Сегодня трудно представить себе культурную и научную жизнь Городца без краеведческого музея. В его фондах хранятся замечательные коллекции старины и народного искусства, которые имеют научное и художественное значение всероссийского масштаба.

Городецкий музей как вполне самостоятельная организация ведёт свою историю с февраля 1920 года — в то время на втором этаже бывшего дома купца Облаева И.П. была устроена его первая постоянная экспозиция. Много лет минуло с тех пор, но музей не поменял ни своего адреса, ни той высокой миссии, что была возложена на него в момент создания. Сегодня он по праву считается одним из ведущих учреждений культуры города.

Открытию музея в Городце предшествовала длительная история частного коллекционирования и собирательства. Городец — древний и богатый волжский город, жители которого не были равнодушны к родной старине. Многие состоятельные городчане увлекались собиранием антиквариата, некоторые даже вели торговлю им на Нижегородской ярмарке.

Самыми крупными коллекционерами были купцы-старообрядцы Прянишников Г.М. (1845–1915) и Овчинников П.А. (1843–1912). В их собраниях были монеты, посуда, иконы, древние рукописные и старопечатные книги. У этих коллекционеров, особенно у Петра Алексеевича Овчинникова, интерес к старине был очень глубок и разносторонен, а собрания их имели всероссийское научное значение. Неудивительно, что после смерти купцов их богатейшими коллекциями заинтересовался Московский Румянцевский музей. В то же время местная общественность стремилась оставить эти собрания для пополнения фондов Городецкого музея.

Выставка музейных экспонатов открылась в июле 1918 года в одной из комнат Народного дома, что располагался в центре города, на перекрёстке улиц Троицкой и Купеческой (ныне досуговый центр «Метеор»). До революции это учреждение было Всесословным клубом. Кроме музея в нём размещались народный театр, кинематограф, библиотека-читальня, работали культурно-просветительские организации. Однако помещение бывшего Всесословного клуба не было приспособлено для музейной работы. В то время здание Народного дома, по словам его директора Смирнова К.П., «находилось в состоянии полного запустения и было на верном пути к разрушению. С половины 1918 года администрация дома-музея в лице заведующего Смирнова К.П. усиленно предпринимает меры к тому, чтобы создать возможно наилучшие условия жизни и функционирование дома-музея» (протокол заседания Городецкого волисполкома № 37 от 14 января 1920 года — ф. 33. оп. 4. д. 1. л. 172). Для музея стали подыскивать отдельное здание.

Выбор комиссии пал на двухэтажный особняк купца Ивана Петровича Облаева на Ленинской (бывшей Купеческой) улице. Он как нельзя лучше соответствовал размещению музейной экспозиции и по своему местоположению, и по планировке: это был единственный дом в Городце, в котором комнаты располагались по кругу. 10 марта 1919 года волостным исполкомом «было заслушано отношение Городецкого уездного дома-музея от 4 марта 1919 года за № 95 об определении дома Облаева под библиотеку-читальню и музей». На этом заседании волисполком постановил: «предоставить под библиотеку и музей дом Облаева по Ленинской улице, а Облаева переселить в дом его, находящийся на Штате (современная улица Михеева — Е.А.), проживающему там Стрельникову жилищной комиссии подыскать квартиру» (протокол заседания Городецкого волисполкома № 8 от 10 марта 1919 года — ф 33. оп. 4. д. 1. л. 126). Когда точно Облаевы оставили свой дом на Ленинской улице, неизвестно. Перевозка их имущества должна была быть осуществлена за счёт музея. «Если же наряд лошадей не будет дан, — говорилось в уведомлении музею, — то граждане останутся на своих квартирах» (Коновалова З.С. С. 1).

Переезд музея в собственное здание затягивался. Так, в протоколе заседания волисполкома № 11 от 14 апреля 1919 года говорится следующее: «Рассматривая отчет о ремонте Городецкого народного дома-музея в израсходовании субсидии 12 000 руб., постановили: отчёт об израсходовании субсидии утвердить и выразить благодарность зав. домом-музеем т. Смирнову» (ф. 33. оп. 4. д. 1. л. 135). В помещении Народного дома музей, судя по приведенной ниже анкете Смирнова К. П., оставался вплоть до декабря 1919 года. И лишь в феврале 1920 года музей начал работу в бывшем особняке Облаева.

Создание Городецкого краеведческого музея было в значительной степени заслугой директора Народного дома Константина Павловича Смирнова. Он сумел объединить вокруг себя группу местных любителей старины, всерьёз увлеченных идеей сохранения и изучения исторического наследия Городца. 30 марта 1919 года они собрались в Народном доме для обсуждения вопроса об учреждении на общественных началах Городецкой ученой архивной комиссии (ГУАК). «Председателем собрания К.П. Смирновым было сказано вступительное слово, в коем было отмечено историческое значение с. Городца, обилие в нём и окрестностях всякого рода памятников старины и архивного материала. Обращено было внимание на опасность порчи или даже совершенной утраты этих памятников и на необходимость создания в с. Городце органа, который взял бы на себя их охрану и научную разработку… Таким органом, по мнению Смирнова К.П., могла бы стать ученая архивная комиссия, как отделение Нижегородской ученой архивной комиссии».

Из анкеты, заполненной Смирновым К.П. 11 декабря 1919 года: «Музей при Городецком Уездном Доме-Музее. Отделы: общеобразовательный, естеств<енно-научный>, исторический, археологический, прикладной, сельскохозяйственный, гигиенический, религиозно-бытовой. Организован в июле 1918 года Губернским ОНО. Основные экспонаты получены от Земства. Содержится ОНО. Находится в наёмном помещении Городецкого Уездного Дома-Музея. 2000 экспонатов. Записи посетителей ведутся ими самими по желанию в особой книге. Заведует особое лицо, не связанное с другой должностью. 47 лет. Константин Павлович Смирнов. Работает завмузеем 1,5 года. Раньше занимался педагогической и административно-научной деятельностью».

Современники вспоминают о нём как об очень интеллигентном человеке, энергичном организаторе. Смирнов К.П. был сыном священника села Курцева, окончил Духовную академию, служил инспектором народного просвещения в Оренбурге и Петрограде, а с 1917 года стал работать преподавателем географии в городецкой гимназии. Здесь же, в Городце, работали учителями два его брата и сестра. Труды Смирнова К.П. по созданию музея высоко оценил хранитель Московского Румянцевского музея Георгиевский Г.П., посетивший Городец в октябре 1919 года. В книге записей посетителей музея он оставил лестный отзыв о работе своего коллеги: «Нахожу первые шаги Городецкого музея удачными, размещение систематичным и правильным. Будующее за ним совершенно обеспечено. Дело находится в опытных и любящих руках».

В январе 1920 года Смирновым К.П. были закуплены на 35 тысяч рублей «старинные русские сарафаны, кафтанчик, галанка, холодник, кокошники, платки (покрывала), концы полотенцев и др. предметы шитые серебром, золотом, шелком, а также резной стан ткацкий, ларец и мн. др. предметов». Учёная архивная комиссия признала все эти предметы весьма ценным приобретением в Городецкий музей, «который с этой покупкой обогатился такими экспонатами, которые не имеют даже музеи в крупных центрах».

Правда, Константину Павловичу пришлось работать в музее недолго. Коллегия Городецкого отдела народного образования на своём заседании 9 февраля 1920 года постановила: «Смирнова от дол(жности) завед(ующего) Народного дома освободить с 15 февраля на основании постановления местного Райкома» (протокол заседания № 2 — фонд 9. оп. 1. ед.хр. 32. л. 15-об.–16). Тогда же в целях упорядочения работы входивших в Народный Дом отдельных учреждений (театра, музея и библиотеки-читальни) заведывание ими поручалось особой коллегии. Она должна была состоять из трёх лиц: заведующего Народным Домом, заведующего Домом-Музеем и библиотекаря. Первому поручалась хозяйственная часть, а заведующему Домом-Музеем — культурно-просветительная и организационная работа. Заведующим Народным Домом и председателем всей коллегии был назначен товарищ Оранжереев В.Г., а заведующей музеем и библиотекой — учительница Александра Ивановна Сатунина «с сохранением прав учительницы (пользованием квартирой и отоплением)» (там же).

Точная дата начала работы музея в доме Облаевых неизвестна. Однако появление в начале феврале 1920 года отдельной должности заведующего музеем говорит о том, что переезд из Народного дома уже состоялся. К сожалению, в этот переломный момент в истории Городецкого краеведческого музея его первый директор был вынужден оставить свою работу. Причина же, по которой кандидатура Константина Павловича Смирнова перестала устраивать местное советское начальство, остаётся невыясненной.

В начале 1920 года большую обеспокоенность городецких любителей старины вызывал нерешённый вопрос о судьбе коллекций Прянишникова Г.М. и Овчинникова П.А. На них давно предъявил свои права Румянцевский музей, однако обе они ещё хранились в Городце и была надежда, что удастся оставить их здесь навсегда.

На заседании Городецкой ученой архивной комиссии 2 января 1920 года её член Блинов И.Г. возбудил вопрос об оставлении коллекций в Городце и об учреждении с этой целью в Городце отделения Московского Румянцевского музея. ГУАК поддержала такое предложения и постановила «уполномочить членов Комиссии И.Г. Блинова и П.С.Кузнецова … бывающим в Москве, лично ходатайствовать перед кем следует» (журнал ГУАК, пр. № 4). Поскольку талантливый городецкий художник Иван Гаврилович Блинов тесно сотрудничал с Румянцевским музеем, была надежда на положительном решении вопроса. 13 февраля 1920 года на заседании комиссии Блинов И.Г. «сообщил, что ходатайство ГУАК в Москву передал и ответ придёт по почте» (журнал ГУАК, пр. № 6).

Однако такого плана придерживались не все. Острая дискуссия о судьбе собраний городецкий купцов развернулась на заседании архивной комиссии 18 февраля 1920 года. Председательствовал на нём по традиции Смирнов К.П. Он напомнил присутствующим, что вопрос о коллекциях Прянишникова и Овчинникова стоит с апреля 1919 года. На этот счёт существует три мнения: 1. Оставить их в Городце в виде отдела Румянцевского музея (то, что эти коллекции его собственность, настаивают вдова Овчинникова и наследники Прянишникова). На взгляд Смирнова К.П., это самый простой вариант. 2. Создать из них новый музей. 3. Передать в Народный Дом-музей. Большинство членов комиссии — 10 против 5 при 1 воздержавшемся — высказались за учреждения в Городце отдела Румянцевского музея. Однако член ГУАК и новый директор Народного дома Оранжереев В.Г., названный в протоколе «представителем райкома», заявил, что райком против устройства в Городце отдела Московского Румянцевского музея, коллекции Прянишникова и Овчинникова должны быть присоединены к Городецкому Дому-музею, и об этом он вместе с Отделом народного образования будет ходатайствовать в Москву.

Идея создания отделения Румянцевского музея, вынашиваемая ГУАК, не нашла поддержки и в вышестоящих государственных учреждениях. 12 февраля 1920 года в Городецкую учёную архивную комиссию из Отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Народного Комиссариата Просвещения было послано письмо (исх. № 1114), в котором сообщалось: «В ответ на Ваше отношение 25 января 1920 г. … Открытие в селе Городце отделения Румянцевского музея в данный момент Отдел считает недопустимым».

На следующий день после дискуссии в ГУАК, 19 февраля состоялось заседание коллегии Городецкого отдела народного образования: «Повестка дня. 1) Об оставлении в Городце коллекций Прянишникова и Овчинникова. Постановлено срочно послать телеграмму в Москву следующего содержания: Гор. От. Нар. Обр. просит Отдел по делам Музея по охране памятников старины включить существующий в Городце Дом-музей в общий список Музеев, выделить его в самостоятельную единицу — Городецкий Музей и коллекции Прянишникова и Овчинникова передать в этот музей…». Далее в тексте протокола идут очень важные слова, которые говорят нам о том, что уже в самом начале истории музея его организаторы правильно оценили выдающееся культурно-историческое значение Городца и ту важную роль, которую призван сыграть вновь устраиваемый краеведческий музей: «…таковой уже имеет редкостные экспонаты, сам Городец в целом уже есть музей (выделено мною — Е.А.). Кроме того постановлено срочно послать делегата для объяснений. Назначен т. Сатунина» (протокол № 4. ф. 9. оп. 1. ед.хр. 32. л. 20об.–21).

Значительная часть бывших коллекций городецких купцов была всё-таки отправлена в Москву. Тем не менее борьба за их оставление на своей родине ускорила решение вопроса о создании самостоятельного Городецкого краеведческого музея и его переезде из стен Народного дома в особняк Облаевых на Ленинской улице. В феврале 1920 года музей уже занимал второй этаж этого здания, а на первом разместилась библиотека-читальня.

Следующий период в истории музея, с 1920 по 1925 год, связан с именем Ивана Гавриловича Блинова. Он начал работать в музее с марта 1920 года, долгое время совмещая в одном лице должности заведующего и научного сотрудника. Как и его предшественник, Блинов был яркой, незаурядной личностью. Выходец из простых крестьян-старообрядцев, не имевший даже школьного образования, он благодаря огромному природному таланту и любви к истории стал очень известным переписчиком и иллюстратором рукописных книг. Одни из первых своих работ он выполнял Прянишникову Г.М. и Овчинникову П.А. Расцвет творчества Блинова И.Г. пришёлся на 1910-е годы, когда по заказу столичных музеев и крупных коллекционеров он работал в Москве, Петербурге, Харькове. В марте 1919 года он стал членом Учёной коллегии Российского Исторического музея.

После революции Блинов И.Г. возвращается в Городец. «В 1919–1920 гг. Иван Гаврилович Блинов помогает хранителю рукописей Румянцевского Музея Георгиевскому Г.П. приобрести и перевезти в Москву коллекции рукописных книг Прянишникова Г.М. и Овчинникова П.А. Об этих событиях свидетельствует сохранившийся мандат: «Государственным Румянцевским Музеем командируется сотрудник Музея тов. Блинов в г. Городец Нижегородской губернии для сопровождения транспорта рукописей Румянцевского Музея, направляемых в Москву в книгохранилище Музея. Румянцевский Музей просит все Советские учреждения и лиц, от коих будет зависеть, оказать тов. Блинову своё содействие» (Аксёнова Г.В. И.Г. Блинов — Городецкий книгописец и изограф / Городецкая старина. Выпуск 3. Городец, 1997. С.17).

Будучи не только выдающимся художником, но и большим знатоком русской старины, Иван Гаврилович Блинов внёс большой вклад в дело становления Городецкого музея. Сегодня в фондах музея хранятся не только его фотографии, документы, но и живописные работы, а также рукописные иллюстрированные книги, выполненные им по заказу Овчинникова П.А. Все они являются экспонатами, имеющими всероссийское значение.

В заключение стоит отметить, что краеведческий музей возник в Городце вскоре после Октябрьской революции. Несмотря на трудное и сложное время, тогда удалось заложить прочный фундамент музейной работы. История создания Городецкого музея убеждает, что его первые шаги были сделаны благодаря настоящим любителям истории и подлинным патриотам.

2004 год