Городецкие чтения. Городец, 27 ноября 2014 года

В собрании Новгородского музея-заповедника хранится уникальный предмет, замечательный образец народного искусства — резной шкаф, украшенный рельефной «глухой» и сквозной резьбой с полихромной росписью (рис. 1). Особенность декора, покрывающего практически всю поверхность шкафа, заключается в фантастическом разнообразии сюжетных композиций и «портретных» изображений, соседствующих с традиционными мотивами народного искусства — сказочными птицами и львами, диковинными плодами, цветами и виноградными гроздьями.

Рис. 1. Токарев-Казарин Г.Е. Шкаф. 1913 год (?). Дерево, левкас, темпера; резьба. Размеры: 208 х 180 х 75 см. Новгородский музей-заповедник. НГМ КП 13517, ДРД 205
Рис. 1. Токарев-Казарин Г.Е. Шкаф. 1913 год (?).
Дерево, левкас, темпера; резьба.
Размеры: 208 х 180 х 75 см.
Новгородский музей-заповедник.
НГМ КП 13517, ДРД 205

Необычный предмет поступил из Краеведческого музея г. Боровичи в конце 1950-х гг. [1]. В 1957 г., во время создания в Новгороде первой послевоенной художественной экспозиции, шкаф реставрировался: сотрудники Государственной центральной художественно-реставрационной мастерской (ГЦХРМ) В. Евсеев и А. Егоров восполнили утраты резьбы в центральной композиции, выполнили дорезки утраченных деталей на угловых полуколонках и фризе в верхней части [2]. С 1958 г. шкаф экспонировался в главном здании Новгородского музея на выставке, посвящённой народному искусству XVII–XX вв. [3]. Позднее он был перемещён в залы древнерусской живописи, а после открытия в 1980 г. новой экспозиции иконописи, в состав которой памятники декоративно-прикладного искусства не вошли, шкаф на долгие годы оказался в фондах музея. Поскольку никаких достоверных документальных сведений об авторе удивительного предмета не сохранилось, всё это время он считался творением неизвестного боровичского резчика.

Изображение в центральной части фасада композиции «Призвание Михаила Фёдоровича Романова на царство» позволило предположить, что шкаф был создан около 1913 г., в связи с торжественно отмечаемым 300-летием династии Романовых. В 2013 г., в рамках цикла выставок Новгородского музея, посвящённых 400-летию дома Романовых, был задуман монографический показ этого уникального предмета. В процессе подготовки к экспонированию реставраторы Новгородского музея выполнили целый комплекс работ: шкаф был демонтирован, с резных композиций удалены устойчивые загрязнения, авторское лаковое покрытие было утоньшено и частично регенерировано, утраты красочного слоя восполнены тонировками. На отдельных деталях была выполнена склейка основы, восполнены конструктивные элементы. Резные панели верхней части шкафа закреплены на специально разработанном несущем каркасе, позволившем увеличить прочность всей конструкции. Параллельно с реставрацией проводилось исследование, целью которого было уточнение истории создания и бытования предмета, реконструкция первоначального расположения фрагментов резьбы, выявление не только образцов, использованных резчиком для отдельных изображений, но и общего авторского замысла, определяющего подбор сюжетных композиций.

Шестигранный в плане, шкаф представляет собой двухъярусную конструкцию, состоящую из массивной тумбы и менее широкой верхней части с фигурными навершиями. Для изготовления столешницы и задних стенок верхней и нижней частей использован дуб; фасад, боковые стенки, навершия и все мелкие детали выполнены из липы. По центру фасада в каждом из ярусов расположены одностворчатые дверцы; в нижней части верхнего яруса находились выдвижные ящики.

Фасад и боковые стенки украшены резными «картинами», иллюстрирующими важнейшие события отечественной истории, сюжеты Ветхого и Нового Заветов, назидательные эпизоды литературных произведений. Источником сюжетов послужили иллюстрированные журналы, старообрядческие книги, лубочные картинки. Центральное место на дверце в верхней части отведено изображению события, знаменовавшего окончание Смуты и положившего начало новой царской династии — «Призванию Михаила Фёдоровича Романова на царство 14 марта 1613 года». Выполненная в технике сквозной резьбы композиция представляет собой наивную копию известной картины академического живописца Григория Ивановича Угрюмова (1764–1823), написанную около 1800 г. по заказу Павла I для Михайловского замка в Петербурге. Юный Михаил стоит на амвоне Троицкого собора Ипатьевского монастыря в Костроме среди взывающих к нему людей; по сторонам от будущего царя — его мать, инокиня Марфа, и архиепископ рязанский и Муромский Феодорит, благословляющий избранника. Справа изображены боярин Фёдор Иванович Шереметьев, подносящий шапку Мономаха — символ царской власти — и архимандрит Чудовского монастыря Авраам с Феодоровской иконой Богоматери в руках.

По сторонам от центральной композиции изображены сюжеты, повествующие о покорении Казанского ханства — «Иван III разрывает ханскую грамоту с требованием дани» и «Взятие Казани Иваном Грозным 2 октября 1552 г.». Одно из боковых наверший фасада воспроизводит облик храма Св. Василия Блаженного, построенного на Красной площади в Москве в память о победе над Казанским ханством.

На дверце в нижней части фасада представлен евангельский сюжет «Приведение Христа на суд к Каиафе»; сцену обрамляют ростовые изображения Бориса Годунова и Ивана Грозного; у ног правителей — лежащие львы, хранители царского престола. В резных «клеймах» на боковых стенках в нижней части шкафа — события отечественной истории XVI–XVII вв. («Посол князя Андрея Курбского Василий Шибанов перед Иваном Грозным», «Послы Ермака перед Иваном Грозным», «Встреча Ивана Сусанина с поляками» и «Смерть Ивана Сусанина за царя») соседствуют с сюжетами Ветхого и Нового Заветов («Младенец Моисей в корзине», «Дочь фараона находит Моисея», «Суд Соломона» и «Избиение младенцев»).

Верхний ряд композиций на боковых панелях посвящён теме обличения грешников и торжества праведников; образцом для резных изображений «Чуда об Иоанне и Сергии, свершившегося от иконы Богоматери», «Чуда о враждовавших братьях Тите-попе и Евагрии-диаконе», а также сцен житий преподобных Феофила Печерского и Иоанна Многострадального послужили гравюры «Киево-Печерского патерика», изданного в 1661 г. [4]. Ниже иллюстрируется история библейского «Божьего избранника» — царя Давида: здесь представлены помазание юного Давида на царство, его борьба со львом и медведем, победа над Голиафом. Передние панели выдвижных ящиков в средней части шкафа украшены изображениями фантастических животных — символов четырёх царств из видения пророка Даниила, которые будут сменять друг друга на земле, пока не свершится последний Суд и на смену земным монархиям придёт вечное Царство Божие. Из четырёх изображений, символизировавших Вавилон, Персидское царство, Грецию и Рим, сохранились только два последних: крылатый барс с четырьмя головами — символ Греции, завоевавшей Мидо-Перскую державу, но после смерти Александра Македонского распавшейся на четыре части — Фракийское, Македонское, Сирийское и Египетское царство; увенчанный рогами «страшный зверь, непохожий на других» — символ Римской империи, Царства Антихриста. Изображение быка также связано с Книгой пророка Даниила: толкуя сон царя Навуходоносора, пророк объявил, что не монарх, а Господь царит над миром. Охваченный гордыней царь произнёс надменную речь, отрицая Божественную власть над земным правителем и тотчас же был наказан: Навуходоносор, вообразивший себя быком, был лишён царства на четыре года.

На угловых полуколонках располагаются «портреты» князей и царей династии Рюриковичей — Владимира Святого, Ярослава Мудрого, Юрия Долгорукого, Андрея Боголюбского, Александра Невского, Ивана Калиты, Дмитрия Донского, Ивана III, Василия III, Ивана IV Грозного. Венчают шкаф фигурные навершия с композициями на темы Второго пришествия Христа и Страшного суда, получившие широкое распространение в народной, и прежде всего, старообрядческой среде. На одном из них изображён апокрифический сюжет «Хождение Богородицы по мукам», на другом представлены восседающие на огненных конях ангелы, которые копьями поражают грешников. Композиция основана на тексте Откровения Иоанна Богослова: в апокалиптическом видении апостолу явились грозные всадники на огненных конях, поразившие треть человечества. Это навершие в настоящее время находится в собрании московского коллекционера, художника и реставратора В.М. Момота. В 2004 г. оно экспонировалось в Москве на выставке «Иконы из частных собраний» в Музее древнерусской культуры им. Андрея Рублёва как «резная икона XVIII в., Русский Север»; сюжет композиции был определён как «Посещение праотца Лота ангелами» [5].

Согласно записи в инвентарной книге Боровичского краеведческого музея, «шкаф резной деревянный, XIX в.», принадлежавший ранее Рахлину-Румянцеву, поступил в музей в феврале 1929 г. из исправительно-трудовой сельскохозяйственной колонии села Рютино на озере Пирос (быв. Валдайский уезд Новгородской губернии, ныне — Бологовский район Тверской области) [6]. Таким образом, происхождение необычного предмета оказывается связанным с интересной страницей в истории музейной жизни Новгородской губернии — с музеем русской церковной старины, основанным в 1918 г. Е.С. Рахлиным-Румянцевым на собственные средства в своём бывшем имении [7].

Евгений Семёнович Рахлин-Румянцев (1876–1924) — действительный член Санкт-Петербургского Археологического института, признанный в петербургских музейных кругах собиратель церковной старины. Родился Евгений Семёнович в 1876 г. в польском городе Сувалки; получил хорошее образование, закончив юридический факультет Петроградского университета и Петроградский археологический институт. После женитьбы на дочери лесопромышленника Н.И. Громова Е.С. Рахлин-Румянцев стал совладельцем трёх домов в Петрограде, одного в пригороде, а также усадьбы в с. Рютино Валдайского уезда.

После смерти в 1915 г. жены Ольги Николаевны Рахлин-Румянцев задумал построить в её память церковь. В следующем году началось строительство храма-усыпальницы во имя св. княгини Ольги и прп. Серафима Саровского. Автором проекта храма-мавзолея стал петербургский архитектор Г.П. Хржонстовский (1870–1942 гг.). Подобно многим другим памятникам неорусского стиля, храм представлял собой архитектурную фантазию на темы псковского и новгородского зодчества: части храма были перекрыты коробовыми, крестовыми и полуциркульными сводами. Крутая четырёхскатная крыша, крыльцо с высоким всходом и пристроенная к западному фасаду звонница завершались изящными главками, в стены фасадов были вмонтированы подлинные каменные кресты. На втором этаже находилась печь, украшенная подлинными цветными изразцами XVII–XVIII вв.; в интерьере планировалось разместить невысокий одноярусный иконостас.

Однако завершить строительство храма до революции Рахлину не удалось; в 1918 г. недостроенный и неосвящённый храм-усыпальница был переименован в Народный храм-музей. На основании полученного от Петроградского Археологического института разрешения, Рахлин организовал трудовой коллектив для обслуживания музея. Туда вошли его родственники — брат Михаил, заведующий музейным фондом, инвентарём и технической частью при музее, сын Аполлон, заведующий «сооружениями и работами», профессор-археолог Н.Ф. Романченко, инженер-архитектор Г.П. Хржонстовский, реставратор Ф.А. Каликин.

Предназначался храм-музей для размещения коллекции Е.С. Рахлина-Румянцева, считавшейся в начале XX в. «одним из самых крупных частных собраний церковной старины» [8, с. 132]. Коллекция перевозилась в Рютино из петроградской квартиры Рахлина-Румянцева частями, начиная с 1918 г. Торжественное открытие музея состоялось 8 октября 1922 г.; к открытию были напечатаны пригласительные билеты и афиша. Н.Ф. Романченко составил «Краткий путеводитель по храму-музею, сооружённому Е.С. Рахлиным-Румянцевым, в Новгородской губернии, Валдайского уезда, близ села Рютина», который был издан в Петрограде тиражом триста экземпляров. Музейная экспозиция состояла из четырёх отделов, включавших более ста икон XVI–XIX вв., многочисленные предметы медного литья и церковной утвари [9].

К сожалению, в «Кратком путеводителе…» среди экспонатов храма-музея резной шкаф не упоминается, а подготовленный к изданию каталог с подробным описанием предметов собрания так и не был напечатан. Единственное упоминание о «диковинном экспонате» встречается в «Истории села Рютино» Н.А. Ласточкина: «Особое место в храме-музее занимал шкаф, изготовленный местным умельцем. Всевозможные рисунки, фигурки, узоры талантливый мастер вырезал, пользуясь инструментом — перочинным ножом, — затратив на изготовление этого чудного шкафа целых 40 лет!» [10, с. 63]. Судя по снимку 1922 г., резному шкафу отводилось центральное место в интерьере храма-музея. Можно предположить, что он использовался для размещения и хранения многочисленной коллекции принадлежавших Е.С. Рахлину-Румянцеву предметов церковной старины.

Просуществовал Рютинский «частный» музей меньше года — 13 августа 1923 г. он был ликвидирован. Трагически завершилась и жизнь самого Е.С. Рахлина-Румянцева: после закрытия музея он переехал в Москву, в 1924 г. был арестован, обвинён в шпионаже и контрреволюционной деятельности и расстрелян. Коллекции «храма-музея» были расформированы по фондам музеев Новгородской губернии, а здание передано исправительно-трудовой сельскохозяйственной колонии, откуда в 1929 г. шкаф и поступил в Краеведческий музей г. Боровичи; позднее здание разобрали на кирпичи.

Рис. 2. Токарев-Казарин Г.Е. Шкаф для посуды («горка»). Конец XIX в. Дерево, левкас, темпера; резьба. Городецкий историко-художественный музейный комплекс. ГРМ 485
Рис. 2. Токарев-Казарин Г.Е. Шкаф для посуды («горка»).
Конец XIX в. Дерево, левкас, темпера; резьба.
Городецкий историко-художественный музейный комплекс. ГРМ 485

Очевидно, что резной шкаф был приобретён Е.С. Рахлиным-Румянцевым, собиравшим коллекцию предметов церковной старины и декоративно-прикладного искусства на протяжении пятнадцати лет не только по всей России, но и за рубежом, или сделан по его заказу. В процессе поиска возможных аналогий среди произведений так называемого «русского стиля» конца XIX – начала XX в. были обнаружены два чрезвычайно похожих шкафа («горки»). Оба они были созданы городецким мастером Г.Е. Токаревым-Казариным, вероятно, в конце XIX столетия и были хорошо известны в Городце: шкафы стали музейными экспонатами вскоре после революции, в начале 1920-х годов, и в настоящее время украшают экспозиции Краеведческого музея и музея «Городецкий пряник». О мастере, создавшем эти удивительные предметы, известно совсем немного: он не был профессиональным мебельщиком и занимался сапожным ремеслом; необычные предметы интерьера создавал, вероятно, по заказам богатых купцов-старообрядцев.

Первый из шкафов хранился когда-то в доме Е.Л. Мочаловой в деревне Заломаево (рис. 2). В его резном декоре портретные изображения Дмитрия Донского, Ивана Грозного, Ермака, Василия Шуйского, Михаила Романова соседствуют с сюжетами на тему российской истории XVI – XVII столетий («Бой Ермака с татарами», «Казанское царство», «Патриарх Гермоген в темнице отказывается подписать грамоту поляков», «Обращение Козьмы Минина к князю Дмитрию Пожарскому», «Вступление ополчения Минина и Пожарского в Москву», «Призвание Михаила Фёдоровича Романова на царство», «Поход Степана Разина на Каспий» и др.). Здесь же представлены события европейской истории («Жанна д’Арк», «Испанская Реконкиста», «Взятие Рима варварами», «Поход Ганнибала»), а также иллюстрации к литературным произведениям — «Песне о купце Калашникове» М.Ю. Лермонтова и роману М.Н. Загоскина о Смутном времени «Юрий Милославский». На угловых полуколонках располагаются «портреты» первых русских правителей — Олега, Игоря, Ольги, Святослава, Владимира Святого.

По своим конструктивным особенностям и пропорциям шкаф из Городецкого музея напоминает «новгородский»: он также шестигранный в плане, двухъярусный, имеет завершения в виде фигурных кокошников. В каждом из ярусов резные клейма расположены двумя рядами; сюжетные композиции разделены в центральной части своеобразным горизонтальным фризом, украшенным изображениями сказочных птиц и цветов. Очень похоже решены карнизы с выступающими консолями, и особенно — угловые полуколонки с портретными изображениями князей из династии Рюриковичей. Близость цветовых сочетаний, повторение отдельных мотивов резьбы и полихромной росписи (позём с «травами», занавесы с кистями и т.д.) не оставляют сомнений в том, что оба предмета созданы одним мастером.

Рис. 3. Токарев-Казарин Г.Е. Шкаф для посуды («горка»). Конец XIX века. Дерево, левкас, темпера; резьба. Городецкий историко-художественный музейный комплекс. ГРМ 486
Рис. 3. Токарев-Казарин Г.Е. Шкаф для посуды («горка»).
Конец XIX века.
Дерево, левкас, темпера; резьба.
Городецкий историко-художественный музейный комплекс. ГРМ 486

Второй шкаф, украшающий ныне экспозицию музея «Городецкий пряник», поступил из Нижней Слободы г. Городца, из дома купца П.П. Кокурина (рис. 3). На его дверце и боковых стенках помещены исторические сюжеты («Послы Ермака с дарами перед Иваном Грозным», «Дьяк Тимофей Осипов обличает Лжедмитрия»), сцены охоты («Лев и тигр», «Охота на ягуара», «Соколиная охота у киргизов», «Охота на медведя»), иллюстрации к русским пословицам («Как аукнется, так и откликнется»). Средняя часть отведена образам Апокалипсиса («конь бледный», «конь вороной», «ангел, сковавший Сатану»); венчающие шкаф резные фигурные навершия также иллюстрируют апокалиптические сюжеты и назидательные притчи «Киево-Печерского патерика».

На первый взгляд, этот шкаф несколько отличается от рассмотренных нами выше: в его цветовом решении преобладает красный цвет фона; верхняя часть застеклена, резные изображения располагаются, главным образом, в нижней части. В то же время, можно отметить и общие черты, сближающие его с экспонатом из Новгородского музея. В первую очередь, это изображение редких сюжетов, таких как «Чудо об Иоанне и Сергии», «Чудо о враждовавших братьях Тите-попе и Евагрии-диаконе», сцены из жития преподобного Феофила Печерского. Практически идентичные композиции, встречающиеся на обоих шкафах, свидетельствуют об использовании одного иконографического источника, в данном случае, гравюр «Киево-Печерского Патерика» издания 1661 г. В близкой манере, с использованием техники пропильной резьбы, выполнены обозначающие композиции надписи (на «горке», принадлежавшей Е.Л. Мочаловой, сюжеты и изображённые персонажи были обозначены лишь инициалами).

Среди жителей Городца сохранились сведения о том, что Г.Е. Токарев-Казарин изготовил три резных шкафа — два из них остались в Городце и позднее попали в музей, а третий был приобретён заезжим покупателем и его следы затерялись, целый век он считался «пропавшим без вести». Известно также, что знаток русской деревянной скульптуры и резьбы Н.Н. Померанцев, видевший городецкие шкафы и назвавший эти произведения самобытного городецкого резчика «фонтаном народной премудрости», упоминал в своих воспоминаниях и аналогичный им шкаф в Новгородском музее [11, с. 18]. Таким образом, можно утверждать, что происходящий из коллекции Е.С. Рахлина-Румянцева и находящийся в настоящее время в собрании Новгородского музея-заповедника резной шкаф, также как и две хранящиеся в Городце «горки», был создан талантливым городецким мастером Г.Е. Токаревым-Казариным.

Источники и литература

1. Новгородский музей-заповедник. Отдел учёта. Акт № 601 от 22.01.1961 г. В 1973 г. из Боровичей были переданы ещё четыре детали шкафа: см. там же. Книга БКМ № VI. № 10042.
2. Новгородский музей-заповедник. Архив учреждения. Инв. № 267/2.
3. Новгородский музей-заповедник. Архив учреждения. Инв. № 258. Л. 6; Константинова Т.М. Новгородский историко-архитектурный музей-заповедник. Новгород, 1962. Ил. с. 47.
4. Киево-Печерский патерик. Киев, Киевская Лавра. 1661. НГМ КП 30226/138, КК 220.
5. [Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва] Иконы из частных собраний. Русская иконопись XIV – начала XX века. Каталог выставки. М., 2004. Кат. 47. Илл. на с. 77. Народная икона. Каталог выставки. Кирилло-Белозерский музей-заповедник. 28 июня – 5 августа 2011 года. Екатеринбург. 2011. Кат. 60. Илл. на с. 38.
6. Новгородский музей-заповедник. Отдел учёта. Инвентарная книга музейных материалов Боровичского краеведческого музея. 1920-е – 1954 г. Л. 3 об. – Л. 4. № 100.
7. Подробные сведения о Е.С. Рахлине-Румянцеве и основанном им храме-музее см.: Каулен М.Е. Музеи-храмы и музеи-монастыри России. Каталог-справочник. М., 2005. С. 629–632; Мельников В. Эхо минувших эпох. Новые данные о частных усадебных музеях в России во второй половине XIX – начале XX века на примерах усадебных музеев в сёлах Рютино, Бологое и в имении Островки // Мир музея. 2008. № 3. С. 16–21; Степанова И.Е. Храм-музей русской церковной старины в с. Рютино Валдайского уезда (1918–1923 гг.) // Ежегодник Новгородского государственного объединённого музея-заповедника. 2006. Великий Новгород, 2007. С. 129–135.
8. Степанова И.Е. Храм-музей русской церковной старины в с. Рютино Валдайского уезда (1918–1923 гг.) // Ежегодник Новгородского государственного объединённого музея-заповедника. 2006. Великий Новгород, 2007.
9. Романченко Н.Ф. Краткий путеводитель по Храму-музею, сооружённому Е.С. Рахлиным-Румянцевым, в Новгородской губернии, Валдайского уезда, близ села Рютина. Пб., 1922.
10. Ласточкин. Н.А. История села Рютино // Русская провинция. 1995. 2 (14).
11. Маврина Т.А. Городецкая живопись. Л., 1970.