Городецкие чтения. Городец, 25 апреля 2002 года

Документы XVII века фиксируют у древних валов Городца большое количество населенных пунктов: слобод, деревень, починков, расположенных, на достаточно компактной территории вдоль Волжского берега, что свидетельствует об определенном социально-экономическом притяжении населения к данному региону, ставшему в это время центром речной торговли и крестьянских промысловых занятий.

Основной причиной возникновения и развития здесь промысловых и торговых занятий очевидно явилась непригодность почв для земледелия. Даже в начале ХХ века население балахнинского уезда было внуждено покупать хлеб и корм для скота на стороне. Так, в 1914 году, отмеченному в источниках как урожайный, собственного хлеба крестьянам хватило только до нового года. О.Н. Лебедева, отмечая фактор бедности почв, в качестве важнейшей причины раннего развития здесь промыслов и торговли называет наличие огромных крепостнических латифундий и, следовательно, крайнее крестьянское малоземелие. Н.Ф.Филатов акцентирует внимание на важном географическом положении Городца, называя основной причиной возрождения города становление регулярного судоходства по р. Волге. И.А. Кирьянов, анализируя документы XVII века, приходит к выводу, что Городец, уже в то время, являясь простым волостным центром в административном плане, ещё продолжал иметь некоторые признаки былого города в социальном отношении [1].

В 1772 году Городец был пожалован из дворцовых земель графу Григорию Орлову. На момент пожалования Орлову вотчина включала в себя слободы Большую и Малую Верхние и Нижнюю, которые насчитывали в то время 994 души мужского пола. Указанные слободы составили так называемую Коренную часть Городецкого имения. Благодаря предприимчивости Орлова размеры городецкого имения вскоре значительно увеличились. Купленные им в разные годы селения именовались в дальнейшем в официальных документах того времени как Прикупная часть Городца [2].

Как показали исследования О.Н. Лебедевой, окончательный отрыв от земледелия в Коренном Городце и ряде селений Прикупного Городца (Верхней Полянке, Воздвиженской слободке, Коротайке, Оксенове) окончательно оформился ко второй половине XVIII века. Именно тогда промыслы стали здесь единственным источником существования крестьян, в то время как в окружающих Городец деревнях промысловые занятия жителей дополнялись земледелием [3].

Документы XVIII века упоминают Городец как важный пункт хлебной торговли, кожевенного, тесемочного, пряничного производства и производства «берлинолазоревой» краски [4].

Известно, что жители Городца сдавали принадлежавшие им наделы пахотной земли и лесные пустоши крестьянам окружавших деревень [5]. Также и для выполнения некоторых работ ими нанимались жители близлежащих деревень. Так, в 1788 году балахнинский исправник отдал приказ немедленно выслать крестьян городецкой волости на большую дорогу для ремонтных работ. В ответ «вотчины графа Орлова села Городца бурмистр Тюрютин» ответил отказом, мотивируя его тем, что имеет «условленную бумагу», по которой уплачено за выполнение данных работ «от 10 до 11 тысяч рублей подрядчику Яковлеву» [6].

Таким образом, начиная по крайней мере со второй половины XVIII века, мы можем говорить о Гордце и прилегающей к нему территории, как о торгово-промысловом районе, живущем единой экономической жизнью.

Термин «Городецкий торгово-промысловый экономический район», как кажется нам, наиболее точно отражает сложившуюся ситуацию. Первое знакомство с источниками XIX века вызвало у нас чувство легкого недоумения, поскольку сведения приводимые в них о Городце разительно отличались друг от друга. Так, путеводитель «Волга от Твери до Астрахани», изданный в 1862 году сообщал, что «Городец разделяется на слободы Коренной Городец, Верхнюю, Нижнюю, Скоморохову и составляющие одну с ними населенную местность деревень Кириллова, Коротайка, Верхняя Поляна, Воздвиженская, Оксенова, Подгорная слобода». По данным же «Списка населённых мест» 1859 года Городец состоял из Верхней и Большой слобод и сросшихся с ними деревень Кириллово, Оксеново и Нижней слободы [7].

Известный городецкий краевед, священнослужитель отец Аполлоний Соколовский писал в 1866 году: «Городец в настоящее время состоит из трёх частей: Городца центрального окружённого валом, и двух слобод — Верхней Полянки и Нижней Пятницкой». А другой известный нижегородский исследователь старины П.И. Мельников-Печёрский, несколько ранее, в 1854 году сообщал, что Городец состоит из пятнадцати деревень, сросшихся в единое целое [8]

Как нам кажется, дело отнюдь не в неточности информации или в некомпетентности авторов. Первые два источника отражают визуальное восприятие сторонних наблюдателей. А.Соколовский называет три исторических центра Городца. П.И.Мельников-Печёрский очевидно причисляет к Городцу ряд близлежащих деревень (Подветелево, Матренино, Обросово, Малое и Большое Песошное).

Отмена крепостного права, вероятно, не оказала какого-либо существенного влияния на внутреннюю жизнь Городца. На смену помещику, перед которым держали отчет и ходатайствовали крестьяне и который особо не вмешивался в дела жителей, пришли губернские и земские органы. Сохранилось и внутреннее административно-территориальное деление городецкого-торгово промыслового района. Слободы, составлявшие ранее Коренной Городец, образовали Первое городецкое общество, Прикупной Городец — Второе городецкое общество. Вышеупомянутые общества вошли в городецкую волость. Бывшие удельные деревни Кузнецово и Оползино стали частью Больше-Песошнинской волости, а частновладельческое сельцо Штат — частью Николо-Погостинской волости [9].

По характеристике П.И. Мельникова-Печёрского, Городец в 1854 году — «центральный торговый пункт шести уездов, принадлежащих к трём губерниям и заключающих в себе более 530 тысяч населения, где почти все купцы Семёнова, Балахны, отчасти Юрьевца и посада Пучежа имеют постоянное местопребывание. Отсюда по Волге идут вверх хлебные и другие запасы, а вниз — деревянная посуда и другие лесные изделия для всего низового края и Сибири, на зимних базарах бывает народа от пяти до шести тысяч, а в так называемую “мирскую” субботу, перед масленницей, более десяти тысяч человек». По подсчетам П.И. Мельникова в Городце в то время проживало более 90 купцов [10].

В 1870 году в уездном земстве был поднят вопрос о местностях, торговля в которых не имеет официального разрешения от правительства, в результате чего ряд существующих базаров был закрыт. Что касается Городецкого базара, то ввиду важного значения для округи управа признала необходимость официального утверждения его статуса [11].

В 1875 году в Городец было привезено 1300 тысяч пудов разного хлеба. А.С.Гацисский свидетельствует о существовании в 70-е годы XIX века термина “городецкий хлеб”, т.е. хлеб, вывезенный с городецких базаров. Термин парадоксальный, если вспомнить о том, что своего хлеба не хватало даже для нужд местного населения. А.С. Гациский сообщает также, что хлеботорговля в то время находилась в руках главным образом трёх лиц — О.К. Сотина, П.И. Лазунова и О.Ф.Овсянникова, самый же крупный торговец хлебом Н.И. Шадрин торгует, проводя хлеб, купленный на низовых пристанях к Рыбинску [12].

Территория городецкого рынка к этому времени становится явно тесной для торга. В 1879 году земская управа рассматривает прошение городчан о переводе торговли мясом и льном в другое место, а в 1882 году вопрос о переводе из одной местности в другую конной площади и торга рогатым скотом [13].

Объём хлебной торговли постоянно нарастал и достиг к 1913 году 2,5 миллионов пудов. Кроме мукомольных заведений, расположенных в самом Городце, большое количество ветряных мельниц располагалось в соседних деревнях [14].

Крестьянская торгово-промысловая деятельность жителей Городца явилась основой для развития здесь крупной капиталистической промышленности, создавая кадры обученных рабочих и условия для накопления капитала.

В 1857 году в Городце купцом Кузнецовым был основан механический завод, который выполнял самые разнообразные работы, начиная с изготовления гирь, якорей, частей машин и механизмов и кончая постройкой пароходов [15].

Крупнейшими предприятиями Городца по данным «Материалов для оценки фабрик и заводов и других промышленных заведений Нижегородской губернии» 1902 года являлись:

Механический завод Кузнецова — «сравнительно небольшой, прекрасно оборудованный в техническом отношении». Станочный парк завода состоял из 15 токарных станков, 6 строгальных, парового молота, вальцовки — «все станки прекрасных конструкций, большей частью заграничные», 2 вагранки, 2 паровые машины, станка для обработки дерева. По сумме вырабатываемой продукции (17500 рублей в год) завод Кузнецова уступал в губернии только двум крупнейшим нижегородским фирмам — заводу Курбатова и заводу торгового дома «Добров и Набгольц». На Курбатова трудились в то время 170 рабочих. Работал завод исключительно на заказ, что впрочем приносило его владельцу гораздо большую в процентном отношении прибыль, нежели Курбатову [16].

Машиностроительный завод другого городецкого предпринимателя Рязанова по всем показателям уступал кузнецовскому — 12 станков, 1 паровая машина, 17 рабочих [17].

Мельница купца Облаева располагалась в Нижней слободе, на берегу реки Волги, работала круглый год и останавливалась для ремонта во время весеннего разлива. Мельница приводилась в движение двумя паровыми машинами, непосредственно на ней было занято 40 человек и 62 работника занимались перевозкой сырья и продуктов. Она перерабатывала в год до 280 тысяч пудов зерна, производя муки разных сортов и отрубей на сумму около 360000 рублей в год. Мельница представляла собой 5-ти этажное деревянное здание с кирпичными пристройками, котельной, машинной и кузницей, деревянным амбаром и цистерной для нефти. По объему производства фирма Облаева значительно уступала ведущим нижегородским предпринимателям (Башкировым, Бугровым и т.д.) и занимала девятое место по губернии [18].

Лесопильный завод Дерюгина находился в Нижней слободе, был основан в 1885 году, перестроен в 1910 году. Приводился в действие паровой машиной, причем паровой котел, установленный на заводе, был собственной клепки, производства мастерской Тюрина в нижней слободе [19]. «Материалы для оценки фабрик и заводов…», в отличие от других как ранних, так и более поздних источников, называют лесопильный завод — «Товарищество Тюрин и Дерюгин». На заводе трудились 38 рабочих, продукции в год вырабатывалось на 75000 рублей. Завод не уступал крупнейшим аналогичным производствам губернии. Значительная часть продукции производилась для самопотребления и шла на изготовление судов [20].

В 1905 году в насчитывалось 19 пароходных предприятий, владельцы или конторы которых находились в Городце [21].

По данным 1912 года в Городце находились 25 промышленных предприятий: два механических — чугунолитейных и машиностроительных, две слесарные и ремонтные мастерские, два лесопильных завода, при одном из которых существовала судостроительная верфь (ежегодно ремонтировавшая и производившая до 60 судов), маслобойный, мыловаренный и свечной заводы, пятнадцать кожевенных заводов. Кроме крупных, в Городце в 1912 году находились 40 мелких промышленных заведений; две ветряные мельницы, два кирпичных завода, один веревочный, тринадцать кузниц, четыре столярных мастерских, восемь сапожных, пять валяно-сапожных, пять крендельных заведений. Кустарных мастерских (с производством работ в жилых помещениях) было около 75, а число работавших в них ремесленников достигало 350 человек. Это были преимущественно пряничные, крендельные, колбасные, ведерные заведения [22].

В конце XIX-начале ХХ веков в Городце появляется целый ряд несвойственных селам учреждений и обществ: аптека, больница, всесословный клуб, общество трезвости, общество спасения на водах, вольное пожарное общество, преобразованное в дальнейшем в пожарную часть с постоянным дежурным караулом [23].

В 1901 году перевоз через Волгу у Городца приводится в движение пароходной тягой. В 1905 и 1908 годах в земских органах обсуждается вопрос о необходимости устройства в Городце водопровода для противопожарных целей, огородничества и трактиров. В 1904 году в Городце открывается сельскохозяйственный земский склад, снабжавший сельхозорудиями и удобрениями всю округу. Благодаря своему центральному положению в самом Городце, склад в базарные дни служит ещё и выставкой, при этом происходят оживленные споры между посетителями и удовлетворяются все запросы, касающиеся орудия и хозяйства, что касается балахнинского склада, то роль его сводится теперь почти исключительно к продаже кровельного железа, так как Погостинская, Кирюшинская и отчасти Кубинцовская (волости) тяготеют более к Городцу. В 1909 году Городец телефонизирован. Телефонная станция находилась при здании 1-го сельского общества и имела коммутатор на 100 номеров. В 1910 году на выезде из Городца по Семёновскому тракту на месте, отведенном 1-м сельским обществом, была организована ветеринарная лечебница [24].

В 1908 году перед правлением Московско-Казанской железной дороги земскими органами возбуждалось ходатайство об устройстве железнодорожного пути «от Нижнего на Городец и от последнего на Шую» с приложением данных «о количестве товаров, могущих быть на этой дороге». В 1911 году следует просьба приблизить направление проектируемой железной дороги Нижний Новгород- Ермолино к Городцу [25].

Силами местных обществ и благодаря пожертвованиям частных лиц строятся учреждения народного образования и «богоугодные» заведения. В 1866 году в Городце существовали два церковноприходских училища. В 1903 году земское собрание рассматривает заявление жителей Городца об открытии гимназии на пожертвования частных лиц. В заявлении говорилось, что «большая численность населения Городца с прилегающими к нему районами, его торгово-промышленное развитие, сравнительно давно заставили зародится среди сознательной части общества мысли о необходимости более обширного образования». Заявление было удовлетворено, помещение для гимназии было предоставлено в аренду купцом Ф.Облаевым. А в 1906 году в Нижней слободе было открыто женское училище, преобразованное вскоре в гимназию [26].

В начале ХХ века по ходатайству городецких торговцев и промышленников перед министерством финансов неоднократно возбуждался вопрос о необходимости устройства в Городце казначейства или отделения госбанка. Причина столь настойчивых просьб состояла в том, что «без хранилища денег и некоторых операций переводных, замирает жизнь торговая, так и не могут доразвиться другие финансовые учреждения, имеющиеся в городецком районе». Ответ, полученный городчанами из министерства финансов гласил, что «ходатайство будет принято во внимание по удовлетворению неотложной потребности в открытии учреждений в некоторых других городах». Что касается казначейства, то «если отделение банка не разрешено в Городце, то тем более не будет уважена просьба об открытии казначейства, так как деятельность казначейства связана с другими административными учреждениями и лицами, установленными для городов». Ввиду того, что запрос об открытии данных учреждений затягивался, городецкие промышленники вышли из положения, организовав в 1912 году общество взаимного кредита, обладающего правом производства банковских операций, а также получив у государства разрешение на открытие в селе нотариальной конторы. В конце первого года существования в обществе взаимного кредита насчитывалось 404 человека [27].

Как видно из вышеприведенного документа, официальное положение Городца в качестве села оказывало сдерживающее влияние на развитие торговли и промышленности. В то же время порой юридический статус села играл и положительную, а иногда даже и пародоксальную роль. Так в 1895 году производилась оценка недвижимого имущества городов губернии для обложения их земскими сборами. Обсуждение данного вопроса в уездном земстве вызвало бурную полемику. Один из выступавших в прениях ораторов, сравнивая Городец и Балахну, отмечал, что все недвижимое имущество уездного города Балахны, исключая заводы, оценено в 109 тысяч рублей. В Городце же «можно найти только десяток домов, которые одни будут стоить больше этой суммы». Между тем, «эти дома», если признать их сельскими постройками, будут свободны от налогообложения [28].

Исторически сложилось, так, что центр Городца (Большая и Малая слободы и прилегающий к ним район) функционировал как административно-торговая часть. Именно там в XVII веке располагались приказные избы, в XVIII–XIX веках — господский дом и становая квартира, там же разворачивался обширный торг и находились многочисленные складские помещения. Нижняя слобода являлась промышленным районом, там были расположены почти все крупные предприятия — заводы Кузнецова, Дерюгина, мельница Облаева, все кожевенные заводы, большинство кузниц. Исключение составляет только завода Рязанова, располагавшийся в черте древних крепостных валов.

С течением времени, по тем или иным причинам ряд промыслов значительно сокращался или исчезал вообще, и жители Городца, приспосабливаясь к “духу времени”, были вынуждены искать для себя новые занятия в торгово-промышленной сфере. Так, в связи с приходом в упадок балахнинских соляных варниц и привозом пермской и ельтонской (эльтонской — И.Е.) соли практически прекратилась соляная торговля [29]. В середине XIX века городецкая промышленность и торговля переживала трудные времена, связанные с переходом к паровому водному транспорту, что привело к кризису бурлачества, сокращению деревянного судостроения и тесно связанного с ним кузнечного производства. В то же время происходит процесс увеличения и укрупнения кожевенного производства, выделяются три сравнительно крупных заведения, использующие наемный труд [30].

Во время первой мировой войны особенно оживилась кожевенная промышленность — причина — поставки обуви для армии [31].

Многочисленные источники XIX века отмечают красоту и богатство городецких церквей, высокий уровень грамотности населения, городской дух — «Городец селом называется, а меж тем оно больше и лучше иного города» [32].

Вышеприведенный материал наглядно демонстрирует: придание Городцу официального статуса города в 1922 году вовсе не являлось характерным для советской власти волевым решением [33]. Постановление о “признании” Городца городом и переносе центра уезда из Балахны в Городец только закрепило давно сложившуюся ситуацию. По крайней мере со второй половины XIX века Городец фактически становится городом — одним из крупнейших центров торговли и промышленности Нижегородского Поволжья.