Городецкие чтения. Городец, 27 ноября 2014 года

Нижегородское Поволжье — один из древнейших очагов русской художественной резьбы по дереву. Среди её признанных центров — Арзамас, Балахна, Гороховец, Ковернино, Семёнов. Городец, своеобразная «столица» лесного заволжского края, занимает в этом ряду особое место — он широко известен народными промыслами, связанными с обработкой дерева (корабельной резьбой, изготовлением инкрустированных или расписанных прядильных донец, резных пряничных досок, плотницкой деревянной игрушки). Здесь, очевидно, и кроются причины необыкновенно высокого художественного уровня домовой резьбы, которая во многом определила своеобразие местной архитектуры. Неслучайно М.П. Званцев, один из первых серьёзных исследователей деревянного народного зодчества Нижегородского Поволжья, подчёркивал, что именно резное убранство составляет главную славу Городца [1, с. 16].

В системе декора фасадов деревянных жилых домов Городца особая роль принадлежит наличникам. По точному замечанию Е.И. Кириченко, известного исследователя русской архитектуры, их значение полностью соответствует этимологии самого слова: если фасад — это лицо дома, то наличник — обрамление, украшение лица. Как по лицу, его выражению и мимике мы судим о человеке, так и наличники деревянного дома во многом определяют его облик [2, с. 141]. Кроме того, наличники являются своеобразными «порталами», через которые дом взаимодействует со своим окружением: «Выполняя роль экстерьерной декоративной формы, наличник создаёт сложные пространственные взаимосвязи: во-первых, стены с оконным проёмом, и во-вторых, внешней уличной среды с внутренней жилой, что делает его очень значительным элементом фасада» [3, с. 107]. Художественное богатство городецких наличников неизменно привлекает внимание, их изображения тиражируются в многочисленных современных фотоальбомах и туристических буклетах. Между тем, научная архитектурная классификация наличников середины XIX – начала ХХ вв. во всём их многообразии до сих пор не проводилась. Именно такая цель и ставится в данной статье, которая представляет собой логическое продолжение публикации об архитектуре деревянных жилых домов Городца этого периода [4, с. 145–159].

Источниковую базу исследования составляют капитальные труды Е.И. Кириченко по истории русской деревянной архитектуры середины XIX – начала ХХ вв., работы С.Л. Агафонова, Е.А. Белоусовой, С.К. Жегаловой, М.П. Званцева, Н.А. Ковальчука, И.В. Маковецкого, С.Б. Рождественской, Ю.Г. Самойлова, освещающие художественный феномен поволжской глухой резьбы, монографии А.И. Скворцова о пропильной резьбе Верхнего Поволжья (включая и Нижегородскую область) и В.В. Фёдорова, где нижегородская домовая резьба рассматривается как один из видов народных художественных промыслов. Отметим, что если поволжская глухая резьба, признанная явлением общероссийского значения, была хорошо изучена уже в середине ХХ в., то более поздняя пропильная резьба ещё ждёт своих исследователей. При подготовке статьи использованы материалы фотофиксации и графика авторов.

Нижняя временная граница исследования — середина XIX в. — обусловлена тем, что более ранние образцы наличников в Городце не сохранились; верхняя граница — начало ХХ в. — определяется драматическими событиями революции и гражданской войны, нарушившими преемственность архитектурных и художественных традиций. В рамках рассматриваемого периода достаточно чётко выделяются три этапа: 1) третья четверть XIX в.; 2) последняя четверть XIX в.; 3) начало ХХ в. Такое разделение обусловлено рядом причин. Прежде всего, оно отражает смену крупных архитектурно-художественных стилей — классицизма, эклектики и модерна. Расхождение с общепринятой периодизацией в данном случае связано с временным «отставанием» провинциальной архитектуры и её консервативностью; здесь долго сохранялись черты классицизма, а поздняя эклектика часто не оставляла места проявлениям модерна или ретроспективизма. Кроме того, принятое разделение на этапы соответствует и изменениям в господствующей технике домовой резьбы, то есть постепенному переходу от глухой барельефной резьбы к резьбе накладной, а затем и к ажурной, пропильной. Все эти особенности отчётливо проявились в деревянной архитектуре Городца с её ярко выраженным региональным и местным своеобразием.

Круг объектов исследования ограничен наличниками жилых домов, расположенных в современных границах города Городца. К началу ХХ в. на этой территории помимо собственно Большой слободы (на которую было перенесено древнее название Городец), существовал ещё целый ряд небольших поселений — деревень и слобод. Однако, при этом они имели общие художественные традиции, получившие широкое распространение по всему Заволжью. Необходимо отметить, что рассматриваются лишь наличники рядовых окон главного фасада. За рамками статьи остаётся классификация наличников чердачных окон на фронтонах, а также наличников окон сеней, расположенных обычно над парадным входом. Данные декоративные элементы отличаются большим разнообразием и представляют собой тему для отдельного исследования.

Архитектурную классификацию наличников целесообразно провести по ряду оснований: по времени создания, по стилистике, по технике резьбы, по изобразительным мотивам, по морфологическим особенностям (форме) наличника и его элементов. Здесь необходимо уточнить, что архитектурная морфология (греч. morphe — форма) — это раздел архитектурной науки, изучающий внешние формы сооружений и архитектурных деталей. Морфотип — категория, обладающая устойчивыми композиционными и формообразующими признаками. Таким образом, основаниями для отнесения наличника к тому или иному морфотипу служит время создания, преобладающая техника резьбы, форма основных элементов наличника. К этим элементам относят следующие: очелье — развитое декоративное завершение; боковины — ставни, стойки или кронштейны; фартук — декоративный элемент, расположенный в подоконье. В зависимости от наличия данных элементов выделяют полный наличник — обрамление окна по всему периметру и полуналичник — обрамление лишь верхней части окна. Что касается самих окон, то на протяжении всего рассматриваемого периода они имели небольшие размеры и сходные пропорции (1:1,6 –1:1,8). Попытаемся выделить во всём многообразии городецких наличников основные, наиболее распространённые морфотипы и проследить их эволюцию.

Первый этап — третья четверть XIX в. Как отмечает Е.И. Кириченко, широкое использование декора в крестьянском строительстве началось в первой половине XIX в., когда традиционное народное зодчество перестало быть герметичным, замкнутым в себе самом, и обратилось к опыту и практике «высокой» архитектуры — позднего классицизма (ампира), а в отдельных случаях и барокко. «Крестьянское зодчество заимствует из городской архитектуры и усваивает, притом вполне добровольно, элементы второстепенные с точки зрения практической, но первостепенные с точки зрения содержательной — мотивы декора. …Подчёркнутая наличником величина окна и регулярность его расположения приобрели первостепенное смысловое и художественное значение в системе главного уличного фасада избы» [2, с. 127].

Вышесказанное в полной мере относится к деревянному зодчеству Городца. Здесь проводником влияния ампира стал дом управляющего городецкой вотчиной графа В.Н. Панина (ул. Андрея Рублёва, 16), построенный в 1845–1847 гг. по проекту петербургского архитектора А.И. Егорова [5, с. 179]. Однако, несомненно и другое — архитектура этого здания несёт явственный отпечаток местных традиций. Высокие прямоугольные окна дома управляющего обрамлены строгими наличниками. Далеко вынесенные прямые карнизы их сандриков, подчёркнутые рядом иоников, опираются на кронштейны по бокам; в тимпанах размещены розетки с листьями в технике глухой резьбы. Боковины и фартуки наличников гладкие [6, с. 97]. На фотографиях середины ХХ в. видно, что наличники имели пологие лучковые козырьки с резьбой и филёнчатые ставни.

М.П. Званцев не без основания утверждает, что дому управляющего подражали, особенно в резных деталях [1, с. 31]. Очень ярко это демонстрируют наличники третьей четверти XIX в.: здесь и прямоугольный абрис оконных проёмов, и строгие, сдержанные формы очелий с профилированными карнизами и кронштейнами, и излюбленные мотивы резьбы, почерпнутые из арсенала ампирного декора — вазон, цветочная розетка, акантовый лист, полусолнце («сияние»), лежачий ромб. Используется лишь глухая (барельефная и выемчатая) техника резьбы. В рамках данного этапа выделены два основных морфотипа наличников, каждый из которых, в свою очередь, имеет два вида (табл. 1).

Табл. 1. Наличники деревянных жилых домов Городца третьей четверти XIX века
Табл. 1. Наличники деревянных жилых домов Городца третьей четверти XIX века

Морфотип 1.1. Наличник с прямым очельем, завершённым далеко выступающим профилированным карнизом, и ставнями. Прямой фартук дополнен выходящими за его пределы капельками в виде кистей.

1.1.1. Наличник без резных досок. Тимпан очелья и фартук гладкие либо украшенные простыми геометрическими фигурами низкого рельефа — овалами, кругами, ромбами. Ставни гладкие. Примеры: жилой дом (ул. Александра Невского, 25), дом Т.Т. Кулавина (ул. Новая, 57).

1.1.2. Наличник с резными досками. В тимпане очелья размещено изображение вазона со спирально закрученными на две стороны стеблями и листьями. Ставни с тремя квадратными и прямоугольными филёнками. Фартук украшен тремя розетками, средняя из которых заключена в ромб. Примеры: жилой дом (ул. Горького, 13), дом П.Г. Варенцова (ул. Набережная Революции, 8).

Морфотип 1.2. Наличник с очельем, лишённым карниза. Поверх очелья наложен пологий треугольник из реек, имитирующий сандрик. Прямой фартук без капелек обрамлён профилированной рамкой. Имеются ставни.

1.2.1. Наличник с прямым, гладким очельем. Примеры: жилой дом (ул. Горького, 83), жилой дом (ул. Горького, 85), жилой дом (ул. Горького, 104), дом Охлопкова (ул. Ленина, 14). Модификации данного вида представляют наличники жилого дома (ул. Андрея Рублёва, 9) с венчающим очелье треугольным гребешком, «сиянием» в тимпане и филёнчатыми ставнями и наличники жилого дома (ул. МОПРа, 2) с очельем лучковой формы, украшенным несложной резьбой.

1.2.2. Наличник, фигурное очелье которого имеет высокие столбики в центре и по бокам. Примеры: жилой дом (ул. Горького, 82), жилой дом (ул. Горького, 113). Модификация этого вида — наличники дома К.А. Шляпникова (ул. Горького, 60) с филёнчатыми ставнями и овальными розетками, украшающими очелье и фартук.

Оба рассмотренных морфотипа получили в Городце и его округе одинаково широкое распространение; при этом наличники с дорогими резными досками были всё же относительно редкими.

Следует отметить и единичные формы наличников, которые не вписываются в рамки того или иного морфотипа. Таковыми являются, например, уникальные по своим художественным достоинствам наличники жилого дома (ул. Кирова, 107), отличающиеся богатой пластикой. Сильно выступающие боковины в форме кронштейнов поддерживают лучковый карниз очелья с гребешком из листьев. В тимпане очелья размещена цветочная розетка с расходящимися в обе стороны изогнутыми побегами. Нижние углы наличника обрамлены плоскими накладками плавных криволинейных очертаний, что придаёт ему своеобразную «барочность».

Известно, что цветовое решение наличников на данном этапе часто было полихромным, с подкраской в три-четыре цвета (преобладали зелёные, розовые, жёлтые, коричневые тона). Вместе с выпуклой, рельефной резьбой это придавало наличникам ещё большую выразительность [7, с. 36; 8, с. 109, 148, 149].

Второй этап — последняя четверть XIX в. В это время в провинциальной российской архитектуре классицизм окончательно сменяется эклектикой. Общепринятые художественные вкусы характеризует стремление к чрезмерной нарядности, изощрённой узорности изделий и архитектурного декора. Вместе с тем, обусловленное объективными причинами употребление в деревянном строительстве более тонких и узких досок диктует и меньший по глубине рельеф, и более дробную разработку декоративных форм [8, с. 37, 77]. Как следствие, появляется накладная моделированная резьба, которая имитирует глухую, барельефную [3, с. 38]. Узор становится мелким и плоскостным, зато орнаментальный строй приобретает всё большую собранность.

На данном этапе происходит постепенное преобразование описанных выше морфотипов наличников и появление новых. Наряду с прямоугольным окном большое распространение получает окно с лучковым завершением, заимствованное из каменного строительства. В техническом исполнении прослеживается постепенный отход от дорогой и трудоёмкой глухой резьбы, замена барельефных изображений накладными. В рамках этапа выявлены три основных морфотипа, включающие пять видов (табл. 2).

Табл. 2. Наличники деревянных жилых домов Городца последней четверти XIX века
Табл. 2. Наличники деревянных жилых домов Городца последней четверти XIX века

Морфотип 2.1. Являясь производным от морфотипа 1.1., повторяет его характерные черты — очелье с далеко вынесенным карнизом и прямой фартук. Ставни сохраняются не во всех случаях, иногда их заменяют гладкие боковины с фаской по внешней грани.

2.1.1. Наличник с прямым очельем, без резных досок. Проём окна прямоугольный. Очелье по-прежнему прямое, однако развитый профилированный карниз превращается в плоскую полочку. Фартук с капельками обрамлён рейкой по периметру. Тимпан очелья и фартук остаются гладкими либо украшаются простым выемчатым орнаментом в виде лежачих ромбов. Примеры: жилой дом (ул. Горького, 77), жилой дом (ул. Горького, 79).

2.1.2. Наличник с лучковым очельем, с резными досками. Проём окна приобретает лучковое завершение. Абрис очелья также становится лучковым, с небольшими плечиками по бокам. В тимпане очелья сохраняется характерный резной мотив (вазон с цветком, расходящиеся ветви с побегами). Сохраняются и филёнчатые ставни. Примеры: жилой дом (ул. Козлова, 12).

Морфотип 2.2. Ведёт происхождение от одной из версий морфотипа 1.2. Полуналичник с пологим лучковым очельем, карниз которого имеет по бокам небольшие раскрепованные плечики, опирающиеся на кронштейны в верхней части окна. Тимпан очелья целиком заполнен резьбой растительного, травного характера. Среди её мотивов — симметрично расходящиеся от центра изогнутые s-образные побеги с мелкими кудрявыми листьями или прямые горизонтально размещённые ветви с широкими листьями, напоминающими акантовые. Кронштейны, также резные, имеют вид ниспадающих гирлянд. Обрамление оконного проёма составляет скромная профилированная рамка. Данный морфотип, представленный двумя видами — ранним и более поздним — получает чрезвычайно широкое распространение.

2.2.1. Полуналичник прямоугольного окна без подоконного фартука. Ещё сохраняется глухая техника резьбы, однако рельеф неглубокий. Примеры: дом Охлопкова (ул. Александра Невского, 24), жилой дом (ул. Горького, 48), жилой дом (ул. Горького, 61), жилой дом (ул. Горького, 96), жилой дом (ул. Петрова, 14).

2.2.2. Полуналичник с подоконным фартуком, нижняя фигурная кромка которого выполнена в виде двух пологих s-образных завитков с розеткой по центру. Покрытый мелкими порезками карниз очелья со временем дополняется небольшим резным козырьком и точёными луковками. Используется как глухая, так и накладная резьба. Проём окна, как правило, приобретает лучковое завершение. Примеры: жилой дом (ул. Александра Невского, 35), жилой дом (ул. Горького, 101), жилой дом (Кооперативный съезд, 8), жилой дом (ул. Московская, 22), жилой дом (ул. Орджоникидзе, 85), жилой дом (ул. Орджоникидзе, 87), жилой дом (ул. Набережная Революции, 17), жилой дом (ул. Новая, 34), жилой дом (ул. Революции, 18).

Морфотип 2.3. Полуналичник, очелье которого утратило карниз, превратившись в пологую лучковую дугу с завитками по бокам (что напоминает коромысло). В тимпане очелья помещено изображение шишки или ягоды в окружении ниспадающих побегов. На месте кронштейнов находятся отогнутые в стороны листья. Резьба глухая. Скромное профилированное обрамление проёма с лучковым завершением иногда дополняется небольшим фартуком. Примеры: жилой дом (ул. Горького, 99), жилой дом (Малый Кировский съезд, 4).

Цветовое решение наличников на этом этапе теряет полихромность. Преобладает подкраска в один, реже в два цвета, используются светлые голубые, зелёные, бежевые оттенки, всё большее распространение получает белый цвет.

Третий этап — начало XX в. В отличие от столиц и больших городов, где утверждаются модерн и ретроспективизм, для которых характерен довольно сдержанный декор, в архитектуре российской провинции происходит дальнейшее нарастание декоративности, что проявляется в пышности и богатстве резного убранства. Под влиянием этих тенденций архитектурный наличник трансформируется в орнаментальный [2, с. 143]. Его композиционные построения тяготеют к движению в разные стороны, к растеканию по плоскости фасада: очелья, боковины и фартуки дополняются ажурными гребнями, подвесками и подзорами; за счёт этого происходит удвоение, дублирование изобразительных мотивов — в поле доски и над (под) ней. Декор становится программно автономным по отношению к архитектурной форме, узор приобретает самостоятельную ценность [3, с. 176, 179].

В это время все морфотипы наличников предыдущих этапов так или иначе эволюционируют, а число их видов увеличивается. Богатый и разнообразный облик наличников отражает расцвет поздней провинциальной эклектики. Декор, сплошным застилом закрывающий фон доски, приобретает ковровый характер, его композиция строится по принципу зеркального раппорта. Тонкость и изящество орнамента достигается применением моделированной пропильной резьбы, которая используется как в наложении, так и на просвет, имея вид лёгкого ажурного кружева. В рамках этапа выявлены пять морфотипов и несколько единичных форм наличников (табл. 3).

Табл. 3. Наличники деревянных жилых домов Городца начала ХХ века (начало)
Табл. 3. Наличники деревянных жилых домов Городца начала ХХ века (начало)
Табл. 3. Наличники деревянных жилых домов Городца начала ХХ века (окончание)
Табл. 3. Наличники деревянных жилых домов Городца начала ХХ века (окончание)

Морфотип 3.1. Продолжает линию, заданную морфотипами 1.1 и 2.1. Наличник прямоугольного окна с прямым очельем, полочку которого поддерживают небольшие декоративные кронштейны. Тимпан очелья и фартук покрывает накладная орнаментальная резьба. Боковые стойки украшают характерные для модерна «шнуры». В некоторых случаях под окнами вместо фартуков появляется сплошной филёнчатый пояс. Примеры: жилой дом (ул. Андрея Рублёва, 6), жилой дом (ул. Горького, 91).

Морфотип 3.2. Является производным от морфотипа 2.2. Это полуналичник, дополненный в некоторых случаях фигурным фартуком. Карниз очелья с пологим треугольным подвышением имеет по бокам небольшие плечики, опирающиеся на кронштейны. Зачастую карниз получает подзор, напоминающий вышивку крестом, и ажурный гребешок, который фланкируют точёные или резные луковки. Растительный характер декора в тимпане очелья сохраняется, но глухая резьба уступает место накладной. Примеры: жилой дом (Большой Кировский съезд, 5), жилой дом (Большой Кировский съезд, 9), жилой дом (ул. Кирова, 8), дом Панфилова (ул. Ленина, 16).

Морфотип 3.3. Являясь производным от морфотипа 2.3, сохраняет скромный, сдержанный характер. Простое профилированное обрамление проёма дополняет невысокое фигурное очелье, составленное из двух пологих s-образных завитков с трёхлопастным листом в центре. По бокам имеются небольшие витые гирлянды. Примеры: жилой дом (Большой Кировский съезд, 6), жилой дом (Большой Кировский съезд, 11), жилой дом (ул. Кирова, 15).

Морфотип 3.4. Один из самых выразительных типов городецких наличников, встречается преимущественно на прямоугольных окнах. Очень характерная для данного этапа форма очелья с треугольным подвышением и плечиками такая же, как у рассмотренного выше морфотипа 3.2. Тимпан очелья, боковины и фартук покрывает пропильная, изящно моделированная резьба. В соотношении узора и фона достигнуто тонкое равновесие. Характерные для предыдущего этапа растительные изображения превращены в орнаменты. Ярко выражен принцип наборности и проистекающей отсюда вариабельности. Элементы монтируются наподобие мозаики или аппликации, при этом достигается большая слаженность орнаментов [3, с. 179]. Среди мотивов резьбы преобладают s-образные завитки-побеги и цепочки, набранные из червонок.

3.4.1. Наличник с накладной резьбой, которая покрывает тимпан очелья, боковые стойки и фартук, но не выходит за их пределы. Примеры: дом П.Т. Плеханова (ул. Александра Невского, 6), жилой дом (ул. Карла Маркса, 11), дом Т.А. Плеханова (ул. Набережная Революции, 10), дом Г.С. Красавина — М.И. Гришаева (ул. Набережная Революции, 11). Модификация этого вида — наличники жилого дома (ул. Михеева, 32). Карниз очелья разорван, по центру тимпана размещён картуш с рокайлями и ремневидными плетениями. Цепочки, украшающие боковины и фартук, выполнены упрощённо, без моделировки, в чём прослеживается влияние модерна.

3.4.2. Наличник с накладной и сквозной резьбой, имеющий дополнительные украшения, работающие на просвет. Очелье увенчано ажурным гребешком, который фланкируют изящные точёные или резные луковки. Стойки с боков дополнены подвесками, а снизу завершаются капельками в виде растительных побегов. Фартук имеет понизу сквозной подзор. Среди мотивов резьбы наряду с уже перечисленными встречаются солярные круги, вазоны, листья сердцевидной формы. Примеры: дом Е.Н. Лукьянычева (ул. Александра Невского, 20), дом Г.А. Колотилова (ул. Горького, 80), дом Ведерникова (ул. Горького, 117), жилой дом (ул. Горького, 123).

Морфотип 3.5. Получил распространение на периферии исторического центра Городца, в районе ул. Московской. Своё происхождение ведёт, вероятно, от морфотипов 1.1, 1.2 и 2.1. Сохраняет архаичный для своего времени облик с филёнчатыми ставнями. Проём с лучковым завершением венчает украшенное ажурным гребешком очелье, лучковое или с треугольным подвышением. Накладная резьба в тимпане очелья и на фартуке выполнена в крупных, выразительных формах. Примеры: жилой дом (ул. Михеева, 23), жилой дом (ул. Московская, 20), жилой дом (ул. Московская, 21). Очелья наличников жилого дома (ул. Московская, 37) украшает редкое изображение дерева, на ветвях которого сидят птицы, клюющие виноградные гроздья. Своеобразной и чрезвычайно выразительной модификацией данного типа являются наличники жилого дома (ул. Московская, 36). Прямой карниз очелья увенчан высоким фигурным навершием, напоминающим разорванный лучковый сандрик с пышными растительными украшениями. Силуэт очелья напоминает корону или кокошник. Крупная накладная резьба фартука как бы не размещается в его поле, образуя фигурный нижний край. В формах этого наличника прослеживается влияние традиций деревянной резьбы расположенного севернее Ковернинского района.

Не менее выразительны порой и единичные формы наличников начала ХХ в., встречающихся на территории Городца. Сказочные, фантастические по образу наличники жилого дома (ул. Кирова, 126) также отчасти демонстрируют влияние ковёрнинских традиций. Прямой карниз очелья венчает фигурный гребень-корона с замысловатыми завитками, сквозными отверстиями и точёными луковками. Развитый фигурный фартук с подвеской-раковиной по центру образован парой крупных s-образных завитков. Боковые стойки украшены короткими витыми колонками с треугольными капителями (а может быть, неизвестный мастер хотел изобразить шнуры с тяжёлыми кистями). В нижней части боковины завершают полотенца с капельками. Уникальные формы, «барочная» экспрессия выделяют этот образец из общего массива городецких наличников. Более скромный пример — наличники жилого дома (ул. Ленина, 19). Фигурный силуэт очелья зеркально отражает абрис фартука. Подвески боковин размещены ровно посередине высоты окна. Всё это сообщает наличнику атектоничность, делая его похожим на раму для картины или зеркала. Накладные украшения из мелких колец и тонких шнуров характерны для периода модерна.

В колористическом решении наличников на этом этапе безраздельно доминирует белый цвет, что подчёркивает самостоятельность декора, его художественное богатство и «кружевной» характер — белый ажурный убор эффектно выделяется на цветном фоне стены.

Заключение. Переходя к выводам, необходимо ещё раз обратить внимание на общность художественных традиций Городца, располагавшегося на землях Балахнинского уезда Нижегородской губернии, и приволжских территорий Владимирской и Костромской губерний. Исследователи отмечают, что исторически эта общность была обусловлена существованием в XIV в. Великого княжества Суздальско-Нижегородского. В процессе заселения нижегородских земель здесь получила распространение строительная культура Владимиро-Суздальского княжества, преемственность с которой сохранялась и в XIX в. [9, с. 64; 10, с. 20–21]. Так, сравнение городецких наличников с наличниками из Гороховца наглядно демонстрирует художественную общность резного декора, имеющего единые истоки. Следует учесть и то, что Городец располагался в ареале отхожих промыслов «якушей» — артелей плотников и резчиков из округи села Якушево Гороховецкого уезда Владимирской губернии. В период распространения глухой резьбы якуши были самыми искусными мастерами на территории Верхнего Поволжья. На этапе господства пропильной резьбы именно у них наблюдалось преобладание растительных, травных узоров, а геометрические мотивы встречались крайне редко [3, с. 43, 45].

Отметим и ряд характерных черт российской деревянной архитектуры рубежа XIX–ХХ вв., не получивших распространения в Городце. В морфологическом аспекте это увеличение размеров окон и, соответственно, более крупные, гипертрофированные формы наличников, их составной, объёмный характер, эстетизация крепёжных узлов. В стилевом аспекте — влияние русского стиля и модерна, столь очевидное, например, в формах наличников Богородска, Ворсмы или Павлова и предполагавшее другие формы очелий в виде перспективных порталов, занавесей или драпировок, украшение боковых стоек ордерными колонками, изображения верёвочек, шнуров с кистями, ремневидных плетений.

Выявленное видовое многообразие городецких наличников позволяет проследить общие тенденции изменения их облика, преобразование одних морфотипов в другие, в соответствии с тремя выделенными в исследовании этапами (табл. 4). На первом этапе преобладает тяжёлый, основательный полный наличник с прямым очельем, украшенный глухой резьбой; в его облике явственно виден прототип — классицистическое окно с сандриком. На втором этапе появляется «облегчённый» тип — близко прилегающий к окну полуналичник с лучковым очельем на кронштейнах, сохраняющий характерный растительный мотив в тимпане — барельефный или накладной. На третьем этапе в трансформированном виде присутствуют оба типа, и кроме того распространяется третий — небольшой полный наличник с треугольным очельем, сплошь покрытый тонкими пропильными узорами.

Табл. 4. Эволюция морфотипов наличников деревянных жилых домов Городца середины XIX – начала ХХ вв.
Табл. 4. Эволюция морфотипов наличников деревянных жилых домов Городца середины XIX – начала ХХ вв.

Проведённый анализ позволил определить наиболее распространённые изобразительные мотивы резьбы по пяти группам: 1) геометрические фигуры (круги, овалы, звёзды, квадраты, ромбы, треугольники); 2) растительные элементы (листья, цветы, бутоны, плоды, ягоды, шишки, грозди, ветви, ростки, побеги); 3) ордерные формы (карнизы, кронштейны, вазоны, розетки, сухарики, акантовые листья); 4) орнаменты (композиции из s-образных завитков, цепочки из червонок); 5) зооморфные формы (птицы, не сохранившиеся кони и львы). Антропоморфные (русалки) и тератологические (драконы) изображения также не дошли до наших дней. Необходимо отметить, что постепенный переход от глухой резьбы к пропильной не исключал сочетания в одном наличнике различных техник. Так, карнизы и кронштейны очелий и в начале ХХ в. обрабатывались глухой выемчатой резьбой, в то время как в тимпанах очелий и фартуков применялась резьба накладная, а гребни, подзоры и подвески выполнялись ажурными, пропиленными насквозь.

На протяжении всего рассматриваемого периода в эволюции городецких наличников определённо прослеживается преемственность. Несмотря на различия, все они остаются в рамках единой художественной общности, одной традиции, которая получила распространение в центральной, поволжской зоне Нижегородской губернии и смежных с ней районах Владимирской и Костромской губерний (геометрический центр данной территории совпадает с местом слияния Оки и Волги). В сельской местности эта традиция, известная как феномен поволжской глухой резьбы, сохраняется в неизменном виде вплоть до 1880-х гг., а в отдельных случаях и позднее [10, с. 187, 190]. В городах — Нижнем Новгороде, Балахне, Семёнове, Гороховце — её достаточно рано вытесняют характерные для эклектики крупномасштабные геометризированные формы и сквозной пропильной орнамент. В Городце — крупном торгово-промышленном селе, занимавшем промежуточное положение между городом и деревней, — обе тенденции синтезируются, образуя глубоко своеобразный сплав. По сравнению с деревней, наличники здесь испытывают весьма активные преобразования. В то же время, характерные для города многослойные композиции русского стиля и графичные стилизованные формы модерна распространения не находят. Неизменными остаются небольшие размеры наличников, преобладание мелкого растительного узора, тонкая моделировка резьбы, лишающая её плоскостности. Городецкая пропильная резьба по-своему не менее выразительна, чем её предшественница — резьба глухая; ведь обе имеют общие истоки. Поэтому в облике наличников и в начале ХХ в. сохраняются присущие народному зодчеству жизнерадостность и полнокровность, обусловленные глубинными художественными традициями городецкой земли.

Источники и литература

1. Званцев М.П. Заволжье. М., 1972.
2. Кириченко Е.И. Деревянная архитектура Томска: Альбом. М., 1987.
3. Скворцов А.И. Русская народная пропильная резьба. Л., 1984.
4. Лисицына А.В. Дерево в архитектуре жилых домов Городца середины XIX – начала ХХ вв. // Городецкие чтения: Материалы научной конференции VII Городецкие чтения (26 апреля 2012 г.). Городец, 2012. С. 145–159.
5. Иванова Н.В. Новые архивные данные по усадьбе Паниных в Городце // Уваровские чтения – II (Муром, 21–23 апр. 1993 г.). М., 1994. С. 178–182.
6. Городецкий район. Иллюстрированный каталог памятников истории и культуры. Н. Новгород, 2011.
7. Горячев В.А. Древний Городец — «Малый Китеж». М., 1993.
8. Фёдоров В.В. Нижегородская домовая резьба. Н. Новгород, 2008.
9. Белоусова Е.А. Архитектура крестьянского жилища конца XVIII в. и первой половины XIX века в Горьковской области // Архитектурное наследство. М., 1955. С. 53–68.
10. Агафонов С.Л. Архитектура Нижегородского края // Музеи и архитектурные памятники Горьковской области. Горький, 1968. С. 173–192.

Словарь архитектурных терминов

Древа — фигурные декоративные завершения боковых стоек наличников, могут иметь вид растительных побегов, вазонов и т.п.
Капли, капельки — декоративные подвески в основании боковин наличника, могут иметь вид растительных побегов, червонок, трилистников, гирек, призм или усечённых конусов.
Луковки — фигурные декоративные завершения боковых стоек наличников, могут быть плоскими (вырезанными) или объёмными (выточенными).
Лучковый — ограниченный небольшой дугой значительно меньше половины окружности.
Очелье — развитое декоративное завершение наличника.
Подвески (ушки) — ажурные элементы, дополняющие боковины наличника в верхней (а иногда также средней и нижней) части.
Полотенце — вертикальная доска с прорезным орнаментом и узорным нижним краем, свисающая с выступа.
Полочка — узкий горизонтальный выступ прямоугольного сечения.
Розетка — декоративный мотив в виде круглого цветка.
Тимпан — ограниченное выступающим краем поле очелья или фартука.
Фартук (подол) — декоративный элемент наличника, расположенный в подоконье.
Филёнка — обрамлённый или заглублённый глухой участок фасада, панели или детали, имеющий форму прямоугольника или близкую к нему.