Из сборника «Старообрядчество. История, культура, современность», № 10.

A.В. Седов. Многострадальный храм. О многолетней борьбе официальной Церкви с Городецкой часовней. (Древлеправославие).

В настоящей статье речь пойдёт о Городецкой часовне, долгие годы служившей главным храмом для старообрядцев Нижегородского и Костромского Заволжья. Городецкая округа с XVII века, со времени церковного раскола, стала крупным центром ревнителей «старой веры», главным образом беглопоповского согласия. Естественно, что со временем в Городце образовалось старообрядческое кладбище, а при нём в 1786—1788 годах была возведена часовня. Произошло это при императрице Екатерине II, в эпоху «просвещённого абсолютизма», когда гонения на старообрядцев были ослаблены и Нижегородский губернатор Ребиндер И.М. пошёл на такую уступку старообрядцам Городца [Государственный архив Нижегородской области (ГАНО). Ф. 177. Оп. 766. Д. 4163. Л. 240]. На этой основе сложилась легенда, что якобы Городецкая часовня была освящена самой Екатериной II, которая, путешествуя в 1767 году по Волге, заглянула и в Городец [Действия Нижегородской губернской учёной архивной комиссии. Нижний Новгород, 1910. Т. IХ. С. 166. (Далее — НГУАК)]. Примечательно, что Городецкая часовня была основана вслед за московским центром старообрядчества — часовней при Рогожском кладбище в 1771 году [Архангелов С.А. Среди раскольников и сектантов Поволжья. СПб., 1894. С. 72].

Но Городецкую часовню буквально в штыки встретила церковь официальная, потому что она мешала ей вести миссионерскую работу. Особенно раздражало «никониан» стремление городецких староверов преобразовать часовню в храм. И священники повели многолетнюю коварную борьбу с Городецкой часовней, пытаясь уничтожить её или хотя бы не допустить превращения в храм. Уничтожение Городецкой часовни стало заветной мечтой Нижегородской духовной консистории. Даже Мельников-Печёрский П.И., по заданию Министерства внутренних дел изучавший «раскол», в «Отчёте о современном состоянии раскола в Нижегородской губернии в 1854 году» писал, что уничтожение Городецкой часовни без сомнения послужило бы к ослаблению раскола [НГУАК. С. 177].

Преобразуя часовню в храм, старообрядцы Городца уже в 1789 году возвели над нею купол с крестом и рядом поставили деревянную звонницу с шестью колоколами. Официальное духовенство забило тревогу. В том же 1789 году священник соборной Троицкой церкви Городца доносил епископу Нижегородскому и Алатырскому: «Отпавшие от православного исповедания в раскол крестьяне села Городца и деревень на пашенной земле церкви Спаса, заняв самовольно немалое число её, построили наподобие церкви деревянную часовню, обнесённую оградой, и в ней десять дьяконов беглых» [ГАНО. Ф. 570. Оп. 535. Д. 23. Л. 1]. В том же 1789 году часовня неожиданно сгорела. Трудно поверить, что пожар был результатом небрежности старообрядцев, людей аккуратных, совершенно трезвых и некурящих. Разумеется, тогдашние власти никакого расследования не провели. Но злой умысел противников часовни более чем очевиден, потому что она была для них, как говорится, «бельмом на глазу».

Пожар уничтожил часовню-храм, но не погасил свечу старой веры, приверженцы которой в том же злосчастном году, как трудолюбивые муравьи, дружно взялись за восстановление часовни. Убедившись, что огненная провокация не помогла, Нижегородская духовная консистория обратилась за содействием к власти светской, Нижегородскому наместничеству. С удовлетворением констатируя, что «часовня сгорела до основания, вся обратилась в пепел», консистория с тревогой обращала внимание чиновников на то, что старообрядцы возобновляют часовню. «Строить начинают! — вопияла консистория. — А церковные служители воспретить им не в силах… Почему и просим о запрещении им вновь строить на церковной земле раскольничью часовню» [Там же. Ф. 4. Оп. 2. Д. 26. Л. 1]. Текст этой отчаянной мольбы к властям явно выдает «никониан» как поджигателей старообрядческой часовни.

Тяжба официального духовенства с городецкими старообрядцами из-за часовни-храма растянулась на долгие годы. Шла она, в основном, вокруг двух вопросов: храмовой колокольни и церковной земли. Стремясь преобразовать часовню в храм, старообрядцы восстановили звонницу и к 1832 году довели число колоколов на ней до девяти. А в самой часовне поставили четырёхъярусный иконостас. Служба велась ежедневно, сопровождалась красивым хором из 12 певчих [Там же. Ф. 570. Оп. 559. Д. 28. Л. 12].

В борьбе с Городецкой часовней чиновники пытались использовать единоверческую церковь. В 1827 году настоятель Высоковского единоверческого монастыря, располагавшегося в Костромской губернии, обратился к императору Николаю I с предложением передать Городецкую часовню под единоверческий храм. Император идею поддержал, но этому решительно воспротивились городецкие старообрядцы [НГУАК. С. 169]. В дело вмешался Святейший Синод, в 1840 году приказавший «запечатать Городецкую часовню». На этом основании в 1849 году у часовни были конфискованы все колокола [ГАНО. Ф. 570. Оп. 557. Д. 15. Л. 1, 40, 52].

Но сама часовня устояла, что раздражало официальное духовенство. В 1846 году благочинный села Городца протоиерей Преображенский М. доносил консистории: «В Городце, на земле Спасской церкви, с давних времён устроена деревянная раскольничья часовня секты поповщины с кладбищем, в которой совершается каждодневная служба» [Там же. Д. 38. Л. 23]. Более того, власти невольно сами укрепили позиции часовни. Когда в 1852—1853 годах полиция порушила большинство заволжских скитов, масса скитников и скитниц устремилась в Городец, к своим единоверцам. Это сильно встревожило духовные власти. В 1858 году городецкий иерей заявил, что «многие скитники перебрались в Городец, а это усиливает значение села как крупного центра раскола». В целях предупреждения такой «опасности» иерей снова предлагал губернскому «секретному совещательному комитету по делам о раскольниках» закрыть Городецкую часовню. Но городецкий поп, видимо, плохо разбирался в изменившейся политической обстановке. Готовилась отмена крепостного права, новый император Александр II занял либеральную позицию. Нижегородским генерал-губернатором стал бывший декабрист Муравьёв А.Н., который не согласился с таким иезуитским предложением, полагая, что оно принесёт больше вреда, чем пользы [НГУАК. Т. 4. С. 40].

В 1874 году часовню снова подожгли. Но старообрядцы были настороже, вовремя заметили беду и пожар потушили, обгорели лишь крыша и часть потолка. Стараниями прихожан часовня снова к 1876 году возродилась, а в 1879 году её вместе с кладбищем обнесли каменной оградой.

Вот тогда официальное духовенство уцепилось за землю, пытаясь доказать, что старообрядческая часовня стоит на чужой земле, якобы принадлежащей синодальной Спасской часовне. И ничтоже сумняшеся, божьи служители потребовали от Городецкой часовни уплаты арендных денег за все долгие годы её существования [ГАНО. Ф. 177. Оп. 766. Д. 4163. Л. 25]. Естественно, что сумма обозначилась непосильная, возмущённые старообрядцы обратились в суд. И здесь официальная церковь, привыкшая к безоговорочной защите государства, снова просчиталась. Александр II своей судебной реформой учредил в России самый демократичный по тем временам суд, который затребовал от спорящих сторон документальные подтверждения прав на землю. Но у служителей Спасской церкви никаких документов не оказалось. Они долго тянули дело и в конце концов сослались на мифический пожар, в огне которого требуемые документы якобы сгорели. А старообрядцы представили мирской приговор крестьян графа Орлова, которые из надела своей общины выделили для старообрядческого кладбища и часовни 5,5 десятин земли (а не 10, как утверждала противоположная сторона). В результате городецкие старообрядцы выиграли очень важное дело [Там же].

Старообрядческий храм Успения на Часовенной горе. Фото Соколова А.А.

Старообрядческий храм Успения на Часовенной горе. Фото Соколова А.А.
Старообрядческий храм Успения на Часовенной горе.
Фото Соколова А.А.

Глухой ночью 17 мая 1893 года городецкая часовня была заново подожжена и сгорела дотла. В огне погибли все древние иконы и книги, дорогая утварь [Там же. Ф. 2. Оп. 6. Д. 2503. Л. 17]. Вот тогда на защиту старообрядческой святыни встал нижегородский купец-старовер Бугров Н.А. Он щедро финансировал новое строительство часовни, и к 1896 году она снова возродилась, но уже в камне. Николай Александрович богато её украсил, поставил дорогой иконостас кипарисового дерева, из своей домашней моленной пожертвовал часть древних икон и старопечатных книг [Там же. Л. 18].

Каменную часовню уже не спалить, как деревянную. И её противники снова обрушились на часовенную звонницу, требуя разобрать её, чтобы не дать часовне преобразоваться в храм. Нижегородская духовная консистория предписывала «немедленно разобрать колокольню при часовне и звон не производить» [Там же. Ф. 570. Оп. 559. Д. 27. Л. 26]. Но городецкие старообрядцы, имея авторитетную поддержку влиятельного Бугрова Н.А., уже спокойно игнорировали все угрозы официального духовенства. И Городецкая часовня до самой революции 1917 года надёжно служила главным храмом старообрядцев Заволжья. В 1909 году православный миссионер Ломакин И. жаловался обер-прокурору Святейшего Синода Саблеру, что «городецкие беглопоповцы захватили православную землю Спасской церкви и поставили на ней свою часовню и кладбище. Часовня эта имеет вид православного храма. Она и кладбище богато благоустроены купцом Бугровым, производят большой соблазн в православном населении, служат средством к совращению в раскол» [Там же. Д. 23. Л. 55].

Служба в Городецкой часовне продолжалась до 1933 года, привлекая прихожан великолепным хором певчих и малиновым перезвоном колоколов. К сожалению, большевики ответили старообрядцам, дававшим им деньги на революцию, чёрной неблагодарностью: звонницу взорвали, колокола разбили, часовню закрыли. К счастью, она уцелела. В настоящее время в ней располагается общеобразовательная школа [Старообрядец. 1996. № 1 (2)].



Примечания

Седов Андрей Васильевич родился в 1924 году во Владимирской губернии. В 1950 году закончил Горьковский педагогический институт. Доктор исторических наук, профессор Нижегородского государственного университета имени Лобачевского.

Научные интересы в области старообрядчества — история нижегородских купцов-старообрядцев Бугровых. Участник II и V научно-практических конференций «Старообрядчество: история, культура, современность». Автор более 60 статей.

Основные работы по старообрядчеству:
1. Основатели нижегородской фирмы Бугровы // Вопросы истории. 1994. № 7.
2. Славный купеческий род // Нижний Новгород. 1998. № 2.
3. Старообрядцы Бугровы — крупнейшие предприниматели Нижнего Новгорода // Старообрядчество: история, культура, современность. Тезисы. М., 1996.
4. Пётр Бугров — крупнейший нижегородский солеподрядчик // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы. М., 2000.