Давно это началось: семь сотен лет тому назад. Представить сложно, поверить ещё трудней. Тем не менее, не быль вам расскажу и не сказку, а настоящую правду про существовавший в те далекие времена русский чай. Как сгинул наш чай и как вновь возродился.

Назывался он тогда копорским, потому что производился в селе Копорье на северо-западе нашей страны. В 1241 году князь Александр Невский отбил у немецких крестоносцев Копорье, основал там большое село и повелел жителям заняться изготовлением чая. Серьёзное промышленное производство налажено было! По тем, конечно, технологическим меркам. Сама Русь тот чай пила, а ещё больше с Европой им торговала. Как гласят летописи, по объёму продаж русских товаров за рубеж, копорский чай стоял на втором месте после ревеня (основного лекарственного сырья в то время), следом шли пенька, меха и золото. Сотни тысяч пудов русского чая потребляли в год европейские страны, на западном рынке он ценился не меньше, чем дамасская сталь или персидский шелк. Лишь через двести лет после русского (к началу XVII века) в Европе появился китайский чай, чуть позднее — индийский, но место свое на чайном торжище они отвоевывали у России вплоть до конца XIX века. История свидетельствует: в XIX веке Петербург владел лицензией на прямые поставки основных объемов русского чая непосредственно в Англию. И мощнейшая Ост-Индийская компания не могла с этим фактом ничего поделать: англичанам и вкуснее, и привычнее, и доступнее был русский чай, нежели китайский.

Почему же такая популярность? Да потому, что изготавливался наш продукт не из чего-нибудь, а самой что ни на есть богородицыной травы, в просторечии именуемой иван-чаем. Да! Всем знакомый красно-лиловый кипрей, зарослями которого богата Россия, и был тем единственным сырьем, из которого делали русский чай. И мы одни знали технологию его изготовления (чтобы в результате получался именно чай, а не травяной настой). Когда были распробованы азиатские чаи, оказалось, что технология их изготовления принципиально мало чем отличается от русской. Зато цена была не в пример ниже. Да и мягче был наш чай, без азиатской терпкой горечи. Теперь известно, почему: в составе кипрея отсутствует кофеин.

Если бы не начавшаяся первая мировая война, из-за которой поставки русского чая заграницу были приостановлены, да не последовавшая затем революция, да не три войны подряд, Россия наверняка продолжала бы производить и продавать свой самый фирменный товар. Но полувековые потрясения привели к тому, что россияне забыли о своем чае. Потом вспомнить о нём помешали хрущевские «наставления» об уголовной ответственности за любые проявления народного целительства и знахарства (иван-чаем, как известно, лечили многие заболевания, вплоть до бесплодия).

И что теперь? Неужели русский чай навсегда остался в прошлом? К счастью, нет.

В Городецком районе вот уже десять лет, как возобновили производство исконно русского продукта. Занимается этим ЗАО имени Емельянова, что на территории Тимирязевской сельской администрации. Каждое лето отряды школьников и пенсионеров выходят на просеки, делянки, горелые урочища (любимые места произрастания кипрея) и собирают вручную молодые цветки и листочки. Затем траву везут на местную мини-фабрику и начинается процесс: кипрей сушат, вялят, обрабатывают вакуумом, вновь сушат, упаковывают в симпатичные пачки и отправляют потребителям. Современная технология изготовления иван-чая запатентована, имеет сертификат пищевой промышленности, хотя в магазинах пачки с Иван-чаем пока не встречаются и купить его можно только в аптеках, но это уже совсем другая история. Главное, что через сто с лишним лет знаменитый продукт возродился. И не зря, наверное, это произошло в Городце — месте, где когда-то закончил свой земной путь Александр Невский, отец-основатель чайного производства на Руси. Сейчас традиционный русский чай, как дите в люльке: только набирает силу. Но непременно вырастет, возмужает и вновь станет одним из российских брендов на мировом рынке…

Злых врагов развенчав,
Пил копорский наш чай
Александр Ярославович Невский.
И мы в память о нем
Этот чай снова пьем
На древнейшей земле Городецкой!