Артём Николаевич Еранцев

— Артём Николаевич, расскажите немного о себе, о том, как стали историком.

— Родился в Городце. После окончания школы поступил на исторический факультет университета имени Н.И. Лобачевского. Известная всем городчанам Татьяна Владимировна Гусева была моим научным руководителем. Тогда меня особенно увлекала археология, участвовал в раскопках, которые проводились на территории нашего района. Это было начало девяностых — чудесное, весёлое время.

— Кладоискательство в крови у многих, однако гораздо меньше тех, кто действительно находит что-либо ценное.

— Однажды на берегу Волги нашёл кремневый наконечник стрелы — каменного или бронзового века. Маленький такой — на птичку охотиться… А вообще вскоре понял, что археология — лишь увлечение, я для неё не создан. В ней многое связано с руками, с умением чувствовать землю, материал. А вот музейная работа — это моё, она под мой характер и темперамент.

— А что в музейной работе главное?

— Умение рассказывать о том, что ты знаешь давно, так, будто бы ты узнал об этом только что. Здесь не должно быть безразличия и шаблона, хотя избежать их порой очень тяжело: например, когда с большого теплохода привозят сразу четыре группы и экскурсии идут по три часа без перерыва в заводном темпе — быстрее, быстрее…

— Однако Вы не только экскурсовод — Вы научный сотрудник, а значит, работаете в архивах, пишете научные труды…

— На самом деле великих открытий мы не совершаем. Меня удивляет то, что материал просто лежит под ногами, а на него никто не обращает внимания. Взять те же пряники. О городецкой росписи было написано много, а о пряниках практически ничего. И тут многое мне дала работа в Ленинской библиотеке, в частности, знакомство с «Волгарём» — ежедневной общественно-политической газетой, выходившей в Нижнем Новгороде с 1892 по 1918 год. Меня просто поразили заметки о Городце, причём не только фактический материал, но и сам их стиль, так не похожий на стиль газет советского времени.

— К сожалению, мы не знаем авторов — например, того, кто подписывался под псевдонимом Земляк. Видно, что это был человек талантливый, образованный, обладающий острым умом и редким чувством юмора. Как он живо описывал быт и нравы городчан, события культурной жизни и тогдашнюю криминальную хронику! Эти репортажи создавали эффект присутствия, а значит давали более яркое представление об эпохе, чем любой учебник истории.

— С другой стороны, они содержали в себе богатый фактический материал, сведения по экономике и хозяйственной жизни. Вот, например, в одной из статей сообщалось, что годовой объём торговли городецкого базара в конце XIX века составлял 3 миллиона рублей в год. Где, в каком архиве можно найти эти сведения? Или, например, описывая торговлю пряниками, журналист перечисляет все сорта, цены, а также в какие районы эти городецкие пряники продаются. Газета давала жизнь объёмно и ярко. Современная журналистика должна быть именно такой.

— Существуют ли в городецком краеведении белые пятна, которые лично Вам хотелось бы заполнить?

— Интересных тем множество. Это может показаться странным, но у нас остается мало изученной вторая половина ХХ века. Те люди, которые родились в первые годы Советской власти, от нас уходят, а с ними уходит эпоха. Если сейчас, в ближайшие десять лет, не собрать материал, то это будет такое же белое пятно, как и Городец первой половины XIX века. Разве у нас есть полное представление о развитии промышленности (хотя существуют музеи ЗМЗ, ГСРМЗ, судоверфи)? Что мы знаем о том же городецком спорте? Каждому из нас надо понять: недавнюю историю надо хранить так же бережно, как и предметы глубокой старины. То, что соберём сегодня, будем показывать в музее через 50 лет. А не соберём — показывать будет нечего. Почему наш музей имеет такую ценность? Потому что со дня его основания были закуплены коллекции, которые определили развитие музея на 100 лет вперёд — пряничные доски, мебель, этнографическая коллекция и т.д. Если бы музей создавался в 30–40-е годы, многого бы не было. А о двадцатом веке музейный материал безусловно есть, но общей картины эпохи пока не складывается.

— А нет желания написать о Городце книгу — хотя бы когда-нибудь?

— Я считаю, что одному автору это не под силу, да и нет такого человека, который знает нашу историю «от и до». Татьяна Владимировна Гусева хорошо изучила древний Городец, покойный Николай Филиппович Филатов хорошо знал Городец XVII века, Лидия Андреевна Климова и Николай Михайлович Галочкин многое открыли в Городце XIX века. Каждый должен писать то, что он хорошо знает, и так, как умеет.

— «Каждый пишет, как он слышит…» Но тогда не получится книги, написанной в одном ключе…

— Все зависит от редактора. Будет хороший редактор — будет хорошая книга. Мне кажется, нам надо отталкиваться от недавно вышедшей «Родины Хохломы». Неплохая книга у В. Горячева — «Древний Городец — Малый Китеж», где текст удачно сочетается с иллюстративным материалом. Но это лишь путеводитель. Историческая книга о Городце впереди.