Из книги:
Кирьянов И.А. Старинные крепости Нижегородского Поволжья. — Горький, Горьковское книжное издательство, 1961.


Городец — старейший из русских населённых пунктов Нижегородского Поволжья. Русские летописи называют его Городец-Радилов. По материалам археологических раскопок, давность возникновения Городца восходит к XI столетию.

Впервые населённый пункт в Нижегородском Поволжье, носящий название Городец, упоминается под 1172 годом, а под названием Городец-Радилов — под 1216 годом.

В 1172 году из Городца выступило в зимний поход на Волжскую Болгарию русское войско. В это время город уже являлся административным центром, в котором был воеводой Борис Жидиславич, командовавший войском и управлявший краем — «воеводство держащее и наряд весь» [Указываемая иногда в литературе дата основания Городца — 1152 год — явно неверна. Она появилась вследствие путаницы, порождённой фактом существования нескольких городов под названием «Городец» на территории Восточной Европы. Под 1152 годом Воскресенская летопись и Московский летописный свод сообщают о разгроме Городца на Осетре соединёнными войсками киевского, смоленского и витебского князей. Летописцы рассказывают, что, узнав о разгроме Городца, Юрий Долгорукий послал за помощью к рязанскому князю и сам выступил из Ростова на Верхнюю Оку. Такой ход событий и действия их участников полностью исключают возможность считать начало Волжского Городца от этой даты. Иных сообщений под 1152 годом в летописях нет (ПСРЛ. Т. VII, стр. 56; т. XXV, стр. 54)]. В дальнейшем городчане упоминаются летописями как участники походов на болгар. Они же принимали участие в Липецкой битве 1216 года.

В том же 1216 году Городец-Радилов стал местом ссылки Юрия Всеволодовича — впоследствии великого владимирского князя и основателя Нижнего Новгорода.

В 1238 году Городец наряду с другими городами Северо-Восточной Руси был разгромлен татаро-монголами, а в 1263 году в нём умер, возвращаясь из поездки в Орду, великий русский полководец Александр Невский.

С конца 70-х годов XIII столетия Городец играет видную роль в русской истории, являясь любимой резиденцией князя Андрея Александровича Городецкого. Однако большая часть жизни и деятельности этого князя прошла вне Городца — в нём он жил только в дни своих неудач, связанных с участием в феодальных войнах.

С образованием Нижегородско-Суздальского и затем Нижегородского великого княжества Городец входил в его состав и упоминается в летописях третьим городом княжества — вслед за Суздалем.

В 1364 году он становится столицей Городецкого удельного княжества. Его князем становится Борис Константинович, изгнанный своим братом Дмитрием Константиновичем из Нижнего Новгорода с помощью московского войска.

В 80-х годах XIV века Городец переходит во владение к тверскому князю и упоминается в составе его вотчин в 1398 году [ПСРЛ. т. IV, стр. 360; т. V, стр. 252; т. VIII, стр. 74; т. XXV, стр. 230: «и разделих комуждо их часть отчины: сыну Ивану и его детем Олександру и Ивану Тферь, Новый Городок, Зубцев, Радилов»…]. В начале XV века Городец был вотчиной серпуховского князя Владимира Андреевича. После нашествия Едигея в 1408 году в русских летописях он не упоминается.

В XVII столетии Городец является крупным торговым селом, население которого живёт преимущественно вне остатков старинной крепости вдоль берега Волги. В 1688 году стоявшая внутри укрепления церковь архангела Михаила располагается «в Пустом Городце» [«Балахнинской десятины жилыя данныя церкви». стр. 64, 70, М. 1903. В 1685 году Городец, входивший в состав Юрьевецкого уезда, был селением полугородского типа, в нём было всего 335 дворов, в том числе 105 дворов посадских людей].

Ознакомление с остатками древней Городецкой крепости оставляет незабываемое впечатление. По мощности сооружения и объёму произведённых работ она смело может спорить с аналогичными сооружениями Владимира и Суздаля, а по протяжению сохранившихся участков превосходит их.

Первоначальный периметр Городецкой крепости составлял 3480–3500 м. В настоящее время линия вала сохранилась на протяжении 2000 м. В северо-западной части 300-метровый участок вала уничтожен городской застройкой. Не сохранилось следов укрепления и вдоль берега Волги.

Время возникновения Городецкой крепости, как и самого Городца, в летописях не указывается. Но само название города говорит о том, что она уже существовала в момент его первого упоминания. Есть основания полагать, что первоначальным городом было укрепление на Княжой горе. Впоследствии разросшийся посад был обнесён новым кольцом укреплений, остатки которого в виде вала и рва сохранились доныне.

Археологическим обследованием установлено, что на месте выхода южного участка вала и рва к берегу Волги под валом залегает слой золы и угля с остатками сосудов XII столетия. Это означает, что внешнее кольцо укреплений города строилось на месте уже существовавшей застройки и возникло не ранее второй половины XII века.

Надо отметить, что данные археологии согласуются с единственным для всех русских летописей показанием Супрасльской летописи, которая, не приводя даты, сообщает о строительстве крепости в Городце князем Борисом Михалковичем (сын великого владимирского князя Михалка, сидевшего на великокняжеском владимирском столе в 1176 году) [ПСРЛ. Т. XVII, стр. 2: «Борис Михалькович сын брата Андреева Всеволожа и сына город Кидешьку той же Городець на Волзе». По преданию, крепость строилась 25 лет.].

Обследованием также установлено, что отдельные участки вала Городецкой крепости неодинаковы. На южном участке, идущем вдоль современной улицы Загородной, на протяжении 540 м вал и ров имеют меньшие размеры. Остроконечная форма вершины вала на этом участке и отсутствие на ней площадки позволяют утверждать, что линию крепостной стены образовывал здесь обычный частокол. Остатки частокола, погибшего при пожаре, найдены при обследовании 1955 года у выхода вала к Волге. Места бывших башен на участке выражены слабо. Линия вала на месте их прерывается незначительно, что указывает на малые размеры башен.

Восточный и северный участки вала резко отличаются от вышеописанного участка размерами и устройством. Здесь абсолютная высота вала достигает 11–12 м, ширина основания — 27–35 м. По вершине вала проходит широкая площадка (от 4,5 до 8 м), на которой прежде находилась городня. Вершина стены имела ходовую площадку, покрытую кровлей, где размещались защитники. Со стороны поля стена была выше внутренней и имела амбразуры-бойницы. Общая длина вала этого типа, не считая незаконченной части, составляла примерно 1460 метров (вал сохранился на протяжении 1160 м).

Разрезы валов и рвов Городецкой крепости (обмер 1959 года)
Разрезы валов и рвов Городецкой крепости (обмер 1959 года)

Очень мощными на этом участке были башни крепости, на месте которых линия вала имеет большие разрывы. Судя по этим разрывам, на сохранившемся участке крепости было шесть башен, а с несомненно существовавшими угловыми башнями на берегу Волги — восемь башен. Сведений о количестве башен на участке, проходившем вдоль берега Волги, не имеется, однако можно с уверенностью предполагать, что и здесь были проезжие башни на месте старинных съездов.

Сведений о размерах башен и стен Городецкой крепости, а также её старинных описаний не сохранилось.

Сочетание двух неравноценных в отношении обороны типов укрепления в одном сооружении позволяет думать, что Городецкая крепость строилась в два приёма с разрывом во времени. Первоначальная крепость, остаток которой сохранился до наших дней, заменялась более мощной, работы по сооружению которой не были завершены.

Русские летописи содержат указания на второе строительство. Под 1391 годом «князь велики Михаиле Александрович прибавил Нового Городка на Волзе с приступа и ров около копали» [РСРЛ. Т. XI, стр. 125].

Учитывая тогдашнюю принадлежность Городца к Тверскому княжеству, а также указание «с приступа», можно полагать, что незавершённая реконструкция Городецкой крепости относится к 1391 году.

От места смыкания укреплений обоих типов в южном направлении прослеживается в виде начатого рва и вала незавершённый строительством участок. Взаимное отстояние начатых частей указывает, что по замыслу строителей этот участок должен был быть сходным с восточным и северным участками и являться их продолжением. В случае завершения работ по созданию и этого участка общая длина укрепления составила бы около 5000 метров.

По части недостроенного вала на протяжении около 600 метров ныне проходит автодорога, и он хорошо виден только за её поворотом. Начатый ров прослеживается повсеместно в виде неглубокой впадины.

Сведения о боевой службе Городецкой крепости очень скудны. По данным летописи известно, что в 1238 году она была взята татаро-монголами и в 1408 году — Едигеем.

Местное предание рассказывает, что местом прорыва врагами обороны города был восточный угол крепости — место стыка двух вышеописанных её участков. Оно же повествует о вылазках осаждённых и битве перед крепостью неподалёку от этого участка, а также показывает местонахождение шатра предводителя вражеских войск [Использование противником для штурма стыкового участка двух частей сооружения позволяет полагать, что предание путает осаду 1238 года с осадой 1408 года.].

Кроме главной внешней линии укреплений в древнем Городце на горе, носящей название «Княжая», существовало ещё одно укрепление — детинец. Это укрепление, расположенное в районе улицы Волжской, защищало княжеский дворец и его служебные постройки, собор, дома бояр. Линия его вала отсекала мыс, образованный отрогами двух оврагов, и в настоящее время почти незаметна — вал уничтожен застройкой и позднейшими планировками. Но при археологических раскопках 1960 года перед валом был обнаружен ныне полузасыпанный и оплывший ров глубиной до 4 метров, на дне которого найдены остатки дубового тына — частокола. Общая протяжённость сохранившегося участка вала составляет по обмерам 1960 года 550 метров. Общая первоначальная протяжённость линии обороны детинца с учётом развитых в этом районе оползневых явлений, уничтоживших выходящую к Волге сторону, составляла около 1 км.

На территории Городецкого посада близ стен детинца археологами обнаружены при раскопках остатки жилищ посадских людей XII–XIV веков. Установлено, что городецкие ремесленники жили в землянках прямоугольной формы. По углам жилища стояли столбы, скреплявшие горизонтально положенные брёвна и доски. В землянке на улице Овражной сохранился очаг, выложенный камнями. Многочисленные находки характеризуют быт, ремесло и торговлю древнерусского города XII–XIV веков. Среди них большое число орнаментированных цилиндрических замков, ключей, кресал, скоб, стеклянных браслетов разных расцветок, кресты, наконечники копий, наконечники стрел. Одна из стрел, найденная в слое бывшего пожара, — татарская. Она является памятью о взятии города татаро-монголами.

Многие улицы современного города проходят по месту старинных улиц, существовавших в то время, когда Городец имел радиально-концентрическую планировку, типичную для средневековых городов. По этой планировке улицы от проездов — ворот в укреплении — сходятся лучами к центру, соединяясь между собой улицами и переулками, повторяющими линию укрепления.

Древняя Городецкая крепость по своим размерам лишь немного уступала таким же крепостям во Владимире и Суздале. А по протяжению сохранившихся участков валов и рвов она значительно превосходит их и в настоящее время по праву занимает первенствующее положение среди одновременных памятников этого рода, расположенных на территории Владимиро-Суздальской Руси. К сожалению, меры, принимаемые городецкими организациями и общественностью для сохранения этого выдающегося памятника, оказываются малодейственными, и его разрушение за последние десятилетия идёт в нарастающих размерах.