрей Евгеньевич

Для краеведов, историков, студентов, всех, кто интересуется прошлым Нижегородского края и его предметной культурой.

УДК 902.01; ББК 63.4(2); Н41; ISBN 978-5-91326-241-7
Тираж 500 экз.

Негин Андрей Евгеньевич, кандидат исторических наук, автор публикаций в российских и зарубежных археологических изданий, а также монографий «Римские легионы в бою» в соавторстве с Махлаюком А.В. и «Римское церемониальное и турнирное вооружение».

Предисловие

Оглавление

  • Предисловие
  • Городец на Волге: история и археологическое исследование
  • Находка
  • Реставрация
  • Описание шлема
  • Типология и хронология
  • Тайны, факты и гипотезы
  • Заключение
  • Примечания
  • Список литературы

Прошлое — неизвестное, утерянное, забытое… Человеческая память недолговечна, и через относительно короткий отрезок времени, когда сменится несколько поколений, то, что некогда казалось вполне очевидным и обыденным для людей прошлого, становится загадочным для потомков. Даже незначительные вещи предметного мира уже нуждаются в новом осмыслении и объяснении. Именно поэтому историк и археолог с полным правом может называться «детективом (или, если угодно, сыщиком) прошлого». Только распутывает он не преступления, а по сохранившимся фрагментам, артефактам былых времён пытается восстановить то, чем жили и как мыслили люди ушедших поколений. А загадки прошлого не менее увлекательны и не менее захватывающи, нежели печатающиеся большими тиражами рассказы о похождениях проницательных сыщиков.

Одна из таких загадок связана с уникальной находкой — шлемом, хранящимся в Городецком краеведческом музее. Шлем очень богатый, украшенный позолотой: такой мог носить только знатный человек, военачальник.

Впервые сообщение о находке опубликовала нижегородский археолог Т.В. Гусева. По итогам реставрации шлема О.В. Степанов написал дипломную работу. Кроме того, находке посвятил небольшую заметку журнал «Вокруг света». К сожалению, авторы всех этих работ, кроме приблизительной датировки шлема и некоторых гипотез относительно его принадлежности русскому воину (или кому-либо из удельных князей), не ставили задачу более комплексного рассмотрения этой интересной находки. Между тем более детальное исследование шлема, сравнение его с уже известными аналогами и иконографическими данными, несомненно, способствовали бы решению проблем, связанных с датировкой, предположительным местом его изготовления, а также, возможно, подвигли к решению даже таких трудноразрешимых аспектов вопроса, как принадлежность этого интереснейшего памятника. Первая такая попытка была предпринята автором этих строк в 2001 году. Вышедшая в свет брошюра «Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы» содержала в себе развернутое описание находки, выполненное автором прорисовки шлема, и серии аналогичных шлемов, обнаруженных при разных обстоятельствах в разоренных монголами русских городах, кочевнических погребениях и др. Были даны и авторские гипотезы о происхождении шлема и обстоятельствах его утраты, вызвавшие бурные дискуссии как среди знатоков средневекового вооружения, так и у любителей военно-исторической реконструкции.

В своей вышедшей в 2002 году книге «Армии монголо-татар» Горелик М.В. поместил рисунок шлема из Городца, сделанный им на выставке достижений советских реставраторов в 1993 году в Академии Художеств в Москве, а также собственную графическую реконструкцию шлема и предложил считать его изделием монгольских мастеров в Иране.

К сожалению, мой очерк «Шлем из Городца: тайны, факты, гипотезы» вышел мизерным тиражом и, что более всего неприемлемо, для такой уникальной находки, с чёрно-белыми иллюстрациями при отсутствии детальных фотографических изображений. Также вскоре стало ясно, что сделанные с натуры в музее прорисовки орнамента шлема не очень точны. После проведенной макросъемки выявились ранее малозаметные детали орнамента, которые были ещё в большей степени уточнены благодаря калькированию орнамента шлема, выполненному С.В. Степановым непосредственно после расчистки шлема от продуктов коррозии и перед покрытом наголовья синтетическим лаком. Именно тогда появилась возможность рассмотреть остатки декора наилучшим образом. В связи с этим возникла необходимость издания расширенного исследования с более детальными прорисовками, цветными фотоснимками и более точными сведениями об орнаменте и конструкции шлема из Городца.

При подготовке данного издания авгору было невозможно обойтись без помощи многих заинтересованных людей и коллег. Автор приносит свою глубокую благодарность людям, при участии которых исследование выполнено и увидело свет.

Кандидату искусствоведения Михаилу Викторовичу Горелику — большому знатоку монгольского оружия, с ним обсуждался замысел работы, он помогал советами, предоставлением материалов. Добрые советы были высказаны замечательным российским оружиеведом, историком и археологом, доктором исторических наук, профессором Анатолием Николаевичем Кирпичниковым.

С благодарностью называю тех, кто помог личным участием на стадии сбора материала. В первую очередь сотрудников Городецкого краеведческого музея, которые помогли своими личными воспоминаниями, а также предоставили возможность ознакомиться с имеющейся документацией, содействовали проведению мной фотосъемки. Среди них директор музея Александр Фёдорович Баусов, много помогавший мне Артём Николаевич Еранцев, а также другие научные сотрудники музея — Наталья Николаевна Лукошкина и Зинаида Сергеевна Коновалова.

Свои материалы и ряд ценных иллюстраций предоставил реставрировавший шлем из Городца Олег Валентинович Степанов. Фотоматериалы предоставили также Виктор Спинеи, Николай Александрович Плавинский, Сергей Юрьевич Каинов, Владимир Михайлович Прокопенко. Художник Николай Валентинович Зубков предоставил свои великолепные иллюстрации с изображениями древнерусских дружинников в шлемах рассматриваемого в книге типа.

Налобный орнамент шлема нашли время посмотреть и высказали свои предположения специалисты в области исламской иконографии Дорис Беренс-Абусейф из Лондонского университета и эксперт аукциона на «Бонамс» Мэтью Томас, за что я благодарен им.

Заключение

Шлем, найденный в Городце, несомненно, является уникальным образцом доспеха XIII–XIV веков. Он наглядно демонстрирует то взаимодействие оружейных традиций разных народов, которое имело место в пределах Золотой Орды и на сопредельных территориях, где, в свою очередь, также можно выделить некие сложившиеся своеобразные черты местных оружейных традиций. С возникновением такого мощного государства, Золотая Орда, обязательно должно было происходить межкультурное взаимодействие Руси и Востока, — с ещё большей силой, чем это было прежде. Впитавшая в себя многие элементы защитного вооружения завоёванных азиатских народов паноплия монгольских войск оказала заметное влияние на русское оружие, начиная с середины XIII века. В особенности это влияние коснулось защитных элементов вооружения (и в частности, шлемов). И до этого тяготевшее к всточным образцам оружейное искусство Северо-Восточной Руси после монгольского завоевания попало под ещё более сильное влияние. Подтверждением тому служит целый ряд найденных археологами предметов вооружения, совмещающих в себе типичные признаки образцов оружейного искусства «поработителей» с элементами, носящими отпечаток типично русского стиля. Именно с этого момента следует вести отсчёт движения в сторону всё усиливающегося восточного влияния в русском оружейном искусстве, которое отказалось от западноевропейского влияния, предпочтя совершенно иную «культурную зону». Эта культура соприкасалась на востоке и юго-востоке с тюркско-монгольской «степной» культурой, а через неё связывалась с древними культурами Азии.

Признание русскими восточной паноплии и её превалирование в вооружении русского воина с конца XV века и вплоть до времени усиленной европеизации, начатой Петром Великим, показывает значительную его ценность для русских на данном этапе, в течение которого в силу ряда исторических причин возникла потребность интеграции Руси в Евразийский блок.

Городецкий шлем — яркий тому пример. Это синтез разных оружейных традиций: русской, ближневосточной и центрально- и восточноазиатской. Вопрос об этнической принадлежности рассматриваемой серии шлемов ставить преждевременно, ведь имеющийся на сегодняшний день материал свидетельствует скорее о некоей общей оружейной традиции для Золотой Орды и Руси. Примечательно, что шлем из Городца не является неким единичным экземпляром, случайно оказавшимся здесь предметом золотоордынского импорта. Как уже говорилось, он иллюстрирует ту степень ордынского влияния на завоеванные и присоединённые русские земли, когда подавляющее большинство предметов русского доспеха носило на себе отпечаток этого влияния, о чём свидетельствуют упоминания импортных золочёных «шеломов черкесских» на головах русской знати в «Задонщине» или татарского доспеха, в который одета дружина Даниила Галицкого. Во многом в решении проблемы происхождения шлемов описанной в данной книге серии помогло бы более детальное исследование шлема из Городца, которое, по ряду финансовых и иных причин, пока провести не удалось. Думается — это дело будущего. На данном же этапе собраны важнейшие свидетельства об обстоятельствах находки, реставрации и консервации, высказаны гипотезы об историческом контексте и обстоятельствах утраты этого уникального образчика средневекового оружейного искусства. И пусть пока нет ответа на главный вопрос, связанный со шлемом, — кто был его владелец, можно надеяться, что дальнейшее исследование находки позволит дать ответ и на него.