Городецкие чтения. Городец, 26 апреля 2012 года

(по материалам фонда Главной конторы по управлению делами Паниных Центрального архива Нижегородской области)

Ведение хозяйственных дел в русской дворянской усадьбе на практике сопровождалось составлением различной документации: описей, отчётов, планов имений и бумаг бухгалтерского характера. Иногда они велись формально, иногда подробно и ответственно (как в нашем случае). Изучение и анализ подобных документов, которые мы рассмотрим ниже, поможет не только профессионалам-реставраторам в их работе по восстановлению внешнего облика старинного здания, но и музейщикам в воссоздании быта и уклада жизни русской барской усадьбы.

Со второй половины XVIII века Городец приобрёл значение важного центра хлебной торговли, кожевенного, пряничного производства и превратился в богатое торговое село, во многом обогнав по своей роли торгово-промышленного центра — уездный город Балахну. Рост благосостояния жителей Городца отразился на характере застройки — появились каменные одно- и двухэтажные дома, а со стороны Волги село украсилось силуэтами каменных храмов.

В старой части Городца, на высокой набережной реки Волги и сейчас находится усадьба графов Паниных, построенная в середине XIX века. Она является одним из четырёх памятников архитектуры и градостроительства федерального значения в Городце. Это характерный образец архитектуры деревянного ампира, единственная дворянская усадьба в Городце.

Начало истории городецкой усадьбы графов Паниных относится к эпохе правления Екатерины II. В 1767 году императрица совершила путешествие по Волге на галере «Тверь». Её сопровождали братья Орловы — Григорий и Владимир. В числе других городов высокие гости посетили и Городец.

Владимир Орлов записал в своём дневнике: «…19-го мая Государыня изволила быть в монастыре нововыстроенном и недавно погорелом в Городце для освящения сего монастыря. В сем монастыре постригся Александр Невский, который перенесён в резиденцию его Владимир, и, наконец, в Петербург. Когда Государыня изволила идти в монастырь, то везде женщины постилали платки и шёлковые и всякие до самого монастыря; после освящения Государыня возвратилась на галеру. Во время прохождения её иной называл её ягодкой, иная баба — солнышком, иная — кормилица наша…» [«Русский архив». 1908. № 7–12. С. 475. Биографический очерк графа В.Г. Орлова; составлен внуком его графом В.П. Орловым-Давыдовым. С. 308]. Владимир Орлов, посетив Городец, тогда и не предполагал, что богатое торговое село на Волге через несколько лет станет его вотчиной.

Вскоре после путешествия Григорию Орлову пришлось временно оставить Петербург, поскольку его место фаворита при Екатерине II было занято Васильчиковым. В 1772 году Екатерина II пожаловала из дворцовых земель его светлости князю Григорию Григорьевичу Орлову в качестве отступных, в том числе и земли «в балахонском уезде в селе Городце большую, малую и нижнюю слободы». Копия Жалованной грамоты, выполненная в XIX веке, хранится в нашем музее и представлена в экспозиции.

Село Городец на протяжении длительного времени было частновладельческим. Орловская вотчина на Волге включала три слободы — две Верхние и Нижнюю, которые составили так называемую Коренную часть Городецкого имения.

От Григория Орлова в 1775 году слободы по купчей крепости достались его брату Владимиру. С течением времени размеры имения значительно увеличились за счёт покупки помещиком близлежащих поселений. Эта часть имения в дальнейшем стала именоваться в официальных документах того времени как Прикупная часть Городца [Лебедева О.Н. Промысловые крестьяне конца XVIII – первой половины XIX веков (по материалам Богородского имения Шереметьевых, Городецкого Орловых и Паниных Нижегородской губернии). Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Горький, 1975. С. 34].

Помимо Городца Орлову в Нижегородской губернии принадлежало и имение Симбилей, позднее доставшееся его внуку — Владимиру Давыдову.

Владимир Петрович Давыдов-Орлов приводит интересные сведения о пребывании семейства Орловых-Паниных в селе Городце в зимние месяцы 1812–1813 годов. «…Война 1812 года нарушила мирное пребывание семейства графа Владимира Григорьевича (Орлова — Т.Ф.) в Отраде… <…> Граф Владимир Григорьевич <…> переезжал из имения в имение, останавливаясь в каждом и удаляясь всё более от Москвы <…> и, наконец, остановился в Городце, самом богатом из приволжских его селений, куда за несколько лет перед тем он ездил ещё с малыми детьми» [«Русский архив». 1908. № 7–12. С. 475. Биографический очерк графа В.Г. Орлова; составлен внуком его графом В.П. Орловым-Давыдовым. С. 318].

Далее автор воспоминаний пишет: «Семейство графа расположилось в Городце в крестьянских избах, между которыми были и каменные двухэтажные. В одной избе помещались Панины, кроме старшего сына Александра, бывшего на войне и самого графа Никиты Петровича, который только временно наезжал в Городец; в другой избе жила Наталья Владимировна с малолетними детьми (вторая дочь В.Г. Орлова — Т.Ф.) <…> Наезжали временно из дальних мест графиня Анна Алексеевна, граф Никита Петрович, князь Иван Петрович Оболенский с супругой, племянницей графини Елизаветы Ивановны Орловой (жена В.Г. Орлова — Т.Ф.). Всё это общество гуляло пешком по снегу в валеных сапогах. Самые богатые из крестьян приглашали всех на пышные завтраки, угощали знаменитыми пряниками и малагой и дарили гостей холстами своего изделия и полотенцами с кружевными концами. Общество собиралось к обеду и к вечеру в избу, занятую графом; там ожидали с нетерпением почту, перебирали с жадностью газеты и обсуждали с большой живостью последние известия. Дамы щипали корпию» [Там же].

Управляющий Главной графской конторы, выехав из Отрады, посылал 7 октября 1812 года с дороги в Городец донесение: «Сиятельнейший государь граф! 6-ого сего октября приехали мы с конторою и прочим на 41 подводах <…> Из числа сих подвод находилось 6 с кибитками под девушками и 2 под кладью их, 7 под винами, вареньем и дипломами; 4 под конторою и писарями, 1 под салфетками, холстами и прочим, взятым из шкапу государыни графини; тут же положены все лучшие занавески и одеяла; 1 под сахаром и церковною утварью. Последние 20 подвод наняты дворовыми людьми на счёт свой…» [Там же]. На рапорте имеется резолюция, сделанная рукой графа: «Приехать сюда в село Городец». Таким образом, в селе Городце среди своих крепостных крестьян переждали военное лихолетье в холодные зимние месяцы семейства Орловых и Паниных. В феврале 1813 года «…закутанные в шубы, граф и все члены его семейства выехали из гостеприимного Городца, при усердных пожеланиях счастливого пути от крестьян, толпою окружавших зимние повозки и бросавших в них прощальные подарки» [Там же]. Преодолев длинный путь по заснеженной равнине, граф прибыл на московское пепелище. А Городец продолжал жить своей размеренной жизнью.

Судя по тому, что помещики разместились в «крестьянских избах», можно предположить, что в этот период Орловы собственного дома в Городце не имели. Имущество владельцев села было представлено зданием вотчинной конторы, существовавшей в Городце с конца XVIII века, и не приспособленным для проживания.

В 1831 году Софья Владимировна Панина, дочь В.Г. Орлова, получила по наследству село Городец. После её смерти в права наследства с 1841 года вступил её сын граф Виктор Никитич. Именно он распорядился в 1845 году выстроить в Городце дом для управляющего вотчинами. Только один раз в августе 1861 года в связи с отменой крепостного права приезжал в Городец Виктор Никитич Панин всего на несколько дней. В архивных документах есть упоминание об этой поездке [Владимирова Т. (Гусева Т.В.) В гостях у Паниных // Городецкий вестник. 1993, 15 сент. с. 3].

Последней владелицей городецкого имения в 1899 году стала внучка Виктора Никитича — Софья Владимировна Панина.

После революции усадьба была национализирована. Флигель стал частным жилым домом. В разные годы в Главном доме усадьбы располагались различные учреждения. В журнале записи занятых муниципализированных домовладений за 1923 год записано, что в бывшем доме графини Паниной расположились Укоммунотдел, УОНО, Уздравотдел. Позднее, в 1920-е годы — отдел милиции. С пребыванием милиции в этом доме связана странная легенда, ходившая в Городце, о том, что в подвале расстреливали заключённых (хотя помещение 20 кв. м вряд ли это позволяло). С 1930-х годов здесь размещались различные школы. И только в сентябре 2003 года здание было передано музейному комплексу для организации в нём художественного музея «Дом графини Паниной».

Название Главного дома усадьбы, а также нашего музея — «Дом графини Паниной» — условно. Не совсем правильно так его называть, так как графиня была лишь одной из владелиц этого дома. Наверное, в этом названии сохранилось воспоминание о последней хозяйке Городца — графине Софье Владимировне Паниной.

Кроме дома и флигеля, сохранились и другие постройки усадьбы: кирпичное здание (на планах усадьбы 1869 года, 1894 года, 1900 года, 1903 года показана каменная кладовая), одноэтажный деревянный дом — дом № 12 по улице Набережная Революции. По свидетельству документа 1903 года, он представлял собой «флигель для конторщика бревенчатый на каменном фундаменте крытый железом… стены снаружи обшиты рейкой, окрашены» [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 1304. Л. 110]. В пользу того, что этот дом входил в комплекс усадьбы, говорит то, что наличники его окон были такими же, как и на окнах заднего фасада дома Паниных. Наличие каменной кладовой и флигеля для конторщика существенно дополняют комплекс господской усадьбы в Городце. Поэтому правомерно поставить вопрос о включении этих зданий в списки памятников истории и культуры федерального значения. В настоящее время на охрану поставлен Главный дом, флигель и ворота.


* * *

Получив это здание, мы мало что знали о его статусе, владельцах и т.п. И по крупицам стали собирать материал. Сначала выяснили, что это памятник архитектуры и градостроительства федерального значения.

С этого момента начались наши «хождения по мукам» с реставрацией и оформлением различных документов. Длятся ремонтно-реставрационные работы с переменным успехом уже 5 лет, но до сих пор не закончены. Заменена крыша, отсутствовавший несколько лет балкончик восстановлен, произведены работы по замене деревянной обшивки фасада, произведён монтаж новых окон, восстановлена часть деревянного резного убранства, реконструировано крыльцо восточного входа. Благодаря реставрации были раскрыты некоторые секреты нашего дома. Например, когда вскрывали деревянную обшивку фасада, открылись следы пожара в верхней части сруба в одном месте. Работы в единственном на тот момент подвале позволили найти второй подвал, существовавший по описи 1884 года.

В 2005 году в служебных документах Городецкого краеведческого музея был найден Протокол вскрытия нескольких деревянных ящиков с бумагами (сейчас представлен в экспозиции музея «Дом графини Паниной»), так как в этом мероприятии участвовал на тот момент директор музея. Согласно Протокола, после революции в 1921 году в Городце в подвале женской гимназии были обнаружены 34 ящика, после вскрытия 5 ящиков оказалось, что в них хранится богатейший архив Главной конторы по управлению делами Паниных. Скорее всего, документы были вывезены по распоряжению Софьи Паниной в тревожные годы Первой мировой войны. Но почему именно в Городец? Ведь у неё были и более крупные имения по всей России? Вопрос остаётся открытым.

К сожалению, 29 ящиков из 34 исчезли, следы их утеряны. Найденные же материалы из пяти оставшихся хранятся в ЦАНО.

В изысканиях нам помог тот факт, что в городецком музее хранилась небольшая папка — подборка копий документов по истории усадьбы Паниных в Городце (фонд Главной конторы по управлению делами Паниных из архива ЦАНО). В их числе и подробное описание всего имущества Главного дома городецкой усадьбы, полностью утраченного в годы революции.

В данной работе использованы и проанализированы следующие документы:

- опись Главной конторы Ея Сиятельства графини Н.П. Паниной кассовым книгам, уплаченным денежным счетам, делам и планам по имениям и по другим предметам; [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 4]

- опись планам Городецкого имения Её Сиятельства графини Н.П. Паниной, 1877 год; [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 270]

- план и опись застрахованных строений по имениям Н.П. Паниной, 1900 год;[ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 558]

- план, опись и оценка строений 2 мая 1896 года, страховой полис; [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 1261]

- отчёты о приходе и расходе денежных сумм за 1884 год, опись усадьбы с имуществом; [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 1290. Л. 31–35]

- отчёты о приходе и расходе сумм по Городецкому имению 1894 г. [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 1304. Л. 71–84об., 99–106, 110–112об.]

- отчёты о приходе и расходе сумм по Городецкому имению 1894–1895 гг. [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 1306. Л. 18–23, 25–31]

- отчёты, ведомости и переписка о продаже лесосек, земель, о недоимках, описи и оценки строений, 1903 год. [ЦАНО Ф. 761. Оп. 1. Д. 1316. Л. 192, 193]

Архивные материалы дают представление о первоначальном виде Главного дома, флигелей и других надворных построек и о последующих изменениях в их архитектуре.

Посмотрите внимательно на современное здание нашего музея. Согласитесь, что оно мало похоже на старинный графский дом. Это объясняется тем, что уже в конце XIX века дом подвергся перестройке.

Попробуем представить себе его первоначальный облик. Встанем лицом к дому, с правой стороны отсчитаем семь окон и мысленно уберём оставшиеся. Так выглядел фасад главного дома до перестройки. Он имел классические пропорции барской усадьбы. Слева и справа от Главного дома, увенчанного мезонином с балкончиком, располагались флигели. Между домом и флигелями находились двое ворот, украшенные высоким полукруглым резным навершием с изображением герба графов Паниных. Высокие окна имели деревянные ставни и резные наличники. Таким образом, усадьба имела строгий, торжественный и одновременно уютный и жилой вид.

Место для усадьбы было выбрано чрезвычайно красивое. Она расположилась на живописном высоком берегу Волги, с которого открывались бескрайние волжские просторы. А внизу под горой вовсю бурлила купецкая жизнь. Приставали и отплывали пароходы, кипела торговля на городецком базаре.

В XIX веке усадьба графов Паниных являлась во всех отношениях архитектурной доминантой этой части села Городца. Даже улица, на которой стояла усадьба, со временем была переименована из Поперечной в Панинскую.

Постановке усадьбы придавалось немаловажное значение. Прежде на месте постройки находились два крестьянских дома, но случился пожар, и остался один деревянный дом и каменная кладовая, которые «поступили для помещения служб при выстроенном вновь господском доме». По предписанию В.Н. Панина снесены были ещё два дома, находившиеся рядом. Сломан и дом крестьянки Ворониной, который был напротив господского и закрывал панораму Заволжья. Изначально усадьба строилась для управляющего вотчинами.

Строительство усадьбы из лиственницы было закончено в 1847 году. Самые существенные перестройки по документам произошли в 1888–1889 гг., когда центральный дом был соединён жилыми комнатами с конторским флигелем.

В 1961 году по данным плана БТИ Главный дом усадьбы для нужд находившейся в нём школы был незначительно перестроен (пристроены две комнаты к северному фасаду). В таком виде он и существует в настоящее время.

По описи 1894 года стоял дом деревянный на каменном фундаменте с 2 подвалами сводом и пристройками, крыт железом, окрашен в серо-голубую краску, шириною 5 1/2, 6 1/2, 7 3/4 саженей, длиною 13 саженей, высотою 2 1/2 сажени и 3 сажени с 2 аршинами, с мезонином, строение хорошей постройки. Занято управляющим и конторою, в нём несколько комнат.

Как выглядела усадьба не только снаружи, но и изнутри, что её наполняло, мы можем сегодня представить благодаря удивительным документам. Управляющий Егерман вёл подробный отчёт обо всём имуществе.

Перенесёмся в XIX век. Мы на улице Поперечной, перед графским домом с мезонином и балкончиком.

Войдём в ворота с резным навершием, пройдём несколько шагов вперёд и попадём на парадное крыльцо. Перед нами «простая, обитая сукном дверь», за ней — столярная с четырьмя стёклами. Откроем её и окажемся в квадратной комнате на два окна. Мы в лакейской.

Через лакейскую можно было попасть в Зало и Детскую.

Зало на 5 окон являлось самой просторной комнатой в усадьбе. Пол был покрыт дубовым паркетом, а потолок выкрашен масляной краской. Здесь имелась изразцовая печь. Залом открывается анфилада комнат.

Мы переходим в светлую гостиную на три окна, выходящих на улицу Поперечную. Светлой и просторной была гостиная и благодаря двум гостиным зеркалам. Пол, как и в Зале, был выстлан дубовым паркетом, а потолок — выкрашен масляной краской. Также стояла изразцовая печь с приборами. Для симметрии с ней в стене был встроен шкаф для платья.

Благодаря сохранившимся отчётам управляющего, мы можем сказать, что Зало и Гостиная были богато меблированы.

В комнатах дома можно было увидеть венские гнутые стулья и разнообразную мягкую мебель. Три дивана, кресло и стулья были обтянуты зелёным и коричневым репсом. Здесь же четыре ломберных столика: два из орехового дерева и два простых. Имелись и два придиванных столика: один орехового дерева, другой чёрный.

Для освещения использовались различные лампы: столовые, стенные и ночная, а также свечи в мраморных и медных подсвечниках.

Из гостиной дверь ведёт в столовую. Здесь одна простая печь, стол обеденный — круглый дубовый. Пол, как и во всех оставшихся комнатах, крашеный.

По описанию, столовая посуда представлена очень скромной и малочисленной. Всего «разной кухонной посуды по особому счёту и самовар с подносом» — на 26 рублей 35 копеек.

По всем окнам, выходившим на Поперечную улицу, имелись коленкоровые подъёмные шторы.

Из столовой дверь ведёт в коридор. Напротив столовой — небольшая комната для кухарки. Из неё ход в ещё более тесную кухню, в которой, между тем, стояла русская печь, плита с тремя конфорками и один духовой шкаф, на стене висели кухонные часы. У кухни имелось крыльцо, выходившее во двор.

Из комнаты кухарки вернёмся в коридор. Следующая по коридору — Девичья — узкая комната на одно окно с форточкой. Из Девичьей можно было попасть в Детскую — небольшую уютную комнату с двумя окнами в сад.

Наконец, из Детской мы возвращаемся в лакейскую, совершив круг по нижнему этажу.

Пикантная, интересная деталь — в доме имелся ватерклозет с 1 окном в 6 стёкол, 1 писсуаром и краном для воды, 1 баком деревянным, в нём свинцовая коробка, с креслом дубовым, в полу имелся люк для очистки большого сливного бака, пол крашеный. Судьба ватерклозета в советское время печальна, он был разрушен, а школа в помещениях бывших комнат кухарки и кухни обустроила обычный деревенский туалет мужской и женский по три места.

Имелась лестница, ведущая наверх в мезонин. Он был разделён на две комнаты: большую и маленькую. В обеих имелись изразцовые печи с приборами. Из большой комнаты через стеклянные двери можно было выйти на балкончик, украшенный перилами с точёными балясинами.

В разные годы в рядом стоящем с Главным домом флигеле располагались разные хозяйственные помещении: кучерская, чулан и другие.

Между домом и флигелем находятся ворота с резным навершием, на нём — стилизованное изображение герба графов Паниных. Ворота с навершием, как и дом, были выполнены из лиственницы. Сегодня навершие экспонируется в нашем музее. Оно является одним из символов Городца (изображение этого прекрасного образца глухой резьбы входит во все современные путеводители). В 1994 году выполнена и установлена копия ворот с навершием, но уже из сосны.

Изначально таких ворот было двое. Судьба вторых ворот такова. Как следует из плана 1894 года после соединения жилого дома с флигелем в 1888 году их перенесли с южного фасада на западный.

По архивным документам и планам 1894 года в комплекс графской усадьбы входили различные надворные постройки. Они образовывали целый комплекс, который впечатляет разнообразием и хозяйственным размахом:

- баня с пристройками;
- каменная со сводом кладовая;
- ледник;
- амбар;
- катальня;
- коровник тёплый и холодный;
- птичник на четыре отделения для разных птиц;
- каретник, площадки для закладки лошадей и для пожарного обоза;
- отхожее место; выгребная яма;
- навес деревянный на столбах, ремонтирован заново в 1893 году навес для дров на столбах; беседка на столбах.

Имелся даже собственный колёсный колодезь внушительных размеров глубиною в 25 сажень (более 50 метров).

В конюшне на три стойла обитали пристяжной конь по кличке Плясун, присланный из Марфинского имения, и коренной жеребец (в описании — «лошадь старая») по кличке Мужик.

Среди других документов фонда Главной конторы по управлению делами Паниных имеется любопытная бумага «Строения и движимое имущество Городецкого имения Её Сиятельства графини Наталья Павловны Паниной, застрахованные во 2-м Российском Страховом Обществе сроком 17 июня 1894 года и 1 июля 1894 года». В полисе ряд построек не указывались, а часть бедных строений выдавались за богатые. Благодаря чему удалось снизить подлинную стоимость с полутора тысяч до тысячи рублей.

В представлении о русской усадьбе всегда возникает образ красивого тенистого сада, с дорожками, беседками. Площадь Городецкой усадьбы была значительна — примерно 3,5 гектара, из них почти половина отведена под сад и огород. По описи господской усадьбы 1884 года, составленной Л. Климашевским, следует: «при усадьбе палисадник между флигелем и кладовою; площадка с перилами и лестницей; сад, разведённый мною в 1881–83 годах и кругом усадьбы дощатый забор».

В 2011 году Городецкий музейный комплекс разработал и представил на рассмотрение проект «Аромат дворянского сада». Его главная цель — воссоздание усадьбы с садом и частью надворных построек.