Детский приют
Детский приют

Если бы старинные дома умели говорить, то поведать они смогли современникам много интересного.

Можно только с сожаленьем вспоминать, когда во имя иллюзорного будущего безжалостно уничтожалось наследие прошлого: бездумно разрушались храмовые комплексы, помещичьи усадьбы, исторические и культовое наследие. Но, увы, мода на бездумное разрушение не проходит. Конечно, дома как и люди, живут, стареют, и современники порой относятся к ним с равнодушием, не совсем благосклонно.

Как тут не вспомнить принцип «что имеем, не храним, потерявши плачем». Это в полной мере относится к дому, об истории и трагедии которого хочется рассказать.

В конце XIX – начале XX вв. в России наблюдался мощный экономический подъём. В селе Городце он также проявился динамичным ростом и значительным объёмами строительства. При этом наблюдается самобытность новых зданий и выражается она, например, во взаимодействии традиций народного зодчества с новациями, привнесёнными профессиональной архитектурой. Так, в ансамбле Фёдоровского монастыря со стороны кладбищенской церкви Покрова Пресвятой Богородицы появился особняк детского приюта, который удачно вписывался в панораму данного места.

История его появления была такова.

В 1881 году купцы первой гильдии Иван Андрианович Ноздринский и втьорой гильдии Илья Кондратьевич Лазутин, заботившиеся о собственном престиже и благочестии, объединили свои капиталы и решили построить дом, выражаясь современным языком, для детей лишившихся попечения родителей.

Движимые благородными намерениями купцы по роду занятий постоянно бывавшие в столицах и других крупных городах переняли много положительного, стали заказчиками проекта монументального здания для призрения малолетних детей. Для этого они выкупили землю, заказали проектную документацию известному нижегородскому архитектору и преодолев все формальности, получили разрешение на строительство дома на восточной окраине села со стороны церкви Покрова. Здание возводилось под непосредственным надзором «Строительного Комитета».

Двухэтажный кирпичный дом выгодно отличался от деревянной застройки округи своей притягательной простотой, изяществом оформления, и богатством архитектурного декора фасада. Дом был задуман и построен с купеческим размахом, высокими сводами потолков — 3,60 м — и пристроенной к нему небольшой церковью, образовав тем самым своеобразный мини-ансамбль.

Построенный дом был ухоженным и опрятным. Кровля крыши была крыта железом.

При возведении и оформлении пилястров карнизов, поясков и наличников окон широко был применён тёсанный красный кирпич, а для карнизов подоконников — плиты, изготовленные из известнякового камня.

Дополнением к дому служили литые металлические навесы над входами, выполненные на механическом заводе Кузнецова. Навесы полуцилиндрической формы с горизонтальными боковыми полками, опирающимися на чугунные столбики. Особенно привлекал внимание высокий художественный уровень ажурного литья на фронтальной и боковых частях навесов. Оригинальное крыльцо выложено из плоских диких камней.

С улицы вход вёл по парадной чугунной лестнице на второй этаж, проходя мимо свода купола церкви и упирался в проход длинного коридора, где были расположены комнаты, позднее приспособленные под учебные классы и спальни. В конце коридора была устроена с левой стороны деревянная лестница, которая вела на первый этаж. Первый этаж располагался на уровне полуподвального помещения, где находились столовая, кухня с большой печью и служебные помещения. Все комнаты в доме были большие, светлые, уютные.

Отопление в доме печное. Круглые печи размещались внутри здания и служили для обогрева нескольких помещений. Некоторые печи встроенные в стены, служили не только для обогрева, но и для интенсивной вентиляции, что обеспечивало помещению сухость и комфорт. Все печи, кроме кухонной были облицованы разноцветными изразцами, что было очень красиво и по тем временам дорого.

Затраты на строительство дома составили 4000 рублей, к тому же купцы внесли в банк 20000 рублей неприкосновенного капитала на его содержание.

В дальнейшем материальную помощь приюту (убежищу призрения) оказывали многие местные купцы, ремесленники, крестьяне. По архивным данным в 1885 году оказывает помощь почётный член общества С.С. Павлычев, с 1886 года ежегодное финансирование в сумме 200 рублей осуществляла Земская управа. Земским собранием в этом же году вынесена благодарность за благотворительную деятельность купцу И.К. Лазутину, заведующему этим убежищем, и крестьянину Наумову. В октябре 1892 года Высочайшим Указом государя-императора за благотворительную деятельность по народному образованию купец И.А. Ноздринский был награждён орденом Св. Станислава II степени, а купец И.К. Лазутин медалью.

В декабре 1893 года приют по Высочайшему повелению был принят в ведомство, учреждённое Императрицей Марией. В то время здесь проживало 29 мальчиков и 27 девочек до 14 лет. Содержание каждого питомца обходилось в среднем в 71 рубль 7 копеек в год. Все воспитанники приюта учились в школе, кроме того, мальчики обучались сапожному, столярному и переплётному мастерству, а девочки рукоделью, кройке и шитью.

В 1893 году купцом И.А. Ноздринским было ещё пожертвовано 36000 рублей на содержание приюта.

В 1917 году детский приют переименовывается в детский дом.

В начале 20-х годов в результате разрухи, связанной с гражданской войной, увеличилось количество воспитанников, а денег на их содержание катастрофически не хватало. В 1922 году был организован в районе единый Городецкий детский дом, в котором воспитывается до 160 детей-сирот.

В 1925 году его разделили на дошкольный и школьный, по возрасту детей.

С 1935 года детский дом носит почётное звание имени В.И. Ленина и является образцово-показательным в Горьковской области.

До 1940 года в доме проживают дети-сироты и дети, родители которых были репрессированы, либо отбывающие наказание в исправительно-трудовых лагерях.

На содержание каждого ребёнка расходуется по 876 рублей в год. Дети воспитывались и содержались до 14 лет, реже до 16-18 лет, в зависимости от успехов в учёбе, трудовых навыков, а в дальнейшем поступали в ФЗО, либо на производство, а жили общежитиях.

В октябре 1940 года директором Городецкого детского дома имени В.И. Ленина назначен И.Я. Попов. Иван Яковлевич Попов, который в 1942 году был призван в ряды Красной Армии и с оружием в руках до 1946 года защищал нашу Родину, служил в артиллерии, был ранен. За ратные заслуги был награждён несколькими орденами и медалями. В 1957 году вновь назначен директором Городецкого детского дома и проработал в этой должности 14 лет.

За эти годы он многое сделал для улучшения бытовых условий жизни детей. Уйдя на заслуженный отдых, он много сил и энергии отдавал воспитанию подрастающего поколения, принимал непосредственное активное участие в работе президиума и совета ветеранов, общественной жизни района. Умер Иван Яковлевич в 1982 году.

А во время войны и до 1957 года до выхода на пенсию директором детского дома работала Нина Андреевна Чеснокова. Она вместе с мужем Чесноковым Анатолием Ивановичем, до получения жилья проживали в выделенной комнате детского дома, учили и воспитывали детей.

В годы войны в детском доме воспитывались дети со всей страны, чьи родители были или погибли на фронте. Была группа детей из блокадного Ленинграда.

Жили небогато, для пополнения рациона питания детскому дому были выделены земли под огород, под парники в черте города, а так же в Тяблинском лесу, в лугах, где они сажали картошку, овощи, косили сено. Заготавливали также дикий лук, щавель, целебные травы, шиповник. Щавель шёл на щи, а остальное сдавалось и обменивалось на мыло и другие вещи. Выращенные овощи с огорода заготовляли впрок, часть продавали. Жесткость и трудность военного времени чувствовались во всём. Дети не только учились, но много трудились по дому, в огородах — в работе существовали нормы, за выполнение которых назначались трудодни.

Централизованного водоснабжения и канализации до 1970 годов в Городце не существовало, поэтому воду для нужд возили на лошади из Волги. Там же вручную стирали и полоскали белье.

Освещение в доме было с помощью керосиновых ламп, и лишь в 1950 году стало электрическое, но и только в актовом зале.

Дрова для отопления заготавливали сами, в год требовалось более 500 кубометров. Пилили и кололи дрова старшие воспитанники, малыши укладывали. В наиболее холодные зимы дров не хватало, тогда дополнительно заготавливали торф, для чего старшеклассники с воспитателями ездили в село Бриляково и заготавливали торф в Митрофановском болоте.

Дети сами наводили порядок в доме — мыли полы, окна, следили за чистотой. Мылись дети в городской бане, которая находилась в то время в Единоверческой церкви на улице Петрова. В 1967 году была построена своя баня и прачечная. Во дворе дома было выстроено овощное хранилище, отдельно размещался хозяйственный блок, где находился свинарник, птичник и конюшня. За лето около трёх раз выезжали в луга на правый берег Волги на сенокос. Переправлялись на пароме в сторону Заволжья к домику бакенщика, который был расположен по пути к Правдинску Балахнинского района. На сенокос выезжал весь детский дом вместе с поваром, кухней и обязательно с самоваром. Траву косили в основном старшие ребята, а ворошили сено и убирали в скирды воспитатели с младшими воспитанниками.

Жили в детском доме бедновато, но дружно. В актовом зале, оборудованном в бывшей церкви, проводились собрания, линейки, различные праздничные мероприятия. Расписанные стены церкви были оштукатурены и покрашены. Случались курьёзы, когда куски штукатурки со стен отваливались и на стенах к изумлению детворы появлялись фрески и строгие лики святых.

В гости к своим друзьям сверстникам в детский дом в выходные дни, на праздники всегда приходили дети, живущие с родителями.

В подвальном помещение детского дома была устроена швейная мастерская. Детей, в основном девочек, обучали шить. Они шили простыни, халаты, наволочки, нательное белье, а также новогодние костюмы. Готовая продукция направлялась на базу в город Горький для социальных и больничных учреждений. Всегда выполнялся план, продукция шла очень хорошо, т.к. была добротная и качественная. Например, доходы от пошивочной мастерской в 1962 году составили 40 тысяч рублей.

В здании детского дома, около столовой располагалась столярная мастерская, где мальчики занимались столярными работами.

Зарядка в детском доме
Зарядка в детском доме

В 1960 году к зданию детского дома был сделан двухэтажный кирпичный пристрой, где разместились спальные комнаты, а также построена кочегарка и овощной склад.

С левой стороны здания был разведён фруктовый сад, где росли яблони, вишни, смородина, а также и имелся небольшой огород — 8 соток под овощные культуры.

Перед зданием дома была устроена спортивная площадка, где дети утром делали зарядку, а в свободное время играли в футбол, лапту и другие подвижные игры.

В 70-е годы в детском доме находили приют и воспитывались постоянно около 120 детей. Детский дом в Городце по численности воспитанников был одним из самых больших в Горьковской области. Хотя, в общем-то сомнительное лидерство — в подобных заведениях воспитывались и обучались дети, у большинства которых родители были лишены родительских прав или находились в заключении. Условия жизни и обучения затруднялись теснотой, отсутствием удобств, которые было невозможно обеспечить в старом здании. Поэтому директор И.Я.Попов добивался строительства нового здания.

В октябре 1970 года в исполкоме городского совета принимается решение о строительстве нового здания детского дома в районе деревни Обросово, на площади 1,5 гектара, на земле, выделенной колхозом «Красный Маяк» с равновеликой компенсацией колхозу свободными пахотными землями.

К строительству нового детского дома на 120 мест приступили в 1971 году. Его строительство вела бригада СМУ № 4 треста № 6 ГорьковГЭССтрой под руководством И.А. Юлина. В июне 1975 года строительство комплекса зданий детского дома было завершено.

Новое здание на улице Загородная принял, назначенный в ноябре 1971 года, новый директор Андрей Арсеньевич Приказчиков, отличник народного просвещения РСФСР и СССР. В этой должности он проработал 15 лет, отдав много сил и энергии по налаживанию быта в новом здании. После выхода в 1986 году на заслуженный отдых он до последних дней жизни (умер в 2007 году) занимался общественной работой и был одним из руководителей Городецкого горкома КПРФ. Свой богатый опыт, традиции детского дома он передавал молодым педагогам и воспитанникам детского дома.

Воспитанников детского дома можно встретить во всех уголках нашей страны.

Многое можно рассказать о воспитателях и сотрудниках детского дома, которые многое сделали для воспитания детей. Назову лишь несколько фамилий ветеранов. Это завучи Валентина Николаевна Турукина, Валентина Ивановна Спиркина, воспитатели — Галина Александровна Павлинова, Зоя Фёдоровна Мартынова, Валентина Николаевна Васильева, Александра Алексеевна Кауркина, Лариса Павловна Кропанова, Софья Максимовна Шиховцова.

После того как воспитанники получили новое здание и справили новоселье, в старом доме было решено сделать реконструкцию и приспособить его под детский сад. Но при реконструкции случились непредвиденные технические неполадки, возросли не предусмотренные сметой расходы и экономисты подсчитали, что строительство нового типового детского сада будет дешевле, чем реконструировать старое. В результате в 1977 году было принято недальновидное решение о сносе уникального старинного здания, который почему-то не стал вписываться в генеральный план застройки под парковую зону, и который, к стати сказать, так и остался в основном не реализованным. Ломать — не строить, по этому принципу сломали быстро и четко. Сейчас на этом месте пустырь, залитый асфальтом, а рядом стоит детский сад N14 построенный по типовому проекту.

Трудно оправдать это губительное решение принятое кстати келейно, непродуманно, без учёта общественного мнения. Впрочем общественность узнала об этом только после свершившегося факта.

Некоторое время спустя, снесли и оригинальные каменные ворота, украшавшие вход кладбищенской церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

Такая вот история, очередной объект культурного и исторического наследия был навсегда потерян для города Городца.