Галочкин Н.М. На завалинке. Рассказы об устном народном творчестве Нижегородской земли. — Городец, 1990.

Рецензент: Коретова К.Е., кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы Горьковского университета.

О чём рассказывает книга?

Сейчас, когда началось духовное возрождение Отечества, одной из важных проблем является освоение устного народного творчества.

Фольклор – это корни, наши истоки, бесценный источник духовной культуры народа, нации.

Легенды, былины, песни, пословицы я поговорки родились давно. Ещё не было поэтов и писателей, а произведения уютного народного творчества имели своих рассказчиков, сказочников, певцов и благодарных слушателей, передавались из уст в уста и жили долгие годы, освещая вопросы добра и зла, правды и лжи, честности и совести, горячей любви к Родине. Такие образы, как Геркулес, Прометей, Микула Селянинович, Илья Муромец, Василиса Премудрая, иронический удачник Иван-дурачок и другие – все эти глубокие и яркие типы героев созданы фольклором.

Русский фольклор явился изобильным родником, откуда черпали материал для своих произведений А.С.Пушкин, Н.А.Некрасов, А.В.Кольцов, А.М.Горький и другие.

Земля Нижегородская с давних пор славилась богатым устным народным творчеством. Со студенческой скамьи, с 1938 года стал я собирателем фольклора нижегородских крестьян. Эту деятельность я продолжаю до настоящего времени. Сущность книги — освещение длительной работы по собиранию и изучению устного народного творчества Горьковской области. В очерках даётся изображение процесса записи фольклора, жизненных контактов с его носителями. Здесь же рассказывается о разных видах фольклора, анализ идейного содержания и художественных достоинств каждого жанра. В книге обобщается опыт внедрения фольклора в художественную самодеятельность, прослеживаются формы работы домов культуры и сельских клубов по использованию устного народного творчества. Книга рассчитана на всех, кто интересуется фольклором земли Нижегородской.

Заключение

Перестройка всей политической и экономической жизни в нашей стране открыла и создала новые условия для развития и бытования фольклора.

Фольклор как классическое наследие нужно шире использовать на сцене, в народных массовых праздниках.

Возродить в живом бытовании то, что осталось, сохранилось в народе, собрать и изучить его фольклор: сказки, песни, частушки, пословицы и поговорки — всё, чем так богато устное народное творчество Нижегородской земли — задача всех нас.

Легенды и были

Однажды деревенские ребятишки колхоза «Красный маяк» Городецкого района вашей области сидели на завалинке старой избы и спорили. Они задавали друг другу вопросы из географической викторины:

— Какой полуостров жалуется на свою величину? — спросил один.

— А какая земля никогда не состарится? — сказал другой.

— Какой город состоит из названия планеты и дерева? — проговорил третий и т.д. …

Наверное, долго бы еще сыпались различные вопросы, если бы Ваня Звонов не придумал такой вопрос, который оказался роковым для ребят:

— Почему наша деревня называется Черепово?

Все ребятишки замолчали, а Димка, который всех больше говорил о природе джунглей, об экзотике заморских стран, как-то сразу умолк, сурово сдвинул брови, трубочкой свернул губы, вытянув их вперед, повернул голову в сторону, где сидел Ваня Звонов, неохотно и глухо проговорил:

— Я не знаю, почему наша деревня называется Череповым.

Ребята оживились. Они видели, как лицо Вани Звонова просияло: он был внутренне рад, что самолюбивый Димка ущемлен, что он проиграл спор.

Оказалось, что Ваня Звонов хорошо запомнил легенду, услышанную от своего дедушки Егора Ивановича о возникновении деревни Черепово, которая стоят до сих пор, сохранив название. Затаив дыхание, ребятишки слушали своего товарища.

Поэтическая история. Так рассказывает народ о событиях далекого прошлого, но предания и легенды не есть точное отражение истории. Они правдивы лишь как отражение народного понимания истории. Так, Городец, действительно подвергался нашествию монголо-татар, и об этом повествуют предания и легенды.

…Неслыханное бедствие и разорение принес Городцу 1238 год, когда хан Батый дотла сжёг город, истребил почти всё его население, много жителей угнал в плен.

Городецкая дружина несколько дней отбивала жестокий натиск монголо-татар. Она, отступая, приняла бой на том месте, где стоит ныне деревня Черепово, вошедшая в состав колхоза «Красный маяк».

На этом клочке земли состоялась, как записал летописец, «жестокая сеча и грозная битва».

По народному преданию, после сражения сложили целую гору черепов. Тут и возникла деревня Черепово — народный памятник героизму и бесстрашию наших далёких предков, без предела любящих свою землю.

Так закончил свой рассказ Ваня Звонов.

О древнем Городце бытует несколько легенд.

Легенду о граде Китеже рассказывала мне Васса Ивановна Романычева, хранительница старого фольклора.

Говорят, что занимаемое место Городцом, по народному преданию, было селением Черемисов (марийское) и назывался град Малый Китеж, который ушёл в озеро, но не сдался врагу.

Эта легенда связана с озером Светлояром, что расположено недалеко от села Владимирское Воскресенского района нашей области, где будто бы стоял Большой Китеж-град.

Легенда о невидимом граде Китеже навеяна исторической правдой о Батыевом походе на Городец-Радилов в 1238 году, повествует о великом патриотическом подвиге наших предков.

У городчан сохранилась память о первом нашествии монголо-татарских орд на Городец. До октября 1917 года одна из его улиц называлась Варыхановская, образовавшаяся от сочетания слов «варвары-ханы». Теперь эта улица носит название Александра Невского.

Дошло до нас и народное предание о горе Шихан (или Хан-Ши), где ныне находится старообрядческое кладбище в Слободе. Своё название она берет также от монголо-татарского нашествия на Городец. Якобы сам Хан Ши вёл отсюда наблюдение за наступлением на город.

Легенды, предания, народный вымысел о богатом историческом прошлом Городца тесно связан с фольклором.

оглавление

О сказках Сказкина и других сказочниках

Стоял февральский морозный день 1938 года. Только, что мы с Павлом Букановым, студенты Горьковского педагогического института, спрыгнули с подножки вагона поезда и подошли к вокзалу, как в разноликой толпе пассажиров услышали:

— Урень — сорок восемь деревень.

Это была местная поговорка, которую мы тут же записали.

Так началась наша первая фольклорная экспедиция, положившая начало моей многолетней работе по собранию и изучению нижегородского фольклора, которую продолжаю по сей день.

Организаторами экспедиции были Горьковский пединститут и областной Дом народного творчества.

В течение десяти дней мы посетили Урень, Горево, Темту и другие населенные пункты Уренского района нашей области.

Везде нам советовали:

— Побывайте у Сказкина!

И вот однажды мы поехали в поселок М.Климовский Починок ,что стоял где-то далеко, за густым сосновым лесом.

Вместе с нами на санях-розвальнях сидел уренский житель, краевед-любитель, словоохотливый и остроумный мужичок с небольшой редкой бородкой.

— Так вы, значится, к Лебедеву?

— Нет не к Лебедеву, а к Сказкину, — ответил я.

— А это все равно: что к Лебедеву, что к Сказкину.

— Почему же так? — спросил Павел Кузьмич.

Краевед-любитель ответил не сразу. Было видно по выражению его глаз, что он был доволен такой новостью для нас. Он рассказал нам биографию сказочника.

Настоящая фамилия Михаила Ананьевича Сказкина — Лебедев, а «Сказкин» — прозвище, которое он получил за то, что много знал и хорошо сказывал русские народные сказки, а то и сочинял их. А познакомился он с ними в детстве. Мишку Лебедева отец отдал к богатому мельнику быть на побегушках. Молоть рожь приезжали в село Темта со всей округи. Подолгу, по несколько суток, крестьяне ожидали очередь для помола. Разместившись на мешках с рожью в дырявом сарае мельницы, помольцы рассказывали сказки. Прилепившись где-нибудь рядом с мужиками, мальчик Миша Лебедев сидел тихо, стараясь не упустить ни одного слова. Бывало, хозяин мельницы покричит его, а он не слышит, не отзывается. Уж больно интересно! Однажды владелец мельницы рассердился, и, отодрав мальчика за уши, сказал: — Какой же ты Лебедев? Сказкин ты! Самый настоящий Сказкин. Так и закрепилась фамилия Сказкина за Михаилом Ананьевичем. Пришло время пойти ему на призыв в армию — и он назвал себя Сказкиным. Вернувшись с первой мировой войны, он выправил паспорт, где было записано: «Сказкин Михаил Ананьевич». Вдоль и поперек исходил свою округу батрацкий сын: по Усте и Ветлуге гонял плоты, корчевал лес, плотничал, пахал землю — и всюду с ним находилась русская народная сказка.

Слушая историю жизни уренского сказочника, мы не заметили, как доехали до небольшого лесного поселка. Перед нами стоял пятистенный деревянный дом, срубленный руками Михаила Ананьевича Сказкина. На широком крыльце нас радушно встретил хозяин, пригласил нас в дом. Узнав цель нашего приезда, Михаил Ананьевич признался, что мы за его сказками явились первыми, что никто от него их не записывал, и он только рассказывал их односельчанам у завалинки своего дома. Озябшие в дороге, мы были рады домашнему теплу и гостеприимству. Из-за ситцевой занавески, прикрывавшей угол кухни, выглядывала женщина и, скрестив руки на груди, озабоченно стала расспрашивать нас. — Ты, мать, погоди немножко, — проговорил, улыбнувшись, Сказкин. — А сейчас давай ужинать. Немного отдохнув, мы приступили записывать сказки: «Жар-птица», «Про палицу-тристапудовицу», «Свинья-сестра», «Летающий корабль» и другие. М.А.Сказкин прожил долгую жизнь (1883-1967 гг.). Его репертуар состоял из 90 сказок, часть их вошли в сборник «Сказки Сказкина». Сказки волшебные, бытовые, о животных. В своих сказках М.А.Сказкин сохраняет и развивает лучшие традиции русских народных сказок. Все образы его сказок резко разделяются на положительные и отрицательные, на носителей добра и зла, причем всегда добро побеждает зло. Герои сказок М.А. Сказкина — люди простые и скромные. Они смелы и мужественны, находчивы и трудолюбивы. Трое суток пробыли мы у М.А. Сказкина и расстались большими друзьями. Пригласили его приехать в Горький, в пединстртут. Вернувшись на кафедру русской литературы, на заседании фольклорного кружка, которым руководил, А.Н. Свободов, мы подвели итоги фольклорной экспедиции.

В марте 1938 года в актовом зале состоялась встреча со М.А. Сказкиным: и И.Ф. Ковалевым. Нас всех ошеломило рассказывание сказок М.А. Сказкина. Самобытное его рассказывание русских сказок передавалось голосом, в интонациях, жестами и мимикой. Говорил Михаил Ананьевич густо, неторопливо. Слова откладывались не отделяясь от смысла предложения. Взгляд менялся в зависимости от содержания, он был то проницательным, то озорным и лукавым. Большая пушистая борода разместилась по всей широкой груди, ястребиный большой нос, чёрные глаза, сверкающие из-под густых ресниц — всё это давало понять, что перед нами сидит по-крестьянски умный человек, обладающий даром магического влияния на слушателей.

Очень приятно мне было узнать, что поселок, где жил М.А. Сказкин, стал деревней — Малое Климово Уренского района нашей области, а дом М.А. Сказкина (Лебедева) сохраняется как памятник.

<…> (пропущено — «ВП»).

Вторым выступил на вечере-встрече И.Ф. Ковалёв (1885–1966). Я много раз лично встречался со сказочником И.Ф. Ковалевым. Записал от него ряд сказок. Он из села Шадрино Воскресенского района. Последние годы он жил в г. Горьком. Два сборника сказок И.Ф. Ковалева изданы в гг. Горьком и Москве. И.Ф. Ковалёв — член Союза писателей СССР, награждён орденом «Знак Почета». Сказки И.Ф. Ковалёва «Машук» и другие переведены на болгарский, чешский и китайский языки.

Известной сказательницей в нашей области была Александра Петровна Маркова из города Богородска. А.П. Маркова — обаятельный человек, большой души и доброты. Я хорошо помню встречи и беседы с ней. Её сказки предназначены детям. Они учат добру и предостерегают детей от дурного, воспитывают в духе честности и правдивости. От родителей она унаследовала русский дар рассказывать детям сказки. Она на всю округу прославилась своим мастерством сказительницы. Ещё великий русский педагог К.Д. Ушинский говорил о «природных русских педагогах — бабушках, матерях, которые создали первые и блестящие попытки русской народной педагогики — народные детские сказки». К числу таких скромных, простых, но самобытных и талантливых сказительниц относится и Александра Петровна Маркова, сборник сказок которой для детей — дошкольного возраста выпустило Горьковское книжное издательство. Каких только образов, героев, нет в сказках бабушки Марковой: тут и задорный петух, и хитрая — прехитрая лисичка-сестричка, и важный индюк, и медведь-музыкант — всё то звериное и птичье царство, которое так любят дети. Обладая самобытным талантом сказительницы, Александра Петровна в своих сказках сохраняет всю свежесть и аромат устной народной поэзии. Сказки бабушки Марковой просты и доступны детям, занимательные по содержанию и композиции. Обычно в каждой сказке рассказываются самые разнообразные происшествия: вот медведь-музыкант сидит на дереве. Лапой ухватит отщепину от дерева, потянет её к себе и отпустит. Она задрожит в воздухе, раздается звук — «дзень», «дзень». А вот курочка-рябушка, к своему удивлению вывела не цыпляток, а утяток и так далее. Сказки А.П. Марковой не только познавательны, не только занимательны и смешат детей. Её сказки учат добру, предостерегают детей от дурного.

Пожалуй, никто из присутствующих на концерте не ожидал, что на сцену колхозного клуба выйдет сказка. Этот жанр у нас редко встречается, но воспитательная сила его очень велика.

Творческое сочетание вымысла с жизнью, бытом людей объясняет сильную степень воздействия сказок на слушателей и читателей! Великолепно это осуществила сказительница из города Городца — Ольга Ивановна Миронова. Она рассказывала две народные сказки. Говорила она неторопливо и непринужденно, взвешивая каждое слово и, сопровождая его мимикой и жестами, увлекала занимательностью, мудростью, поучительностью содержания сказок. Ольга Ивановна с детских лет полюбила всю прелесть народных русских сказок. Сказочница не помнит, как и где она узнала ту или иную сказку. К известному сюжету она добавляла своё и сказка, обновляясь и изменяясь, звучит по новому. Сказки О.И. Мироновой содержат мудрость народа, учат добру и труду.

В 1978 году в Волго-Вятском издательстве вышел сборник «Сказки родного края». Его составитель — доцент Горьковского университета В.Н. Морохин. Это сборник свидетельствует о том, как широка бытуют сказки в нашей области в настоящее время. Использовать русские народные сказки в фольклорных коллективах — важная задача работников культуры нашей области.

По нашим наблюдениям, народные русские сказки входят не только в репертуар фольклорных самодеятельных коллективов, но и возрождаются традиции рассказывать сказки наизусть воспитателями детских садов и бабушками-пенсионерами. Устное исполнение сказок оказывает большое влияние на слушателей, так как при живом общении сказочница использует жесты, мимику, выделяет интонацией наиболее значительные слова для выражения смысла сказки — борьба добра со злом, где всегда побеждает добро и правда.

оглавление

Рождение и бытование частушек

Среди собранного материала я встретил частушку, в которой сам народ красноречиво говорит о поэтическом процессе:

Я частушку на частушку,
Как на ниточку вяжу.
Ты досказывай, подружка,
То, что я не доскажу.

Вот, например, творческая история подобного рода частушек в деревне Валки бывшего Линдовского района (теперь Борского) по моим записям 1955 года.

…Однажды зимним вечером в дом Балакиной Наташи пришли подруги — доярки деревни Валки. Они собрались на посиделки, принесли с собой шитьё и вязание. Во время работы девушки пели песни и частушки. — А что, если нам самим сложить частушку? — спросила Катя Базанова.

И она немного, подумав, произнесла вслух первую строку: — Голубица над водицей… Все задумались, за окнами бушевала метель, стуча о ставни. Девушки ждали прихода парней. Вся эта обстановка настраивала на лирический лад.

— Голубица над водицей, — повторила она. — Сизый голубь над водой, — улыбнувшись, добавила Наташа Балакина. Третья девушка, пододвинувшись к подругам, в тон частушки пропела: — Легче с маменькой расстаться, чем с тобою, дорогой!

Частушка полюбилась девушкам, и они дружно пропели её. Но частушки рождаются и в процессе индивидуального творчества, тогда основу для создания составляют личные переживания.

«Помню, — рассказывала мне Т.С. Смирнова, колхозница деревни Фёдорово Шадринского сельского совета Ковернинского района, — дело было летом, в сенокос. Проводил меня любимый человек до горки (он был из другой деревни), и мы расстались. Я пошла домой. Вдруг чувствую, как стали рождаться слова. На глазах навертывались слёзы. Я утирала их кромками шали. И я сложила песенку. Сочинила так, как всё было: в чём я была одета, где расстались, как я переживала. Сочинила, а потом пропела:

Мы с миленочком расстались
На пригорочке крутом,
Слёзки полили, покапали
По шали голубой.

Мне показалось, — продолжала Татьяна Савельевна, — что у нас любовь погаснет, что я больше не увижусь с милым. У меня снова рождались слова, выражающие мои чувства:

Тает, тает земляничка
В чайной чашечке, в чаю.
У нас с милым любовь тает,
Как снежиночка в ручью.

На другой день я обе частушки пропела подругам. Им они понравились».

Появившись на свет частушка, услышанная ещё кем-то, дополняется и изменяется, некоторые частушки живут недолго, а другие — долго бытуют в народе. Впервые термин «частушка» ввёл в печатный обиход писатель Глеб Иванович Успенский в конце 80-х годов XIX века. Частушка — это рифмованная песенка, отличающаяся от старинной русской протяжной песни как своей краткостью, так и более учащенным темпом исполнения (отсюда её название — «частушка»). Благодаря своей краткости, предельной простоте композиции, сжатости, гибкости, злободневности, образности и разнообразной тематике частушки являются своего рода неписанной народной газетой. Однако необходимо подчеркнуть, что эта летопись — особенная, специфическая. Частушки — это своеобразные художественные произведения, коротенькие стихотворения, для которых характерно образность, использование всех поэтических средств выражения: сравнения, метафоры, эпитеты. Мои многолетние наблюдения за развитием частушки дают мне отметить и другие характерные черты частушечной поэзии: наблюдательность частушки, её остроумие, афористичность языка. Нужно помнить: частушки разные, есть свежие, другие примитивные, варьируют одну тему.

Современная частушечная поэзия унаследовала стилевые особенности старой русской частушки, но вместе с тем, в отличие от дореволюционных частушек, где встречаются двустишия, шестистишия, в современных частушках установилось четверостишие. Богат и разнообразен строй частушек:

Ёлочка колючая,
Боюся — уколюся я,
Жалко сероглазого,
С которым расстаюся я.
Какая я несчастная
На свете уродилася,
Была бы я стеклянная,
О камешек разбилася.

В частушках выдерживается размер, стиха, что свидетельствуют о литературной грамотности. Много внимания в частушках уделяется звуковому оформлению стиха:

Ох, Васька, Васёк,
Моё сердце засек,
Засек, зарубил,
Сам другую полюбил.

Каждый раз, когда я приходил в колхоз имени Куйбышева Городецкого района, любил беседовать с рядовой колхозницей А.С. Мазиной из деревни Налескино. Много хлебнула она горя и нужды в годы Великой Отечественной войны. Муж погиб на фронте, она осталась с детьми. А.С. Мазина проговорила частушку:

Ах, война, война, война,
Я осталася одна,
Я и лошадь, я и бык,
Я и баба, и мужик,
Я и сею, и пашу,
На себе навоз вожу.

Вскинув на меня добрые глаза, она привела частушки периода минувшей войны:

Ты лети и не присвистывай
Фашистский самолет:
Всё равно победа наша,
Милый мой домой придет.
Это лето мне на память,
Это лето не забыть:
Подвалило к сердцу камень
И навек не отвалить».

Как видим, запись частушек в таких случаях идет сама по себе, в непринужденной беседе. Но частушки в такой обстановке не поются, а проговариваются. Частушки Горьковской области запечатлели самые большие события в жизни земляков. Большое место занимают частушки о Чкалове:

Волга волю воспитала
В Чкалове железную,
Получил Валерий Чкалов
Славушку всесветную.

Там, где когда-то были пустыри, простирающиеся далеко за деревню Пестово, ныне построен город Заволжье, крупные промышленные предприятия, Горьковская ГЭС и Горьковское море. В памяти первых строителей в музее Горьковской ГЭС хранится пейзаж, о котором поется в частушке:

Где болота раньше были,
И шумел зелёный лес,
Мы дороги проложили,
И построили здесь ГЭС.

На берегу Горьковского моря выросли оздоровительные учреждения: пансионат «Буревестник», турбаза «Нептун», и другие. И, вероятно, не без основания в среде отдыхающих бытует частушка:

Для чего же ехать в Сочи.
Коли к Волге путь короче:
Есть и море, есть и пляж, –
Чем не Сочинский пейзаж.

Широко отражена космическая тема:

Коммунист Гагарин Юрий
Всех на свете удивил:
Первым к звездочкам далёким
Путь-дорожку проложил.

Эти куплеты в форме частушек, сочинены обычно кем-то из участников художественной самодеятельности, чаще всего на общественно-политические, темы сатирического содержания, Но редко получают широкое распространение.

У народа большую популярность имеют лирические, любовные частушки, выражающие человеческие чувства:

Залёточка, ваши очи
Довели до сухоты,
Я не сплю по целой ночи,
До чего доводишь ты.
До чего я догулялась,
Сама себя довела,
Одни серые глазёночки
Остались у меня.
Милёночек, милёночек
Проводи до ёлочек,
А тебя до ручья,
Расскажу откуда я.
Проводила милого
До города Владимира,
До высокой до горы,
Не видела с той поры.
Мой-то миленький уехал,
А я не простилася,
Чтобы это времечко
Обратно воротилося.
Миленький, замучили
Твои глаза вертучие,
А ещё замучили
Поцелуи жгучие.
Залёточка дорогой,
Вот и расставание.
Ты на пару, я домой,
Сердцеволнование.
Говорят, что я воровка,
Сердце крала у него,
Я в любви была ловка
И опутала его.
Дура я его любила,
Дура верила речам,
Дура я прогулы делала,
Гуляла по ночам.
Мой-то миленький вертун,
С парохода утонул,
Так и надо вертуну
Лети до самого до дна.
Милый Миша, пройди тише,
Мимо дома нашего,
Чтобы не слышали родители,
Проходу вашего.
Милый Вася, я снялася
В белой кофте под ремень.
Не в которой я хотела,
А в которой ты велел.
Мой-то милый — дуралей,
Купил два кило кренделей,
А я — девчонка, глупая,
Всю дорогу хрупала.

В частушечной поэзии нашей области чаще встречаются географические названия населенных пунктов местного края:

Городец, ты, Городец,
Горы золотые,
Люблю карие глаза
И волосы витые.
Мы, Уренские девчонки,
Мы нигде не пропадём:
Сине море переедем,
И ребят — перевезём.
Не пойду я в тот конец
Ни по ягнят, ни по овец,
Не пойду я в Правдинск замуж,
Выдавайте в Городец.
Ох, не весело нам,
Поедем, Катя, в Арзамас,
Ты к Сереже, а я к Васе,
Они оба в Арзамасе.

Одним из способов собирания частушек у меня является — способ подсказывания, способ нагадывания, когда я вижу, что частушечница стесняется, скромничает, отказывается, а я заранее узнал, что она много знает частушек, я начинаю сам проговаривать частушки, а еще лучше петь.

Однажды, находясь с Александрой Степановной Мазиной на молочной ферме, где работают доярками девушки, я в беседе приведя частушку:

Мне мой милый изменил,
Я ему сказала:
— Да, у меня таких «хороших»
До Ветлуги два ряда.

— Лучше, пожалуй, частушки не найти? — спросил я. — Мало ли! — ответили мне девушки. И тут же одна из них пропела:

Мне мой милый изменил,
Думает, что дорожу.
Я такими ухажёрами
Заборы горожу.

Часто приходилось записывать частушки от гармонистов и балалаечников. Они — знатоки и организаторы художественной самодеятельности, авторитетные люди среди односельчан, не случайно, что образ гармониста ярко воспет в частушечной поэзии. С балалаечником Петром Павловичем Шлыковым мы были знакомы давно. Человек он скромный, весёлый. В одну из встреч с ним, он сказал: — Что мне соха? Была бы балалайка! Сняв со стены инструмент, он сел на табуретку, положил ногу на ногу, и стало видно, как по струнам заплясали пальцы. Мне на минуту подумалось, что балалайка сама заговорила, трогательно и проникновенно. В глазах Петра Павловича, маленьких и живых, выражалось какое-то особое чувство русского человека, который отдавался музыке до самозабвения. Под балалайку он пел:

Я иду, переливается
Ручей через ручей.
Хорошо дроля играет,
Только я не знаю чей.
Приходи скорее вечер,
Все дороги вычерни,
И печаль мою о милом
Ты из сердца вычеркни.

Частушки наблюдательны и злободневны. Они обсуждают зазнайство, высокомерие, чопорность, черствость в любовных отношениях:

Что ты, дроля, зазнаёшься,
Как картошка в борозде:
Я тебя и не любила,
А ты хвалишься везде.
У залёточки четыре,
Он и пятую найдёт,
Дураку закон не писан,
Он и десять подберёт.

Сатирические частушки критикуют негативные стороны нашей жизни:

Парень пьёт по вечерам,
Здесь сто грамм, да там сто грамм.
Как от этой сырости
Плесени не вырасти.
Это что, это за мода,
Это что же за фасон:
Из полметра вышла юбка,
Ещё бабушке запон.
У девчонок на причёски
Мода нынче новая:
Заплетают в волоса –
Банки пол-литровые.

Частушки борются за утверждение статуса чести и совести:

Бела кофта, чёрна юбка,
Очень уж фасонисты,
Отбивай, подруга, друга,
Если ты бессовестна.

Говоря о бытовании частушек, нельзя не вспомнить о хорошем народном обряде, который сложился в Семёновском районе, о котором рассказал В. Бочкарёв, большой любитель и знаток фольклора.

В газете «Горьковская правда» от 27 сентября 1959 года он писал: в Семёновском районе есть хороший обычай. Во время проводов в солдаты девушки наряжают лентами ёлочку, а будущие воины завязывают узелки на березках. Все это сопровождается частушками. Парни поют:

Нарядите, девушки,
Ёлочку совместную,
Проводите паренька
В армию Советскую.
Повезли меня в солдаты
Через Керженец широк,
Тебе, милочка, на память
На березке узелок.

А девушки, провожая юношей, в свою очередь поют частушки:

Милый в Армию поехал,
Я кричала: «Воротись!»
А по лесу раздавалось:
«Милка, два года — дождись»!

Но вот солдат возвращается в родное село, только что перешагнул порог дома, а на улице уже слышится частушка:

Мил из Армии приехал
Одежда вся военная,
Праву руку подает –
Была словечку верная.

Частушечная поэзия выступает в активной роли общественной жизни. В газете «Ленинская смена» от 9 августа 1956 года В. Папоров в своём очерке «Хлеба будет вдоволь» приводит интересный факт бытования частушек:

«…Казалось после трудового дня комсомольцы села Помры Дальне-Константиновского района, разойдутся по домам, залягут спать. Но куда там! Появится в руках у Михаила Евлампиевича гармоника, и до поздней ночи гуляет молодежь по селу, нарушая тишину смехом и песнями. А иногда среди частушечных «залёток» и «милок» появляются такие напевы, от которых морщится колхозный бригадир:

Бригадир первой бригады –
Тоненькая шейка,
Разговаривать с народом
Нужно хорошенько.

— поют девчата, пытаясь приобщить бригадира к культуре обращения с людьми. И ничего не поделаешь: критика снизу, надо прислушиваться».

В нашей области немало талантливых исполнительниц и собирательниц частушек. Чтобы увидеть портрет энтузиаста-собирателя фольклора, я коротко расскажу о Нине Матвеевне Молодцовой, что живёт в г. Арзамасе на улице Калинина. Это человек разнообразных интересов: она выращивает цветы, занимается вышивкой, плетением кружев. Но, пожалуй, самым большим увлечением является занятие фольклором. Любовь к устному народному творчеству пришла к Нине Матвеевне в детстве, когда она жила в Мамлеево Лукояновского района. На всю жизнь заворожила её неиссякаемая сила устного народного творчества крестьян Нижегородского края, самобытного и неповторимого. Собирать сказки, песни, частушки, пословицы и поговорки стало для неё неотъемлемой потребностью в жизни.

Много лет проработавшая инженером, по долгу службы побывавшей во многих районах, Н.М. Молодцова записывала русские народные сказки и частушки. В семье Молодцовых фольклор давно стал постоянным увлечением. Активно собирает фольклор сын Владимир Егорович. Даже маленькие внучки, как услышат пословицу или загадку, то бегут к бабушке с просьбой, чтобы она записала. Энергичная и общительная Нина Матвеевна интересная собеседница: она пересыпает свою речь пословицами и поговорками.

От всей души Нине Матвеевне нравятся плясовые частушки:

Ой, подруга, выходи,
А я уже вышла,
В Арзамасе запоем,
В Кириллове слышно.
Играй, гармонист,
Чтобы кудри вились,
Чтобы, девушки любили
Не отказывались.
Пойду плясать,
Свою выходку казать,
Вот и я, вот и я,
Вот и выходка моя.

Нина Матвеевна знает, как щедро дарят свои искрометные слова плясовые частушки на свадьбах, на народных гуляньях: бойко, задорно звучат частушки, и мы в их интонации, в ритме ярко обнаруживаем характер исполнительницы.

Плясать пойду,
Головой качну,
Потом серыми глазами
Завлекать начну…
Буду «Русского» плясать,
Никому не указать,
Буду милого любить,
Никому не перебить.

В нашей области немало примеров того, как песенницы и частушечницы связали свою судьбу с художественной самодеятельностью.

Ярким примером является Мария Андреевна Тивикова, солистка Болдинского фольклорного коллектива, большой знаток русских народных песен и частушек, талантливая исполнительница их.

Много лет М.А. Тивикова была душой Болдинского хора, художественным руководителем коллектива. Она — местная жительница, родилась в семье крестьянина. Окончив Городецкое педагогическое училище, работала учительницей, в районном отделе культуры, тесно связала свою жизнь с Болдинским народным хором.

Репертуар М.А. Тивиковой разнообразен. Она считает своей любимой поэзией — поэзию А.С. Пушкина. И не случайно великому русскому поэту Мария Андреевна посвятила свои частушки, которые я записал:

Наша улица широка,
Её Пушкин уважал,
И не раз дорогой пыльной
Он на тройке проезжал.
Вековая ты, талиночка,
Стоишь на берегу,
В честь любимого поэта
Я тебя поберегу.

Самобытной песенницей и частушечницей в нашей области считается Александра Ивановна Антонова из села Варнавино Варнавинского района. Любовь к народной песне и частушке у А.И. Антоновой родилась с детских лет. Она вспоминает: «Когда мы собирались всей семьей: мать, отец, и мы — три сестры и пели русские народные песни и частушки, то наше пение собирало много народу». Люди говорили: «А мы думали, что к нам хор Пятницкого приехал».

А.И. Антонова унаследовала богатые традиции народных песен и частушек. Она играет на балалайке и гармошке, много десятков лет участвует в художественной самодеятельности.

Далеко за пределы Городецкого района вышла известность об исполнительнице народных частушек Анне Максимовне Кошкиной, она сама сочиняет частушки, играет на балалайке, участвует во всех народных праздниках.

В очерке И. Чуркина «Веселей играй, гармонь» (газета «Горьковская правда» от 16 января 1974 года) рассказывается о частушечнице Нине Мордовиной-Лаповой из Дивеевского района. Она с детских лет слушала песни и частушки, запоминала их. В доме Лаповых любили петь. Придут, бывало, соседи, родные, поговорят о том, о сём, а потом все вместе запоют.

В семейных концертах заметен звонкий голос певуньи Нины. Она приехала в Дивеево получать среднее образование, стала участвовать в районных смотрах, где пела частушки:

Я елецкого пою,
Сама не елецкая,
Я простая, боевая,
Девушка советская!

Вот так и выросла на виду у крестьян замечательная певунья. Много знает частушек Нина Мордовина. Она ездит вместе с агитбригадой по Дивеевскому району.

В п.Правдинске (ул. Чапаева) Балахнинского района живёт М.Я. Игонина, собирательница и исполнительница народных песен и частушек. Она несколько раз участвовала в конкурсах, проводимых областным Домом народного творчества, много знает частушек периода Великой Отечественной войны 1941–1945 годов:

Передавай привет залётке,
Птица-перелётная:
Полевая, сто вторая
Рота пулеметная.
Ой подруга дорогая,
Давай жить по-новому:
Помнить подвиг Кошевого
И Ульяны Громовой.

Ещё в 1947 году я записал частушки бытуемые в годы войны в Ветлужском и Уренском районах от Галины Ивановны Хохловой, преподавателя русского языка и литературы Ветлужского педагогического училища, страстного любителя и ценителя нижегородского фольклора. Галина Ивановна преодолевая все трудности военного времени, не жалея сил и здоровья, хотела сохранить песни и частушки той грозной поры. Она с членами фольклорного кружка смогла провести ряд фольклорных экспедиций, посетить дальние села и деревни. В частушках Великой Отечественной войны отразился неувядаемый образ советской девушки-патриотки:

Не тоскуй, красивый дролька,
Скоро буду я с тобой:
Я к тебе на фронт приеду
Милосердною сестрой.

Подобно старым лирическим песням, частушки начинаются с обращения к природе, чтобы она могла оказать помощь милому на фронте:

Ты слетай, мой сизый голубь,
Где идёт с фашистом бой,
Завяжи миленку рану
Моей лентой голубой.
Ходил милый воевать,
Я сказала: «Буду ждать».
Никто Россию не осилит,
Никому её не взять.

оглавление

Всегда неповторимо. Использование фольклора в клубной работе (из опыта)

Тот, кто однажды слышал выступления фольклорных коллективов, надолго запомнит их своеобразие, неповторимую манеру исполнения. Мне, например, очень памятны выступления хора уренских доярок. Освоив богатое местное частушечное творчество, его участники сочинили и исполняли интересные, оригинальные «темтовские», «горевские», «климовские», частушки:

Запеваем о Ершовой,
Раздавайся песни звон,
Как хорошею дояркой
Ей гордится весь район.

Не забывается и созданная ими «Песнь про реку Усту». За счёт использования устного народного творчества значительно выросла и обогатилась художественная самодеятельность многих районов Горьковской области. У нас есть такие фольклорные коллективы, слава о которых перешагнула границы нижегородской земли. К числу их следует отнести хор Семёновского района. Он богат своими творческими традициями. Здесь нужно сказать добрые слова о местном композиторе А.П. Коптееве, который на протяжении многих лет был художественным руководителем Семёновского Дома культуры. Не жалея ни сил, ни времени, он любовно создал хоровой коллектив, вовлекая в его ряды самобытных и талантливых певцов из местных жителей. В репертуаре хора, кроме песен, родившихся в Семёновском районе, как например, «Лесной Керженец». «Сторона Заволжская», «Молодёжная» и другие, большое место занимают частушки местного края. Следует заметить, что традиции художественных руководителей А.П. Коптева и Н.Е. Кочнева продолжаются в деятельности Дома культуры и в настоящее время. В Домах культуры и клубах проводятся за последние годы тематические вечера, посвящённые частушке. Они называются «Играй, гармонь!». Такой вечер недавно прошел в Ичалковском Доме культуры Перевозского района. Заведующая отделом культуры райисполкома Л. Дубинкина рассказывает: «Вышли за деревенскую околицу, в прохладу тенистых деревьев женщины в русских длинных сарафанах и «заиграли» частушки, старинные, ещё от бабушек и мам слышанные. А потом учительница Нина Ивановна Аминова пропела частушки, совсем недавние, весёлые, с переплясами. К баяну А.Р. Ромашина присоединилась балалайка А. Михалкиной, и полилась «Семёновна».

Повар и продавец, врач и педагог — людей различных профессий и возрастов привлекают к художественной самодеятельности культработники Галина и Анатолий Ромашины. Вечер частушек тепло приняли зрители.

Шестой раз в 1989 году в Городце проходил массовый народный праздник — День рождения города. Восемьсот тридцать семь лет тому назад, в начале осени 1152 года, на легендарных Китежских горах Юрий Долгорукий, сын Владимира Мономаха, основал на левом гористом берегу Волги Городец-Радилов, самый древний первый русский город на Нижегородской земле. В честь этого дня со всей округи приезжают в Городец участники фольклорных коллективов и мастера промыслов и ремесёл. Праздник начался с раннего рассвета, когда загудела ярмарка своим многоголосьем. К 9-ти часам утра группами и в одиночку спешили люди, празднично одетые, к Большому Кировскому съезду, где вдоль старинной стены, расположилась улица «Мастеров» и переулок «Подмастерья». Здесь сидят у своих изделий городецкие мастера: резьбы и росписи по дереву, пряничники, строчевышивальщицы, жестянщики, гончары, и другие. А на склоне горы в тени красных гроздей рябины пляшет и поет «Городецкая завалинка». Здесь, под открытым небом, выступают фольклорные коллективы. Совместное соседство мастеров городецких промыслов и ремесел с талантливыми песенницами, частушечницами и танцорами — всё это объединило ёмкое слово — «народное творчество». Успешно выступил фольклорный коллектив Узольского сельского клуба «Узольские ложкари» (рук. Железова Л.М.). Песенный фольклорный коллектив колхоза им.Куйбышева порадовал зрителей богатой и яркой программой. Ансамбль исполнил народные песни, бытовавшие в Городецком районе, прекрасно передавший народность и правдивость песен. Непосредственно прозвучали частушки в исполнении М.Ф. Смирнова из Ковригинского сельского Дома культуры. Большой знаток народных частушек, он поёт их под игру своей балалайки. Успешно выступила 13-летняя Таня Вершинина. Она талантливо сыграла на гармони. Вслед за ней выступила старейшая балалаечница Анна Максимовна Кошкина. Она сама играла на балалайке и пела задорные частушки. Порадовали детские ансамбли «Городецкие ложкари» и «Радужка». Танцевальный фольклорный коллектив колхоза им.Емельянова восстановил кадриль и старинный танец «Лансье».

…Но вот время близится к 11 часам. Население, от мала до велика, пришло к Волге, встречать приезд Юрия Долгорукого. Сводный духовой оркестр исполнил «Славься!». Всем было видно, как на простор Волги из-за полуострова выплывала, не торопясь, разукрашенная ладья, которую шесть гребцов ровно и спокойно вели к берегу. На ладье стоял Юрий Долгорукий в шлеме, в княжеском наряде, окруженный дружинниками. Девушки в старинных русских сарафанах, кокошниках, приветливо встречают князя хлебом-солью, Юрий Долгорукий берёт хлеб-соль и приветствует собравшихся. Ему подвели коня. Князь по-молодецки вскакивает в седло и, гордо подняв голову, направился по Кировскому съезду в город. За княжеской свитой началось театрализованное шествие, отражающее основные этапы истории Городца. И перед глазами встала вся история в лицах. На стадионе состоялось «Городецкое вече», на котором чествовали лучших людей труда города и деревни. Затем было большое театрализованное представление. Очень успешно выступил сводный хор и танцевальный коллектив. Авторы-составители сценария «Городецкая завалинка» Бланер Л.В. и Патокина Е.М. использовали богатый местный фольклорный материал. Новой, интересной формой в работе Городецкого Дома культуры является проведение «Городецких вечёрок» или по старому — вечеринок, посиделок для пожилых людей в возрасте 60 лет и старше. Здесь же объединились все гармонисты города, такая форма в организации досуга прижилась. На этом вечере поют русские песни, бытовавшие в Городецком районе, частушки, танцуют старинные танцы, и забывают люди свою старость. И, вероятно, не без основания родилась здесь частушка:

Я на пенсию пошла,
Хорошо оделася.
Руки, ноги не болят,
Плясать захотелося.

Бытование фольклора в настоящее время проходит неофициально, без приказа, а на добровольных началах. Подобно тому, как в старое время народ собирался со всей округи, где-нибудь в «Слащах» или «На стрелке», в каждом районе свои места, где проходило гулянье с песнями и гармошкой.; Так, сейчас идут на улицу «Мастеров», в переулок «Подмастерья», на «Городецкую завалинку», на праздник «День рождения Городца». Этот праздник и явился первой ласточкой нового отношения к фольклору в духовной жизни человека. В работе Домов культуры и сельских клубов, на предприятиях новой формой стали ансамбли. Успешно, например, выступает ансамбль «Дудари» Павловского автобусного завода под художественным руководством Г.В.Яшенькина. Заслуженным успехом пользуется у слушателей фольклорный ансамбль села Чернуха Арзамасского района.

В практику работы Домов культуры и сельских клубов вошли конкурсы гармонистов и частушечниц под названием вечера «Играй, гармонь!» Тепло принимаются зрителями частушки агитбригад. В зале нарастает оживление, раздаются возгласы одобрения, иногда исполнение частушек прерывается аплодисментами. Но вот зрители насторожились: слышат одну за другой частушки, высмеивающие их нерадивых односельчан.

Из опыта работы агитбригад Семёновского, Городецкого, Воротынского, Ковернинского и других районов сценарий исполнения частушек на местном материале состоит из трех частей. В первом разделе используются частушки на общественно-политические темы:

Пленум Партии наметил
Жизнь такую на селе:
Мы теперь за все в ответе,
Что родится на земле.
Труд наш дорог для Отчизны,
Мы оказали — «нет!» войне,
Ради мира, ради жизни –
В поле выходи дружней.

Затем идут частушки о лучших, передовых людях:

Есть у нас (Смирнова Таня),
До чего доить ловка,
Получила от коровы
Полцистерны молока».
И про (Маслову), доярку,
Слава добрая идёт:
Что она коров колхозных
Пуще глаза бережет.

Исполняются частушки о передовых людях, о прогульщиках и пьяницах:

Мне сказали, что милёнок
Мой и водочку не пьет,
Посмотрела в воскресенье –
Носом землю достает.
Кто сказал, что дядя Паша,
В стороне от посевной,
Дядя Паша тоже пашет
Носом землю у пивной.

Эти частушки-куплеты составляются членами агитбригады. Частушки играют большую роль в общественной жизни. Они — живая народная газета на злобу дня, пользуются большой любовью у слушателей. Цикл частушек агитбригады заканчиваются куплетами — в форме частушек на общественно-политическую тему:

Все колхозники страны
Заявляют дружно,
Мы за мир стоим горою,
Нам войны не нужно.