Панина Софья Владимировна, 1950-е годы, США
Панина Софья Владимировна,
1950-е годы, США

Женщина, прожившая фантастическую жизнь, которая могла бы стать сюжетом увлекательного романа. Представительница одной из самых богатых и знатных семейств в России, выпускница Бестужевских курсов, она всю себя отдала просветительству и благотворительности. Член партии кадетов, товарищ (заместитель) министров государственного призрения и народного просвещения Временного правительства, то есть первая в России да и, как оказалось, в мире женщина — член правительства. Эмигрантка, сумевшая остаться русской до конца.

Софью Владимировну Панину (1871–1956) соединяет с нашим Городцом дом, который по традиции носит имя последней владелицы усадьбы. Дом, где сегодня находится один из наших лучших музеев.

В Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына в мае проходил Международный научный коллоквиум «Мыслящие миры российского либерализма: графиня Софья Владимировна Панина» (Москва). В его работе принимали участие научные сотрудники Городецкого историко-художественного музейного комплекса Нина Геннадьевна Калягина и Максим Николаевич Еранцев, помогала подготовиться заместитель директора по науке Зинаида Сергеевна Коновалова. Выступление произвело фурор. Никто не мог и предположить, что в маленьком провинциальном Городце серьёзно занимаются историческими исследованиями и привезут интересный материал.

Основная усадьба, родовое гнездо Софьи Владимировны Паниной, где прошло её детство, находится в Мытищах, в Марфино. Когда-то усадьба была построена для её прабабушки, тоже Софьи Владимировны. Сейчас здесь военный санаторий. Это удивительное по красоте место, со старинными зданиями, церковью, родовыми могилами Паниных, великолепным парком, прудами и мостиком.

О Софье Паниной и её благотворительной деятельности знает больше всех профессор Адель Линденмайер (университет Вилла Нова, США). У исследовательницы много материалов из частных архивов, а также фотографий, но чтобы их использовать нужны разрешения владельцев.

Располагает архивными материалами, о которых мало кто знает, и наш Городецкий музей. Дело в том, что после революции, в 1921 году, в Городце в подвале женской гимназии были обнаружены 34 ящика документов. После вскрытия пяти оказалось, что в них хранится богатейший архив главной конторы по управлению делами Паниных. Скорее всего, документы были вывезены по распоряжению Софьи Владимировны в тревожные годы первой мировой войны. Но почему именно в Городец? Вопрос остаётся открытым. К сожалению, 29 ящиков из 34 исчезли, следы их утеряны. Найденные же материалы из пяти оставшихся хранятся в Центральном архиве Нижегородской области, и, к счастью, именно эти материалы относятся к усадьбе Паниных в Городце.

Воспоминания конкретных исторических персонажей всегда украшает любое исследование. Например, все мы знаем о том, что в 1767 году императрица Екатерина II совершила путешествие по Волге на галере «Тверь» и посетила Городец для освящения вновь отстроенного после пожара монастыря. Сопровождали её братья Орловы — Григорий, которому впоследствии в 1772 году был пожалован Городец, и Владимир. Последний так описал в своём дневнике то историческое посещение: «Когда Государыня изволила идти в монастырь, то везде женщины постилали платки и шёлковые и всякие до самого монастыря. После освящения Государыня возвратилась на галеру. Во время прохождения её иной называл её ягодкой, иная баба — солнышком, иная — кормилица наша…».

Вот зарисовка одного из владельцев Городца Владимира Петровича Давыдова-Орлова — о том, как многочисленное семейство Орловых-Паниных пребывало в Городце в зимние военные месяцы 1812–1813 годов. Тогда ещё своего дома графское семейство не имело и располагалось в крестьянских избах. «Всё это общество гуляло пешком по снегу в валеных сапогах. Самые богатые из крестьян приглашали всех на пышные завтраки, угощали знаменитыми пряниками и малагой и дарили гостей холстами своего изделия и полотенцами с кружевными концами. Общество собиралось к обеду и к вечеру в избу, занятую графом; там ожидали с нетерпением почту, перебирали с жадностью газеты и обсуждали с большой живостью последние известия. Дамы щипали корпию».

В феврале 1813 года «закутанные в шубы, граф и все члены его семейства выехали из гостеприимного Городца при усердных пожеланиях счастливого пути от крестьян, толпою окруживших зимние повозки и бросавших в них прощальные подарки».

* * *

Панина Софья Владимировна

У Софьи Владимировны была очень сложная судьба. Ранняя смерть отца, ссора между бабушкой Натальей Павловной, аристократкой и крепостницей, и матерью Анастасией Сергеевной, связавшей свою жизнь с оппозиционером-либералом Иваном Ильичом Петрункевичем, к тому же женатым, имеющим пятерых детей. Считалось, что мать пожертвовала ради любви своей дочерью. Под напором влиятельной бабушки одиннадцатилетнюю девочку забрали у матери и определили в один из институтов для благородных девиц. Но Соня никогда не обвиняла ни мать, ни бабушку. Когда старая графиня умерла, девочке не было и тринадцати. Ей, наследнице огромного состояния, пришлось выбирать между бабушкиным миром старинной аристократии и окружением матери и отчима — миром нарастающей оппозиции. Жизненные принципы матери оказались ближе, наследство пошло на кормление бедных школьников, борьбу с проституцией, обучение взрослых грамоте, просвещение рабочих… На свои средства Софья Владимировна построила, в частности, Лиговский народный дом и лично руководила его работой. Недолгое неудачное первое замужество (кстати, посажёным отцом на свадьбе был сам император Александр III), гражданский брак с либеральным деятелем Астровым, затем его смерть и смерть матери, долгая эмиграция, полная лишений и труда… До самой своей кончины (а случилось это 13 июня 1956 года в Нью-Йорке) Софья Владимировна никому не хотела быть обузой, не имела своего дома, работала за кусок хлеба — библиотекарем, машинисткой... Поражает её необыкновенная доброта, выдержка, душевная отзывчивость, стремление помочь тем, кто нуждается. Удивительная, красивая судьба. Теперь о Софье Владимировне, первой женщине-члене правительства, наконец-то вспомнили на её Родине, организовав представительный форум.

Один из уголков старинного Городца связан с такой удивительной женщиной.

Род Паниных — старинный, интеллигентный, много сделавший для России. Среди его представителей были воспитатели царских детей. Да, Панины могли быть замешаны в дворцовых переворотах, но в самих убийствах (как, например, в смерти Павла I) участия не принимали. Это была семья, для русской истории знаковая.

В настоящее время из многочисленных усадеб Паниных, разбросанных когда-то по всей России, в достойном виде остались только три: в Мытищах, в Гаспре (Алушта, Крым) и в Городце (Нижегородская область).

Дом Паниной, памятник федерального значения, — единственная графская усадьба в Городце и районе, других просто не было. Кроме главного дома, сохранился рядом стоящий флигель на улице Рублёва, а также постройки по Набережной Революции (до революции — Александровская набережная) — дом № 12 (бывший дом конторщика) и каменная кладовая — они существенно дополняют комплекс господской усадьбы.

За шесть лет существования музея главный дом постройки 1847 года преобразился, похорошел и внешне, и внутренне. Его экспозиции вызывают неизменный интерес у городчан и туристов. Радует, что многие из приезжих хорошо знают имя Софьи Владимировны Паниной — графини, просветителя, мецената, по-настоящему стойкой и мужественной женщины.