Городецкие чтения. Городец, 6 декабря 2008 года

Приговоры мирских сходов в качестве исторического источника по истории общинного землевладения и сельского самоуправления интересовали уже В.И. Семевского [Семевский В.И. Крестьяне в царствование императрицы Екатерины II. В двух томах. Том I. СПб., 1903. С. 102–103, 288–296. Историк сетовал, что документов, освещающих эти вопросы, очень мало и выражал надежду на то, что «со временем будут найдены в глухих провинциальных уголках кое-какие постановления крестьянских общин относительно пользования их землями». Хотя Семевский не имел в своём распоряжении этих документов, но он высказал предположение о степени полноты отразившейся в них информации: «Мирские приговоры записывались, хотя, вероятно, это делалось не во всех вотчинах и не по всем делам, при этом мнение меньшинства не обозначалось, если только этого прямо не требовал помещик» (Семевский В.И. Указ. соч. С. 295)].

Однако наиболее активно они привлекались в качестве материала для исследований советскими историками. Краткая характеристика мирских приговоров дана в обзорной источниковедческой работе И.Ф. Петровской [Петровская И.Ф. Об изучении поместно-вотчинных архивных фондов XVIII – первой половины XIX в. // Проблемы источниковедения. Том VI. М., 1958. С. 38.. В 1961 г. вышел первый том документальной публикации, в который были включены приговоры, иллюстрирующие требования крестьянского движения в России первой половины XIX в [Крестьянское движение в России в 1796–1825 гг. Сборник документов (гл. ред. — акад. Н.М. Дружинин). М., 1961. С. 33–34, 380–382, 489–490. Крестьянское движение в России в 1826–1849 гг. Сборник документов. М., 1961. С. 211 212. Крестьянское движение в России в 1857 — мае 1861 гг. Сборник документов. М., 1963. С. 195–197.. В предисловии к первому тому «дружининской серии» публикации документов «Крестьянское движение в России…» определено значение мирских приговоров: наряду с прошениями и жалобами они позволяют охарактеризовать «тяжёлое экономическое и правовое положение крестьян» [Крестьянское движение в России в 1796–1825 гг. Сборник документов. М., 1961. С. 27.. Данный вид документов также привлекался при изучении истории ведения хозяйства в вотчинах крупных землевладельцев для иллюстрации порядка отбывания крепостными крестьянами рекрутской повинности, взаимоотношений вотчинной администрации с местными государственными учреждениями, установления размера оброчного обложения на мирском сходе и т.п. [См., напр.: Архангельский С.И. Симбилейская вотчина Вл. Гр. Орлова (1790 1800 гг.) // Нижегородский краеведческий сборник. Том второй. Нижний Новгород, 1929. С. 174, 183. Щепетов К.Н. Крепостное право в вотчинах Шереметевых (1708–1885). М., 1947. С. 137, 138, 143, 168, 221..

Однако систематическое изучение мирских приговоров предприняли исследователи, занимавшиеся историей крестьянской общины в России. Так, с привлечением не менее чем 500 мирских приговоров написано исследование В.А. Александрова [Александров В.А. Сельская община в России (XVII – начало XIX в). М., 1976.. Л.С. Прокофьевой [Прокофьева Л.С. Крестьянская община в России во второй половине XVIII – первой половине XIX в. (на материалах вотчин Шереметевых). Л., 1981., также с использованием этого вида источников, изучена крестьянская община в вотчинах Шереметевых. В этих работах дана краткая источниковедческая характеристика приговоров, на основе их анализа освещены вопросы организации и деятельности сельских миров, распределения земельных угодий и повинностей в общинах, порядок отбывания рекрутской повинности, нормы обычного земельного права [Александров В.А. Сельская община в России… С. 117–293. См. также: Александров В.А. Типы сельской общины в позднефеодальной России (XVII – начало XIX в.) // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 97. Он же. Обычное право крепостной деревни России. XVIII – начало XIX в. М., 1984. С. 116–121 и др. Прокофьева Л.С. Указ. соч. С. 128–147.. Значительных результатов достигли историки, занимавшиеся изучением крестьянской общины в Сибири [Громыко М.М. Территориальная крестьянская община Сибири (30-е гг. XVIII – 60-е гг XIX в.) // Крестьянская община в Сибири XVII – начала XX в. Новосибирск, 1977. С. 33–103; Мамсик Т.С. Общинное самоуправление и взгляд крестьян на «мирскую» должность (по материалам приписной деревни Западной Сибири второй половины XVIII в.) // Там же. С.151–178. История крестьянства Сибири. Крестьянство Сибири в эпоху феодализма. Новосибирск, 1982. С. 286–304. и сельского самоуправления на Урале [Апкаримова Е.Ю., Голикова С.В., Миненко Н.А., Побережников И.В. Сельское и городское самоуправление на Урале в XVIII – начале XX века. М., 2003. С. 12–78.. Их труды содержат развёрнутую источниковедческую характеристику мирских приговоров, в них исследованы функции общины, деятельность мирских сходов, изучена система крестьянского самоуправления. Сходам как форме коллективного общения крестьян и мирским приговорам как документам, отражающим различные аспекты крестьянской этики, уделяет внимание в своём этнографическом исследовании М.М. Громыко [Громыко М.М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX в. М., 1986. С. 21, 93–94, 269..

Однако, несмотря на большие успехи, достигнутые в изучении истории крестьянской общины в Центральной России, на Урале и в Сибири, на материалах Нижегородской губернии подобные исследования не проводились. Мирским приговорам Городецкой вотчины Орловых и Паниных как историческому источнику уделено незначительное внимание. М.Ф. Прохоров дал их краткую характеристику за XVIII век в «межфондовом тематическом обзоре»  [Прохоров М.Ф. История крестьян края по документам Государственного архива Нижегородской области // Историческая наука и архивы. Тезисы докладов научно-практической конференции 19–20 октября 1993 г. Нижний Новгород, 1993. С. 71., и наша однофамилица, О.Н. Лебедева, упоминает о них в источниковедческом разделе кандидатской диссертации [Лебедева О.Н. Промысловые крестьяне конца XVIII – первой половины XIX века (по материалам Богородского имения Шереметевых, Городецкого — Орловых и Паниных Нижегородской губернии). Дис. … к.и.н. Горький, 1975. С. 14., но систематически весь комплекс этих документов не изучался.

Мирской приговор — это документ, содержащий решения мирского схода крестьян по какому-либо вопросу [На наш взгляд, следует различать термины «приговор мирского схода» («мирской приговор») и «приговор совета вотчинного правления». Мирской сход и совет вотчинного правления (как это видно по материалам Городецкого вотчинного правления) — две отличных друг от друга формы собраний крестьян с целью решения вопросов управления вотчиной. Хотя и приговоры советов вотчинного правления иногда именуются «мирскими» (см., напр.: ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 403. Л. 126–126 об), но советы — это форма собраний со сравнительно узким представительством крестьян (напр., в Городецком вотчинном правлении на советы в 1815 г. собиралось от 9 до 17 человек — ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 215. Л. 29–29об., 55), мирской сход — значительно шире по своему составу (в 1815 г. на мирских сходах присутствовало от 22 до 197 крестьян. ЦАНО. Ф. 1399. Д. 215. Л. 70–70об., 96–97об.). Кроме того, эти виды собраний отличались по своей компетенции: мирские сходы решали такие вопросы, как выборы крестьян на управленческие должности, поставка рекрутов, разрешение купли-продажи недвижимого имущества и т.д. А советы при вотчинном правлении — о назначении исполняющих обязанности бурмистров во время их отсутствия, о выпуске в «постороннее замужество» крестьянок, выборе мирских комиссий для рассматривания конкретных вопросов и т.д. В данной статье речь пойдёт только о приговорах мирских сходов.. Он состоит из следующих частей: преамбулы, в которой указана дата созыва схода, наименование части вотчины, в которой он собирался. 2-я часть — основная, излагающая сущность рассматриваемого вопроса и решение по нему. Здесь же изложены доводы в пользу сформулированного решения вопроса. 3-я часть — заключительная, содержащая стандартную формулу («чего ради сей приговор и учинили, под сим и подписуемся») и подписи крестьян, присутствовавших на сходе и вынесших решение [Аналогично приговоры охарактеризованы и В.А. Александровым (См.: Александров В.А. Сельская община в России… С. 117). Такое сходство в характеристике приговоров городецких крестьян с привлечёнными В.А. Александровым свидетельствует в пользу утверждения о том, что данный вид источников был типичным для делопроизводства вотчинных правлений разных землевладельцев Российской империи..

Большая часть мирских приговоров с. Городца отложилась в фонде Городецкого вотчинного правления Орловых и Паниных, хранящегося в Центральном архиве Нижегородской области (ЦАНО) [ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1, 2., меньшая часть (приговоры об отдаче крестьян в рекруты и о выборах на мирские должности) хранится в фонде Главной конторы по управлению имениями Паниных (Санкт-Петербург) [Там же. Ф. 761. Оп. 1, 2. вместе с корреспонденцией из Городца.

Крестьянская община Городецкой вотчины, состоявшая из группы селений, по структуре относилась к типу «сложной общины» [Александров В.А. Сельская община в России… С. 187., и мирские приговоры составлялись как представителями от определённой части имения, так и от всех частей. В XIX веке Городецкая вотчина делилась на две группы селений: Коренной и Прикупной Городец, которые формировались с 1772 по 1820 гг. Городецкая вотчина была пожалована из дворцовых земель Г.Г. Орлову в 1772 г., в 1775 г. по купчей крепости она перешла к его брату В.Г. Орлову. В данный период времени вотчина включала: с. Городец, Большую и Малую Верхние слободы и Нижнюю слободу (Трёхслободская часть). Они составили Коренной Городец. Прикупной Городец — это селения, прикупленные впоследствии В.Г. Орловым. В 1796 г. он купил имение у Е.А. Грушевской (Грушевская часть — Верхняя Полянка с деревнями) с 349 душами мужского пола за 50 тыс. руб. ассигнациями, в 1810 г. — у князя Ухтомского (Ухтомская часть — дер. Кириллово с деревнями) 517 душ м.п., в 1820 г. — у княжны В.М. Гагариной (Гагаринская часть) 243 души м.п. за 100 тыс. руб. асс. [Лебедева О.Н. Указ. соч. С. 33–34..

После смерти В.Г. Орлова в 1831 г. вотчина перешла во владение к его дочери, С.В. Паниной, а после её кончины в 1844 г. — её сыну В.Н. Панину. Накануне отмены крепостного права в Коренном Городце насчитывалось 963 души м.п. крестьян [Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях. СПб., 1860. Т. II. Извлечения из описаний имений по великороссийским губерниям (Московская, Нижегородская, Новгородская, Олонецкая, Оренбургская, Орловская, Пензенская). Нижегородская губерния. С. 24–25., в Прикупном — 1049 д.м.п. [Там же.. В Прикупной Городец входили 28 селений, пустоши и пожни [Слобода Верхняя Полянка, Воздвиженская слободка, деревни: Кириллово, Коротайка, Оксёнова, Вашурова, Коровино, Жерависново, Ляпунова, Кирьянова, Шейкина, Малахова, Завидлива, Гришманова, Пушкина, Авдеева, Оттавино, Вязовая, Серкова, Скипина, Беляева, Мартюгина, Перевесново, Брюхова, Устинова, Шадрино, Самарина, Собинное; пустоши и пожни: Пестянки, Арюкова, «Лесное место», Чучелевская, Блинова, Запольная, «по реке Узоле», Горячкина, Жирякова, остров Гусинец, Свистуниха, «лесное место деревни Кирилловой с деревнями, деревни Скипиной». (РГАДА. Ф. 1274. Оп. 1. Д. 1330 о. Лл. 1–4), общая площадь этой части вотчины составляла 2654 десятины 1024 кв. сажени [РГАДА. Ф. 1274. Оп. 1. Д. 1330о. Л. 3–4.. В Коренной Городец входили 4 селения, выгонная земля при них, пустоши, пожни и рыбные ловли [Селения: с. Городец, Большая и Малая Верхние и Нижняя слободы; пустоши и пожни: Себренникова, Веселкова, Притыкина, Чермнова, Лиликова, Белораменская, Голохрептова, Слащёва, Успидова, Пугина, Андреева, Дыхлиха, Молосникова, Заскочихина, Ефрина, Верхняя Волжская Елховская, Нижняя Волжская Елховская, Большая Елховская, Залеска, Сорочиха, Зимняк, Хариха, Долгуша, Лихуха, Бродова, Ендовская, «Малинькая», Верхняя Кривецкая, Кулиг, Неверская, Нагава, Малая и Большая Серебренница, Чулпаниха, Булыжиха, Нижняя, Сотина доля, Малая и Большая Замятиха, Власка, Скопинская, Прелиха, Кузнеца, Хирялка, Ахидиха, Дурасиха, Большая и Малая Ромашка, остров Осередок, Шилиха, Череповская, Власова, Мамониха, Замятка, Дубриха, Полотинка, Подкулижная; рыбные ловли: в озёрах Перекопном, Малом Липовце, Сосновце. (РГАДА. Ф. 1274. Оп. 1. Д. 1330 о. Л. 6–11)., общая площадь данной части — 5442 дес. 904 саж. [РГАДА. Ф. 1274. Оп. 1. Д. 1330 о. Л. 9–11.

По характеру информации возможно выделение нескольких групп мирских приговоров.

Мирские приговоры содержат большой массив информации по вопросу организации управления вотчиной. Большое количество сохранившихся документов данной группы обусловлено тем, что в Городецком имении существовала оброчная форма эксплуатации крестьян, поэтому здесь сложился тип общинной организации управления вотчиной, при котором помещик максимально устранялся от руководства, передавая эту функцию выборным мирским представителям под своим общим контролем [ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 3567. Александров В. А. Сельская община в России… С. 69–78.. На сходах выбирались бурмистры и их помощники, денежные старосты, члены мирских комиссий, сотские. В приговорах о выборе на должности содержатся данные об именах выбираемых крестьян, а также «формула доверия» [Это выражение употребляет М.М. Громыко и понимает под ним «мотивацию выбора — положительную характеристику избранного… Понятие «формула»… уместно ввиду повторяемости этих характеристик, кочевавших из одного документа в другой, их стереотипности» (Громыко М.М. Традиционные нормы поведения… С. 106)., представляющая собой набор качеств, которым должен соответствовать кандидат на должность («Сей выбранной нами человек поведения хорошего, грамоте умеющий, благонадёжный, совестной и расторопной, почему оную должность исправлять может без упущения», «оные выбранные … состояния и поведения хорошего, прожиточные и не пьяницы, не престарелые и не маловозрастные, совершеннолетние, сильные, здоровые и во всём расторопные, а не негодные и не медлительные» и т.п.) [ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 2202, 2203, 2687..

Миром рассматривались приказы домовой конторы, управляющего и давались подписки об их выполнении, что также отразилось в приговорах [Там же. Д. 2201. и даёт возможность изучить характер взаимоотношений вотчинной администрации и общины с. Городца. Так, 12 марта 1844 г. сход Трёхслободской части, согласно приказу управляющего Янткевича, вследствие болезни бурмистра Якова Михайлова Шарапова, выбрал нового — крестьянина Большой слободы Дмитрия Корнилова Василевкина [Там же. Д. 2202. Л. 22–23.. Следовательно, вотчинная администрация в данной ситуации оказала прямое давление на мир, инициировав выборы нового бурмистра. 29 мая 1847 г., согласно приказу Янткевича, на мирском сходе была дана подписка о том, что при найме на работу крестьян необходимо в вотчинном правлении «объяснять о сделанном договоре или условии», для записи в книгу (то же самое касалось условий о купле и продаже «всяких предметов») [Там же. Д. 2357. Л. 30.. Таким образом, вотчинная администрации выдвинула перед общиной требования, соблюдение которых гарантировалось подпиской, данной на мирском сходе. Анализ подобных документов даёт возможность проследить влияние и выяснить роль вотчинной администрации в управлении крестьянской общиной с. Городца.

В приговорах также отразилось решение вопросов, связанных с уплатой оброка крестьянами (о взыскании процентов за недоимки, рассмотрение прошений об освобождении от уплаты повинностей, о чрезвычайных сборах) [Там же. Д. 2358.. Решениям о снятии оброка с умерших крестьян сопутствует изложение правил этой процедуры. Так, 5 марта 1844 г. сход Трёх Прикупных частей постановил: исключить из оброчного оклада в 4 души троих умерших крестьян, «по случаю их смерти означенные души снять и разложить чрез избранных прежде сего на нынешний год окладчиков на других стоющих крестьян, каковую раскладку и объявить нам на сходе» [ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 2203. Л. 11–11об.. Таким образом, приговоры позволяют охарактеризовать порядок контроля за своевременным поступлением оброка, изучить выполнение общиной фискальной функции.

На мирских сходах рассматривался порядок отбывания крестьянами государственных повинностей. Большая группа документов содержит решения о порядке поставок рекрутов от с. Городца. Обсуждались кандидатуры для отдачи в рекруты, выносились решения о размерах денежной платы, взыскивавшейся с «очередных» крестьян для награждения отдаваемых в рекруты и их семей «за остающиеся от очереди их доли» [Там же. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 979.. Источники называют инициативные документы, согласно которым проводился набор (даты указов, сроки, нормы поставки), перечисляют поставляемых в рекруты крестьян с указанием их номеров по родословным книгам, состава семей и аргументов в пользу поставки (как правило, в виде устоявшихся формул — «по очереди, … за слабое его житие, пьянство, который в вотчинном правлении наказан, да и впредь в нём надежды быть в вотчине не предвидится» [Там же. Д. 216. Л. 1 об.).

Миром устанавливался и порядок выполнения рекрутской повинности за умерших крестьян, при этом прописывались обязанности и права родственников. Так, 11 декабря 1830 года с умершего крестьянина с. Городца Ивана Рябухина, по прошению его братьев, из числившихся на нём 2/4 рекрута вычли 1/4, а за оставшуюся долю постановили взыскать из суммы, вырученной от продажи дома вдовой Рябухиной и из капитала её дочери Надежды, доставшегося ей по наследству от свёкра [Там же. Д. 1080. Л. 12–12об.. Сходы рассматривали и прошения об освобождении от рекрутчины и выносили суждения. Так, 14 сентября 1831 года было отклонено прошение крестьянки Нижней слободы Степаниды Ивановой Ведерниковой об освобождении её приёмного сына от рекрутчины, так как она имела капитал и могла оплатить рекрутскую долю [Там же. Д. 1176. Л. 74–74об.. В каждом подобном случае рассматривались прошения и принимались решения, в качестве аргументов в пользу освобождения принимались тяглоспособность семей, имущественная состоятельность и нравственный облик крестьян [Там же. Д. 215.. Община старалась освободить от ухода на военную службу тех своих членов, которые были полезны для вотчины, и на сходах разрешала им покупать для поставки за себя людей, подробно прописывая условия этих покупок [Там же. Д. 1176.. Редко рассматривались прошения желающих добровольно поступить в военную службу по найму за другие семьи, и в таких случаях приговор фиксировал аргументы в пользу разрешения (отсутствие у поступающего живых родителей, размер рекрутской повинности за его семьёй и т.д.) [Там же. Д. 3039..

Таким образом, на основе анализа мирских приговоров возможно изучение деятельности сходов и мирских комиссий по установлению порядка отбывания рекрутчины, выявление норм обычного права, которыми они руководствовались в данной деятельности.

Несмотря на то, что сход играл главную роль в определении кандидатов в рекруты, вотчинная администрация осуществляла жёсткий контроль за принимаемыми решениями по данному вопросу. О порядке контроля также можно судить по мирским приговорам. Так, в январе 1823 г. выборные и крестьяне Ухтомской части дер. Кирилловой с деревнями постановили, что «по нашему мирскому приговору, учинённому ноября 30 числа … 822 года и по последовавшем на докладе бурмистра Ивана Беляева домовой конторы решению, утверждённому самим его сиятельством в 12-й день декабря того ж года за № 263-м, деревни Коротайки крестьянин Максим Иванов Пьянухин счиста отправлен …, за коего… полагаем собрать с очередных крестьян деньги…» [ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 555. Л. 1.. Следовательно, прослеживается вертикаль управления поставкой рекрутов. С одной стороны, крестьяне сами определяли кандидатов, но их решение было не окончательным. Оно должно было быть утверждено дважды: домовой конторой и самим землевладельцем.

Приговоры фиксировали и права солдаток. Выносились решения о выдаче им материальной помощи, частей их капитала из вотчинной опеки для удовлетворения бытовых потребностей. Так, 3 января 1815 сход Трёхслободской части постановил: выдать солдатке Наталье Фёдоровой Коматиной из её капитала в вотчинной опеке 50 рублей «на покупку себе для жительства избушки» [Там же. Д. 215. Л. 48.. Не оставалось без внимания безнравственное поведение некоторых, за которое назначалась мера наказания [Там же. Д. 215, 1080, 3294.. Систематическое изучение данной группы документов позволит выявить права солдаток в Городце.

В Уложении 1796 года В.Г. Орлова для Городецкой вотчины не были прописаны правила отношений вотчинной администрации с местными государственными учреждениями [За исключением формулировки в гл. XVI, ст. 12: «Ежели при искоренении упомянутых подозрительных людей должно будет представить иных в казённое Правительство, то крайне нужно брать приличные осторожности, чтобы чрез представление к суду не подать случай к разным прицепкам и не нанести бы селению хлопот и убытков» (ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 3567. Л. 25), которая, всё же, не исчерпывала всего многообразия возможных поводов к обращению в местные государственные учреждения.. Однако необходимость таких обращений рассматривалась на мирских сходах, выносивших решения о том, как необходимо выстраивать эти взаимоотношения. Приговоры повествуют о целях обращений в государственные учреждения представителей крестьянской общины (просьбы о поставках в рекруты крестьян, находящихся под судом, облегчение выполнения постойной и подводной повинности и др.). О сложившемся порядке отношений с чиновниками свидетельствует, например, приговор крестьян Коренной части от 7 января 1841 г. Крестьянин Тихон Яковлев Ливитков был определён к поставке в рекруты, но из-за кражи в питейном доме находился под судом и отдать его в солдаты было нельзя. Поэтому сход принял решение: «господина исправника, Дмитрия Михайловича Спасского, попросить, дабы он его, Ливиткова, из-под суда освободил, а ежели освободит, то поблагодарить его …, на счёт крестьянина Ливиткова, 150 рублями асс[игнациями]» [ЦАНО. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 1990. Л. 7–8..

На сходах решались вопросы выдачи денежных сумм должностным лицам. Так, 27 ноября 1855 г. сход Коренного Городца, по предложению бурмистра Ивана Вечернина, постановил: каждый год выдавать 75 рублей серебром приставу 2 стана Знаменскому «за полезное его для вотчины нашей содействие и по делам законное напутствование» [Там же. Д. 3128. Л. 24.. Разрешались выдачи для благодарности за решения дел в пользу крестьян [Там же. Д. 1080, 1081.. Санкционировалась раздача «в награждение господам присутствующим» денег и продуктов к праздникам [Там же. Д. 979.. Разбирались случаи прямого требования денег: 20 сентября 1854 г. крестьяне Коренного Городца на сходе, по предложению бурмистра Ивана Вечернина, постановили: выдать землемеру Иванову 150 р. серебром, которые он сам требовал. За это землемер обещал размежевать земли в пустоши Молочниковой «в пользу нашей вотчины» [Там же. Д. 3039. Л. 23..

На мирских сходах давались подписки о выполнении предписаний местных государственных учреждений. В приговорах записывались даты предписаний, излагалось их содержание. Описан порядок получения предписания: например, «мы, нижеподписавшиеся крестьяне, быв в вотчинном правлении Коренного Городца на мирском сходе, на коем бурмистр наш, Иван Тимофеич Вечернин, объявил нам, что вследствие данной им подписки господину приставу 2-го стана, господину Знаменскому, все проживающие на земле его сиятельства посторонние люди непременно имели б письменные виды. Буде ж кто оных не имеет, то таковым проживание в домах и заводах не позволять, в слышании и исполнении сего под сим и подписуемся» [Там же. Д. 3039. Л. 9.. Таким образом, данная группа приговоров позволяет изучить роль государственных учреждений в управлении крестьянской общиной с. Городца: наряду с домовой конторой и управляющим, от них исходили предписания, обязательные для вотчины, доводившиеся через бурмистра до сведения крестьян.

На мирских сходах разбирались случаи нарушения вотчинной дисциплины. Рассматривались проступки крестьян, выдвигались доводы в доказательство виновности и определялись меры наказания. 29 августа 1844 г. сход постановил взыскать с крестьянина Даниила Васильева Московкина деньги за выбитые им в пьяном виде стёкла, «несмотря на его запирательство, а основываясь на показаниях посторонних свидетелей» [Там же. Д. 2203. Л. 53.. Разбирались кражи, случаи нанесения крестьянами друг другу увечий [Там же. Д. 1525. Д. 2203. Л. 53–53об. Д. 2201.. Мир контролировал наём крестьян на работу и в случае нарушения установленного порядка определял наказание. Так, Андрея Иванова Приставова 8 апреля 1841 г. приговорили к наказанию «на теле розгами» за то, что он нанялся одновременно к двум хозяевам [Там же. Д. 1990. Л. 51.. Осуществлялся надзор также и за соблюдением этических норм поведения в отношении вотчинной администрации и односельчан: разбиралось поведение общинника, выходившее за рамки этих норм, свидетелями давалась подписка о его поведении [Там же. Д. 215. Лл. 42–43.. В приговорах устанавливались и меры наказания за подобные проступки. 3 апреля 1844 г. сход Трёх Покупных частей рассматривал поведение отставного солдата Ивана Васильева Жундикова, который «занимается пьянством и нередко ссорится с соседями, чем делает им оскорбления… Причём припомянем, что Жундиков в противность законов даже не живёт со своею женою». Постановили: просить «начальство» о высылке его из селения, на что и было дано согласие [Там же. Д. 2203. Л. 23–24.. Наличие подобных сведений позволяет изучить выполнение общиной с. Городца судебной функции, норм обычного права, которыми руководствовался мир при разборе нарушений вотчинной дисциплины.

На мирских сходах рассматривались имущественные права крестьян, и в приговорах фиксировались решения по этим вопросам. Документы повествуют о праве выходящих замуж крестьянок на получение наследства от опекунов, о выдаче имущества малолетних наследников на хранение родственникам, «полюбовные разделы имущества» [Там же. Д. 1990, 1081.. На мирских сходах рассматривались прошения о получении денег, данных в долг кому-либо умершими родственниками просителей, принимались решения о правах наследников, долях получаемых ими денег. Так, 29 марта 1831 г. сход крестьян Трёхслободской части, рассматривая подобное прошение Александра Григорьева Старцова, не согласился отдать всю сумму ему. Было принято постановление о том, что «из числа оной выдать ему только 1180 р., а достальные 1000 р., отделяя наследнице по Старцове, дочери (умершего крестьянина Фёдора Иванова Старцова, заимодавца. — П.Л.), Елисавете Фёдоровой, по муже Жуковой, с малолетней дочерью, отдать в вотчинную опеку для отдачи из прибыли, на что и сам Александр Старцов согласен». Право на доли наследства аргументировалось. 24 сентября 1844 г. мирской сход постановил, что после смерти Прохора Малевского его «избушка» и «напогребник» переходят к дочери — девице Ульяне Прохоровой, а сын Асаф не должен претендовать на эту недвижимость, так как Ульяна одна «чинила издержки на похороны и поминовение помянутого отца» [Там же. Д. 1176. Л. 40–40об. Д. 2201. Л. 25–25 об.. Таким образом, приговор зафиксировал статус женщины-наследницы, её права.

На мирских сходах разбирались споры наследников по поводу владения имуществом завещателя, размеры денежных сумм, выдаваемых из вотчинной опеки по прошению наследников [Там же. Д. 1525.. Мир устанавливал порядок наследования имущества. Так, 15 декабря 1829 г. крестьяне Ухтомской части деревни Кирилловой с деревнями постановили: оставшийся в деревне Коротайке после умершего крестьянина Кондратья Иванова Долбленинского дом продать его брату Петру, а вырученные деньги внести в вотчинную опеку «для раздачи из прибыли, и прибыльные деньги, не выдавая, присовокуплять к капитальной сумме. А при случае, сколько оных накопится, употребить на отправу за сына означенного Кондратья — Якова — рекрутской повинности» [Там же. Д. 979. Л. 54–54об.. Таким образом, сход определил преимущественное право брата на покупку недвижимости умершего, а сын получал только прибыль от этой продажи. Выносились решения и о продаже оставшейся после умерших недвижимости неродственникам и о правах наследников на получение части прибыли от таких сделок [Там же. Д. 2203. Л. 47–47об..

Миром решались также вопросы продажи недвижимого имущества и определялся круг лиц, которые имеют право на его приобретение. Так, 24 июля 1844 г. сход Трёхслободской части разрешил продать дом крестьянину Петру Павлову Шумилову, «если от покупки откажется дядя его, Максим Шумилов, крестьянину Якиму Григорьеву Горохову». В этом же приговоре фиксировалось предписание о том, куда должна поступить вырученная от продажи сумма (внести на отправление рекрутской повинности за продавца, на покупку продавцом нового «домика») [Там же. Д. 2201. Л. 3.. Регулировалась выдача рекрутского капитала детям поступивших на военную службу крестьян (устанавливались условия получения), рассматривались прошения о разрешении построек домов на наследственных участках [Там же. Д. 979, 1176..

Таким образом, на основе мирских приговоров возможно изучение деятельности сходов по удовлетворению имущественных прав крестьян, норм обычного права, регулировавших владение и наследование имущества в крестьянских семьях.

«Мирскими людьми» рассматривались прошения крестьян об усыновлении детей, оговаривались условия их приёма в семьи (выдать впоследствии замуж девочку, обеспечив ей приданое; отправить рекрутскую повинность за мальчика и т.д.) [Там же. Д. 979, 1080, 1990, 2203.. Особо разбирались просьбы крестьян об освобождении их от воспитания приёмных детей [Там же. Д. 2687.. Таким образом, мирские приговоры фиксировали статус и права приёмных детей в семьях крестьян.

Кроме этого, сходы определяли положение различных категорий членов крестьянской общины. Так, 4 января 1860 г. мир Прикупной части вынес решение о двоих крестьянах «престарелых и дряхлых, не могущих от себя пропитываться»: их приняли на жительство «в общественную богадельну» и предписали «пропитывать от нашей общественной мирской суммы назначенным по определению его сиятельства пайком» [Там же. Д. 3518. Л. 13–13об.. Определялись права «чужевотчинных» крестьян и представителей других сословий (например, купцов), проживавших на территории Городца; крестьян Паниных, проживающих за пределами вотчины, их обязанности по выполнению государственных повинностей [Там же. Д. 2201, 2357.. Мирские приговоры повествуют об условиях, на которых допускались к проживанию на территории Городца другие категории крестьян. Так, 26 января 1830 г. сход Ухтомской части деревни Кирилловой с деревнями разрешил удельному крестьянину построить «домик» «на большом овраге» на условиях: чтобы он платил «за поземельное, вёл бы себя порядочно, а в случае каковых-либо непристойностей дом его будет сломан» [Там же. Д. 1081. Л. 37..

В приговорах отразилась повседневная деятельность мира по выполнению общественных работ для крестьянской общины. Специально созывались сходы, на которых определялся порядок работ по укреплению речного берега от размыва весенним паводком, ремонту моста через Ямный затон, постройке заборов и т.д. Выбирались подрядчики для проведения этих работ [Там же. Д. 1080, 2358..

В целом необходимо отметить большую информативную ценность мирских приговоров Городецкой вотчины Орловых и Паниных первой половины XIX века. Систематическое изучение всего комплекса данного вида документов даёт возможность исследовать организацию и деятельность сельского мира с. Городца, положение общины во взаимоотношениях крестьян и вотчинной администрации. На основе анализа текстов приговоров возможно исследование норм обычного права, бытовавших в имении, а также этических норм поведения крестьян в повседневной жизни.