Городецкие чтения. Городец, 20–23 марта 2000 года

Феноменом отечественного дореволюционного общественного подвижничества были широко распространившиеся православные братства. Действовали таковые и у нас в Нижегородской губернии. Одним из первых стало Братство Александра Невского при Фёдоровском Городецком монастыре.

Как известно, в этой обители принял схиму и скончался Великий князь Владимирский и знаменитый русский полководец Александр Невский. Обитель свято хранила память об этой значительной для отечественной истории личности.

С целью благотворительной и просветительной пользы для Нижегородского края и, в частности, городецких жителей, братия монастыря 31 июля 1867 года открывает в своих стенах училище для сирот духовного звания.

13 декабря того же года Балахнинская городская дума утверждает почётным блюстителем учебного заведения купца 2-й гильдии Илью Кондратьевича Лазутина [ГАНО. Ф. 585. Оп. 1. Д. 113. Л. 3].

Не довольствуясь этим, монашествующие решают учредить братство в память блаженной кончины Святого Благоверного Великого князя Александра Невского и в честь тезоименитства Александра II. Нижегородский губернатор А.А. Одинцов препятствий к учреждению богоугодного общества не имел, а Нижегородская духовная консистория 25 июня 1869 года утверждает устав. Согласно ему, Братство ставило целью способствовать развитию училища, дав питомцам «соответственное образование, в строгом духе православной церкви, в противодействии иномыслящим и распространяющим мнения, противное православию».

Братство могло состоять из лиц обоего пола, «всякого возраста, звания и состояния» (учредителей, почётных членов, ревнителей и жертвователей). Почётные члены обязаны были вносить в кассу братства 25 рублей, а желавшие иметь право голоса — 5 рублей в год. Материальные средства образовывались из пожертвований (деньгами, книгами и вещами).

Опекалось Братство епископом Нижегородской губернии и местным губернатором, а непосредственно управлялось советом из 12 человек, которые тайным голосованием выбирали председателя и его товарища [Нижегородские епархиальные ведомости. — 1869. ч.о.№ 16].

При участии епископа Нижегородского и Арзамасского Филарета и начальника губернии Л.А.Одинцова, в присутствии многочисленных светских и духовных лиц 9 июля 1869 года братство было открыто. После торжественного богослужения состоялось первое его заседание. Игумен монастыря Феодосий приветствовал присутствующих речью, в которой подчеркнул, что благотворительное учреждение открылось благодаря живейшему участию нижегородского духовенства, дворянства и купечества.

В тот же день председателем братства был избран игумен Фёдоровского монастыря Феодосий. Членами: И.К. Лазутин, протоирей Городецкого Троицкого собора П. Погостин, мировой судья, пристав, городецкие крестьяне И.А. Фролов и С.Д.Беляничев и др. [ГАНО. Ф. 585. Оп. 1. Д. 138. Л. 101].

Впоследствии перманентно происходили перевыборы Совета. Случались и казусы. Например, Синод в одном из отчётов усмотрел, что товарищем председателя Совета избран помощник исправника Балахнинското уезда С. Савицкий, по вероисповеданию католик. 19 ноября 1873 года Синод поставил на вид настоятелю монастыря, сделав ему потом строгое внушение [Там же. Д. 145. Л.77078].

Почётным председателем Братства являлись нижегородские епископ и начальник губернии, и даже московский генерал-губернатор В.А. Долгоруков. Последний считал себя потомком Александра Невского и потому благоволил Братству и даже пожелал ему «более фундаментальную поддержку» путём возведения в Москве часовни в честь иконы Фёдоровской Божьей Матери и Великого князя Александра Невского [Там же. Д. 193. Л. 10об.].

Ещё до официального открытия Братства «некоторые благодетельные лица» из купцов внесли в его пользу 600 рублей серебром. Санкт-петербургский купец 1-й гильдии П.И. Кудряшов подарил библиотеку, приобретённую им в количестве 2500 экземпляров у содержателя нижегородской платной библиотеки С. Меледина. Учитель рисования Нижегородской гимназии Н.Т.Дмитриев жертвует собственноручную копию с картины Рубенса «Распятие Иисуса Христа» [Там же. Д. 125. Л. 15.29об.].

Главная забота братчиков сосредоточилась на училище, ставившее своей целью подготовку воспитанников для поступления в штатные духовные училища. В первые годы приступили к строительству приличествующего для этого помещения. Находилось оно вне монастырских стен: первоначально в деревянном флигеле обители, а потом специальном выстроенном здании с мезонином.

Согласно отчёту 1870–1871 года в нём обучалось 25 мальчиков. Круглых сирот было двое, а имеющих только матерей — шестеро. Годовое содержание каждого воспитанника совместного с квартирой и одеждой обходилось в 75 рублей.

Как был поставлен педагогический процесс? По причине неоднобразного домашнего приготовления, обучение распределялось на два класса: младший и старший. В первый принимались дети совершено не умевшие читать и писать, или только ознакомившиеся «с очертанием букв и их звуками». Они обучались общеупотребительным молитвам, чтению по-славянски и по-русски, двум первым действиям арифметики, письму и нотному пению. Преподавание русскому языку сопровождалось чтением «простых статей», разбором их содержания и приучением воспитанников правильно и связно передавать их. Руководством для этого служило «Родное слово» К.Д. Ушинского и грамматика Ф.И. Буславева.

В старшем классе преподавались краткий православный катехизис, главнейшие события священной истории Ветхого и Нового завета, изучались молитвы с кратким объяснением богослужения и церковных праздников, русский язык, умственное и письменное решение задач на первые четыре действия, чистописание и нотное церковное пение.

В неделю предусматривалось 22 урока, по четыре в день, а в среду и субботу по три. Их продолжительность устанавливалась в 1 час 15 мин. На подготовку отводилось два вечерних часа. Занятия начинались с 8 утра и заканчивались в 14 часов.

Учебной частью заведовал училищный совет под председательством игумена монастыря. С целью улучшения учебно-воспитательной работы и введения в училище оптимальных способов преподавания, которые бы «удовлетворяли требованиям современной методики и педагогики», Советом в начале открытия учебного заведения было проведено специальное заседание. Единогласно было постановлено обратиться к инспектору Нижегородский народных училищ А.И. Раевскому, чтобы тот во время очередного инспекционного посещения Городца не оставил бы без внимания и церковно-приходское училище, оживив «преподавание в оном теми образцово-руководительными уроками, несомненная польза которых признана земством всей губернии».

Для воспитанников устраивались внутренние и публичные испытания. Последние проходили перед летними вакациями. Это делалось не столько с целью проверки знаний, сколько повлиять на присутствующих и собрать с них деньги на отправку детей на каникулы, так как некоторые из них приезжали на учёбу за 200 вёрст.

Успехи педагогов училища были замечены и отмечены 13 января 1873 года Нижегородской духовной консисторией. По её указу, священникам В. Анкирскому, А. Преображенскому и И. Звездину, диакону А. Стеклову «за бесплатное обучение в Александрово-Невском училище мальчиков» была «изъявлена монаршая благодарность» с занесением в послужные списки к Городецкому протоирею Павлу Погостину. 28 декабря того же года последовало подобное распоряжение в отношении учителей А. Лаврского и И. Ястребцова с объявлением благодарности за усердие [Там же. Д. 138. Л. 91–91об.].

Заботясь о дальнейшей образовательной судьбе своих подопечных и стремясь обеспечить их материально, выполняя волю бывшего Нижегородского и Арзамасского епископа Иеремии, который осуществлял пожертвования в казну Братства, Совет учреждает в Нижегородской гимназии стипендию в основателя Нижнего Новгорода великого князя Георгия Всеволодовича. Во исполнение этого, Иеремия 4 октября 1876 года уведомил гимназическое руководство о том, что он перечисляет на стипендию ещё 300 рублей кредитными билетами, поставив условие, чтобы «питомцы-степендиаты», сохраняя свою фамилию, именовались ещё и Георгиевыми» [Там же. Д. 145. Л. 1, 12б.]. Через три года училище изыскало возможность учредить в гимназии вторую стипендию в «память избавления государя императора от руки злодея 2 апреля 1879 года» [Там же. Д. 166. Л. 3, 35].

В том же году Совет братства обращается ко всем приходским священнослужителям губернии с просьбой «во христианской любви к ближним, приять посильное участие в обще христианском деле воспитания сирот мальчиков духовного звания и других сословий». Ответы последовали незамедлительно. Например, настоятель Благовещенского монастыря прислал 5 рублей, священник В. Амастский предложил «от собственных трудов» 1 рубль, священник села Выездная Слобода собрал с прихожан 6 рублей, а священники села Антинеева целых 20 рублей. Любопытное сообщение пришло от священнослужителя из села Митрофанова Иосифа Кроткова, который писал, что его прихожане «заражены духом раскола» и потому никто не внёс лепту на училище. «Я же со своей стороны, — сообщал он, — по своей бедности только прилагаю при сём пять рублей» [Там же. Л. 44, 58–63, 79].

Так по крохам собирались суммы, шедшие на воспитательное дело. Их, однако не хватало, и как в сентябре 1879 года сообщал игумен Фёдоровского монастыря епископу Макарию, расходы на содержание училища «восполняются от монастыря», казна которого была невелика и «в настоящее время настолько ощутительны недостатки монастыря, что нет возможности окончить каменного монастырского собора» [Там же. Д. 172. Л. 2].

В начале следующего года Братство вынуждено было даже завести специальную печатную пронумерованную книжку для сбора пожертвований, которая называлась «Книжка, выданная советом Александро-Невского Братства для взноса в оную пожертвований».

Несмотря на скудность средств, Совет братства пришёл к мысли открыть также и женское училище. Инициатива опять исходила от игумена Феодосия, который высказал её в конце 1871 года. Однако братчики, занятые в то время устройством мужского училища и обременённые долгами, ограничились лишь выражением сочувствия. Тогда игумен изъявляет покрыть расходы на женское учебное заведение из своих средств, пожертвовав 230 руб. Откликнулось и балахнинское земство, перечислив 50 рублей, да по подписке удалось собрать 152 рубля.

Попечитель училища — управляющий городецким панинским имением Ф.В. Яншкевич оказался человеком серьёзно относящимся к интересам образования. Он приобретает за собственный счёт для женского училища «в достаточном количестве» лучшие современные книги и другие ученические принадлежности».

Женское училище открылось 13 февраля 1872 года. Насколько чувствовалось среди городчан потребность в этом новом рассаднике знаний видено из того, что за одну неделю в училище было принято до 30 девочек.

За неимением помещения, вначале занятия проводились в доме священника Городецкого Троицкого собора Алоллония Соколовского. Однако через два года Бадахнинское уездное земство берёт учебное заведение под своё покровительство.

Аполлоний Соколовский был любопытной личностью, потому кратко остановимся на его биографии. В год открытия училища ему исполнилось 30 лет. Происходил из духовного звания. В 1864 году закончил Нижегородскую духовную семинарию и тогда же назначается учителем Городецкого народного училища. С открытием мужского училища Александра Невского преподаёт в нём русский язык. В 1868 году избирается членом уездного земского собрания и гласным губернского земского собрания, пробыв в этой должности два трёхлетних срока. В 1870 году, когда уездное земство прекращает содержать в Городце народное училище, он в собственном доме продолжал обучение 25 мальчиков [Там же. Д. 126. Л. 14об.–17].

И вот теперь он приютил и начальное женское училище, которое также разделалось на два класса и по изучаемым предметам, за исключением рукоделия, ничем не отличалось от мужского. Долгое время наставницами в младшем отделении была С.В.Владимираская (окончила Нижегородского епархиальное училище), в старшем — М.Ф. Яншкевич (выпускница Костромского Романовского института).

Что касается другого просветительного учреждения Братства — библиотеки, то она была основана ещё в 1864 году, а открыта в 1870 году с целью развития «у местных обывателей охоты к чтению» и по возможности удовлетворить городецких любителей чтения [Там же. Д. 131. Л 9об.].

Книги выдавались по понедельникам и четвергам с 11 до 13 часов. Наставники и братия монастыря, а также воспитанники училища пользовались библиотекой бесплатно. Для посторонних читателей устанавливался годовой взнос в 3 рубля.

В Городце с 7000 населением отсутствовало лечебное заведение. Заслуга Братства заключалась ещё и в том, что оно в 1870 году восполнило этот пробел, учредив в селе больницу с пятью кроватями и аптеку. Возглавил всё это фельдшер Родченков.

Большую помощь больнице оказал бывший Нижегородский и Арзамасский епископ Иеремия. В сентябре 1876 года он предпринял паломничество к мощам святого Дмитрия Ростовского и почувствовав на пути себя «бессильным», остановился в Фёдоровском монастыре, намереваясь подлечиться в больнице. На содержание последней он сделал щедрое пожертвование.

Не только денежными пожертвованиями спешили нижегородцы помочь Братству. Например, в 1877 году городецкий земский фельдшер Михаил Болонин обратился к игумену Феодосию с просьбой «для доброго дела послужить безвозмездно при аптеке с больницею» [Там же. Д. 184. Л. 6]. Священник села Ветелева Василий Георгиевский, прекрасно зная гомеопатию, оказал во время эпидемии тифа в 1871–72 годах помощь для 50 человек [Там же. Д. 13.8. Л. 95]. Услугами небольшой лечебницы пользовались и жители волости, бесплатно получая из аптеки лекарство.

Наконец, следует сказать ещё об одном направлении деятельности Братства — миссионерстве. Как известно, Городец и его окрестности являлись одним из центров старообрядчества. Начало миссионерской деятельности Братства было положено 14 октября 1880 года, когда Нижегородская духовная консистория заслушала по этому вопросу доклад игумена Феодосия. 4 марта 1881 года духовные власти официально открыли «Миссионерское братство при Александро-Невском братстве Городецкого отделения Святого Креста».

С 1881 по 1885 годы (с перерывами до 1889 года) братчики проводили беседы со старообрядцами. Они, как правило, открывались заявлением священнослужителей о желающих вступить с ними в прения по предметам, составляющим спорные вопросы между православными и старообрядцами. Таковые проводились по воскресным и праздничным дням в Городецких храмах. Как сообщалось в отчёте за 1882 год эти беседы «посещались публикою в значительном количестве» [Там же. Д. 202. Л. 57].

Кроме диспутов по догматам веры, предусматривались двухчасовые народные чтения, также направленные на разоблачение расколоучений.

В миссионерстве особо проявил себя Апполоиий Соколовский, который таковыми беседами стал заниматься за несколько лет до официального открытия отделения. В сентябре 1881 года Совет братства постановляет: «принимая во внимание безвозмездные труды священника Апполония Соколовского при беседах с мнимыми ревнителями старины в течение 5 лет», просить Нижегородского и Арзамасского епископа Макария наградить его камилавкою [Там же. Д. 193. Л. 4].

Но не только в Городце проходили беседы. 30 ноября 1881 года игумен Феодосий ходатайствовал перед нижегородским губернатором выдать «открытые листы» на право пользования миссионерами подводами во время их разъездов по губернии и в особенности для обретающегося в Фёдоровском монастыре знаменитого проповедника слепца А.Е. Шашина

Любопытно, что в 1882 году во Владимирской губернии также началась деятельность миссионерского братства во имя Великого князя Александра Невского.

Так в течение нескольких десятилетий без суеты, спокойно и последовательно работало в Городце Братство Александра Невского, неся нижегородцам светоч православного человеколюбия и просвещения.