Городецкие чтения. Городец, 24–26 апреля 1991 года

В ХVI–ХVII веках на месте, где расположена церковь Рождества Христова в Балахне, находился женский монастырь (упраздненный в 1764 году), с деревянной шатровой церковью. Каменная церковь была построена в XVII веке под покровительством протопопа Московского Успенского собора Кондрата Ильина, балахнинца по происхождению. В »Писцовой книге города Балахны 1674–1676» [Действия Нижегородской Губернской Учёной Архивной Комиссии. Т. XV, вып I. — Н. Новгород, 1913, С. 19–10] записано: «На площади к Петровскому пруду девич монастырь а в нем ружная каменная церковь соборная Рождества Христова да в приделе Пречистыя Богородицы Владимерския да в другом приделе священномученника Антипы… всякое каменное строение и двери железные и окончины строенье Кондрата — протопопа да на колокольнице семь колокол строенье мирское…». Объём центрального четверика был решён в традициях древнерусской архитектуры и восходил, к канону Успенского собора в Московском Кремле. На протяжении двух с половиной веков внешний облик церкви практически не менялся. В 1937 году служба в храме прекратилась. Вскоре была разобрана колокольня. Несколько десятков лет в здании размещались склады Балахнинского горторга, которые были выведены из церкви осенью 1988 года. Летом 1989 года храм был передан вновь образованной общине верующих.

Как чрезвычайно интересный по композиции, хорошо сохранившийся образец русской архитектуры XVII века, церковь Рождества Христова Постановлением Совета Министров РСФСР в 1960 году была принята на государственную охрану как памятник архитектуры республиканского значения. Монументальность здания, богатство декора фасадов, отделка шлемовидных глав знаменитой поливной балахнинской черепицей ставят этот храм в ряд с лучшими произведениями русского культового зодчества. Хорошо известный специалистам и любителям старины памятник архитектуры тем не менее в 1989 году подарил новое открытие — комплекс икон XVII века, самый старый из дошедших до наших дней в Нижегородской области.

При обследовании интерьеров церкви были выявлены три относительно хорошо сохранившихся иконостаса XVIII-XIX веков, каждый из которых отличается своеобразием художественного решения и представляет собой определённую культурную ценность [Бахарева Н.Н. К вопросу об интересах церкви Рождества Христова (1674 г.) в г. Балахне. // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Материалы региональной научной конференции. — Н. Новгород. 1991. С. 179–186]. Два придельных иконостаса оказались полностью лишёнными икон. Особое внимание привлёк к себе центральный храмовый иконостас, как красотой своей композиции и декора, так и находившимися в нём древними иконами. Высокий пятиярусный, сложный в плане иконостас традиционно имеет местный, праздничный, деисусный, пророческий и праотеческий ряды. В местном ряду все иконы отсутствуют. Из 12 икон праздничного ряда сохранились 9 (3 из них хранятся в фондах Балахнинского районного музея). Деисусный и пророческий ряды состоят из 17 икон каждый (икона — средник и 16 икон с предстоящими). Праотеческий ряд состоит из иконы средника, 14 икон с изображениями праотцов и 4 »праздничных» икон. Частично иконы трёх верхних ярусов вынесены на северную и южную стены четверика. Иконостас увенчан крестом — Голгофой и симметрично расположенными парой живописных медальонов и парой «праздников».

Особенности размещения икон в иконостасе, «устроенном» в XVIII веке купцом Иваном Ряхиным [Архимандрит Макарий. Памятники церковных древностей. Нижегородская губерния. - СПб., 1857. С.284-287], дали основание предполагать, что иконы происходят из более раннего тяблового иконостаса, штрабы от заделки которого обнаружены в северной и южной стенах четверика. Исследования, проведённые при демонтаже икон, подтвердили эту гипотезу. Были обнаружены спилы ковчегов почти всех икон, произведённые при переносе их в новый иконостас. Иконы верхнего праотеческого чина первоначально имели трёхлопастное завершение, а позднее получили прямоугольную форму при помощи угловых деревянных надставок щитов.

Иконы с неопиленными щитами имеют следующие размеры: праздничного ряда — 118 x 70 x 3,5 см.; деисусного ряда — 194 х 72 х 3,5 см (средник — 200 x 140 x 4 см); пророческого ряда — 217 x 72 x 4 см.; праотеческого ряда — 224 x 72 x 4 см (средники двух верхних рядов находятся в иконостасе и не имеют точных размеров, их ширина около 140 см). Несложные математические подсчёты показали, что расположенные в ряд иконы деисусного и пророческого чинов по ширине совпадают с расстоянием между северной и южной стеной четверика, четко укладываясь в схему тяблового иконостаса. То же можно было бы Сказать и о праотеческом чине, если учесть, что в нём сохранилось на 2 иконы меньше. Несколько меньшая ширина икон праздничного ряда дает основание говорить о том, что между ними размещались вертикальные декоративные элементы шириной около 2 см. Таким образом, мы имеем возможность выполнить теоретическую реконструкцию первоначального тяблового иконостаса.

Комплекс икон конца XVII века состоит из 64 икон и дополнен в середине XVIII века двумя овальными иконами с изображением «предстоящих», а также 6 икон в резных картушах с царских врат. Иконография комплекса традиционна. Библейские праведники — представители ветхозаветной церкви, пророки и праотцы изображены в рост, в хитонах со свитками пророчеств в руках. Апостолы изображены в молитвенном предстоянии Христу, с традиционными атрибутами. Иконы праздничного ряда восходят к одному из распространённых, иконописных подлинников XVII века. Красочная гамма икон сдержанна, в ней преобладают лишь четыре цвета: красный, зелёный, охра и коричневый, разной плотности. Левкас тонкий, гипсовый; паволока льняная, прямого плетения. Щиты икон вытесаны из липовых досок, по некоторым технологическим признакам иконы могут быть отнесены к ярославской школе.

В результате осмотра было выявлено, что иконы неоднократно поновлялись. Химико-технологические исследования икон свидетельствуют о реставрационных работах XVIII–XIX веков, что подтверждается маркировкой, оставленной поновителями на оборотах щитов. По сообщению К.П. Подтесовой, старожила Балахны, последнее поновление икон проводилось в 1915 году городецкими иконописцами под руководством Петра Никаноровича Круглова. Позолотные работы производил балахнинский мастер, Владимир Николаевич Конюхов, перезолотивший нимбы икон, а также фрагменты резьбы иконостаса. Последнее поновление икон было довольно небрежным по характеру ведения работ. Потемневшая олифа выбиралась неравномерно, в тенях удалялась до подлинника, на светлых участках живописи зачастую оставалась нетронутой (наиболее характерны свитки в руках пророков), В результате удаления олифы красочный слой оказался потёрт и поцарапан, Но наиболее опасным по своим долговременным последствиям оказалось технологически неверное укрепление левкаса и красочного слоя горячей олифой, что значительно затрудняет производимые ныне реставрационные работы.

Противоаварийные работы и детальное исследование комплекса уникальных икон продолжается.