Вышедшая в конце 2003 года в издании Комитета по делам архивов администрации Нижегородской области небольшая, но очень ёмкая книга Б.М. Пудалова «Начальный период истории древнейших русских городов Среднего Поволжья» поставила, что называется, точки над i в вопросе о времени основания Городца и Нижнего Новгорода.

Автор, скрупулезно проанализировав весь комплекс летописных источников, окончательно подтвердил, что Нижний Новгород основан в 1221 году, а Городец — в период 1164–1171 годов. Таким образом, в нынешнем году можно отмечать с некоторой долей условности 840-летие Городца. Дата побуждает задуматься над проблемами ранней истории этого города: почему Городец, в отличие от других городов нижегородского Поволжья, заложен на левом берегу Волги именно на этом месте и с самого начала был задуман не как небольшая пограничная крепость, а как большой по тем временам населённый пункт. Такую площадь, свыше 20 га, имели лишь 16 из 862 древнерусских городищ.

Рассуждение о том, что здесь, на левом берегу Волги, имеется возвышенность, которую было удобнее использовать под будущий город, не берёт в расчёт, что подобные возвышения нередки по левобережью Волги в пределах нашего края. Классический пример — Моховые горы напротив Нижнего, где тоже, наверное, с успехом мог разместиться город, однако же там его не построили. Имеются подобные возвышенности напротив современных Правдинска и Бармина. Если рассмотреть положение старинных городов и крепостей Нижегородского края, то все они оказались на физико-географических рубежах: стык природных комплексов способствовал богатству растительного и животного мира.

В этом смысле расположение Городца уникальнейшее: вблизи него проходят границы еловых, сосновых и пойменных лесов, плоской равнины южного Заволжья и увалистой северного, песчаных подзолистых и болотных почв и сложного комплекса суглинистых и супесчаных и, наконец, южной тайги и смешанных лесов.

Однако и это ещё не всё! В районе Городца залегают по левому берегу Волги сплошным массивом редкие не только в Заволжье, но и в междуречье Оки и Волги дерново-подзолистые легкосуглинистые почвы, весьма плодородные и способные прокормить значительное население. Именно этим объясняется то, что Городец с самого начала планировался как большой по тем временам город.

Нашими археологами выявлено довольно значительное число славянских селищ XII–XIII веков в этом районе. Пока трудно сказать, существовали ли они раньше основания Городца или же сам Городец послужил толчком к их появлению. Но ясно одно: благоприятные почвенно-растительные условия стали причиной появления «проекта» этого крайнего восточного форпоста Суздальского княжества и центра славяно-русской земледельческой колонизации здешних мест.

Нужно сказать, планы вполне оправдались. Весь левый берег Волги от плотины ГЭС до Неклюдова на рубеже волжской поймы и надпойменной террасы заселён чрезвычайно густо, превосходя в этом отношении не только противоположный берег Волги, но и правый берег Оки!

И хотя в последующие столетия судьба Городца сложилась трагически — после монголо-татарских нашествий от Батыя до Едигея (XIII–XV века) он превратился в село, но по-прежнему оставался центром обширной земледельческой территории по волжскому левобережью.

Превращение его в город и центр района в 1922 году восстановило историческую справедливость по отношению к этому древнему городу.

«Нижегородская правда»,
8 июля 2004 года, № 73 (24368)