Городецкие чтения. Городец, 25 апреля 2002 года

К концу XIX века в архитектуре Западной Европы, а затем и России все сильнее назревало ощущение разлада между новыми строительными и конструктивными возможностями с одной стороны и эклектизмом художественных принципов — с другой. Выдающиеся инженерные достижения того времени требовали соответствующего эстетического осмысления. Постепенно формировались принципы совершенно нового стиля, который станет основой для современной архитектуры. В России этот стиль получил название модерна и уже в 1890-х годах стал господствующим в архитектуре Москвы и Санкт-Петербурга. Подобно родственным ему европейским разновидностям («Ар Нуво» во Франции, «Югендстиль» в Германии, «Сецессион» в Австро-Венгрии), модерн существовал сравнительно недолго, но при этом проявил себя необычайно ярко и целостно. Уникальность модерна состояла в том, что он замыкал собой череду исторических стилей и в то же время открывал совершенно новую страницу в архитектурном творчестве, знаменуя переход к так называемой современной архитектуре. Изначально модерн провозглашал полный отказ от использования элементов исторических стилей, принципиально новый подход к проектированию, подразумевая единство функции и формы. В рационалистическом направлении модерна образ диктовала прежде всего конструктивная основа. В наружном облике выявлялась несущая конструкция здания в виде системы устоев и перемычек (часто металлических), пересечение которых образовывало большие остекленные плоскости. Создание художественного образа выявлением красоты и тектоничности конструктивной системы, а не за счёт того или иного декоративного наряда было одним из самых прогрессивных начал в эстетике модерна.

Огромное влияние на формирование нового стиля оказало символистское мировоззрение, которое дало толчок к развитию иррационального, декоративного модерна, как начальной фазы нового стиля.

Характерные черты модерна — свободная асимметричная планировочная структура, сложная объемно-пространственная композиция, «всефасадность», трактовка здания как скульптурного объёма, живописный силуэт с башенками, эркерами, далеко вынесенными карнизами, применение окон различной формы, скульптура, живопись, художественная ковка и литье как неотъемлемые элементы в композиции фасадов — наиболее ярко проявились в столичной архитектуре. Изначально модерн возник как стиль богатых особняков, воплощая модную в то время философию индивидуализма. Особняк Рябушинского в Москве, построенный выдающимся архитектором начала века Ф.О. Шехтелем, наиболее ярко воплотил в себе основные принципы нового стиля. Поставленный на развилке улиц, дом имеет подчеркнуто кубическое объемное решение, ещё более усиленное пластично вылепленными портиками двух крылец. Любовно акцентируется и красота стенной плоскости, выявляемая сочетанием различных фактур гладкой оштукатуренной поверхности и облицовки керамическим кирпичом. Крупные, почти квадратные проемы окон на одном фасаде контрастируют со сгруппированными по три окнами полуциркульного рисунка на другом. Декор ограничен широкой полосой мозаичного фриза под далеко вынесенным вперед карнизом [1].

Одной из важнейших особенностей нового стиля была задача синтеза искусств, впервые после ампира выдвинутая именно модерном. Скульптура, барельеф, монументальная живопись — фреска, панно, мозаика — встречались не только в особняках и общественных зданиях, но и в доходных домах. (Панно Коровина в здании Северного вокзала Шехтеля, мозаики Врубеля и Головина на фасаде гостиницы «Метрополь» Валькотта в Москве, панно на фасаде Крестьянского поземельного банка Ливчака в Нижнем Новгороде).

Прогрессивные слагаемые модерна — выявление конструктивной основы архитектурного организма, функциональный характер его планировки и композиции — куда в меньшей степени отразились в архитектуре крупных городов России, как, например, Нижний Новгород и практически не получили выражения в российской провинции, к коей относится исследуемый город Городец (бывшее село Городец Балахнинского уезда Нижегородской губернии). Господствующий принцип эклектики — здание как совокупность фасадов, а фасад как декорация, составленная из элементов различных архитектурных стилей — остался неизменным. Поэтому в большинстве случаев в провинциальной архитектуре данного периода можно говорить лишь о влиянии модерна [2].

Черты внешнего декоративизма оказались чрезвычайно приемлемы для массового городского строительства начала XX века, в силу чего выработался определенный набор стилизованных приемов декорирования фасадов. Тип рядового доходного дома, столь характерный для городского строительства этого периода, ввел в обиход определенный стандартный ассортимент форм декора, лепнины, арматуры и металлических решеток, гнущихся прихотливыми линиями, что скоро в массовом восприятии стало ассоциироваться с понятием стиля модерн, подменив этими поверхностными признаками широту и разнообразие поставленных модерном проблем.

Модерн пришел в провинцию с большим опозданием и характеризовался с одной стороны копированием внешних признаков архитектуры больших городов; с другой стороны здесь наблюдается весьма интересное, порой причудливое преломление стиля в контексте местных особенностей — географического положения, экономической ситуации, социального и этнического состава, строительных традиций, принципов народного зодчества. Ярким примером этого является архитектура Городца начала XX века.

Городец, древнейшее поселение Нижегородской области, расположенное на левом берегу Волги в рассматриваемый период числилось селом и входило в состав Балахнинского уезда. По переписи 1897 года здесь было 6330 жителей, в то время как население Балахны — уездного города состояло из 4700 человек. Городец исторически сложился как центр торговли и промыслов. Городецкие купцы — торговцы хлебом — имели свои пароходы и баржи, на которых с низовий Волги и Камы доставлялось в Городец огромное количество хлеба. (Так, в 1872 году сюда было привезено 1 млн. 520 тысяч пудов хлеба, а в 1913 году — до 2,5 млн. пудов.) Кроме того, в Городце идет развитие промышленности: в 1912 году здесь было 15 мелких кожевенных заводов, 2 механических чугунолитейных и машиностроительных завода, 2 механические мукомольные мельницы, 2 слесарных и литейных мастерских, маслобойный, мыловаренный, свечной и 2 лесопильных завода. В Нижней слободе у купцов Дерюгиных имелась судостроительная верфь [3].

Все это позволяет говорить о том, что к концу XIX века Городец, формально оставаясь селом, фактически превратился в город с развитой промышленностью и торговлей, что не могло не отразиться на его внешнем облике. В верхней, нагорной части формируется район престижной застройки. Здесь возникает целая улица с характерным для того времени названием — Купеческая (ныне ул. Ленина). На ней разрешалось селиться только купеческому сословью, к которому в Городце относилось около 200 семейств. В 1896 году корреспондент «Нижегородских губернских ведомостей» отмечает, что «в верхней нагорной части села есть улицы, которые сделали бы честь любому уездному городу, мощеные и даже освещаемые фонарями, обставленные домами городской постройки, принадлежащим местному купечеству» [4]. Именно купцы, заботившиеся о собственном престиже и по роду занятий постоянно бывавшие в столицах, крупных городах, таких, как Нижний Новгород, по-видимому были заказчиками большей части построек, где проявились черты модерна. Не случайно почти все эти здания сосредоточены в районе бывшей Купеческой улицы.

Всего же в Городце выявлено около десяти домов и усадеб, испытавших влияние стиля модерн. В планировочном отношении они являются рядовыми элементами строчной уличной застройки. По своим объемным характеристикам это вполне традиционные здания, без выраженной асимметрии, имеющие спокойный строгий силуэт. Это не отдельно стоящие на своих участках объёмы, обзор которых возможен со всех сторон, а в ряде случаев части сплошного фронта исторического окружения. Их объединяет то, что все они выполнены в кирпиче (некоторые оштукатурены), тогда как «деревянный модерн» в Городце отсутствует. Акцент, как и в эклектике, продолжает делаться на уличный фасад, который и подвергается декорированию, как правило, в сдержанном рациональном ключе; декоративное убранство носит плоскостной характер, напоминая накладной декор в традиционном деревянном зодчестве, влияние которого сказывается и в прорисовке отдельных элементов. На фасадах отсутствует скульптура, живопись, редки металлические элементы с темами растительного орнамента. Колористическое решение также весьма скупо. Рассмотрим несколько примеров застройки центра Городца.

Дом № 2 по ул. Ленина занимает угловое положение при выходе ул.Ленина на ул.Кирова и Кировский съезд. Это типичный для Городца усадебный комплекс, состоящий из главного дома и флигеля, соединенных воротами. Все постройки кирпичные, оштукатуренные и окрашенные в два цвета — терракотовый с белым. Главный дом поставлен с учетом его углового восприятия с перекрестка улиц и состоит из двух разновысоких объемов (1 и 2 этажа), причем одноэтажный объем с традиционным чердачным окном и треугольным фронтоном выходит своими фасадами на обе улицы. Фасад двухэтажной части асимметричен. Главный вход фланкируется пилястрами, переходящими выше линии карниза в фигурные столбики с окошками между ними в уровне аттика. Карниз в этом месте вынесен вперёд в виде козырька, поддерживаемого четырьмя резными деревянными кронштейнами. Наличники прямоугольных окон 1 и 2 этажей носят плоскостной орнаментальный характер и имеют завершение в виде фронтончиков треугольной и лучковой формы. Их трактовка напоминает о традиционном резном декоре городецких деревянных домов. В прорисовке деталей, где преобладают геометрические темы с отдельными вкраплениями растительных мотивов, угадываются формы, типичные для деревянного зодчества. По оси главного входа под окном 2 этажа размещен декоративный элемент в виде абриса лепестков цветка. Наличники соединены между собой горизонтальными «ремешками», создавая вместе с ними единый декоративный пояс, как бы охватывающий объем здания. Плоскости стен расчленены плоскими пилястрами с вертикальными прорезями и круглыми «таблетками» — этими весьма характерными для нижегородского модерна декоративными приемами. На боковой плоскости двухэтажного объема размещены квадратные филенки с вписанными в них круглыми лепными розетками. Очень своеобразно размещение металлических «гребешков» на кровле — в отличие от традиционного для модерна расположения металлических элементов вдоль фасада, здесь они установлены перпендикулярно к плоскостям фасадов, следуя линиям конька кровель. Навес над входом поддерживается коваными металлическими кронштейнами в виде волны. В облике дома наблюдается причудливое смешение приемов, характерных для эклектики, модерна и народного деревянного зодчества. Одноэтажный флигель решен более сдержанно: высокий парапет с двумя боковыми столбиками, два окна с наличниками прямоугольных очертаний и с горизонтальными прорезями над ними. Вызывает интерес декоративная деталь, расположенная в верхней части парапета по оси симметрии флигеля, вызывающая ассоциации с формой подковы. (Символический знак подковы в европейском и российском модерне часто используется в форме дверных проемов.) Столбы ворот имеют округлые, как бы оплавленные завершения с тройными вертикальными прорезями.

Напротив усадьбы находится другая постройка, также носящая черты нового стиля. Это крупное общественное здание занимает угол между улицами Ленина и Кирова (дом № 2 по ул. Кирова). Его двухэтажный кирпичный объем оштукатурен и окрашен в два цвета — жёлтый с белым. Оба уличных фасада решены идентично. Асимметрия девятиосного фасада по ул.Кирова визуально почти не ощущается. Пологие скаты кровли и горизонтальная тяга с треугольным всплеском в центральной части фасада образуют подобие распластанного фронтона с сегментной арочкой в центральной части. Углы здания оформлены плоскими пилястрами с горизонтальными поясками. Окна имеют едва заметное арочное завершение, подчеркнутое плавным рисунком наличников со стилизованным замковым камнем. Обрамления окон 1 и 2 этажа объединены вертикальными элементами, завершающимися в виде свисающих «ушек» наличников 1 этажа. Эти своеобразные «пилястры» вместе с сухим графичным рисунком наличников создают эффект накладной плоской декоративной решетки, задавая фасадам четкий ритм и снова вызывая ассоциации с накладным декором в деревянном зодчестве. Излюбленный в модерне элемент — круглые западающие «таблетки» в местах пересечения вертикалей и горизонталей зрительно скрепляют их между собой. Центральная ось фасада по ул. Кирова была акцентирована окном 2 этажа в форме замочной скважины с выходом на балкон, возможно, имевший характерную «модерновую» решётку (окно заложено, решетка утрачена). Главный вход в здание расположен по той же оси под балконом и повторяет очертания проема 2 этажа, отличаясь лишь более развитым обрамлением. Входная дверь дополнена верхней и боковыми фрамугами сегментной формы.

Жилой дом №3 по ул.Кирова, находящийся напротив, представляет собой простой двухэтажный объем, расположенный по красной линии улицы и соединенный каменными воротами с соседним зданием. Отличительной особенностью этого небольшого кирпичного дома является облицовка его уличного фасада глазурованным керамическим кирпичом светло-бежевого цвета. Этот приём, столь часто применяемый в архитектуре модерна, в Городце встречается только здесь. В то же время здание в целом трактуется в духе эклектики: отделывается лишь уличный фасад, что подразумевает только фронтальное восприятие. Минимальное декоративное убранство — плоский карниз, скромные наличники прямоугольных окон с завершением в виде направленных навстречу друг другу волн подчеркивают красоту гладкой керамической облицовки стены. Главным украшением фасада служит смещенная к краю входная дверь с богатой сочной пластикой криволинейных стилизованных форм, украшающих филенки, что говорит о следовании декоративной линии в модерне с любовью к причудливым извилистым линиям и иррациональным формам. Примечательны также металлические кронштейны навеса над входом, повторяющие рисунок аналогичных деталей дома № 2 по ул. Ленина и имеющие в основе стилизованные растительные мотивы, а также напоминающие форму глаза со зрачком и ресницами. (Стилизованные изображения были очень популярны в архитектуре модерна, как в России, так и в Европе.) Кронштейны, поддерживающие навес крыльца — один из немногих примеров применения художественной ковки в системе декора зданий этого периода в Городце. Массивные ворота, кирпичной аркой соединяющие дом с соседним зданием, выполнены в типичном для провинции кирпичном стиле, хотя отдаленно влияние модерна присутствует и здесь — столбы с полукруглым завершением и вертикальными бороздками, «таблетки» — все это приемы, привнесенные новым стилем.

Недалеко от рассматриваемых выше построек находится и дом № 17 по ул. Ленина, возможно, бывший доходный дом. Это отдельно стоящее двухэтажное здание расположено по красной линии и состоит из центрального объема и двух западающих несимметричных пристроек. Фасад этого здания замыкает перспективу улицы Рублева со стороны, противоположной Волге. Здание, построенное из кирпича, не оштукатурено. Ныне цветовое решение — розовый с белым, изначально — красный с белыми деталями. Центральная пятиосная часть фасада имеет завершение в виде столбиков-»тумб» выше уровня карниза, возможно, соединенных металлическими решетками (утрачены). Боковые части здания увенчаны аттиками; правый из них имеет трехчастное овальное окно. Углы дома оформлены пилястрами с вертикальными прорезями в верхней части. Под прямоугольными окнами второго этажа со скромными сандриками проходит декоративный пояс из филенок в виде квадратов. Окна 1 этажа обрамлены полуналичниками с завершением в виде стилизованного замкового камня. Оконные проемы как бы стянуты горизонтальными «ремешками», создающими вместе с полуналичниками волнообразный графичный контур. Балконные двери боковых западающих объемов (балконы с ограждениями утрачены) имеют завершение в виде полуциркульной арки с замковым камнем. Плоскость стены по бокам украшена филенками, нижний край которых повторяет очертания арок. Вход в здание расположен асимметрично, в левой боковой части здания и оформлен таким же полуналичником, как окна 1 этажа.

Несколько в отдалении от перечисленных построек находится здание, в котором ныне располагается школа № 1. Это крупное отдельно стоящее здание отодвинуто вглубь от красной линии и занимает угол квартала между улицами Свердлова и Ворожейкина. Здание кирпичное, неоштукатуренное, окрашенное в два цвета — желтый с белым (ранее — красный с белым). Асимметричный двухэтажный объем, выдержанный в стилистике рационалистического модерна, пристроен к эклектичному по архитектуре симметричному корпусу. Линия далеко вынесенного плоского карниза имеет типичные для модерна полукруглые всплески по углам. Фасад, расчлененный широкими плоскими пилястрами, носит ярко выраженный общественный характер. Строенные окна 2 этажа имеют двухчастное деление по вертикали, причем верхний ярус окон завершается тремя полуциркульными арками, прижатыми вплотную друг к другу. Ритм вертикальных членений, заданный окнами 2 этажа, подхваченный строенными нишами под ними, как бы уравновешивается крупными широкими окнами 1 этажа с полуциркульным завершением и прямоугольными лежачими филенками под ними. С соседним корпусом здание соединено объемом лестничной клетки с большим проемом, объединяющим 1 и 2 этажи. Витражное заполнение проема с мелкой квадратной разрезкой и полуциркульным завершением образует большую остекленную поверхность. В нижней части проем сужается до ширины входной двери, образуя уступ, подхватывающий горизонталь низа окон 1 этажа. Это весьма примечательный образец, демонстрирующий новаторскую суть модерна — выявление функциональной и конструктивной основы здания в его внешнем облике, подчеркнутая тектоничность и лаконизм фасада, лишенного «исторических» элементов декора.

Дом № 118 по ул. Горького расположен в нижней прибрежной части Городца. В планировочном отношении здание представляет собой трехчастный симметричный объем с двумя выступающими крыльями. Центральная часть отодвинута вглубь от красной линии, образуя подобие курдонера — приём, идущий от классической усадьбы. Здание построено из кирпича, оштукатурено и окрашено в два цвета — розовый с белым. Композиция фасада в целом симметрична, однако главные оси боковых крыльев сдвинуты в сторону центральной части, как бы приближаясь к главной оси. Центральный объем здания понижен и имеет завершение в виде фронтона плавных криволинейных очертаний, напоминающего абрис барочных аттиков. Фасад, в соответствии с классической схемой, делится на три части по вертикали. Плоские пилястры с вертикальными прорезями в углах здания и в простенках между окон имеют упрощенные, стилизованные формы. Три главных оси фасада акцентированы строенными окнами, объединенными общим полуциркульным завершением и как бы разорванными горизонтальным поясом, «стягивающим» все здание. Наличники окон очень скромны, основную декоративную роль выполняют пластически разработанные узкие простенки, образующие своеобразную раму трехчастного окна и превратившиеся в свисающие «ушки» с горизонтальной перекладиной ниже уровня окон. Рядовые окна 2 этажа прямоугольной формы имеют дублирующие фрамуги, отделенные горизонтальным поясом. Окна 1 этажа, также прямоугольные, кроме замкового камня имеют в завершении наличников полукруглую лучковую арочку. Низ окон 1 этажа врезан в выступающий цоколь. Входы боковых частей обрамлены скромными полуналичниками, декор входов центральной части утрачен.

Рассмотренные примеры позволяют обнаружить в архитектуре Городца начала XX века следы влияния как декоративной (дом № 3 по ул. Кирова), так и рационалистической (школа № 1) линий модерна. В то же время школа № 1 и дом № 17 по ул.Ленина представляют собой примеры сочетания кирпичного стиля, в силу своей пластической выразительности и определенной дешевизны весьма распространенного в провинции, и в том числе в Городце, с элементами рационалистического модерна. Кроме того, прослеживается сильное влияние традиций деревянного зодчества с его системой декора, наложенного на плоскость фасада, и характерной формой отдельных элементов. Тем не менее примеров деревянного модерна, что можно было ожидать, в Городце не обнаружено. Можно предположить, что ведущая роль купечества, а также широкое распространение старообрядчества в Городце определило строгость и простоту внешнего облика зданий, отсутствие «лишних» элементов декора, а консерватизм, присущий этим социальным слоям, не позволил проявиться революционным, новаторским чертам нового стиля.

Таким образом, в Городце мы видим не модерн в строгом смысле слова (появившийся как отрицание эклектики), а, скорее, эклектику с элементами модерна, что проявилось во внешнем декоре фасадов, заимствующем внешние приметы стиля, форму и расположение деталей, характерных для модерна в крупных городах. С другой стороны, именно преломление и трансформация мировых архитектурных тенденций в контексте местной ситуации создает неповторимый колорит, своеобразие, присущее данному месту. И хотя модерн не стал в Городце массовым явлением, отразившись лишь примерно в десяти объектах, памятники этой эпохи обогащают облик города и представляют интерес для изучения. Они, несомненно, подлежат охране как фрагменты ценной историко-архитектурной среды. Пока не установлены авторы данных построек и не доказано, что здесь принимали участие нижегородские архитекторы. Поиск в этом направлении продолжается. В отношении рассмотренных зданий необходимы комплексные мероприятия по изучению, реконструкции, реставрации, недопустимы современные пристройки, изменения, искажающие изначальный облик памятников.