Городецкие чтения. Городец, 24–26 апреля 1991 года

Суздальско-нижегородская монетная чеканка — крайне трудная и очень запутанная тема в русской нумизматике удельного периода.

Серьёзных исследований по этому вопросу немного. Весь XIX век нумизматы лишь накапливали фонд письменных источников и пытались атрибутировать отдельные монеты, отождествляя их с нижегородскими князьями. Первым в полном объёме рассмотрел суздальско-нижегородские монеты А.В. Орешников. В своём труде «Русские монеты до 1547 г.», вышедшем в 1896 году, он на основании собрания Исторического музея исследовал монеты почти всех тех суздальско-нижегородских князей, которые действительно чеканили монеты [Орешников А.В. Русские монеты до 1547 г. — М., 1896. С. 175–194]. Позже, в 1899 году, он издал о суздальско-нижегородских монетах ещё одну отдельную статью [Орешников А.В. Материалы к русской нумизматике до-царского периода. 4) О монетах великого княжества Суздальско-Нижегородского. // Труды Московского нумизматического общества. Т. II. Вып.1. — М., 1899. С. 28–31]. В 1940 году вышла книга А.А.Ильина «Классификация русских удельных монет», в которой отдельный раздел посвящён суздальско-нижегородским монетам [Ильин А.А. Классификация русских удельных монет. Вып. 1. — Л., 1940. С. 27-41]. В 1962 году появилась статья; Н.Д.Мец, посвящённая интересующему нас вопросу [Мец Н.Д. Некоторые вопросы систематизации монет Суздальско-Нижегородского княжества. // Историко-археологический сборник. — М., 1962. С. 308-325]. Большим событием в области изучения русских монет удельного периода стала книга Г.А.Фёдорова-Давыдова «Монеты Нижегородского княжества», изданная в 1989 году. Книга посвящена изданию замечательного Саранского клада, зарытого в 1409 году и найденного в 1961 году. Клад состоял из 109 джучидских и 2438 русских монет, из которых около 2/3 составляли монеты Нижегородского княжества [Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества. — М., 1989. С. 21–22].

Образование Нижегородского княжества относится к 1341 году, когда Нижний Новгород и Городец, после смерти Ивана Калиты, были переданы ханом Узбеком во владение суздальскому князю Константину Васильевичу [Кучкин В.А. Нижний Новгород и Нижегородское княжество в ХIII-ХIV вв. // Польша и Русь. — М., 1974. С. 241]. В 1392 году московский великий князь Василий I купил в Орде ярлык на Нижний Новгород. Этим годом как будто и заканчивается история независимого Нижегородского княжества, но до 1458 года оно сохраняет некоторый частичный суверенитет [Там же. С. 251–252].

В Нижегородском княжестве известны три центра монетной чеканки: в Нижнем Новгороде (великокняжеская), Суздале и Городце (княжеская). Благодаря исследованию Г.А. Фёдорова-Давыдова стало известно, что монетные выпуски этих центров отличались по оборотной стороне. Каждому центру соответствовало особое подражание разным золотоордынским монетам [Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества. С. 13–17].

В конце XIV- первой половине XV вв. в некоторых русских княжествах, наряду с серебряной, была налажена и медная чеканка. Значительных масштабов изготовление медных монет (пул) достигло лишь в Твери и её уделах (Городец, Кашин, Микулин). В других княжествах медная чеканка, вероятно, производилась эпизодически, так как пул других монетных центров сохранилось очень мало (Нижегородское княжество, Рязань, Можайск, Ярославль, возможно, Серпухов) [Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XIV–XVI вв. Автореферат диссертации … канд. ист. наук. - М., 1985]. Известны также многочисленные пулы Москвы, Твери, Новгорода и Пскова, которые относятся уже к существованию централизованного Московского государства и датируются концом XV–XVI вв. [Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XV–XVI вв. // Нумизматика и эпиграфика. Т. XIV. — М., 1984. С. 139–160].

До последнего времени был известен лишь один тип медных суздальско-нижегородских монет. Привожу его описание:

Л.с. Птица, летящая вправо, перед грудью — точка; вокруг линейный ободок, за которым расположена круговая надпись, в которой читаются лишь отдельные буквы.

О.с. Арабская надпись; вокруг линейный и точечный ободок.

Впервые это пуло из коллекции П.В. Зубова опубликовал А.В. Орешников, который, благодаря изображению подобных птиц на серебряных нижегородских монетах, предположительно отнёс его к чеканке Дмитрия Константиновича (князь суздальский — 1355–1383; великий князь нижегородский — 1365–1383 гг.). Описывая о.с., А.В. Орешников привёл чтение надписи В.Г.Тизенгаузеном — «чекан Полистана» [Орешников А.В. Материалы к русской нумизматике…, С. 30–31]. Позже эту монету описали (без изображения) А.А. Ильин [Ильин А.А. Классификация русских удельных монет. С.41] и Г.А. Фёдоров-Давыдов [Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества. С. 88]. Г.А. Фёдоров-Давыдов опроверг атрибуцию А.В.Орешникова, мотивируя это тем, что серебряные монеты с изображением летящей птицы могли принадлежать и другим суздальско-нижегородским князьям. В надписи о.с. он видит лишь подражание.

В настоящее время известно 4 монеты. Две из них хранятся в ГИМе, одна — в НГМ и ещё одна — в частной коллекции. Их вес: 1,96; 2,04; 2,72; 2,40 г. Точное место находки ни одной из них не известно.

Сейчас обозначить точное место чеканки этих монет, а также князя, от чьего имени они выпущены, затруднительно. Это возможно будет установить в будущем, если найдутся новые монеты, по которым удастся прочитать круговую надпись. В настоящее время можно лишь считать установленным, что они относятся к кругу суздальско-нижегородской чеканки и, вероятно, изготовлены в 60–80-х годах XIV века, когда выпускались серебряные монеты с изображением летящей птицы.

Сейчас представляется возможным отнести к суздальско-нижегородской нумизматике ещё некоторые медные монеты.

1. Л.с. Птица, летящая влево, перед грудью — точка; вокруг линейный ободок.

О.с. Арабская надпись; вокруг линейный ободок.

1 экз. Вес 1,28 г. Обнаружена в 1978 году в фондах Тверского музея. Точное место находки неизвестно. Опубликована Г.А. Фёдоровым-Давыдовым (без изображения), который согласился с её суздальско-нижегородским происхождением. В надписи о.с. исследователь увидел подражание [Там же. С. 87–88].

Несмотря на маленький вес, по облику монету можно отнести к кругу суздальско-нижегородской чеканки. Датировать её, как и первый тип, следует, вероятно, 60–80-ми годами ХIV–ХV вв.

2. Л.с. Четвероногое похожее на барса с поднятой передней ногой и высунутым языком, влево; вокруг два линейных ободка, между которыми находятся буквообразные знаки не русского алфавита.

О.с. Крылатый дракон с хвостом, свёрнутым кольцом, вправо; вокруг такие же ободки, как и на л.с.

5 экз. Вес 1,58; 1,70; 1,78; 1,86; 1,87 г. Места хранения: ГИМ-1, ГЭ — 1, НГМ — 2, частная коллекция — 1. Точное место находки ни одной монеты не известно. Не издана.

После введения Г.А. Фёдоровым-Давыдовым в научный оборот большого количества ранее неизвестных типов серебряных монет Нижегородского княжества, описанную монету можно уверенно отнести именно к нему. Среди серебряных монет есть подобные изображения, а также орнаментальный ободок из буквообразных знаков, который Г.А. Фёдоров-Давыдов рассматривает как подражание арабской надписи. Ни в каких других русских центрах монетной чеканки ХIV–ХV веков подобных совпадений нет. Изображение барса имеется на монетах суздальского князя Дмитрия Константиновича (1355–1383), Бориса Константиновича (князь Городецкий — 1355–1392; великий князь нижегородский — 1383–1388, 1391–1392; 1393), суздальского князя Василия Дмитриевича Кирдяпы (1388–1392) [Там же. С. 38-39 (№ 395), 48–53]. Крылатый дракон изображён на монете суздальского князя Дмитрия Константиновича (в отличие от медной монеты, дракон повернут мордой влево) [Там же. С. 38 (№ 392)]. Орнаментальный ободок имеется на монете великого князя нижегородского Василия Дмитриевича Кирдяпы (1388–1391) [Там же. С. 69 (№ 520), 72 (№ 551)]. До обнаружения новых экземпляров с известным местом находки говорить о точном центре чеканки этих пул затруднительно. Также невозможно пока назвать и князя, от имени которого осуществлялся их выпуск. Средний вес этих пул составляет 1,76 г. Это заметно меньше среднего веса пул с изображением птицы вправо. В связи с этим наблюдением предположительно можно говорить о том, что монеты с барсом изготавливались в более позднее время. Условно их можно отнести к 80-90-м годам XIV века. Более точная хронологическая привязка возможна лишь с появлением новых экземпляров всех типов нижегородских пул. Используя их весовые данные, можно будет наметить более точные метрологические нормы и, соответственно, хронологию в их изготовлении.

3. Л.с. Равноконечный крест на подножии, в каждом углу помещено по семи- или восьмиконечной звездочке, вокруг линейный ободок, за которым (на одной монете) просматриваются остатки круговой надписи: АТЬ..ЗЯ.

О.с. Орнаментальная плетёнка в виде двух переплетённых овалов с четырехконечной звёздочкой внутри; вокруг точечный ободок, за которым расположен линейный ободок, в четырёх местах перевязанный в виде трилистника.

Опубликована А.В. Орешниковым в 1896 году. В примечании к её описанию исследователь отметил, что монета поступила в музей в составе группы тверских пул, в связи с чем и публикуется в разделе, посвящённом тверским медным монетам [Орешников А.В. Русские монеты до 1547 г. С. 62 (№ 375); табл. V, рис. 229]. В настоящее время известно 9 таких монет. Их вес: 1,43: 1,46: 1,47; 158; 1,16; 1,72; 1,77; 1,89 (обл.); 2,47 г. Места хранения: ГИМ — 2, ГЭ — 3, НГМ — 2, частные коллекции — 2. Точное место находки известно у одной монеты — Городец Нижегородской области.

4. Л.с. Тот же штемпель, что и в предыдущей монете.

О.с. Остатки, вероятно, четырёхстрочной надписи: ..УЛ /.ВЕ./ОГОК./...; вокруг линейный ободок.

1 экз. Вес 1,45 г. Место хранения — ГЭ. Точное место находки неизвестно. Не издана.

Установление места чеканки пул № 3 и № 4 стало возможна после знакомства с монетными сборами краеведов Городца. В русской нумизматике общепризнанным считается тот факт, что массовые находки монет на поселениях часто говорят о месте изготовления этих монет. Особенно красноречиво об этом свидетельствуют находки в разных городах поздних русских пул [Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XIV–XVI вв. С.15–17; Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XV–XVI вв. С.156, 161–165]. В 1987 году благодаря содействию Т.В. Гусевой, мне удалось познакомиться с коллекцией монет городецкого коллекционера и краеведа В.Н. Дунина. В числе прочих медных монет в собрании было одно пуло, описанное под № 3. Уже тогда возникло предположение о возможности изготовления этих монет в Городце. Это предположение полностью подтвердилось в апреле 1991 года, когда во время пребывания в Городце мне удалось посмотреть ещё несколько таких же монет из сборов на берегу Волги. Мои сомнения в подлинности уникального пула, описанного под N4, отпали после того, как городецкий краевед и собиратель Ю.К.Мятов рассказал мне о подобном пуле с изображением креста и надписью, которое он видел среди монет из городецких сборов [Пользуюсь возможностью поблагодарить В.Н. Дунина и Ю.К. Мятова за предоставленную информацию].

Средний вес пул № 3 1,69 г. Среди серебряных монет городецкого князя Бориса Константиновича есть монеты с изображением креста [Ильин А.А. Классификация русских удельных монет. С. 29, табл. V, 1346]. До накопления нового нумизматического материала и полного прочтения надписей на пулах № 3 и № 4 монеты этого типа под вопросом можно отнести к этому князю и датировать 80-ми – началом 90-х годов XIV века.

В заключение следует отметить, что медная городецкая чеканка не исчерпывается пулами № 3 и № 4. В составе коллекций городецких собирателей я осмотрел около двух десятков медных монет с изображением больших и маленьких крестов, различных плетёнок, подражаний арабским надписям. Есть также четыре пула с изображениями четвероногих влево, которые раньше нигде не приходилось видеть. Вес этих монет колеблется от 1,6 до 0,31 г. Это пока совершенно неизвестные русской нумизматике медные монеты, которые свидетельствуют о том, что Городец в конце XIV – первой половине XV века был центром производства медных монет. В связи с этим хотелось бы пожелать городецким собирателям и краеведам активно собирать и беречь свои монетные коллекции, так как только по этим монетам и можно будет в будущем воссоздать историю денежного дела средневекового Городца.