Некоторые данные о древнейшем письме на Руси дают три арабских путешественника X века. По их сведениям, они видели на деревянном погребении знатного руса надпись его имени, а в славянском капище — камень с высеченным на нём пророчеством, «они имеют письмена, вырезаемые на дереве».

Устав — древнейший тип русской кириллицы, чрезвычайно близкий византийскому унциальному письму X–XI вв. Геометрическое начертание букв, буквы перпендикулярны строке, размещены на одинаковом расстоянии одна от другой, интервалов между словами нет, и текст сливается в одну непрерывную строку. Квадратная форма букв, причём ни один элемент буквы не выходит за пределы квадрата. Это как бы отдалённое воспоминание о тех временах, когда буквы высекались на камне или вырезались на металле, что требовало простоты и геометричности. Устав избегает крючков, хвостиков и тому подобных украшений, он строг, скуп, монументален.

Со второй половины XII века устав стал меняться: из-за экономии пергамена буквы стали ужиматься в прямоугольные, появилась кривизна и остроугольность, асимметрия букв, расстояние между буквами перестали быть одинаковыми, появились сокращения. Устав постепенно превращался в полуустав (последняя четверть XIV века), в первую очередь в светской литературе.

О широком распространении грамотности в Киевской Руси свидетельствуют надписи на предметах домашнего обихода, межевых камнях, домах, на шлемах и мечах. В Новгороде сапожники записывали имена заказчиков на колодках. Горшки с надписями, относящиеся к XI–XII векам, обнаружены археологами в Киеве, Рязани и других местах. Пожалуй, наиболее часто встречающийся предмет домашнего обихода с надписью — это пряслица. Пряхи, как правило обозначали на них свои имена, чтобы не перепутать во время долгих посиделок. Значит, грамотными на Руси во многих случаях были женщины из простонародья.

Известны надписи, выбитые на камнях. Тмутараканский князь Глеб зимой 1068 года измерял по льду расстояние между Тмутараканью и Керчью и повелел высечь на мраморе надпись об этом. По всей Руси были расставлены указательные камни вдоль дорог и каменные кресты на берегах рек с выбитыми на них надписями для предупреждения путников о мелях, порогах и прочих опасностях. Особый интерес представляют надгробные надписи. Снабжены надписями и монеты — златники и серебряники Владимира и Ярослава Мудрого, бывшие в X–XII веках в обращении наряду с гривнами.

Множество надписей-граффити обнаружены на стенах киевского и новгородского Софийских соборов. Некоторые из них явно сделаны со скуки служками и хористами. Во время молитв, например – «Кузьма порося» и т.п.

Доказательство широкой грамотности на Руси — берестяные грамоты, самые ранние из которых относятся к XI веку. О них упоминает Иосиф Волоцкий ещё в XV веке, но самих грамот до первой половины XX века никто не видел. Грамоты находят в Новгороде, Пскове, Старой Руссе, Смоленске, Витебске, Рязани и других городах. Их писали заострённой костяной или металлической палочкой, подвешенной на ремешке — писалом.

Берестяные грамоты дали в руки историков богатейший материал о социальных и экономических отношениях XI–XIV веков. Среди берестяных грамот встречаются тексты, которые можно назвать литературными. Так, например, на узкой, длиной в 30 см, берестяной полоске записана загадка: «Есть град межу небом и землёю, а к нему еде посол без пути, сам ему везе грамоту непсану».

Авторами грамот были и женщины. Вообще большинство грамот написаны мирянами, а не священниками.

Среди русских князей домонгольского периода было немало эрудитов и книжников, авторов и даже переписчиков книг. Прежде всего это — выдающийся государственный деятель конца XI–начала XII столетия великий князь Киевский Владимир Всеволодович Мономах (1052–1125), автор «Поучения детям» — первый писатель-мирянин Древней Руси.

«Книжными» князьями были Ярослав Галицкий (XII век), Владимир Волынский (XIII век), великий князь ростовский Константин Всеволодович (умер в 1218 году). Со слов летописцев, автор «Истории Российской» Татищев В.Н. пишет, что этот князь «…великий был охотник к читанию книг и научен был многим наукам, чего ради имел при себе людей учёных, многие древние греческие книги… купил и велел переводить на русский язык. Многие дела древних князей собрал и сам писал».

Первая из сохранившихся рукописных книг — Остромирово Евангелие (1056–57) из новгородского Софийского собора. Эта книга большого формата явно была предназначена для церковных обрядов. Она была написана дьяконом Григорием «с помощники» по заказу новгородского посадника Остромира. Затем, переходя из рук в руки, она попала в Петербургскую публичную библиотеку им. Салтыкова-Щедрина. Остромирово евангелие написано на высококачественном пергамене в два столбца чётким кириллическим уставным письмом и составляет 294 страницы. Текст богато и со вкусом орнаментирован.

Не менее ценен «Изборник» Святослава 1073 года — сборник статей богословского и дидактического характера. Книга была переписана дьяком Иоанном с помощниками с первоначально принадлежавшего болгарскому царю Симеону (X век) оригинала на болгарском языке по заказу старшего сына Ярослава Мудрого — киевского князя Изяслава. Позднее она попала в руки его брата — Святослава, и он приказал дополнить рукопись пергаменными листами с двумя миниатюрами, на одной из которых изображён сам Святослав Ярославич с членами его семьи. В книге 266 пергаменных листов.

Третий по древности памятник русской письменности — «Изборник» 1076 года: как следует из послесловия, он списан с Изборника 1073 года с некоторыми дополнениями в тексте тем же «грешным» Иоанном для князя Святослава, только на худшем пергамене и почти без орнамента.

Архангельское Евангелие, относящееся к 1092 году. Оно гораздо ближе по своему языку к современному русскому, чем Остромирово Евангелие, где ещё сильно влияние староболгарского языка. По каким-то непонятным причинам книга попала в Архангельскую губернию, в избу крестьянина. Её неграмотный владелец долгое время использовал её взамен прогнившей деревянной подпорки для своей ветхой печи. В 60-е годы XIX века какой-то грамотный человек, увидев эту старую книгу небольшого формата, приобрёл её у крестьянина и в 1877 году она попала в Москву и была продана Румянцевскому музею (ГБ СССР им. Ленина). Благодаря крепкому деревянному переплёту, книга хорошо сохранилась, несмотря на всё, что ей суждено было перенести. Книга написана мелким уставным письмом и оформлена скромно.

Мстиславово Евангелие 1115 года. Прекрасный пергамен, красивое письмо, роскошный переплёт, покрытый серебром, с изящными золотыми бляхами и филигранью. Книгу переписал Александр, сын священника Лазаря, по заказу новгородского князя Мстислава.

В древней Руси главным писчим материалом до XV века оставался пергамен. Назывался он на греческий лад хартией или русским словом «мех», «кожа», а ещё проще — «телятина» («книга писана на телятине»). Только в XVII веке стали говорить «пергамен». Распространённым материалом была и береста, но для книг она использовалась редко из-за своей непрочности. Показательно, что описывая бедность монастыря Сергия Радонежского, летописец подчёркивает: «Во обители Сергия и самыя книги не на хартиях писаху, а но на берестьях». Уже в XIV веке с пергаменом стала конкурировать бумага, а в XVI–XVII веках в России пергамен использовался исключительно редко для самых важных книг, в т.ч. для юридических актов. Первая бумага, судя по её названию, приходила из Азии, потом из Европы через Ригу, Новгород и Смоленск. Судя по водяным знакам, на Руси в XIV–XV веков больше всего употреблялась итальянская или французская бумага, а с XV и особенно XVI века — немецкая. Бумага была дешевле пергамена и удобнее для скорописи.