(на примере семьи Инсарских)

Городецкие чтения. Городец, 25 апреля 2002 года

Октябрьская революция 1917 года внесла кардинальные изменения в жизнь государства и общества. Она положила конец развитию Российской империи и стала точкой отсчёта истории нового государства. Изменения в социально-экономической сфере непосредственно коснулись дворянства. Во-первых, была разрушена сословная система, поэтому дворянство утратило статус привилегированного сословия, а также гарантированное место в системе государственного управления. Во-вторых, произошёл переход земли, в том числе и помещичьей, из частной собственности в государственную. В результате революционных изменений в стране дворянство лишается основных источников доходов (и земли, и государственной службы) и как социальная группа не находит места в формирующейся структуре нового общества.

В настоящее время существует определенное стереотипное отношение к послереволюционной судьбе российского дворянства: те, кто по каким-то причинам не эмигрировали, а остались в стране, либо были уничтожены, либо просто оказались вне общества. Правомерность такого стереотипа можно выяснить, рассмотрев судьбу в советский период отдельной дворянской семьи, потомки которой и по сей день живут в Городце — семьи Инсарских.

Источниками для данной работы послужили материалы Государственного архива Нижегородской области (ГАНО), в частности, свидетельства о рождении и крещении, о браке, аттестаты об окончании учебных заведений, формулярные списки и пр., а также документы из семейного архива Инсарских и личные воспоминания И.С. Инсарской.

Семья Инсарских не принадлежала к родовитому российскому дворянству. Основатель рода — Антоний Инсарский — в начале XIX века был священнослужителем в городе Инсар Пензенской губернии (протоиерей с 1827 года) [1]. В дворянство, за заслуги Антония, были возведены его сыновья, Александр и Иван, по окончании Пензенской духовной семинарии поступившие на государственную службу [2]. Старший из братьев — Александр Антонович — переехал в Нижегородскую губернию, где приобрел землю в Княгининском (252 дес.) и в Васильском (520 дес.) уездах [3]. Общий размер его имения составил 772 дес., что позволяет отнести его к поместьям среднего размера. С приобретением поместья изменился статус Александра Антоновича Инсарского: из служилых дворян он перешёл в категорию поместных.

О сравнительно небольших доходах семьи может свидетельствовать тот факт, что старший сын Александра Антоновича — Иосиф — получив домашнее воспитание, поступает на гражданскую службу на должность канцелярского служителя (одна из низших должностей) [4].

В 1874 году Иосиф Александрович вступает в брак с Юлией Александровной, урожденной княжной Чегодаевой [5]. Таким образом, Инсарские породнились с древним титулованным, но измельчавшим и обедневшим родом князей Чегодаевых (татарского происхождения). Юлия Александровна была последним (девятым) ребенком в семье, седьмой дочерью и была выдана замуж, фактически, бесприданницей. За ней не дали никакого недвижимого имения — ни родового, ни благоприобретенного [6].

В семье Инсарских было трое детей — две дочери: Софья и Мария, и сын Сергей.

Сергей Иосифович закончил четыре класса Нижегородского Александровского дворянского института, из пятого класса он выбыл прошению матери [7]. По окончании обучения он выбрал гражданскую службу и в начале 1906 года поступил канцелярским служителем в Нижегородское губернское присутствие [8]. 17 августа 1908 года Сергей Иосифович Инсарский женился на потомственной дворянке Анне Александровне, урожденной Корватовской [9].

Семья Корватовских происходила из польского шляхетства Каменец-Подольской губернии. Это были служилые дворяне, не имевшие никакого недвижимого имущества [10]. Для них основным источником доходов была служба (военная или гражданская). Поэтому и Анне Александровне Корватовской необходимо было овладеть какой-либо профессией, чтобы иметь средства к существованию. По окончании начального училища Е.П. Осокиной она поступает в гимназию, где, закончив семь классов, переходит в восьмой педагогический, выбрав две специальности: русский язык и историю [11].

В это время умер её отец, Александр Матвеевич Корватовский, и материальное положение семьи резко ухудшилось. Анна вынуждена была бросить одну из специальностей (русский язык), чтобы иметь возможность, продолжая обучение, давать уроки и тем самым помогать семье [12].

По окончании восьмого класса гимназии Анна Александровна начала работать учительницей сначала в Канавинском училище, а затем в городском училище Кутайсова. Там она и проработала четыре года. Выйдя замуж, она перестает работать, а переезжает в имение мужа в Васильский уезд [13].

Сергей Иосифович Инсарский продолжал служить. С 1911 года находился в должности земского начальника по Васильскому уезду, что позволяло ему получать жалование 2200 рублей в год [14]. Помимо службы, он занимался племенным разведением лошадей.

После Октябрьской революции закончилась служебная карьера Сергея Иосифовича. Начался новый этап в жизни Инсарских. Им необходимо было найти своё место, свою нишу в формирующемся обществе. Для этого у них был единственный путь — используя полученное образование, стать востребованными специалистами. Сергею Иосифовичу оказало помощь его увлечение — лошади. Во время образования совхозов он сдал трёх племенных высоко ценившихся орловских лошадей, две из которых пошли в разведение [15]. Самого же С.И. Инсарского приняли на работу инструктором по племенному коневодству [16], что свидетельствует, видимо, о его был высоком профессионализме. В 1921 году семья Инсарских жила в селе Каменки, где имела надельную землю [17]. К этому времени в семье было трое детей — три сына.

Профессионализм Сергея Иосифовича позволил ему получить в 1921 году перевод с повышением в Лазаревский конезавод в Павловском уезде, а через год он получил ещё одно повышение и стал единоличным управляющим Конплемхозом “III Интернационала” [18]. Семья жила в Лазаревском, где в 1922 и 1923 годах родились две дочери — Ирина и Наталья, воспитанием которых и занималась Анна Александровна. Однако видимо, тяжелое материальное положение семьи заставило А.А. Инсарскую начать работать. По своей профессии она не была востребована, поэтому в 1924 году она закончила курсы животноводов и в 1925–1926 годах работала в совхозе вместе с мужем [19].

В 1926 году Сергея Иосифовича вместе с семьей переводят в Дальнее Константиново, в 1927 году он становится заведующим Нижегородским колхозным ипподромом, а в 1928 году будучи тренером-наездником принимает дела заведующего Нижегородской крестьянской конюшней [20]. Затем его с семьей ещё несколько раз переводили из района в район, пока они не оказались в Городце. В 1934 году Сергей Иосифович был назначен тренером на Городецкий пункт в совхоз им. Тимирязева, где он и проработал в разных должностях до конца своей жизни (до 1943 года) [21].

Анна Александровна поступает работать учителем, но не по специальности, т.к. преподавание истории в школах в это время не велось, а в начальную школу [22]. В 1937 году она получает персональное звание учителя начальной школы [23]. Уже после смерти мужа она проходит курсы повышения квалификации как преподаватель немецкого языка (в этом ей помогло домашнее воспитание: немецкому языку её научил отец, и она им прекрасно владела) и получает право преподавания иностранного языка в семилетней школе и в пятом-седьмом классах средней школы [24].

Таким образом, семья Инсарских, несмотря на дворянское происхождение, смогла вписаться в новое общество. И не просто пристроиться или скрыться, а стать востребованными специалистами и сделать определенную служебную карьеру. Причинами этого можно считать то, что, во-первых, семья Инсарских не принадлежала к числу богатых и родовитых дворянских фамилий, не входила в аристократическую элиту, а принадлежала к среднему слою, где основным источником доходов была государственная служба, во-вторых, и Сергей Иосифович, и Анна Александровна имели профессии и полностью отдавали себя выбранному делу. Также нельзя не учитывать и ряд факторов, способствовавших относительному благополучию семьи Инсарских: семья жила в глубокой провинции, где политические процессы походили несколько мягче, чем в центре. Второй фактор вытекает из первого: при рассмотрении судеб дворянства российской “глубинки” следует принимать во внимание характерный для провинциального сознания прагматизм. Это было характерно и для Нижегородской губернии, поэтому-то в помещичьих усадьбах создаются совхозы и образцовые хозяйства, а не музеи (примером может служить конезавод в усадьбе Пашковых). Не было в губернии и сильной волны усадебных погромов. Поэтому хороших специалистов далеко не всегда подвергали различного рода репрессиям или ограничениям в правах. Третьим фактором могут служить частые переводы Сергея Иосифовича и частые переезды семьи, помогавшие вовремя избегать обостренного внимания к “социальному происхождению” со стороны местных чиновников.

Таким образом, переломный момент в истории, каким явилась Октябрьская революция, оказал влияние на судьбу семьи Инсарских, но не сломал её. Следовательно, стереотипное отношение к послереволюционной судьбе дворянства не всегда оказывается верным и оправданным. Иногда частный случай способен изменить представление о ранее известных и не вызывающих сомнений фактах, микроуровневые исследования могут скорректировать выводы макроуровня. Дальнейшее проведение микроисторических исследований для изучения нижегородского дворянства и его судьбы в советское время в целом вполне оправдано и позволит прийти к более объективным выводам.