Городецкие чтения. Городец, 26 апреля 2012 года

История села Городец XVII века по сей день остаётся практически не изученной, несмотря на неиссякаемый интерес к его прошлому. Наиболее полным и информативным источником по данному периоду истории сельских населённых пунктов (каковым в это время был Городец) являются материалы писцового делопроизводства.

Определённую сложность при реконструкции комплекса материалов писцового делопроизводства для Городца объясняют разделённость села не только между несколькими владельцами, но и двумя уездами. Часть земель села Городец относились к Городецкой волости Юрьевец-Повольского уезда, другая была частью Балахонского уезда. В писцовой книге Городецкой волости 1679/80–1683/84 годов встречаем жилые дворы, разделённые территориально между двумя уездами [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп  602-а. Д. 29. Л. 9].

При царе Михаиле Фёдоровиче Городецкая волость была пожалована Ксении Борисовне Годуновой (инокине Ольге) и князю Афанасию Васильевичу Лобанову-Ростовскому. После смерти К.Б. Годуновой принадлежавшая ей часть волости оказалась у Стрешневых, а затем от них перешла в дворцовое ведомство. Земли Лобанова-Ростовского сохранялись в руках его потомков по мужской и женской линиям вплоть до конца XVIII века, постепенно переходя по купчим в руки других владельцев. Другая половина Городца при Петре I в 1705 году опять оказалась у Стрешневых, а от Т.Н. Стрешнева в 1719 году вновь попала в дворцовое ведомство [Сироткин С.В. Летописные заметки по истории Городца И.О. Московкина // Историография. Источниковедение. История России X–XX вв. / сост. Л.А. Тимошина. М., 2008. С. 500].

В 2004 году был опубликован достаточно полный комплекс материалов писцового делопроизводства села Городца [Филатов Н.Ф. Городец на Волге. Н. Новгород, 2004. С. 111–155], однако это не привело к увеличению качественных исследований истории села изучаемого периода. Само издание не лишено некоторых недостатков.

Цель настоящего исследования — дать характеристику уже известным и введённым в научный оборот материалам писцового делопроизводства, наметить перспективы дальнейших исследований.

Наиболее ранним по времени создания выявленным на сегодняшний день описанием Городца является дозорная книга владений, пожалованных 22 августа 1620 года за московское осадное сидение князю А.В. Лобанову-Ростовскому в Городецкой волости Юрьев-Повольского уезда 1618 года [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 5. Л. 37–49], она дошла до нас в копии, в одном переплёте с писцовой книгой этой же территории 1622 года. Однако, нам известно, что земли дозирались в 1593/94 году дьяком Постником Шипиловым, на основании чего была составлена сотная грамота, на которую неоднократно ссылались городчане в первой четверти XVII века [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 5. Л. 46, 70].

Дозорные книги рассматриваются нами как одна из разновидностей материалов писцового делопроизводства [Источниковедение истории СССР: учебник / под ред. И.Д. Ковальченко. М., 1973. С. 125]. Они являются итоговым документом, составлявшимся по результатам особого вида земельно-кадастровых работ — дозора определённой местности [Тимохина Е.А. Торговля, ремесло и промыслы по городским дозорным книгам первой трети XVII века // Российская реальность конца XVI – первой половины XIX в.: Экономика, общественный строй, культура. М., 2007. С. 48].

Как указывал А.С. Лаппо-Данилевский, описания территорий инициировались в том случае, если происходили значительные изменения социально-экономического и демографического плана [Лаппо-Данилевский А.С. Организация прямого обложения в Московском государстве. СПб., 1890. С. 179]. Вместе с постоянными причинами, влиявшими на уровень благосостояния населения и его численности, часто упоминались в дозорных книгах и стихийные бедствия: пожары, голод, моровые поветрия, а так же постоянно вспыхивающие войны [Тимохина Е.А. Дозорные книги городов первой трети XVII века как источник по истории средневекового города Европейской России: дис… канд. ист. наук. : 07.00.09. М., 2005. С. 40]. Такие сведения содержатся и в дозорной книге Городецкой волости: при описании деревень волости неоднократно встречаются упоминания о запустевших дворах, жители которых «посечены от литовского разоренья» [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 5. Л. 47об.].

Данный дозор относится к «третьей волне» дозоров Российского государства начала XVII века. Это был период укрепления позиций новой власти, уже после ослабления внешней угрозы. Для этого периода характерно стремление правительства наладить исправное поступление денег в казну, в связи с этим наблюдаются попытки регламентировать «дозорное дело» [Тимохина Е.А. Дозорные книги городов первой трети XVII века как источник по истории средневекового города Европейской России: дис… канд. ист. наук. : 07.00.09. М., 2005. С. 69]. Дозор осуществлялся в соответствии с царским указом и грамотой от 28 августа 1617 года владимирским осадным головой Карпом Нероновичем Волковым с привлечением местных жителей [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 5. Л. 37].

Дозорные книги обычно состояли из преамбулы, описания крепости, церковных и храмовых учреждений, податного и беломестного населения, земельных угодий, пашни, сенокосов и других угодий, торговых заведений, таможни и др. Дозорные книги отличает достаточная полнота отражения хозяйственной части и скупость описания населения дворов. В дозоре половины Городецкой волости Юрьев-Повольского уезда упоминается наличие двора приказчиков, выпускной земли, хмельников, пашни [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 5. Л. 37об., 38, 49].

Е.А. Тимохина разделяет дозорные книги, в зависимости от полноты их содержания, на книги полного, среднего и краткого варианта описания [Тимохина Е.А. Дозорные книги городов первой трети XVII века как источник по истории средневекового города Европейской России: дис… канд. ист. наук. : 07.00.09. М., 2005. С. 455]. Исследуемое описание возможно отнести к краткому варианту.

Аналогичного по содержанию источника, характеризующего часть Городецкой волости, относившейся к Балахнинскому уезду, до настоящего времени не выявлено [Там же. С. 380]. Анализируя аналогичные источники по близлежащим территориям, можно предположить, что подобный документ был составлен, так как нам известен текст сотной грамоты с дозорных книг города Балахны 1616/17 года Тимофея Исканского и подьячего Семёна Копылова [НБЛ ОРРК. Ед. хр. 1139. Л. 1–294об.]. К этому же периоду относится составление дозорной книги Белогородской волости и Василёвой слободы [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1 Ч. 2. Д. 7515. Л. 1–124], территориально близких к Городецкой волости.

Проблема сохранности дозорных книг весьма остро стоит перед исследователями. Среди дозорных книг по городам сохранилось не более трети [Тимохина Е.А. Дозорные книги городов первой трети XVII века как источник по истории средневекового города Европейской России: дис… канд. ист. наук. : 07.00.09. М., 2005. С. 11]. Возможно, это связано с известным Московским пожаром 3 мая 1626 года, нанёсшим весьма существенный урон архивам центральных учреждений [О начале, значении, составе и содержании писцовых, межевых и других книг // Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции. СПб.: Типография Правительствующего Сената, 1869. Кн. 1, Отд. II. С. V].

В 1622 году были составлены Раздельная книга смежных земельных владений инокини Ольги (в миру К.Б. Годуновой) и князя Афанасия Васильевича Лобанова-Ростовского в Городецкой волости письма и раздела Петра Самарина. Список 1640-х годов за скрепой дьяка Степана Венедиктова [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 15649. Л. 79–120 (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья / Сост.: Зенченко М.Ю., Воскобойникова Н.П., Иванова Г.А., Кадик В.А., Маштафаров А.В. М., 2007. С. 400)]. Копия 12 сентября 1772 года за скрепой архивариуса Павла Кожухова и справами подканцеляристов Василия Васильева и Ивана Петрова [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 1126. Л. 1–29 (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья С. 400)]. В нижегородском архиве так же есть копия, которая до 1786 года хранилась в архиве Главной Дворцовой канцелярии, а потом была передана в Нижегородское наместническое правление [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 5].

В 1623 году стряпчим Сытного дворца Еремеем Муниным была составлена отписная книга той части Городецкой волости, которая принадлежала инокине Ольге (царевне К.Б. Годуновой) [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 6. Л. 1–3]. Отписные книги составлялись при переходе владений от одного владельца к другому. В данном случае речь идёт о передаче владений умершей в 1622 году в Суздальском Покровском монастыре инокини Ольги [Кайдаш С.Н. Сила слабых. Женщины в истории России (XI–XIX вв.). М., 1989. С. 96] государству. Для отписной книги характерна более тщательная фиксация не только населения, но и торговых и промышленных заведений, расположенных на территории села, налоговых платежей населения [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 6. Л. 58об.–73]. В данном документе имеется перечисление мельниц на реке Змейцы, бортных ухожеев, рыбных ловель, бобровых гонов. Достаточно подробно изложены денежные и натуральные платежи, которые жители Городецкой волости были обязаны выплачивать по сотной грамоте 1594 года, царевне Ксении Борисовне и закреплены размеры обложения населения по возвращении Городецкой волости государству.

На Земском Соборе 1619 года была поставлена задача восстановления разрушенной экономики страны и расстроенных государственных финансов [Черепнин Л.В. Земские соборы русского государства в XVI–XVII вв. М., 1978. С. 230]. Так же был сделан акцент на неравномерное налогообложение, вызванное тем, что с одних территорий подати собирались по писцовым книгам, а с других — по дозорным. Было принято решение о проведении переписи тяглого населения, описании России в том виде, в каком она оказалась после «Смутного времени», чтобы по новым описям поверстать помещиков, установить государственные пошлины, учесть всех податных людей. Основные правила описания поместных земель вошли в приговор Земского Собора от 12 марта 1620 года [Указная книга поместного приказа // Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции. М., 1889. Кн. 6. Отд. III Историко-юридические материалы. С. 54–55].

К 1625/26 году относится составление писцовой, мерной и межевой книг Юрьев-Повольского уезда письма, меры и межевания Степана Семёновича Голенищева и подьячего Михаила Буханова. Книга сохранилась в списке 1640-х годов за скрепою дьяка Степана Венедиктова и справой Александра Титова. Содержит описание слободки Верхняя и Бабья с деревнями и пустошами Городецкой волости, вотчины князя Афанасия Васильевича Лобанова-Ростовского в РГАДА [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 15649. Л. 212–353об. (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья. С. 394)]. Это же описание в более позднем списке хранится в Российской национальной библиотеке в личном фонде А.А. Титова [РНБ ОР. Ф. 775. А.А. Титов. Д. 4696. Л. 1–63об.]. Последние листы этого документа весьма информативны, так как содержат детальное изложение особенностей перехода Городецкой волости от владельца к владельцу.

Та часть Городецкой волости, которая была в Балахонском уезде (дворцовая половина), описывалась в 1626/27 году Андреем Усовым и подьячим Михаилом Бухаровым. Копия хранится в центральном архиве Нижегородской области [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 7, 8].

Писцовые книги 1620-х годов в отличие от дозорных книг содержат более развёрнутое описание населения дворов: помимо владельца, непосредственного налогоплательщика, переписывались и дети (но только мальчики). Чаще встречается упоминание о ремесленных занятиях. При этом не стоит расценивать это как резкий всплеск в развитии ремесла, в большей степени подобные данные свидетельствуют о специфике различных типов источников, которые объединяются нами как материалы писцового делопроизводства. Писцовые книги содержат описание доходных угодий: рыбных ловель, бобровых гонов, мельниц и других.

К середине XVII столетия меняется подход к составлению валовых описаний земель Российского государства. В соответствии с указом начала 1646 года о составлении новых переписных книг, укрепления по ним крестьян без урочных лет [Указ о составлении новых переписных книг и укреплении по ним крестьян без урочных лет. Не позднее 1646 г. февраля // Законодательные акты русского государства второй половины XVI – первой половины XVII века. В двух томах / Под ред. Н.Е. Носова. Л., 1986. Т. 1. Тексты. С. 214–215; Указ о составлении новых переписных книг и укреплении по ним крестьян без урочных лет. Не позднее 1646 г. февраля // Законодательные акты русского государства второй половины XVI – первой половины XVII века. В двух томах / Под ред. Н.Е. Носова. Л., 1986. Т. 2: Комментарии. С. 212–213] была проведена новая «валовая» перепись. В Балахонском уезде по Городецкой волости переписная книга составлялась князем Иваном Фёдоровичем Шаховским и подьячим Прокофием Симановым 1646 года [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 8. Л. 121–179], они составили переписную книгу Нижегородского уезда. При составлении переписи по Балахне и Балахонскому уезду Н.Т. Нармацким и И.Б. Калмыковым в 1646 году Городецкая волость не была описана [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12. Л. 1–482].

Переписная книга 1646 года отличается более тщательной фиксацией жителей дворов: при описании тяглого двора в них вносилось всё мужское население вне зависимости от возраста и отношения к тяглу, указывались родственные связи. Перепись 1646 года демонстрирует определённый этап в формировании подворной описи. Наглядно видно, что подворная опись середины XVII века не шла дальше учёта основной производительной силы, но это уже был не простой учёт количества населения, проживающего в том или ином населённом пункте, а его демографическая и юридическая характеристика [Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации XIX – начала XX в. М., 1979. С. 61]. В отличие от писцовых книг, в переписных книгах отсутствует описание земель, административно-хозяйственных заведений и построек, а упоминания об угодьях носят случайный характер.

По царскому указу 28 июля 1666 года после смерти Семёна Лукьяновича Стрешнева (сына первого владельца Городецких земель из рода Стрешневых) была составлена полковником солдатского строя Московского выборного полка Агеем Шепелевым описная книга. Краткая характеристика отличительных черт данного типа материалов писцового делопроизводства дана выше. В данном случае впервые встречается упоминание о земской избе, таможне и торге [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 14. Л. 3об., 152об.–157об.]. В Нижегородском архиве хранится подлинник, который до 1786 года хранился в архиве Главной дворцовой канцелярии и был передан в Нижегородское наместническое правление [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 14].

Описание части Городецкой волости, принадлежавшей роду Лобановых-Ростовских, проводилось несколькими годами позднее. Выписи и списки разных лет хранятся в РГАДА. Список 1660-х годов за скрепою дьяка Григория Караулова и справой Авдея Фёдорова содержит описание вотчин князя Афанасия Васильевича Лобанова-Ростовского [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 15646. Л. 233–274 (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья. С. 395)]. Выпись 1668 года на село Городец с деревнями, вотчину князя Афанасия Васильевича Лобанова-Ростовского [РГАДА. Ф. 1239. Оп. 2. Д. 1521. Л. 2–33 (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья. С. 394)], копия 1738 года [РГАДА. Ф. 1321. Оп. 2. Д. 3464. Л. 4–35об. (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья. С. 395)], копия 12 сентября 1772 года за скрепою архивариуса Павла Кожухова и справами подканцеляристов Василия Васильева и Ивана Петрова [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 1126. Л. 104об.–183об. (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья. С. 395)].

Причиной составления нового описания Городца стала смерть Марьи Алексеевны Стрешневой в 1672 году. По указу государя от октября 1672 года воевода Василий Осипович Аничков составил отписную книгу бывших владения Стрешневых [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 16. Л. 1–1об.].

В 1678 году было инициировано очередное валовое описание. Наказ, послуживший руководством для проведения новой переписи, был принят в марте 1677 года. Причинами проведения новой переписи 1678 года стала необходимость пересмотра окладов стрелецких денег и хлеба [Седашев В.Н. Очерки и материалы по истории землевладения Московской Руси в XVII веке. М., 1912. С. 198], и осознаваемые правительством существенные изменения в составе и численности населения [Веселовский С.Б. Сошное письмо: Исследование по истории кадастра и посошного обложения Московского государства. М., 1915. Т. 1. С. 240]. Сравнивая наказы 1646 года и 1677 года, Я.Е. Водарский отмечал, что наказ 1677 года отличался большим вниманием к холопам, требуя включать в перепись не только тех из них, кто жил на чужих дворах, но и тех, кто имели свои (задворных и деловых людей) [Водарский Я.Е. Население России в конце XVII – начале XVIII в. М., 1977. С. 24]. Таким образом, данное описание отличает весьма детальная фиксация населения дворов.

Нам известен подлинник переписной книги Юрьевец-Повольского уезда переписи князя Якова Ивановича Вяземского и подьячего Кузьмы Конюхова марта 1678 года, за скрепой князя Я.И. Вяземского и К. Конюхова, который содержит описание Городецкой волости [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 15650. Л. 1–65об. (по кн.: Писцовые книги Восточного Замосковья. С. 396-397); Описание книг писцовых, переписных, дозорных, перечневых, платёжных и межевых // Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции. СПб.: Типография Правительствующего Сената, 1869. Кн. 1., Отд. II. С. 297]. Текст переписной книги Городецкой волости Балахонского уезда 1678 года пока не выявлен.

В начале 1680-х годов правительство вновь осознало необходимость проведения новой переписи и всеобщего межевания земель [Веселовский С.Б. Сошное письмо: Исследование по истории кадастра и посошного обложения Московского государства. М., 1916. Т. 2. С. 255]. Долгое время в отечественной исторической науке велись споры о времени начала описания, причинах прекращения и специфики организации работ. Следует обратить особое внимание на исследование М.Ю. Зенченко, представленное на «XVI Всероссийском совещании по вопросам изучения и издания писцовых книг и других историко-географических источников по истории России XVI–XIX вв.» (Кириллов, 2009), где достаточно детально рассматривался вопрос о данном описании. По его мнению, описание было начато 16 мая 1680 года, когда был издан именной указ о посылке писцов для описания Московского уезда. Описание Городецкой волости относится к первому периоду описаний 1680-х годов, когда наибольшее внимание уделялось спорным владениям.

Согласно преамбуле Писцовой книги Городецкой волости 1680–83/84 годов писец Алексей Петрович Давыдов с подьячим Михаилом Протопоповым описывали части Городецкой волости, находящиеся в Балахонском и Юрьев-Повольском уездах [ГУ ЦАНО. Ф. 2013. Оп. 602-а. Д. 26, 29]. Как приправочные использовалась писцовая книга Андрея Усова 135-го (1626/27) года.

Она является ценнейшим источником для реконструкции социально-экономической жизни Городца к последней четверти XVII столетия.

Особенностью данного описания является то, что впервые встречается подробное описание храмов, храмовых построек и утвари, указываются размеры дворов, при описании жителей дворов упоминается возраст. Содержатся интересные сведения к топографии Городца — упоминаются переулки и даются достаточно чёткие привязки. Описания 1680-х годов, по мнению М.Ю. Зенченко, носили в большей степени землеустроительный, а не как ранее фискальный характер.

Городец в XVII веке является достаточно типичным сельским населённым пунктом. Социальная структура села, зафиксированная материалами писцового делопроизводства, не столь богата, как крупных сёл и городов. Однако в полной мере отражает тенденции развития социальной структуры сельских населённых пунктов и демографии России. Так же данный комплекс источников позволяет достаточно детально рассматривать специфику ремесленных и торговых занятий городчан.