Городецкие чтения. Городец, 26 апреля 2012 года

Для чего существует охранная археология?

Общепризнанное определение археологии — отрасль исторической науки, изучающая прошлое человечества преимущественно на основе вещественных источников, или археологических памятников в широком смысле слова.

«Охранная археология — это вид археологической деятельности, вызванный к жизни активным хозяйственным освоением территорий, создающим угрозу для сохранения археологического наследия, и жёстко регламентированный государством в виде нормативно-правовых актов об охране историко-культурного наследия страны». По мнению Гусевой Т.В., поддержанному автором, охранная археология, как и археология в целом, является видом научной деятельности. Они имеют единый объект и предмет изучения. У них единые методы работы. Одни и те же субъекты производят исследования, имеющие целью получение нового знания, что является признаком именно научной (научно-исследовательской) деятельности (Федеральный Закон № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике», ст. 2).

Социальная значимость археологии заключается не только в формировании и сохранении научных знаний о прошлом для ныне живущих и будущих поколений. Она добывает подлинные свидетельства нашей истории, культурные ценности, которые участвуют в формировании исторической памяти общества. Статья 44 Конституции закрепляет за людьми право на доступ к культурным ценностям, одновременно обязывает заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. В развитие этой конституционной нормы в России был принят Федеральный закон от 25 июня 2002 года № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В соответствии с ним одним из способов сохранения объектов археологического наследия допускается проведение охранных археологических полевых работ. Это следует из норм статей 40, 41, 45 и 36 этого закона. Охранные археологические полевые работы возможны при условии получения разрешения (открытого листа).

Ранее открытые листы выдавались Институтом археологии РАН на основании утверждённого им Положения «О порядке проведения археологических полевых работ (археологических раскопок и разведок) и составления научной отчётной документации (Утверждено Решением Учёного совета Института археологии Российской академии наук от 30 марта 2007 года).

С 2009 года порядок выдачи открытых листов урегулирован приказом Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия от 3 февраля 2009 года № 15 «Об утверждении Положения о порядке выдачи разрешений (открытых листов) на право проведения работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия». Этот приказ издан в порядке реализации пункта 8 статьи 45 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Полномочия по выдаче этих открытых листов (разрешений) в настоящее время имеет Министерство культуры РФ в лице его центрального аппарата.

Принципиальным отличием нового Положения явилось то, что функция выдачи открытых листов была передана чиновникам. Таким образом, эту функцию взяло на себя государство. На первый взгляд, подобный шаг должен привести к усилению государственного контроля в сфере охранной археологии.

Однако, перечень археологических полевых работ, требующих выдачи открытых листов, в новом Положении сокращён до двух видов: разведки и раскопки. Прежнее Положение помимо разведок и раскопок предусматривало проведение археологических разведок без осуществления каких-либо земляных работ (форма 3 открытого листа) и проведение охранно-спасательных работ на памятниках, разрушаемых при строительно-земляных работах или находящихся в аварийном состоянии (форма 4 открытого листа). Кроме того, новое Положение изменило и сам порядок оформления открытых листов, сделав его более формализованным и «забюрократизированным». В результате принятые изменения не привели к ожидаемому результату и фактически спровоцировали ослабление контроля за фактическим состоянием дел в области охранной археологии. Представляется необходимым исправлять положение с учётом обоснованности и целесообразности устанавливаемого порядка выдачи открытых листов и состава выполняемых по ним работ.

Хотелось бы обратить внимание ещё на один вопрос, касающейся участия государства в охранных археологических мероприятиях. Это связано с финансированием. В финансировании охранных археологических полевых работ государство по действующему законодательству не участвует. Охранная археология в значительной части финансируется из негосударственных источников. Спасательные археологические полевые работы обязаны оплачивать за свой счёт юридические и физические лица, хозяйственная деятельность которых создаёт угрозу для объектов археологического наследия. Это установлено статьёй 36 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Вместе с тем, нередко археологические работы требуют дополнительных затрат: применения дорогостоящих естественно-научных методов, привлечения специалистов по антропологии, остеологии, почвоведению и другим узким специальностям. Нередко найденные предметы нуждаются в срочной реставрации. Возлагать все эти расходы на владельца или пользователя (арендатора) земельного участка неправомерно. Поэтому, на наш взгляд, участие в финансировании охранных археологических работ вместе с юридическими или физическими лицами должно принимать и государство. Соотношение размеров не бюджетного и государственного (включая бюджеты субъектов Российской Федерации и местного самоуправления) финансирования в охранной археологии должно быть нормативно определено на уровне федерального закона. Также желательно издание нормативного акта в форме постановления Правительства об исчерпывающем перечне и составе археологических полевых работ, выполняемых за счёт средств застройщиков и принципах их ценообразования. Застройщики и археологические организации в рамках этого нормативного акта с большим успехом способны согласовать виды работ и их стоимость по конкретному земельному участку в договоре на выполнение научно-исследовательских работ. Автор считает, что именно эта модель договорных отношений адекватно регулирует отношения сторон по проведению спасательных археологических полевых работ. Взаимоотношения этих сторон в других случаях могут регулироваться также и иными договорными формами. Возможно применение договора оказания услуг. Следует сказать, что эти договоры близки, но различия между ними существенны и проходят по предмету регулирования и результатам.

Таким образом, мы выделили вопросы, урегулирование которых государством способно качественно улучшить деятельность по сохранению археологического наследия. Но только ли государство должно проявлять заботу об улучшении этой деятельности? Зададимся вопросом, кто заинтересован в охране памятников истории и культуры? Само собой разумеющийся ответ, что в охране памятников истории и культуры заинтересовано государство в лице его уполномоченных органов и работающих там чиновников не точен, а порой и прямо противоречит действительному положению дел. Государственный орган не имеет собственного интереса, он выполняет определённую законом государственную функцию, интерес чиновника заключается в исполнении его служебной функции, а зачастую и в использовании должностного положения вопреки интересам службы. Культурное наследие, включая археологическое, служит интересам общества, и возлагать заботу о его сохранении только на государственные органы — значит ограничивать возможности и потребности общества. Деятельность в сфере охранной археологии осуществляется в интересах общества, поэтому субъектами этих правоотношений помимо археологов (археологических организаций), органов государства могут и должны быть граждане и их общественные объединения. Это предусмотрено статьями 7 и 8 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Это диктует и современная жизнь. Участие в сохранении культурного, и в частности, археологического, наследия, на наш взгляд должно стать неотъемлемой частью современной жизни исторических поселений. И жители Городца, исторические корни которого известны далеко за пределами региона, с полным основанием могут претендовать на деятельное участие в охране культурного наследия своей малой родины как части России.