Городецкие чтения. Городец, 10–13 мая 1994 года

Библиотеки — один из важнейших факторов развития культуры, её неотъемлемая часть. Частные народные библиотеки и книжные собрания — один из важнейших аспектов истории культуры, касающийся её основ. В к. XIX - н. XX вв. многие семьи имели книжные собрания. Но, в отличии от крупных собраний купцов, антикваров-букинистов и т.п., сведений о них не публиковалось, не было и специальной информации и статистики. Отсутствие таких данных позволяло многим исследователям после событий 1917 года говорить о безграмотности, необразованности, темноте русского крестьянства (что, естественно, не соответствовали действительности). Доказательства стали появляться только с началом комплексного археографического исследования районов компактного расселения старообрядцев. И фактически единственным, кто ярко показал уровень крестьянской книжной культуры на примете Припечорья, был В.И. Малышев [Малышев В.И. Усть-Цилемские рукописные сборники ХVI-ХХ вв. — Сыктывкар, 1960. На с. 14–18 В.И. Малышев приводит перечень крестьянских книгописцев, живших в районе Усть-Цильмы, а на с. 24–26 — список лиц, имеющих книжные собрания].

Село Городец Нижегородской губернии — один из старейших русских городов, центр старообрядчества на территории Нижегородского Поволжья. В XIX – н. XX вв. здесь проживало несколько крупных купцов-хлеботорговцев, имевших большие книжные собрания. Прежде всего П.А. Овчинников и Г.М. Прянишников. Информация об их библиотеках публиковалась в журналах, газетах, справочниках и каталогах [Параделов М.Я. Адресная книга русских библиофилов и собирателей гравюр, литографий, лубков и прочих произведений печати. — М., 1904. С. 18; Иваск У.Г. Частные библиотеки в России. — СПб., 1912. ЧП. — 823, 938; Описание рукописей, собранных Петром Алексеевичем Овчинниковым. — Балахна, 1912; Барсов Е.В. Книгописные собрания. Библиографические записки. - 1892. № 1. С. 6; Друганов И.А. Библиотеки ведомственные, общественные, частные и судьба их в 1918-1925 гг.// Советская библиография, 1934. № 3–4. С. 140]. С книгами этих собраний работали такие известные русские учёные как Е.В. Барсов и С.А. Белокуров [Белокуров С.А. О библиотеке московских государей в XVI столетии. — М., 1899; Белокуров С.А. Послание инока Саввы на жиды и на еретики// Чтения в Обществе истории и древностей Российских. — М., 1902. Кн. 3 (202); Барсов Е.В. «Великий миротворный круг»: Рукопись из собрания городецкого купца Г.М. Прянишникова// Библиографические записки, 1892. № 1. С. 6–7]. О крестьянских же библиотеках информация была скудной.

Благодаря проведённым в Городецкий район Нижегородской области целому ряду археографических экспедиций, учёные получили большой материал по крестьянским собраниям (количественные данные, книжный репертуар, наличие печатных и рукописных книг).

Первая археографическая поездка сотрудников отдела рукописей российской государственной библиотеки (ранее — ГБЛ) состоялась в 1955 году. Археографические экспедиции посетили Городецкий район в 1956 и 1960 годах. Причём, поездка 1960 года была самой насыщенной, интересной и информативной. Её участники обследовали Городец, Беляки, Стрекалово, Привалово, Буяны, Воротилово, Осоково, Коньково, Нильское, Кирьяново. Следующие археографические поездки в Городецкий район состоялись лишь в 1988, 1989 и 1992 годах [Кудрявцев И.М., Шлихтер Б.А., Щапов Я.Н. Археографические поездки ОР ГБЛ в 1953-1956 годах// Археографический ежегодник за 1957 год. — М., 1958. С. 265–301; Щапов Я.Н. Археографическая экспедиция в Горьковскую область// Труды Отдела древнерусской литературы. — М.-Л., 1958. Вып. XIV. С. 613-618; Археографические поездки Отдела рукописей Государственной библиотеки СССР имени Ленина в 1957–1958 гг.// Записки Отдела рукописей ГБЛ. — М., 1959. Вып. 21 С. 252–261]. Археографические экспедиции в Городецкий район были предприняты и сотрудниками научной библиотеки МГУ, и Нижегородским государственным университетом [Агеева Е.А., Кобяк Н.А., Смилянская Е.Б. Территориальные книжные собрания и коллекции МГУ и их пополнение за 1981-83 годы// Из фонда редких книг и рукописей научной библиотеки Московского университета. — М., 1987. С. 120–135; Кобяк Н.А. Нижегородские рукописи и старопечатные книги в составе коллекции научной библитоеки МГУ// В памяти Отечества. Материалы научных чтений. Горький. 31 мая- 5 июня 1987. — Горький, 1989. С. 18–25; Черторицкая Т.В. О репертуаре древних письменных памятников Нижегородского края (По материалам археографических экспедиций Горьковского университета)// В памяти Отечества… С. 12–18].

На основании проведённого археографического обследования удалось получить большой фактический материал о городецких книжных собраниях к. XIX – н. XX вв.

Многие жители Городца в чуланах или на чердаках до сих пор хранят книги, доставшиеся им от отцов и дедов. Так Г.Я. Ботусов имел три интереснейших по своему составу списка «Цветника» XVIII–ХIХ веков, сборников религиозно-учительного характера, чрезвычайно популярных у старообрядцев [ОРРГБ Ф. 732. № 11–13]. В библиотеке С.П. Чистяковой хранился Октоих на крюковых нотах XVIII века, Ирмологий XIX века и Сборник повестей и поучений XIX века [ОРРГБ. Ф. 732. № 15–17].

В библиотеке Сосиновской находилась книга, содержащая переводное произведение. Оно представляет собой собрание всевозможных сведений о человеке, почерпнутых из святого писания, Святоотеческой литературы и у античных мыслителей. Это Диоптра Филиппа Философа в списке середины XVII века [ОРРГБ. Ф. 732. № 19], произведение, к которому относились с почтением поскольку в нём содержалось большое количество знаний о человеке, сопоставимое по объёму разве только с «Шестодневом» Иоанна Экзарха Болгарского [Этой точки зрения придерживается Г.М. Прохоров. См.: Прохоров Г.М. «Диоптра» Филиппа Пустынника — «душезрительное зерцало»/ Русская и грузинская средневековые литературы. — Л., 1979. С. 143–166.]. В этой же библиотеке находились такие рукописные книги, как Ирмологий и Октоих XVII века, Житие патриарха Никона 1759 года, документы старообрядческого собора 1860 года, Грамота Кирилла 1865 года [ОРРГБ. Ф. 732. № 20–23]. В Житии патриарха Никона есть запись, которая свидетельствует о том, что книга эта бытовала на Нижегородской территории: «Оная Василия Семёновича сына Семёнова урожденца балахнинского личнаго дворянина 1840 года января…» [ОРРГБ. Ф. 732. № 20].

Восемнадцать рукописных книг составляли ценнейшую часть библиотеки крестьянина деревни Савино (Городецкого района) Ивана Фёдоровича Сероногова. О количественном составе библиотеки судить сейчас, по прошествии 30 лет после экспедиции, трудно. Владельческие пометы имеются не на всех книгах, а порядковые номера книги отсутствуют вовсе. Но даже эта небольшая часть коллекции ярко характеризует уровень книжной культуры крестьян к. XIX - н. XX вв. Прежде всего необходимо сказать, что в библиотеке были богослужебные, певческие книги, четьи сборники и старообрядческие полемические произведения. Уникальными, безусловно, можно считать Триодь постную к. XV в., Златоуст к. XV - н. XVI в. и Златоуст в списке XVI в., два Октоиха (один XVI в., другой к. XVI - н. XVII в.); две служебные Минеи XVI в., Апостол XVI в.; интересные по своему составу Святцы к. XVI в., куда вошли календарные и грамматические статьи, Синодик, Канон за единоумершего и Устав. Из книг XVII в. в собрании были представлены Ирмологий и Октоих на крюковых нотах 1674 г., Страсти Христовы с различными поучениями, Послания, поучения и толкования протопопа Аввакума и два Сборника (один, содержащий слова и поучения, другой — естественнонаучные статьи). В списке XVIII века в библиотеке хранилась книга «Луцидариус» («Златой бисер» — это своеобразная народная энциклопедия, построенная в катехизической форме беседы между учителем и учеником [См.: Буланина Т.В. Луцидариус/ Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2/ вторая половина XIV–XVI в. — Л., 1989. Ч. 2. С. 72–76]. В собрании И.Ф. Сероногова имелась Кормчая 1774–75 гг. Её список был сделан с печатной книги Московского издания 1650 г. Для старообрядцев Кормчая Книга была необходимой, а печатных изданий её до 1655 года было в ходу немного. Особенно редкими и особо необходимыми были издания с четырьмя листами Иосифского предисловия, которые впоследствии были изменены патриархом Никоном. П.И. Мельников ещё в середине XIX века писал, что «четыре Иосифских листа Кормчей для раскольника — драгоценность» [Мельников П.И. Отчёт о современном состоянии раскола в Нижегородской губернии к 1853 г./ Сборник Нижегородской губернской учёной архивной комиссии. — Н. Новгород, 1892. С. 296]. Поэтому Кормчую (или Номоканон), представляющую собой свод церковных юридических норм и правил, а значит, необходимую богослужебную книгу, старательно переписывали (сколько бы это ни стоило); и в ходу чаще встречались рукописные, а не печатные экземпляры.

В собрании имеется также сборник старообрядческих сочинений второй, половины XIX века и «50 вопросов к городецкому миссионеру И.П. Ломакину от старообрядцев» 1909 г. [ОРРГБ. Ф. 732. № 30-47]. Владельческие пометы рукою И.Ф. Сероногова имеются только на трёх книгах: на Кормчей, Златоусте и Луцидариусе — книгах, наиболее ценных с точки зрения повседневной необходимости и повседневного пользования. Так на форзаце Кормчей написано: «Книга Кормчая деревни Савина крестьянина Ивана Фёдорова Сероногова» [ОРРГБ. Ф. 732, № 36]. На форзаце Златоуста запись такого содержания: «Сия богодухновенная книга Златоуст деревни Савина Фёдора Иванова» [ОРРГБ. Ф. 732, № 38] или на л. 46 об «Луцидариуса» запись: «Сия книга деревни Савина Фёдора Иванова» [ОРРГБ. Ф. 732, № 44].

Ещё на двух книгах есть записи, свидетельствующие о том, что книги не только бытовали, но и были созданы на территории Нижегородской губернии. Например, «Страсти Христовы Лысковца Ивана Мелентьева сына Мясникова, а потписал я, Иван, своею рукою лета от Рождества Христова 1701 году месяца марта в 30 день». Там же, в той книге ещё одна приписка по местам «Лысковец Иван Мелентьев поступился Иван сею книгою Лысковскому же Троицкому попу Дамитрею Тимофееву за долг свой» [ОРРГБФ. Ф. 732, № 42. Л. 1 об., 16, 17–28].

В «Луцидариусе» запись иного содержания: «Естьли найдёте нужным сию книгу отпечатать и пустить в продажу, многия из нея выбрать что нужно и на пользу. Предложить книги Дмитрий Семёновичь Виноградов дер. Гневцово. Адрес: с. Городец Нижегородской губернии дер. Гневцово Дмитрий С. Виноградов» [ОРРГБ. Ф. 732. № 44 Л. 46 об.].

Книгами, принадлежавшими некогда И.Ф. Сероногову пользовались очень часто, о чём свидетельствует их внешний вид: края листов ветхие, засалены, блоки многих книг разбиты, листы выпадают. Владелец, по-видимому, книги берёг, понимал их ценность, но средств к реставрации у него не было. Чтобы сохранить некоторые книги, он прибегнул к простому способу: к Минее XVI века выпилил нужного размера доски, одну из них обтянул кожей от старого переплёта, другую обернул грубым холстом; доски между собой соединил обычной верёвкой и с её помощью прикрепил к блоку книги [ОРРГБ. Ф. 732. № 31. Несколько книг этого собрания были отреставрированы и заново переплетены в РГБ].

Не менее интересна с научной точки зрения библиотека крестьянина Фёдора Тимофеевича Куминского, ставшего после революции кладовщиком колхоза «Короваево» Городецкого района. Ф.Т. Куминский был настоящим знатоком и ценителем книги и относился к ней, скорее, как коллекционер. В его библиотеке насчитывалось несколько тысяч книг. Помимо обязательных для старообрядцев печатных Псалтыри, Апостола, Миней служебных, Триоди, Служебника, старообрядческих полемических сочинений, Часовника, Златоуста, у него было много светских изданий начала XX века, в том числе и все прижизненные издания и собрания сочинений Л.Н. Толстого. Одной из особенностей собрания является наличие в нём всех без исключения изданий Московской старообрядческой книгопечатни Л.А. Малехонова. Дело в том, что двоюродный брат Ф.Т. Куминского — Иван Гаврилович Блинов, известный городецкий книгописец, — работал в этой типографии старшим корректором славянских шрифтов и имел возможность присылать издаваемые книгопечатней книги. Таким образом в библиотеке оказались и литографированное издание Апокалипсиса XIII века, Житие св. Николая Мирликийского, различные каноны и канонники.

Рукописных книг в библиотеке Ф.Т. Куминского было немного. В конце 50-х годов он передал их в Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР имени Ленина (ныне РГБ). Среди рукописей один сборник XVIII века, Окружное послание прилежащим к соборной старообрядческой церкви из Москвы 1867 г. февраля 24, Деяния освящённого собора в Москве XIX века и Китежский летописец середины XIX века [ОРРГБ. Ф. 732. № 49–52].

Китежский летописец возник и бытовал в основном на территории Нижегородского Поволжья. П.И. Мельников назвал его «местным Нижегородским раскольническим сочинением исторического содержания, принимаемым всеми сектами»[Мельников П.И. Указ. соч. С. 303] С точки зрения эстетики книжного оформления представляют большой интерес «Деяния священного собора» [ОРРГБ. Ф. 732. № 49]. Текст, размещённый на поле листа, написан великолепным, очень чётким, мастерским, прямым полууставом, высотою 0,2 и 0,1 см. Книги, написанные в XIX веке таким очень своеобразным, красивым и запоминающимся полууставом, имеются в других собраниях отдела. Созданы они были на территории Нижегородской губернии [ОРРГБ. Ф.492. №230 (Святцы)].

В собрании Ф.Т. Куминского были также книги, написанные его родственником — Иваном Гавриловичем Блиновым. Одна из них — «Книга Мефодия Патарского» — хранится ныне в частной коллекции у родственников И.Г. Блинова. Написана она была в 1897 году и имеет выходную запись: «Начата бысть писатися сия книга в лето от создания мира 7405-е месяца июля 21 дня, окончена бысть того же лета месяца сентября 20 дня. В течение онаго времени писана ещё такая же книга, но хорошим древним почерком, лист в лист с оною книгою Петру Алексеевичу Овчинникову. А писал И.Г. Блинов».

Большая часть книг библиотеки Ф.Т. Куминского имеет владельческие записи, сделанные фиолетовыми чернилами после революции в разное время или экслибрис в виде печати. Например, «Из книг Библиотеки Фёдора Тимофеевича Куминского дер. Короваева Б.-Песошнинской волости Городецкого уезда Нижегородской губернии. 1923 г. 9/ХII» [ОРРГБ. Ф. 732, № 49. Л. 154 об.]. На форзацах книг проставлены также порядковые номера.

Большим было собрание рукописных книг в библиотеке А.Ф. Морозова из деревни Привалово Городецкого района. Наиболее древними в этом собрании были две книги XVI века — Евангелие-тетр и Пролог на сентябрь-февраль. «Пролог, или Жития св. отец, — писал П.И. Мельников, — составляющий, так сказать переход от книг богослужебных к четьим, находится у раскольников всех толков»[Мельников П.И. Указ. соч. С.297]. XVII век представлен Русским Хронографом и Сборником житий. Три книги созданы в XVIII веке — это Сборник повестей и слов и Сборник слов и житий, а также Луцидариус. Сборник различных канонов к. XVIII – XIX в. дополнен Словом Палладия Мниха. А четыре книги XIX века содержат в основном Жития Святых [ОРРГБ. Ф. 732. № 103-115]. В собрании также имеется Стоглав поморского письма, «преимущественно уважаемый раскольниками» [Мельников П.И. Указ. соч. С. 298] у старообрядцев, постоянно занимающихся домом, семьёй, сохранившим древнюю культуру, эстетику человеческих отношений, всяческое внимание вызывали решения Стоглавого Собора 1551 года такие как: «Аще ли кто злословит родителя, и сей перед Богом грешен, а от людей проклят» [Стоглав/ Российское законодательство Х-ХХ веков. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. — М., 1985. Т. 2. С. 299].

Небольшое книжное собрание имеется в доме Анастасии Петровны Марковой (деревня Слоново). Среди используемых книг были традиционно старообрядческие издания начала XX века: Псалтырь, Устав, Сборник житий, Канонник, Минея общая, Пролог, Златоуст, Маргарит, Часослов. Около десяти книг были изданы в 1909–1912 годах в московской старообрядческой книгопечатне Л.А. Малехонова. Прежде всего это были маленькие каноны, необходимые старообрядцам для чтения во время домашней молитвы. У А.П.Марковой были и рукописные книги: Канон Софии Премудрости, Канон архистратигу Михаилу и Канон св. Великомученнику Пантелеймону. Эти книжечки были написаны в к. ХIХ– н. XX вв. в этой же деревне [Часть книг из своей библиотеки А.П. Маркова подарила Отделу рукописей РГБ. См.: ОР РГБ. Ф. 732. № 252, 253, 254; Ф. 491. К. 3. Ед. хр. 21, 23, 24]. А книгописцы здесь жили уже в XIII в. Тому есть свидетельства в виде записей на книгах. В одной из них сказано, что Пандекты Никона Черногорца списаны Гаврилов Слоновским деревни Слоново при селе Городце с рукописи 1543 года, писанной в Ростове [ОРРГБ. Ф. 209. № 146].

Данные многочисленных археографических экспедиций, проведённых и проводимых в районе Нижегородского Поволжья, позволяют утверждать, что книжность была широко распространена во всех районах этого региона. Книги были основой, очень важной составной частью жизни и деятельности крестьян, горожан. В них отражались во всём многообразии нравственные, эстетические, философские основы жизни. Книги хранили и передавали из поколения в поколение историю народа, помогали сохранять, передавать и укреплять историко-культурные традиции. Древняя книга помогала делать правильный выбор, правильно оценивать происходящее, была своеобразным мерилом ценностей с точки зрения их истинности. Крестьянские книжные собрания говорят прежде всего о высоком уровне культуры русского народа.