Из описания Феодоровскаго Городецкаго монастыря

Феодоровский мужеской монастырь, называвшийся прежде Иониной пустынью, находится в Балахнинском уезде Нижегородской губернии при селе Городце, бывшем прежде городе, на левом берегу реки Волги, в 55-ти верстах от Нижнего Новгорода и в 18 — от уезднаго — Балахны, основан в 1154 г. великим князем Георгием Владимировичем Долгоруким, на месте, указанном ему дивным знамением Богоматери, бывшем от Ея Феодоровския иконы.

Незначительна по своему внешнем виду, материальному благосостоянию и числу иноков эта древняя обитель в сравнении с многими другими монастырями Росии. Но в глазах всякаго православнаго усерднаго чтителя святынь, она заслуживает благоговейнаго внимания как по древности своего основания, так в особенности, и потому, что с именем этой скромной обители связала память об известной православным сынам Росии Святыне Чудотворной Феодоровской иконе Богоматери, коею благословлен был на царство родоначальник ныне Царствующего Дома Михаил Феодорович Романов, и о великом заступнике русской земли св. благоверном великом князе Александре Невском. От того и самый монастырь носит наименование Феодоровскаго и посвящён Пресвятой Владычице Богородице и св. благоверному великому князю Александру Невскому!

Когда основан сей монастырь, положительных исторических сведений о том не сохранилось. Несомненно только то, что он уже существовал до нашествия на Россию Монголов. С полною вероятностию надобно предположить, что начало его относится к одному времени с основанием Городца, бывшаго в дрености укреплённым и довольно известным городом, и что основатель того и другаго один и тот же великий князь Георгий Владимирович Долгорукий [В историческом сведении о Городецком монастыре, изданном в Москве в 1848 г., а вслед за ним и в других, где дело касается сего монастыря, основанием Городца и обители при нём назван Псковский князь Георгий Всеволодович, и время построения отнесено к 1164 году].

иллюстрация «Из описания…»
иллюстрация «Из описания Феодоровскаго Городецкаго монастыря»

Устрояя северо-восточныя области России, великий князь Георгий основывал в них многие города и селения, и по большей части давал им приятные для него названия южных городов России [См. Историю Карамзина, т. 2-й, гл. 14]. В числе их был и Городец (Волжский), построенный великим князем на высоком крутом берегу Волги, и, подобно некоторым другим, основанным им, городам этих областей (напр. Юрьева, Переславля и др.) назван был по имени одного южнаго города, лежавшего близ Киева, — Городца [В летописях Городец Волжский называется Радиловым, занятое им место прежде было селением черемисов и называлось Малый Китеж]. Время построения его надобно отнести к половине XII столетия (около 1154 года); таким образом Городец пости современник первопрестольному русскому городу — Москве.

Новопостроенный город обнесён был высоким земляным укреплением — валом. Этот вал, сплошь заросший высокими столетними соснами, сохранился в продолжении семи столетий до настоящего времени как вековой памятник старины [Нынешнее село Городец находится в небольшом разстоянии от этого вала].

Вместе с построением городов и селений великий князь Юрий Долгорукий заботился об умножении в своих областях церквей и монастырей. Не одна только святая ревность о вере христианской и благочестии внушала ему эту заботливость, но и то важное значение, какое имели в то время монастыри в деле гражданскаго образования России, а тем более должны были иметь в северо-восточной части ея — в уделах этого князя.

Монастыри в древней России были едва-ли не единственными проводниками христианскаго просвещения в народе. В особенности же они были могучим средством к распространению света христианской веры среди язычников, а через то содействовали водворению между ними гражданственности и объединению разных племён их с Россией. Иноки и словом евангельскаго учения, а более примером строгой христианской жизни, иногда видимо проявлявшей в себе силу Божию, действовали на язычников, смягчая их нравы, располагали их к принятию христианства, а иных даже привязывали и к иноческой жизни, давая таким образом язычникам новых просветителей из среды их же соплеменников.

Вскоре после своего построения и Городец стал иметь у себя один из таких разсадников христианскаго просвещения среди соседственных разноплеменных язычников Низовской Волжской земли — черемис, болгар, мордвы и проч. При Городце основана была иноческая обитель (около 1154 г.).

Построение Городецкой обители было не только желанием жителей новосозданнаго города и великаго князя, но и было вызвано указанием Божиим и волею Небесной ходатаицы о русской земле — Пресвятыя Владычицы Богородицы. Предание сохранило нам обстоятельства этого богоугоднаго дела.

Подле Городца, вне вала, стояла древняя часовня. Когда, кем и почему она была построена здесь? — служила-ли она для уединённой молитвы какого-либо неведомаго миру отшельника, или, по обычаю православной России, была поставлена как памятник на месте бывшаго тут прежде храма или монастыря, — неизвестно.

В часовне находилась древняя икона Божией Матери — Одигитрии, неизвестно откуда принесённая и кем поставленная здесь. Жители Городца особенно чтили эту св. икону, и, по устроении у них храма Св. Архистратига Михаила, пожелали поставить её в своей церкви. С просьбою об этом они обратились к великому князю, и тот решил исполнить благочестивое желание городчан. Он повелел торжественно перенести св. икону из часовни в городской храм и сам принял участие в таком торжестве. Князь, церковный клир Городца и народ пришли с крестным ходом к часовне, и, после молебных пений, хотели поднять св. икону с того места, где она стояла. Но к изумлению всех, икона, удерживаемая невидимою силою на своём месте, оставалась неподивжною, несмотря на усилия желавших поднять её. Поражённый таким чудным явлением, Георгий Владимирович Долгорукий принял его как указание самой Царицы Небесной, чтобы это избранное ею место было посвящено Ей, и чтобы на сем месте не переставала возноситься молитва всегда, как возносилась она здесь от лет древних. Он повелел устроить на месте часовни иноческую обитель в честь Пресвятой Богородицы; св. икона была поставлена в храм новосозданной обители за престолом.

Городецкая обитель вскоре стала прославляться чудесами, источавшимися от упомянутой иконы Богоматери. Молва о них быстро распространялась в народе и среди православных, и среди окрестных язычников. Чудная, благодатная сила Божия, видимо подаваемая с верою ищущим ея, конечно, привлекала в обитель много богомольцев, содействовала ея процветанию, умножала число иноков — наставников веры и благочестия, и таким образом промысл Божий чрез эти чудеса и просветившихся христианскою верою более утверждал в ней, и остававшихся во мраке язычества склонял к христианскому просвещению. Какия именно были чудеса от иконы Богоматери, известий о том не осталось; но, что они были многочисленны — о том торжественно засвидетельствовали впоследствии, при явлении сей иконы в г. Костроме; жители Городца, говорившие тогда, что и сами они были очевидцами этих чудес в своём городе, и слыхали о многих из них от своих отцов.

О первоначальном состоянии Городецкаго монастыря, о его материальных средствах к существованию, лицах, потрудившихся в нём во славу Божию или на пользу обители и православной церкви, — памятников никаких не дошло до нас.

В бедственное для России время, когда Едигей с полчищами татар опустошал Россию, раззорял города, сёла и св. обители, той же участи подвергся и монастырь с Городцем (1238 г.), причём Городецкая обитель была сожжена татарами, а иноки побиты.

Недолго впрочем находился в развалинах чтимый городчанами монастырь. Вновь собравшиеся после татарскаго разгрома жители Городца, устроив собственныя свои жилища, возстановили и раззорённую до основания обитель, по собственному усердию своему к Пресвятой Владычице и благословению к ея чудесному образу. Но при возобновлении обители, они не нашли этой чудесной иконы. Городецкий монастырь и с ним жители Городца навсегда лишились этого древняго сокровища своего, который был для них как бы залогом особенной милости к ним Господа и Его Пречистой Матери; Ей угодно было благословить своею чудотворною иконою другой город. Чудным образом невредимо сохранившаяся от огня при сожжении Городецкаго монастыря, и по воле Божией неведомо где остававшаяся скрытою некоторе время, св. икона потом явилась в Костроме (в 1239 году 16-го августа). Тамошний князь (названный в летописях Василием Квашнёю), быв на охоте, обрёл её на дереве в лесу близ Костромы. Когда он хотел снят её, св. икона не допустила его до сего; тогда князь, поспешив в Кострому, повелел собору духовенства с торжественным крестным ходом идти на место, где явилась ему св. икона. По совершении молебных пений перед нею, священнослужители невозбранно приняли её на свои руки, принесли в город и поставили в церковь св. великомученника Феодора Стратилата. Некоторые из жителей Костромы, увидев новоявленную икону, торжественно свидетельствовали тогда, что накануне того дня, когда она явилась князю, они видели её несомою по городу их некиим воином, подобным изображаемому на иконах св. Феодору Стратилату. По этой причине, а таже по имени церкви, в которой поставлена была явившаяся икона Богоматери, она получила название Феодоровской. В новом месте своего пребывания она ознаменовалась благодатною силою и многими чудесами [Подробно описано в сведении о явлении в Костроме Феодоровской иконы Богоматери], а в 1613 году, ею благословлён на царство Михаил Феодорович Романов.

Проживавшие в то время в Костроме некоторые из Городецких жителей узнали в новоявленной чудотворной иконе ту самую, которая прежде, до раззорения татарскаго, находилась в их городе, о чём всенародно свидетельствовали в Костроме. Городчане, услышав об этом, пожелали в утешение себе иметь хотя список с св. иконы, находившейся прежде у них, и теперь провидением Божиим явившейся в Костроме. Снятое с Феодоровской иконы Богоматери точное изображение, с чудесами в Костроме от нея совершившимися, принесено в Городец и поставлено в тамошней возобновлённой обители. И через сию новую икону, названную также Феодоровскою и с благоговейным усердием принятую жителями Городца, время от времени иногда проявлялась от Царицы Небесной благодатныя силы и знамения. При тех несчастиях, коим подвергался Городецкий монастырь, как-то: пожарах и совершенном упразднении его в течение долгаго времени, икона та сохранилась в целости до настоящего времени, пользуясь всегда особенным почитанием местных и окрестных жителей. Такое почитание ея, соединённое с верою в ходатайство перед Богом, изображённой на ней Пресвятой Богородицы, ознаменовалась с особенною силою в недавния времена. В 1830 году, во время сврепствовавшей в России холеры, Феодоровская икона, по просьбе граждан, принесена была из Городецкаго монастыря, в уездный город Балахну, и с молебными пениями и крестным ходом обнесена вокруг его, — вера и усредие их были вознаграждены небесною помощию: страшная эпидемия, дотоле свирепствовавшая в Балахне, прекратилась, в в память сего, св. икона Богоматери, ежегодно приносится в г. Балахну в пост св. Апостолов Петра и Павла, где с подобающими почестями посещаются все церкви и домы жителей, а в октябре месяце по желанию жителей — в приходах Балахнинского уезда.

Новоустроенный Городецкий монастырь, спустя 20 с небольшим лет после своего возстановления, получает историческую известность по следующему совершившемуся в нём событию. В 1263 году святый благоверный и великий князь Александр Ярославич Невский, после многих и тяжких трудов, понесённых им для блага отечества, обрёл в этой святой обители место последняго своего упокоения. В ней святой князь принимает последнее напутствие из временной жизни, облекается в иноческий чин и предаёт свою святую душу Господу.

Не излишне здесь упомянуть об обстоятельствах блаженной кончины сего князя и его погребения.

Вступив на великокняжеский престол вскоре после татарског погрома, Александр Ярославич явился истинным и добрым пастырем народа своего, готовым положить за него свою душу, заступником и утешителем русской земли, порабощённой и угнетённой татарами. Славный своими подвигами над шведами и Ливонским орденом, мудрый и мужественный князь, внушивший невольное уважение к себе диких монголов, должен был с христианским самоотверженным смирением склоняться перед поработителями России, чтобы спасти своё отечество от их лютости и хищничества, и покорностию перед ханами, их отвращать от раззорённой и безсильной Росии новыя бедствия. С этою целию он неоднократно ездил в Орду ходатаем за свой народ перед ханами: Батыем, Менгу, Сартаком и Берке. В последний раз (в 1262 г.) он отрпавился в Орду к хану Берке, чтобы избавить народ свой от тягостнаго требования хана — давать татарам вспомогательное войско и утолить готовый разразиться над Россиею гнев хана, который намеревался послать своё войско на Россию за то, что некоторые города отказались платить дань корыстолюбивым монгольским откупщикам, возмутились против них, и перебили или изгнали татарских чиновников. Александр Ярославич успел своим ходатайством умилостивить хана; но дорого стоили России и св. князю эти услуги его отечеству. Тяжёлыя путешествия в Орду, душевныя тревоги и телесные труды, перенесённые им в служении отвечеству, истощили его силы и разстроили здоровье. Пробыв у хана всю зиму и лето, Александр Ярослвич, уже слабый здоровьем, возвращался в Россию и, доехав до Городца, впал в тяжкую болезнь. Здесь, чувствуя приближение своей кончины, он остановился в Городецком монастыре, принял иноческое пострижение с именем Алексия, облёкся в схиму, простился с игуменом, братиею и всеми окружающими и благословил их. Видя всеобщую горесть и слыша вокруг себя неутешный плач, он сказал слугам своим: «удалитесь отсюда и не сокрушайте жалостию души моей». Причастившись св. Таин, сотворив молитву и осенив себя крестным знамением, он в мире преставился в 14 день ноября 1263 года [См. Прологъ, 14-й день ноября, и в Истор. Росс. Госуд. Карамзина, т. 4-й, гл. 2]. Весть о кончине великаго князя, ангела-хранителя России, поразила ужасом и неописанною горестию весь русский народ. Узнав об этом печальном событии, всероссийский митрополит Кирилл, живший тогда во Владимире, воскликнул пред окружавшим его духовенством и народом: «Чадца моя милая! зайде солнце земли русской!». Народ сперва не понял смысла сих слов и безмолствовал. Но когда митрополит, горько заплакав, сказал: «Не стало Александра!» — настало всеобщее стенание; все в горести повторяли: «Погибаем!».

Таким образом жителям Городца и Городецкому монастырю суждено было быть первыми свидетелями и участниками скорби, постигшей с смертию св. князя Алексадра Невскаго всю землю русскую, и в этой скорби они не имели утешения сохранить среди себя, на месте блаженной кончины Угодника Божия, в стенах монастыря, священных останков его. Тело св. князя с великими почестями перенесено было из Городецкой обители в престольный город князя — Владимир. «Несмотря на жестокий холод, митрополит, князья и все жители Владимира вышли на встречу ко гробу его до Боголюбова; не было человека, который бы не плакал и не рыдал, всякому хотелось облобызать мёртваго и сказать ему, как живому, чего Россия в нём лишилась» [История Российского Государства Карамзина]. При отпевании усопшаго Господь дивным знамением засвидетельствовал святость своего угодника: когда митрополит, по уставу Православной Церкви, стал влагать в руку усопшаго князя разрешительную грамоту, князь сам, как-бы живой, простёр руку для принятия грамоты. Тело св. благовернаго князя погребено было во Владимире, в монастыре Рождества Пресвятой Богородицы, 23 ноября; в сей день установлено праздновать память его. Чудеса и явление св. князя Александра по смерти его, более и более утверждая в православном народе русском веру в его святость и силу его молитвенного ходатайства пред Богом, побудили открыть его св. мощи. Через 100 с лишком лет (1381 г.) тело его обретено было нетленным и открыто положено во Владимире в Богородице-Рождественском монастыре. Отсюда же, по повелению Государя Петра I-го, они перенесены на место славных подвигов св. князя — на берега Невы в новосозданную столицу России — С.-Петербург, и положены в посвящённой имени святаго обители — Александро-Невской лавре (августа 30-го 1721 года).

Городецкий монастырь имеет у себя часть мощей св. князя Александра, вложенную в его икону, которая всегда приносится со св. Феодоровскою иконою Богоматери, как в г. Балахну, так и в другия места.

Неизвестно долго-ли существовал после сего Городецкий монастырь? только впоследствии эту древнюю обитель постигла несчастная участь; от постепеннаго ли оскудения в средствах, или от раззорения ея при тех многочисленных бедствиях, коим подвергалась Россия во всё время татарскаго ига и после, или от другой причины, Феодоровский Городецкий монастырь совершенно уничтожился. До 1700 г. на его месте было одно только кладбище и часовня, в которой оставался может быть единственный памятник прежней обители — Феодоровская икона Богоматери.

Но Господу не угодно было, чтобы оставалась в совершенном забвении и окончательном запустении эта древняя обитель, по особому промыслу Божию воздвигнутая, не раз ознаменованная чудными действиями благодати Его от иконы Богоматери, оказывавшая не малыя услуги христианскому просвещению людей и, наконец, давшая место упокоению святаго угодника Божия Александра Невскаго. Он подвиг сердца Городецких жителей к усердию возстановить ссвятую обитель. Движимые благочестивым желанием почтить место явления чудотворной Феодоровской иконы Богоматери и блаженной кончины св. князя Александра Невскаго, и при этом дать ищущим иноческой жизни удобный способ к осуществлению такого святаго чувства, — Городчане обратились к духовному начальству с просьбою о дозволении им на старом кладбище построить монастырь, так как на том месте существовала и прежде обитель, в которой постригся и преставился св. благоверный и великий князь Александр Невский, а ныне там, только в часовне чудотворный образ Феодоровской Божией Матери. Святейший Всероссийский патриарх Адриан, благословил святое усердие жителей Городца [Из дел, хранящихся в библиотеке Феодоровского монастяря]. Таким образом Городецкий монастырь вновь начал существовать под именем Феодоровскаго.

Спустя 63 года после возстановления, Феодоровский Городецкий монастырь, как скудный по средствам к существованию, незначительный по числу иночествующих, предназначался было к упразднению [Вероятно по случаю учреждения штатов для монастырей]. И в этот раз жители Городца, подражая примеру своих предков, оказали замечательное усердие к досточтимой древности своей обители и ея святыне, и любовь к ея инокам. В 1764 году Городчане, в числе 40 человек, дали одному из своих обывателей приговор для ходатайства пред преосвященным епископом Нижегородским Феофаном об оставлении монастыря на прежнем основании. В этом приговоре жители Городца писали: «по назначению монастыря Феодоровскаго к уничтожению мы все Городецкие жители пришли в крайнее сожаление, потому что ещё в старые давние годы, до татарского раззорения, был у нас монастырь Пресв. Богородицы Феодоровския, и после татарскаго раззорения 1700 года, по грамоте святейшаго Адриана, архиепископа Московскаго и всея России патриарха, паки на том же стором кладбище построен оный монастырь, и в нём святая церковь с приделом каменная, церковным благолепием украшенная и всею утварию снабдённая. Паче-же по сему мы крайне сожалеем об оной святой обители, что в ней имеется Пресв. Богородицы Феодоровския образ; да в том-же монастыре постригся и преставился святый и благоверный великий князь Александр Невский. По токовым причинам у нас Городецких жителей только и утешения во всегдашней исправной службе игумена Зосимы с братиею; когда же мы оной святой обители лишимся, то останемся в крайней печали». В конце приговора они дали обещание поддерживать любимую свою обитель посильными своими вспомоществованиями. Ходатайство Городецких жителей уважено, и монастырь остался на прежнем положении [Из дел, хранящихся в библиотеке Феодоровскаго монастыря].

Год спустя после сего события, Феодоровский Городецкий монастырь вновь потерпел вместе с Городцем тяжёлое бедствие. В 1765 году пожар обратил в пепел Городец и монастырь, истребив в сем последнем все деревянные строения, а каменныя повредились до основания. Но посетив несчастием, Господь не оставил древнюю Городецкую обитель и своею милостию, не дал ей вторично остаться в запустении. Этим, равно как и предшествовавшими обстоятельствами, он как бы испытывал усердие местных жителей к святыне, и давал случай и побуждение обнаружиться их благочестию и любви к святыне, в назидание и примеръ последующим поколениям. Действительно, усердие Городчан, и прежде подававшее Феодоровскому монастырю благовременную помощь, помогло ему и теперь возстать из развалин. Монастырь вскоре был возобновлён при старании управителя Городецкой волости Афанасия Яковлева и в 1867 году удостоен посещения и щедрот благочестивыя памяти Императрицы Екатерины II. Во время путешествия своего по Волге в г. Казань на галере «Тверь» Императрица по ходатайству упомянутого управителя волости останавливалась в Городецкой обители и 19-го мая (1767 г.) присутствовала при освящении возобновлённаго соборного храма Феодоровския Божия Матери, причём пожаловала на украшение освящённой церкви 50 руб. и на содержание настоятеля с братиею 150 руб.

Материальными средствами к существованию Феодоровскаго монастыря служили земля и доброхотныя приношения окрестных жителей и богомольцев. Но при одних этих средствах монастырь не в состоянии был не только иметь надлежащее благолепие в своих церквах и в церковной утвари, но даже и поддреживать самые здания свои. Земля была в незначительном количестве и неудобная, доходы монастыря скудны, тем более, что окрестные жители, усердие которых составляло для обители главнейший источник поддержки, не все принадлежали к верным сынам церкви, но в числе их находилась, как и поныне находится значительная часть явно или тайно уклонившихся от Православной Церкви, — мнимых ревнителей старины. Скудость монастырских средств была таковы, что церковныя священныя облачения были из простой бумажной или холстинной материи; вместо восковых свечей пред местными иконами были поставлены деревяныне под цвет восковых; риза на древней Феодоровской иконе Богоматери была ветхая, из серебра низкого достонства и прикреплена к иконе железными гвоздями; одна из церквей (тёплая, во имя св. Александра Невского) приходила в такую ветхость, что угрожала падением и нужно было поставить в ней для поддержки 16 столбов; помещение для братии было недостаточно и обветшало.

Но с Божиею помощью, при покровительстве Божией Матери и св. угодника Божия Александра Невскаго, Феодоровская Городецкая обитель мало-помалу оправлялась от такой скудости. Благодаря вниманию к ней высшаго начальства, усердию разных благотворителей, заботливости и трудам некоторых настоятелей в монастыре исправлены были ощутительные недостатки. Преимущественно же благодетельствовал многоизвестный учёный архимандрит Пётр Каменский, бывший начальник духовной миссии в Китае, и в 1833 г. поступивший на покой в Феодоровский монастырь, где и скончался 17-го мая 1845 года. Его пожертвованиям и ходатайствам много обязана эта любимая им обитель своим улучшением, о которой заботился этот приснопамятный благотворитель. Вследствие его ходатайства блаженныя памяти Императором Николаем I-м в 1834 году всемилостивейше разрешено отпустить 20,652 р. ассигнациями на постройку каменного братского корпуса и поправку двух его флигелей. Около 1835 г. устроена под колокольнею церковь св. великомученика Феодора Стратилата, имя котораго соединено с историею чудотворной Феодоровской иконы Богоматери. Бывшим настоятелем монастыря игуменом Афанасием в 1843 году возобновлена и украшена камнями риза на Феодоровской иконе Богоматери, а в 1845 году возобновлена обветшавшая церковь св. Александра Невского и послушником монастыря расписана живописью по стенам, а в 1870 году определением Святейшаго Синода возведён в штат второго класса на правах общежительных монастырей.

Испоняя своё первое и главное назначение, служение Богу молитвою и иноческими трудами, Феодоровский Городецкий монастырь посвятил себя и другаго рода христианской деятельности богоугодной и для православной церкви и общества плодотворной.

Как в древнее время, при самом начале существования, он долго и не мало служил духу христианскаго просвещения окрестных жителей, находившихся в язычестве или ещё мало утверждённых в христианской вере, так и в настоящее время он принял на себя посильную долю деятельнаго участия в распространении духовно-нравственнаго образования народа.

Нижегородская губерния издавна была и поныне есть одним из главных мест, где утвердился раскол и откуда он распространяется. Но раскол может быть ослаблен не иначе как распространением грамотности и христианскаго просвещения в народе, преимущественно же в юном поколении.

В виду такой благой цели, с поступлением в 1867 году настоятелем сего монастыря игумена Феодосия, Феодоровский Городецкий монастырь с разрешения епархиального начальства открыл при монастыре церковно-приходское двуклассное училище для детей разных сословий, особенно для бедных и сирот, которые-бы получали в нём безплатное обучение. Из них 20-ти сиротам предоставлено полное монастырское содержание.

По ходатайству означенного настоятеля в 1868 г. в зале III класса Николаевского вокзала в С.-Петербурге с Высочайшаго соизволения устроен киот в виде часовни, и в 1870 году усердием фабриканта Вознесенского посада, ныне города Иваново-Вознесенска, Владимирской губернии первой гильдии купца, почётного гражданина и кавалера Александра Феодоровича г. Зубкова устроена при воксале в Нижнем Новгороде церковь в честь св. благовернаго и великаго князя Александра Невскаго с двумя приделами в честь св. равноапостольных царей Константина и Елены и святаго мученика Анатолия. Для поддержания училища, согласно Высочайше утверждённых в 1864 году правил, учреждено при монастыре в 1869 году братство, посвящённое имени св. благовернаго и великаго князя Александра Невскаго, именованное Александро-Невским. На средства братства близ монастыря устрояется для училища и помещения учеников пенсионеров монастырских деревянный о двух этажах с мезонином корпус, а С.-Петербургским купцом П.И. Кудряшёвым, ныне скончавшемся, пожертовована для училища довольно значиельная библиотека.

При том Феодоровский монастырь поставил себе долгом послужить обществу по мере сил и средств другим делом христианской благотворительности, он в 1870 году открыл в стенах своих лечебницу на 5 кроватей на первое время, с аптекою для приходящих, а при улучшении средств, имеет в виду устроить богадельню для престарелых и убогих мужескаго пола.

Кроме сего, в феврале 1872 года под ведением Александро-Невскаго братства открыто для разных сословий двухклассное женское с рукоделиями училище при законоучителе и двух наставницах, из коих одня на жаловании, и в доме Городецкаго соборнаго священника нанята квартира.

Таким образом, Феодоровский Городецкий монастырь продолжает приходить в большее благосостояние, хотя ещё многое предстоит устроить в нём, а именно: тёплый соборный храм, посвящённый имени св. благовернаго и великаго князя Александра Невскаго с двумя приделами, хотя исправлен был в 1843 году, но по ветхости необходимо было его разобрать до основания. С разрешения епархиального начальства разобран, а в 1870 году заложен вновь в бо́льших в сравнении с прежним размерах, который с Божиею помощью в черне постепенно сооружается. Непрочной оказывается колокольня, а под оной церковь в честь св. великомученника Феодора Стратилата пришла в ветхость окончательно. По неудобству и тесноте помещений необходимо окончить каменный братский о двух этажах корпус.

 

С.-Петербург, Июня 22 дня 1872 года
Цензор Архимандрит Геласий
В типографии Гогенфельдена и КО.