Городецкие чтения. Городец, 6 декабря 2008 года

Академик архитектуры Лев Владимирович Даль жил в эпоху важных перемен в политической, социально-экономической, духовной и культурной жизни России. Середина XIX в. — время становления страны на путь капитализма, развития естественнонаучных дисциплин, медицины, педагогики, инженерно-технического дела. В это время происходило изменение общественного мировоззрения. Особо остро встал вопрос самобытности русской культуры. Все эти процессы нашли своё отражение и в архитектуре. На смену классицизму с его вненациональным духом пришла эклектика, одним из направлений которой стал национальный или русский стиль.

Л.В. Даль — архитектор по образованию — вошёл в историю русского зодчества как его историк, убеждённый, что «в прошлом — богатый источник элементов самобытного искусства» [Кириченко Е.И. Русская архитектура второй половины 1830 – 1910-х годов. М., Искусство. 1978. С. 143]. Он стремился вернуть национальный дух в современную архитектуру и сделать мотивы древнерусского зодчества достоянием общества. Для достижения этой цели было необходимо серьёзное изучение духовной жизни русского народа, его культуры и его зодчества. Л.В. Даль вошёл в историю русской архитектуры как один из первых серьёзных исследователей народной культуры и русского зодчества, применявший на практике полученные знания. Вместе с помощниками Л.В. Даль совершил множество экспедиций по городам и сёлам Поволжья, русского Севера, производя обмеры, зарисовки и фотофиксацию.

Редким качеством Л.В. Даля была способность совмещать исследовательскую работу с активной проектной деятельностью. Его личная и профессиональная судьба оказались тесно связаны с Нижним Новгородом — здесь он впервые очутился в пятнадцатилетнем возрасте (1849 г.) со своей семьёй, по причине назначения отца Владимира Ивановича Даля (ныне известен как знаменитый лингвист и писатель) управляющим Нижегородской удельной конторой. Прожив здесь небольшой промежуток времени, Лев Владимирович поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств и вернулся в Нижний Новгород в 1866 году уже со званием академика. Здесь он был назначен на должность сверхштатного техника строительного отделения. Такая должность позволяла ему много времени уделять изучению памятников русского зодчества, так как в его обязанности не входило постоянно присутствовать на своём рабочем месте; он брался только за те проекты, которые он сам считал нужными.

В Нижнем Новгороде Л.В. Далем был создан ряд храмовых построек. Первой из них была мемориальная сень над гробницей К. Минина (1866 г., не сохранилась) в Спасо-Преображенском соборе Нижегородского Кремля, выполненная в виде шатровой часовни, украшенной полихромными изразцами. Она была прямоугольной в плане с тремя открытыми арками, контур которых оформлен рядом мелких арок. Сень была увенчана низким восьмигранным шатром, в плоскости граней которого врезались ряды маленьких кокошников [Филатов Н.Ф. Лев Владимирович Даль. Художник. Архитектор. Исследователь мировой и русской национальной культуры. Нижний Новгород, 1999. С. 57–61 ].

Второй реализованной постройкой Л.В. Даля стала часовня Серафимо-Понетаевского монастыря (заложена 11 августа 1868 года, освящена 20 июля 1881 года, не сохранилась). Она располагалась на Похвалинском съезде недалеко от Благовещенского монастыря, отмечая въезд в город со стороны ярмарки. Часовня имела ряд особенностей: собранный динамичный силуэт; массивность нижней части здания, контрастирующая с лёгкостью и ажурностью завершения. Центром композиции главного фасада является богато декорированный витраж; в постройке широко использованы мотивы древнерусского зодчества. Здесь также встречаются такие детали, как низкий шатёр, ряд кокошников у его основания, ряд маленьких арок вдоль полуциркульного завершения витража, которые встречаются в сени над гробницей Минина. Образное и колористическое решение часовни создаёт ощущение праздника.

Ещё одна постройка Л.В. Даля — открытая часовня Александра Невского (1869 г.), возведённая близ Московского вокзала для подворья Городецкого Феодоровского монастыря. Часовня отмечала въезд на ярмарку со стороны Московского вокзала. Она представляла собой кубический объём с четырьмя открытыми арками и скошенными углами, над которыми располагались четыре луковичных главы. Над центральной же частью возвышался барабан, увенчанный шатром с луковичной главкой. Шатёр, как и в других постройках, имел небольшую высоту и опирался на полуциркульные архивольты проёмов. Часовня в целом была выдержана в духе русской архитектуры. В 1870 году Л.В. Далем был выполнен проект по перестройке часовни в церковь, после чего постройка приобрела сложную многообъёмную композицию, которая совместно с шахматной покраской кровли создавала нарядный, праздничный образ.

Следующим реализованным проектом Л.В. Даля стала церковь Козьмы и Дамиана на Софрониевой площади (заложена 24 августа 1872 года, освящена 28 августа 1890 года). Она располагалась на изгибе ул. Рождественской и, как следствие, являлась ориентиром при движении по ней. По своему объёмно-пространственному решению она напоминает часовню Серафимо-Понетаевского монастыря динамичным силуэтом, монументальностью основания и лёгкой ажурностью в венчающей части. Здесь также применено итальянское окно со сложной разрезкой в качестве центра композиции боковых фасадов.

Л.В. Даль работал не только в губернском городе, один из заказов пришёл к нему из Нижегородской глубинки. Заказчиком оказался Феодоровский монастырь в Городце, являющийся, по легендам, одним из старейших монастырей России и центром почитания Феодоровской иконы Божьей Матери и святого благоверного князя Александра Невского. Здесь возникла необходимость в перестройке одного из монастырских храмов — собора Александра Невского.

Архитектурный комплекс Феодоровского монастыря в основном сформировался к началу XX века. Его живописное изображение этих лет сохранилось на оборотной стороне иконы «Феодоровской Божьей Матери с чудесами образа» (ныне хранится в фондах Городецкого историко-художественного музейного комплекса) [Еранцев А.Н., Еранцев М.Н. Александр Невский и Городец: Живая связь в веках. 2007. С. 6–7]. Главным фасадом комплекса был западный, обращённый одновременно и к Городцу, и к Волге. Монастырь представлял собой четырёхугольную в плане территорию, которая была обнесена с трёх сторон каменной оградой с невысокими башенками, а с южной стороны ограничивалась каменным двухэтажным братским корпусом (до 2008 г. — здание больницы). С восточной стороны параллельно друг другу располагались обветшавший к этому времени одноэтажный каменный корпус, предназначавшийся к слому, и новый двухэтажный каменный корпус с трапезной церковью (до 2008 г. — здание почты). С северной стороны имелись ещё два здания: одноэтажный каменный флигель, где размещалась больница с аптекой, и деревянный братский корпус на каменном фундаменте [История Феодоровского Городецкого монастыря… СПб., 1913. C. 94].

К моменту строительства нового собора обитель стремительно развивалась: были открыты благотворительные заведения (мужское двухклассное училище, больничный покой и аптека), монастырь был возведён в штатный второклассный общежительный, а на должность настоятеля назначили опытного и энергичного человека — иеромонаха Феодосия. С его появлением в монастыре началось активное строительство, которое и было начато храмом Александра Невского [Там же. С. 84].

Новый собор Александра Невского был построен на месте обветшавшего одноимённого храма (освящён в 1798 году), [ЦАНО. Ф. 585. Оп. 1. Д. 49. Описи церковно-монастырского имущества за 1834 г. Реестры вновь приобретённых и выбывших монастырских вещей за 1840 г.] выполненного в духе классицизма. К 1870-м гг. эта архитектура казалась морально устаревшей и скучной. Прежний храм представлял собой объём, имеющий в плане форму латинского креста. На кубический центральный объём опирался низкий барабан, увенчанный куполом. Будучи привнесённой из Западной Европы, архитектура классицизма не несла в себе «русского духа» и национальной идеи. Особенно остро этот вопрос вставал, когда речь шла об облике храма, расположенного на том месте, где когда-то по легенде принял монашество и скончался благоверный князь Александр Невский — знаменитый русский полководец и политик.

ЦАНО. План Александро-Невской церкви в Городце. — Центр. Архив Нижегородской обл. Ф. 1679. Оп. 2. Д. 213
ЦАНО. План Александро-Невской церкви в Городце. — Центр. Архив Нижегородской обл. Ф. 1679. Оп. 2. Д. 213

Так в 1872 году прои­зош­ла за­клад­ка но­во­го со­бо­ра по про­ек­ту Л.В. Даля. Храм был освя­щён в 1882 го­ду, а его при­де­лы (пер­вый — во имя пре­по­доб­ных Ан­то­ния и Фео­до­сия Пе­чёрских; вто­рой — во имя трёх свя­ти­телей, Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Иоан­на Зла­­то­уста и Гри­го­рия Бо­го­сло­ва) в 1883 году. По­строй­ка со­бо­ра не обош­лась и без по­мо­щи жит­елей Го­род­ца, осо­бен­но круп­ные сум­мы внесли Т.А. Пле­ха­нов и ку­пец I гиль­дии И.А. Ноздрин­ский [Историческое описание Феодоровского монастыря в связи с минувшим политическим значением села Городца Нижегородской губернии Балахнинского уезда. 2-е издание. Нижний Новгород, 1900. С. 42–44]. Собор имел сложную композицию и отличался активной пластикой крупных объёмов. Центральный четверик, увенчанный пятиглавием, был окружён более низкими объёмами приделов, притвора и алтарных апсид. Зодчий применил здесь приём контраста масштабов: верхняя часть четверика со скошенными углами, расчленёнными на три прясла фасадами и позакомарным покрытием кровли, выглядела миниатюрной по сравнению с монументальными формами нижних частей — широкими плавными дугами апсид, фигурными щипцовыми завершениями боковых фасадов приделов. Архитектура собора была выдержана в русском стиле второй половины XIX века (см. иллюстрации).

Вид на собор Александра-Невского (1882 г.) и колокольню с восточной стороны. Фото из церковно-археологического музея Нижегородской епархии
Вид на собор Александра-Невского (1882 г.) и колокольню с восточной стороны. Фото из церковно-археологического музея Нижегородской епархии

Храм Александра Невского, оригинальный и гар­мо­нич­ный по архи­тек­ту­ре, ха­рак­те­рен для твор­чест­ва Л.В. Да­ля, здесь при­сут­ству­ют мо­ну­менталь­ность, це­лостность и ди­на­мичность си­лу­эта. Не­боль­шая вы­со­та шат­ра, ко­то­рая де­ла­ет его вто­ро­сте­пен­ным в объёмно-про­странс­твен­ной ком­по­зи­ции, вы­дви­га­ет на пер­вый план ниж­ний объём хра­ма с вы­ра­жен­ным (со сто­ро­ны каж­дого фа­са­да) цент­ром ком­по­зи­ции. В дан­ном слу­чае это мас­сив­ный фрон­тон с щип­цо­вым за­вер­ше­ни­ем в ви­де ко­кош­ни­ка, хо­тя в дру­гих по­строй­ках ар­хи­тек­то­ра централь­ным эле­мен­том явля­лось круп­ное ок­но [Шумилкин С.М. Архитектурное творчество Л.В. Даля в Нижнем Новгороде // Архитектура мира: материалы 4 международной конференции «Запад — Восток: личность в истории архитектуры». Москва, 1995. Вып. 4. С. 132]. Здесь также встре­ча­ют­ся и дру­гие ха­рак­тер­ные для его твор­чест­ва де­та­ли. Централь­ный ку­би­чес­кий объём со ско­шен­ны­ми угла­ми (исполь­зо­ван в про­ек­те ча­сов­ни у мос­ковс­ко­го вок­за­ла); низ­кий ша­тёр (прак­ти­чес­ки без из­ме­не­ния взя­тый с цер­кви Козьмы и Дамиана), укра­шен­ный у ос­но­ва­ния ря­дом де­ко­ра­тив­ных за­ко­мар ки­ле­вид­но­го очер­та­ния и т.д.

Несмотря на то, что во всех постройках Даля встречаются похожие приёмы, детали, у каждой из них есть свой неповторимый образ, что положительно характеризует стиль его работы. В соборе Александра Невского зодчему удалось создать произведение, не похожее на другие. За счёт своей монументальности, скромной отделки и колористического решения постройка выглядит строгой и аскетичной, что пробуждает в человеке благоговение и трепет. Другие же его постройки праздничны и нарядны, вызывают ощущения праздника.

Собор Александра Невского и расположенный рядом соборный храм в честь иконы Феодоровской Божьей Матери, между которыми было небольшое кладбище, занимали в комплексе центральное положение [Лисицына А.В. Архитектурный облик ансамбля Фёдоровского монастыря в Городце в начале ХХ в. // Приволжский научный журнал. № 2. Н. Новгород, 2005. С. 88–95]. В целом новая церковь гармонично вписалась в ансамбль Феодоровской обители, заметно обогатив её образ. При этом она сохранила монастырский дух и соответствовала представлению о том, каким должен быть храм-памятник, посвящённый Александру Невскому.

К великому сожалению, ни одна постройка академика Л.В. Даля не дошла до наших дней, все они были разрушены в советское время [Кроме собора на стрелке в Нижнем Новгороде, но здесь вопрос об авторстве Л.В. Даля остаётся спорным]. Но в связи с начавшимися работами по возрождению Городецкого Феодоровского монастыря всё явственней видится возможность обретения вновь одной из его построек. Это тем более важно, что духовная значимость этого храма как для русского народа в целом, так и для городчан по-прежнему велика.