Шубин А.И. Земля — наша доля. — Н. Новгород, 2009. — 168 с., илл.

Шубин А.И. «Земля — наша доля»
Шубин Александр Иванович
Шубин
Александр Иванович

История российского колхозного движения — огромный, может быть, ещё не до конца осмысленный и неоценённый пласт перелома массового народного сознания. Коллективизация перепахала всю патриархальную деревню и кроме возбуждения великого преобразовательного энтузиазма впечатала в историю России немало трагических страниц. Но какие бы ни давались сейчас противоречивые толкования тех драматических событий, бесспорно одно: иного выбора у государства не было. И великую войну держава вынесла только потому, что от голода её спас именно колхозный строй.

В данной книге «Земля — наша доля» автор не пытается углубляться в философское осмысление «великого перелома», а лишь на примере истории конкретного колхоза имени Куйбышева Городецкого района в меру возможностей рассказывает о том, какой нелёгкий и вместе с тем героический путь прошли за 80 лет существования хозяйства поколения крестьян. И чаще всего в повествовании использует конкретные судьбы конкретных людей.

Тираж 700 экз.; Ш95; ББК 63.3(2Рос-4Ниж)-21; УДК 94 (470.341); ISBN 978-5-98449-111-2


Оглавление

  • Предисловие
  • Земля. И на ней человек
  • История в одной судьбе
  • Созидатель
  • В надёжные руки
  • Незабытые герои
  • Династия Дмитриевых
  • Тепло добрых рук
  • Земля — моя доля
  • От сохи до компьютера
  • В назидание потомкам

Предисловие

80-летие — серьёзная историческая веха. Будь то юбилей заслуженного ветерана или прославленного коллектива, каковым является колхоз имени Куйбышева. Это повод вспомнить героическое прошлое тех людей, которые стояли у истоков трудного, а порой и трагического пути. Осмыслить уроки и предостережения истории, заглянуть в будущее.

Многие годы, будучи комсомольским и партийным руководителем Городецкого района, я имел честь соприкасаться в своей работе с этой удивительной породой людей, гордо именуемых куйбышевцами. Помогать в их многотрудном деле и одновременно учиться у них жизни, стойкости и терпению.

Запал мне в память один эпизод, на первый взгляд не столь значительный, но наполненный великим смыслом. В середине 80-х годов за умелую организацию партийной работы наш горком получил новую «Волгу» ГАЗ-3102. Чёрную, с малиновой отделкой внутри… И решил я первым делом навестить председателя колхоза имени Куйбышева Михаила Ивановича Треушникова. Уважить старика, прокатить на новом автомобиле. Честно говоря, настроение его мне не очень нравилось. Стал частенько поговаривать об уходе на пенсию. И это пугало меня. Он же — из породы незаменимых…

Уселись мы с Треушниковым на заднее малиновое сиденье и поехали по полям. Лето было жаркое, сухое, дороги — пыльные. У первого поля уже заколосившейся ржи остановились. Я вдруг заметил, что еле-еле различаю в клубах пыли уважаемого председателя. Оказывается, кузов автомобиля, словно хороший пылесос, засосал внутрь, казалось, всю дорожную едкую «пудру».

Стыдно мне стало, бывшему секретарю парткома и начальнику цеха Заволжского моторного завода, за родной автопром. А Михаил Иванович как будто ничего не замечал. Он всё предлагал проехать от одного поля к другому, выходя из машины, мял в руках колоски, считал в них наливающиеся зёрна, сопоставлял сорта, прикидывал будущий урожай, прибыль от продажи элитного семени. А эта пыль была для него естественным продолжением родной земли. И он не предъявлял никаких претензии к «худой» «Волге».

Эх, если бы только пыль была помехой крестьянству! Только российское село вынесло столько горя, унижения, а то и прямого уничтожения. И главным врагом его, считаю, была и остаётся административно-командная система, которая удивительно легко мимикрирует от репрессивной 30-х годов прошлого столетия до властно-олигархической, спекулятивной сегодняшнего времени.

В конце 80-х годов нам, руководителям района, каким-то чудом удалось добиться от вышестоящих органов разрешения на эксперимент. По моим сведениям, Городецкий район был единственным в СССР, которому разрешалось самому планировать производство и продажу сельхозпродукции. И не только району, а каждому хозяйству эксперимент позволял жить самостоятельно. В первый же год эксперимента хозяйства буквально озолотились. Кто на льне, кто на зерне, мясе, молоке. Накупили современной техники, резко увеличили темпы строительства жилья, баз хранения и переработки продукции.

Но счастье длилось недолго. Система опомнилась и стала давить сверхплановыми разнарядками, пугая нас лишением партбилетов и должностей.

Но ладно, это в прошлом. А сегодня — другая напасть. Вседозволенность, коррупция, страшное разбазаривание земли, безнаказанность. Помню, будучи первым секретарём Городецкого горкома партии, вместе с председателем горисполкома трижды ездили мы на собрание колхозников в одно очень уважаемое хозяйство, чтобы уговорить колхозников выделить буквально крохи земли под расширение кладбища в Городце. На коленях только что не стояли. А ведь власти тогда у партийных лидеров было поболе, чем у сегодняшних глав. Но то была настоящая прививка от коррупции — решать всем миром, открыто и гласно. Бессчётное количество раз наблюдал я торжество колхозной демократии на собраниях в колхозе имени Куйбышева. Пока не будет разобрано всё по косточкам, собрание не заканчивалось. Критике подвергались все. И Треушникову доставалось, и районному начальству.

А приём в члены колхоза?! В партию так строго не принимали. И сохранили эту принципиальность. Как и родную землю. Пригородный колхоз имени Куйбышева за последние годы не продал своей земли ни одного квадратного метра. Не нашёлся ещё тот чиновник, который бы отважился пройти через горнило коллективного чистилища. Зато по району, по области тысячи, сотни тысяч гектаров пашни гуляют в спекулятивном обороте.

Из 80 прожитых лет более полувека председателями колхоза имени Куйбышева были только двое: Михаил Иванович Треушников и Евгений Васильевич Кочетов. Если первый практически создал колхоз как таковой, то второй сумел его сохранить в самое смутное, переходное время.

Боялся я ухода Треушникова, но именно мне пришлось заниматься поиском продолжателя его дел. Рад, что не ошибся. Евгения Кочетова я заметил ещё на традиционных сельских сходах молодёжи. Следил за его агрономическими успехами в совхозе «Заречный». Затем мы доверили ему руководить колхозом имени Дзержинского. Там дела пошли в гору. Кочетов привлёк науку на поля и фермы. Именно тогда Кочетов поделился со мной предложением по поводу ежегодных объездов полей района руководителями и агрономами хозяйств. Доработали его предложение, и появилась в районе своя «академия», только на колёсах. Она работает уже четверть века, помогает обучению, внедрению нового. Он обладает завидной энергией, особой крестьянской хитростью, глубокими знаниями. И родом — от крепких корней. Помню, досталось мне на орехи, когда упрашивал дзержинцев отпустить Кочетова. Ведь колхоз имени Куйбышева - это хозяйство не районной и даже не областной орбиты. Нужен был руководитель уровня Треушникова. Я был свидетелем их общения. Треушников со своим резким и прямым характером порой критиковал Кочетова, а то и напрямую специалистам давал нагоняй. Тот не обижался, а иногда и доказывал Михаилу Ивановичу, что вот так будет, мол, лучше, ссылаясь на науку, опыт других. Поняв, что колхоз в надёжных руках, Михаил Иванович потихоньку успокоился.

Что ещё надо отметить в характерах двух руководителей? Они — за открытый разговор с народом. Особенно это проявлялось на собраниях. Они знали заранее, кто будет выступать против председательской линии, и готовились. Нет. Не рот зажать и слова лишить. Готовились серьёзно, научно, на цифрах, фактах, примерах. Оба нутром понимали, что открытый разговор с человеком, с коллективом — это и есть формула успеха.

Крестьяне лучше, чем кто-либо другой, умеют отделять зёрна от плевел. А зёрна, как я понимаю, в данном случае таковы: максимальная свобода во владении землёй и продукцией, развитие колхозной демократии, прочный заслон коррупции, взаимное, бережное и требовательное отношение руководителя и коллектива. Всё это проверено долгими годами жизни колхоза имени Куйбышева. И славные традиции продолжаются.

Валерий Меньков,
первый секретарь Городецкого ГК КПСС
1983–1991 годов