Зимой 1950-го наша семья по организованному набору прибыла на строительство ГЭС. В отделе кадров нас направили в Городец, на левый берег, где разворачивалось большое строительство. Добирались через Волгу по лежневой намороженной дороге. Поселились мы с женой в д. Пестово у Евдокии Майоровой. Уже 24 января 1950 года я вышел на работу.

Для того, чтобы начать сооружение основных объектов левого берега, необходимо было обеспечить все участки электроэнергией, для чего была проложена высоковольтная линия через Волгу и смонтирована линия электропередач до д. Заборово, построена подстанция, позволившая электрифицировать все строительные площадки левого берега. Ввиду обособленности левобережных объектов было создано Управление основных сооружений левого берега, начальником его был назначен Зосим Львович Серый.

Первоначальные работы начались со строительства 4-го посёлка на высоком берегу между деревнями Тарханово, Шуравино, Галанино и Жеравизное. Контора находилась в д. Галанино в частном доме Субботиных. Здесь рабочих распределяли по бригадам. Я был направлен в бригаду плотников М.Г. Пронина, в которой было всего пять человек. Начали принимать и складировать материалы для строительства двух восьмиквартирных домов на будущих улицах Ремесленной и Клубной. В августе 1950-го эти дома были сданы. В одном из подъездов дома на ул. Клубной расположилась контора Управления основных сооружений левого берега, но уже к началу 1951-го года для неё было построено отдельное здание и подъезд жилого дома отдан под заселение семьям строителей. Строительство посёлка и объектов ГЭС велось параллельно, и бригады участвовали и в том, и в другом.

Плотники бригады Пронина в количестве уже 12 человек в феврале 1950 года были направлены на рубку ряжей в Ямном затоне под причал для тяжёлых грузов. Готовые ряжи нужно было спустить на лёд, околоть, заполнить бутовым камнем и песком. Дно выровняли водолазы, а по верху сделан железобетонный ростверк, работы по которому выполняла бригада арматурщиков А. Скобелева. Из механизмов работали два дизельных крана под управлением Д. Залетнева и В. Оничева. Начальником кранового хозяйства был Стрельников.

В декабре 1951-го я перешёл в бригаду арматурщиков Скобелева, в составе которой участвовал в строительстве бетонного завода, необходимого для строительства шлюзов и моста. Завод начал выдавать бетон к 1953 году. Начальником его был Пчелинцев. На 4-м посёлке в это время были построены котельная, тёплый гараж, контора управления.

Пуском бетонного завода закончились подготовительные работы, и в апреле 53-го наша бригада перешла на строительство шлюза № 13. Придя на место будущего шлюза, мы увидели огромный котлован с высокими отвалами грунта, на которых устанавливалась башня кабель-крана и иглофильтры для откачки грунтовых вод.

Наша бригада занялась подготовкой основания и откоса под первый блок днища, который представлял собой сложный жёсткий арматурный каркас длиной 30 метров, высотой около 3 метров, шириной 2 метра. Арматура забрана в хомуты диаметром 50 мм. Бесперебойно поступали заготовки из мастерских, где под руководством П.Т. Лазарева работали две бригады заготовщиков А. Клюева и Я. Шалабина. Руководил работами по армированию первого блока П.М. Палагичев. Первый армоблок был собран на проволочных скрутках при помощи кусачек, основного инструмента арматурщика, с которым он не расставался ни днём, ни ночью. Щиты опалубки поступали с правого берега, с лесозавода, летом по воде, а зимой по лежнёвке. В это время на строительство прибыл А.Ю. Улманис, который стал прорабом на сооружении шлюза. В конце мая 1953-го был положен первый кубометр бетона.

Завершающий этап строительства шлюза. Фото из архива автора
Завершающий этап строительства шлюза.
Фото из архива автора

Ко времени сборки второго блока днища на стройку поступило три сварочных аппарата и организовалась бригада Константина Косарева. Сварщики и арматурщики обучались профессии прямо в бригадах без всяких курсов. Заводских электродов не было, наладили производство меловых электродов: 4–5 мм проволока длиной 40 см окуналась в известь, разведённую на жидком стекле, и ставилась вертикально на просушку под навес.

Для отвердения бетона требовалось 24 дня, но опалубки снимали раньше. Каркасы блоков готовились пять–шесть дней. После распалубки обнажалась продольная штраба по длине блока глубиной 40 см. При установке следующего блока-армокаркаса к забетонированному блоку штраба заполнялась вновь, что создавало монолит днища в целом до температурно-осадочного шва через 6–8 метров. Вот так, блок к блоку, было забетонировано днище шлюза примерно за 10 месяцев.

1955-й был годом упорного труда. Нужно было подготовить шлюз к навигации 1956 года. В феврале бригадир арматурщиков Скобелев уехал на родину. Меня он научил разбираться в чертежах, и поэтому я стал бригадиром. Через год был направлен на учёбу мастеров-десятников. По окончании её стал работать старшим мастером, вместе с инженером Л.И. Власовым руководил арматурными и сварочными работами.

Стены шлюза с лицевой стороны облицовывались плитами размером 2 х 6 метров, которые кабель-краном крепились к каркасу на сварке. С тыловой стороны — деревянными щитами опалубки. Бетонирование стен велось поярусно. В обеих камерах шлюза были установлены бензонасосы, которые по специальным трубам диаметром 20 см подавали бетон на высоту 12 метров. Укладку бетона вела бригада А. Казакова. За работу этих механизмов отвечали механик Б.Е. Кирин и оператор С. Шаталов. Впоследствии Кирин был главным механиком треста № 6.

Трубы часто забивало бетоном. Его приходилось выбивать кувалдами. В зимнее время бетон подавался с повышенной температурой, блоки прогревались через установленные электроды. Процесс бетонирования был сложный и очень трудоёмкий, но днище и стены шлюза были забетонированы в установленный срок.

Для более оперативной работы контора Управления основных сооружений левого берега переместилась ближе к строительным объектам — шлюзам. Вся работа партийной организации, руководимой С.И. Пузырёвым, и профсоюза, возглавляемого Н.С. Малютиным, была направлена на выполнение коллективом поставленных задач по подготовке плотины и шлюза к затоплению водохранилища и промежуточного бьефа.

Весна 1955-го была многоводной. Чудом удалось спасти от затопления шлюз № 14, но шлюз № 13 был затоплен со всеми механизмами, что задержало работы почти на месяц. Но, несмотря на все трудности, они были закончены в срок. В октябре началось заполнение водохранилища до проектной отметки, а уже в ноябре пущена в эксплуатацию первая турбина ГЭС. Предстояло ещё продолжать готовить оба шлюза к весне 1956 года для пропуска судов в постоянном режиме. Предстоял большой объём арматурных и опалубочных работ на нижней и верхней головах шлюзов. Часто приходилось прибегать к смекалке, чтобы выполнить работы. Например, перед центральной башней шлюза стоял «перловский» кран, который не мог подать бетон в определённые точки. Пришлось монтировать эстакаду из швеллеров на опорах для въезда машин с бетоном и опускать его по лоткам.

На нижних головах были смонтированы деррик-краны, при помощи которых установлены все механизмы: двустворчатые ворота, механизмы для их открывания, лебёдки для подъёма и опускания щитов водопропускных галерей.

На верхних головах смонтированы металлические ригели над камерами проезжей части моста, а также щиты для наполнения аварийных и рабочих камер, лебёдки для подъёма и опускания. Самым сложным были армирование и опалубка на плитах гасителей, через которые идёт наполнение камер шлюзов. К назначенному сроку — навигации 1956 года — шлюза были готовы, а рабочие переключились на сооружение опор моста.

Верх моста был на разных отметках, и геодезистам во главе с М. Солодовым постоянно приходилось присутствовать при подготовке опор под бетонирование, а также при монтаже полуарок между опорами. В пролёте устраивался мощный пилон, на который ложился верхний конец полуарки. Он стыковался с полуаркой с противоположной опоры на свинцовых прокладках в местах соединения. По опорам и полуаркам монтировалась опора под настил проезжей части из железобетонных плит, по ним арматурные сетки с последующим бетонированием и асфальтированием. В конце 1958 года мост был испытан и принят в эксплуатацию. В это время после сокращения штатов инженерно-технических работников я снова стал бригадиром комплексной бригады арматурщиков и сварщиков, которая вместе с бригадой плотников Н. Мишина была основной на строительстве моста.

В апреле 1959-го приступили к облицовке стен башен. Плиты поступали с железобетонного завода с правого берега. Изготовлены они были из белого цемента с мраморной крошкой. Плиты навешивались на вбитые в кирпичную кладку крюки с помощью крана «Пионер». Пространство между ними и стеной заполнялось пластичным бетоном. На облицовку башен ушло около семи с половиной тысяч квадратных метров плит. В феврале 1962 года мост обрёл современный вид. И сейчас каждый, кто видит красивые и прочные гидросооружения и мост, добрым словом поминает нас, строителей Горьковской ГЭС.