Из книги:
Кирьянов И.А. Старинные крепости Нижегородского Поволжья. — Горький, Горьковское книжное издательство, 1961.


Возникновение Балахны связано с развитием солеварения на базе местных соленосных источников [В Большой советской энциклопедии (т. 4, стр. 118) ошибочно указывается, что балахнинский соляной промысел возник в первой половине XVI столетия]. Начало этого промысла, по преданию, было положено ссыльными новгородцами. Тем не менее, появление Балахны, правда не под собственным названием, и местных соляных промыслов отмечено источниками значительно ранее.

В 1401–1402 годах по сохранившемуся «докончанью» — договору Московского великого князя Василия Дмитриевича с серпуховским князем Владимиром Андреевичем — последний получил в обмен на Волок Городец с волостями — часть бывшего Городецкого удельного княжества. При этом Владимир Андреевич обязывался выплачивать великому князю ежегодно 1660 рублей. От того же времени сохранилась духовная — завещание Владимира Андреевича своим детям Семёну и Ярославу, которое содержит следующее указание: «А Соль на Городце дети мои князь Семён, князь Ярослав ведают с единого, а делят себе наполы, оприснь фёдоровские варницы, а иной не вступается никто в Городецкие варницы без повеленьиа детей моих» [Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей. № 16, 17, М.—Л. 1952, стр. 43-45].

Из приведённого следует, что в 1401–1402 годах уже существует «Соль на Городце» с рядом варниц, в том числе с Фёдоровской варницей, принадлежавшей Городецкому Фёдоровскому монастырю и потому изъятой из ведения наследников Владимира Андреевича. Вряд ли следует сомневаться в том, что «Соль на Городце», упоминаемая впервые под 1401–1402 годом, не является будущей Балахной.

Под собственным названием Балахна впервые встречается в русских летописях под 1536 годом, причём о ней говорится уже как о богатом и многолюдном городе. Это сообщение является рассказом о разгроме Балахны крупным татарским отрядом в январе 1536 года.

Грабители подожгли ряд зданий в Балахне и, сломив наспех организованное сопротивление балахнинцев, разграбили город.

Опасаясь высланной из Нижнего Новгорода помощи балахнинцам, они не брали пленных и малоценной добычи: «не ведуще в плен оттягчения ради, единым златом и сребром и одеждами златыми и всяцеми вещми многоценными угрузишася… обычного же рухла от смиреннейших ничто не взимаху, но вся в огнь сия вметаху и сожигаху» [ПСРЛ. Т. XIII, вып. 1, стр. 86, 106–107; Т. XIX, стр. 66]. Бежавших из Балахны жителей «на Волзе многих посекли».

Опоздавшая помощь из Нижнего Новгорода нашла в Балахне груды пылающих развалин и немногих уцелевших жителей.

Судя по изложению летописей, в Балахне в то время не было ни гарнизона, ни крепости: иначе бы не понадобилось балахнинским «чёрным людям» выступать навстречу хорошо организованному вооружённому врагу.

Этот печальный урок не прошёл бесследно. Вскоре после событий 1536 года в Балахне была построена дерево-земляная крепость.

Первое документальное свидетельство о наличии такой крепости в Балахне содержится в Патриаршьей летописи под 1536 годом: «…почат град делати у Соли на Балахне, того ради, что посад велик и людей много… и доделан 45 лета (1537 г.) месяца октомбриа» [ПСРЛ. Т. XIII, стр. 114].

Первое подробное описание Балахнинской крепости содержится в Писцовой книге города Балахны 1674–1676 годов, составленной стольником Сомовым П.Ф. и подьячим Ерофеевым А. Работа по составлению книги ими не была окончена, и с июня 1675 года её продолжали писцы Левашов М.Г. и подьячий Осипов Б. [Действия Нижегородской учёной архивной комиссии. Т. XV, стр. 12–16, 35].

Строители Балахнинской крепости не ставили себе задачей обеспечить защиту города в целом. Крепость имела относительно небольшие размеры и должна была служить временным укрытием для населения в случае возникновения опасности вражеского нападения. Внутри её размещались соборная церковь, воеводский двор, губная изба с тремя тюрьмами — разбойной, опальной и женской, двор патриаршьих десятников и 27 осадных дворов. В Балахне в это время вне крепости было 547 дворов жителей.

Балахнинская крепость имела форму неправильного пятиугольника. Очертания её вала нанесены на сохранившемся плане Балахны 1830 года и почти полностью совпадают с размерами крепости по указанию Писцовой книги 1674–1676 годов [Следует иметь в виду, что составители Писцовой книги допустили простой арифметический просчёт при определении участия стен башен в периметре сооружения. Эта ошибка составляет 14 сажен без Воскресенской башни, размеры которой в плане не указаны].

Часть плана Балахны (1830 год) с нанесением очертаний крепости
Часть плана Балахны (1830 год) с нанесением очертаний крепости

Это позволило сделать вполне обоснованную реконструкцию плана крепости с указанием размещения башен.

Общее протяжение линии стен и башен крепости составляло 1102 м. Всего в крепости имелось девять башен, из которых четыре были проезжими.

Стены и башни располагались по насыпанному валу «осыпи», который частично прослеживается до настоящего времени на стороне крепости, выходящей к Волге. На южной стороне вдоль городского сада хорошо заметен старинный ров от берега речки до автостанции. Ныне его ширина и глубина незначительны. Но Писцовая книга содержит косвенное указание на его первоначальные размеры при описании кладбища церкви Флора и Лавра «а рву и осыпи до городовой стены 10 сажен».

Стены Балахнинской крепости были рублёными, т.е. делались из поставленных в стык друг к другу срубов из массивных сосновых брёвен. Толщина стен составляла 2 сажени — 4,4 метра (нижегородская сажень XVII столетия равнялась 221 см). Внутренность стены была частично засыпана грунтом, а по её вершине проходила ходовая площадка с бруствером и бойницами в сторону поля. Верхняя ходовая площадка стены была покрыта кровлей со скатом внутрь крепости и наклонным козырьком-карнизом в сторону поля. Полная высота стены составляла 7–8 метров.

Крепость с двух сторон была прикрыта естественными препятствиями — поймой и руслом Нетечи (река Железница) и Петровским озером. Эта защита была усилена устройством специальной плотины на Железнице.

На двух других сторонах дополнительным укреплением был ров, образовавшийся при устройстве вала и засыпке внутренности стены. На его дне был установлен «ослонной тын» — прочно врытый остроконечный бревенчатый частокол.

Башни Балахнинской крепости были квадратными в плане и имели размер стороны от 6,6 до 12 метров. Высота башен без кровли, по данным Писцовой книги, составляла от 9 до 16 метров. О некоторых башнях книга даёт дополнительные указания — об их устройстве.

Так, сообщается, что Никольская башня была сделана с «развалом», т.е. имела расширенную верхнюю часть. В «развале» устраивались вертикальные бойницы-колодцы, через которые можно было уничтожать врага, вплотную подошедшего к башне. О Рождественской башне даны указания, что она «крыта четвероугольным шатром» и от почвы до проезжей части «рублена в две стены». Можно думать, что аналогичное устройство имели и некоторые другие башни. Проезжие башни, называемые в Писцовой книге воротами, располагались по одной на северо-западной, северо-восточной, юго-восточной и юго-западной сторонах. Они были самыми крупными по размерам и высоте и имели самое сильное вооружение. Названия башен — Рождественская, Петровская, Воскресенская и Никольская — происходили от расположенных неподалёку церквей. Башни, расположенные по углам крепости, не имели собственных названий, кроме расположенной в северном углу. Последняя носила название «Петух». Кроме этого, на северо-восточной стороне крепости, выходившей к реке Нетече, располагалась ещё одна башня — «Водяные ворота». В Писцовой книге не приведены детали её устройства, но в аналогичных русских крепостях «Водяные» башни обеспечивали связь защитников крепости с водоёмами с помощью скрытых подземных ходов.

К моменту составления Писцовой книги (1674–1676 гг.) Балахнинская крепость уже потеряла своё значение и стала разрушаться. Книга отмечает, что лес, из которого сделаны стены, «ветх», «ослонной тын сгнил, а ров обвалился». Тем не менее вооружение крепости было весьма внушительным. В 1574–1576 годах на башнях Балахнинской крепости находилось 20 пушек — столько же, сколько на Нижегородском кремле в 1663 году.

Из 20 пушек, имевшихся в крепости, только две располагались на угловых башнях — остальные находились на проезжих. На Рождественской башне было 5 пушек, на Петровской — 4, Воскресенской — 4, Никольской — 5 пушек. Пушки, калибр которых измерялся тогда по весу ядер, стреляли ядрами весом от 400 г до 4 кг. На время составления описи в крепости хранилось 12 806 ядер, в том числе 67 штук каменных — остальные были железными. Кроме того, в специально устроенном внутри крепости погребе имелось 18 крепостных ружей, 3 медных пищали, 112 мушкетов и 48 пудов свинца.

Балахнинской крепости не пришлось нести боевой службы, так как военные столкновения, протекавшие на территории Нижегородского Поволжья после 1536 года, обходили Балахну стороной. Возможно, что сам факт существования в Балахне сильной крепости во многом способствовал этому.

Тем не менее стены и башни Балахнинской крепости сыграли известную роль в ходе событий, связанных с польско-шведской интервенцией в начале XVII столетия. В 1608 году, в то время, когда Нижний Новгород стал одним из ведущих центров борьбы с тушинцами, последние, с помощью изменников из верхушки балахнинского посада, сумели захватить Балахну и превратили её в оплот борьбы с нижегородцами. Опираясь на Балахнинскую крепость, тушинцы развернули из неё активные наступательные действия против Нижнего Новгорода.

2 декабря 1608 года нижегородцы разбили около Копосова и Большого Козина выступивший против Нижнего тушинский отряд. Бой был упорный, «дрались по самую Балахну». Уцелевшие остатки тушинцев заперлись было в балахнинской крепости, но были сметены выступлением низов балахнинского посада, пришедших на помощь нижегородскому отряду. Непосредственного штурма стен балахнинской крепости, благодаря такому ходу событий, не произошло.

К концу XVII столетия Балахнинская крепость окончательно утрачивает всякое военное значение — стены её разваливаются, рвы оплывают, а гарнизон, по указанию Писцовой книги, составлял всего 11 человек: 2 воротников, 4 стрельцов и 5 солдат.

Остатки стен и башен Балахнинской крепости были уничтожены пожаром в 1730 году.