санаторий «Городецкий»

Лечебно-профилактическое учреждение — санаторий «Городецкий» расположен в центре соснового леса, недалеко от посёлка Аксентис. Этот санаторий имеет довольно интересную историю своего возникновения и существования, пройдя путь от валяно-сапожной фабрики до современного лечебно-профилактического учреждения, сделавшего в годы Великой Отечественной войны значительный вклад в обороноспособность страны, возвратившего в строй большое количество военнослужащих.

двухэтажный кирпично-деревянный дом в посёлке Аксентис

В современном посёлке Аксентис, в старой его части, через два дома слева от здания сельского совета по дороге в сторону реки Узолы, имеется старый двухэтажный кирпично-деревянный дом, сложенный из красного кирпича и имеющий довольно красивую кладку. Чувствуется, что в те годы, когда дом жил своей полноценной жизнью, он был очень красив. При этом доме имелись какие-то пристрои и другие постройки из такого же кирпича, скорее всего, для лошадей или другого назначения.

Во времена Советской власти в нём располагались сначала пекарня мехлесопункта, затем почтовое отделение и сельсовет (приблизительно до 1968–1969 годов).

А что же было в этом доме в дореволюционное время? Год его постройки — 1881, а имение помещиков Репниных-Волконских принадлежало им до 1871–1872 годов.

Усадьба для управляющего имением Репниных-Волконских находилась в селе Николо-Погосте, с юго-восточной стороны от главного церковного ансамбля и была построена в первой половине XIX века. Здесь же располагался сад-парк и хозяйственные постройки. Правда, в архивных данных [ГКУ ЦАНО, ф. 798 «Николо-Погостинское волостное правление», оп. 939, д. 79 «Дело об описи имения князя Репнина за неплатежи долгов», нач. 05.09.1865, оконч. 04.12.1866] от 1865 года говорится, что «В имении… садов и оранжерей нет».

В начале 70-х годов XIX века село Николо-Погост с его округой переходит во владение графини Надежды Алексеевны Стенбок-Фермор (урождённой Яковлевой) и, по видимости, именно в эти и последующие годы был заложен парк со знаменитой липовой аллеей. С 1897 года — это владение Барятинских.

«В последней четверти XIX века барская усадьба была перестроена, и к началу XX века она состояла из барского дома…

Барская усадьба, огороженная глухим забором, размещалась в старинном парке. Большой художественный вкус проявил безымянный садовод, пробив липовую аллею.

Сочетание величественных сосен, столетних дубов, хвойных деревьев (туя, кедр) и лиственных составляли особую прелесть этого садового парка.

Против барского дома был пруд с искусственным островом и причудливой беседкой…»

[Климова Л.А. Николо-Погост Заузольский.
г. Городец, 1999]

Версия о том, что в этом доме жил управляющий Королёвской валяно-сапожной фабрикой, которая в эти годы строилась около будущего санатория или какой-то местный богатей, представляется правдоподобной.

Известно, что дом этот построил Пётр Плетнёв своими и наёмными силами, из своего материала. Он имел собственное кирпичное производство, а также стирную и валеношную мастерскую. Был Пётр Плетнёв и пройдохой, и мастеровитым, за что имел прозвище Мудрёнкин, характер имел взбалмошный, особенно выпив вина. Порою, напившись, он ходил по деревне ломал заборы, колотил стёкла и выбивал двери в домах. В новом доме на втором этаже он устроил жильё для своего семейства, а на первом разместил валеношную мастерскую, а стирная для мытья овечьей шерсти размещалась в кирпичной постройке справа от дома.

Пётр Плетнёв жил в деревне Слягузовой, о чём сказано в «Посемейных списках крестьян по селениям Николо-Погостовской волости Балахнинского уезда», составленных в 1874 году.

Его (Козьмы Иванова Плетнёва) сын Пётр — 18 лет, род. 25.11.1855 г.

* * *

«…В конце XIX – начале XX в. особую важность для крестьян имел вопрос о собственности на землю. Значительная часть общинников высказывалась за сосредоточение всей земли в руках общества, запрет её продажи, особенно крестьянам, в общину не входившим, за сохранение чересполосицы.

В Нижегородской губернии в годы проведения [столыпинской] аграрной реформы укрепились 14,5% домохозяев от общего их числа. Было выделено в индивидуальную собственность 8,6% земли по отношению к землям общин».

[Шульпин П.И. Нижегородское крестьянство в борьбе с царизмом и помещиками (1900–1917).
Горький, 1968. С. 97–98]

«Показатели пожелавших выделиться из общины в Ярославской и Нижегородской губерниях были значительно ниже, чем в Европейской России (18–19%). Количество выделившихся в двух губерниях было даже ниже, чем среднее количество по Центрально-промышленному району (16,2%). Около 90% земель остались в общинной собственности, число хуторов и отрубов было крайне незначительным. Нижегородская и Ярославская губернии являлись относительно устойчивыми районами общинного землевладения. Вариант решения земельного вопроса, предложенный столыпинской реформой, не удовлетворял крестьян этих губерний.

Большинство крестьян, как правило, не желали терять землю, которая до этого принадлежала всем крестьянам общины, и каждый мог считать её и своей. С годами попытки тех немногих, кто желал превратиться в единоличного хозяина земли, противостоять большинству прекратились».

«…Нижегородские… крестьяне не стремились получить землю в частную собственность. По данным Вольного экономического общества, в декабре 1906 г. всего 7 из 96 крестьянских корреспонденций по Нижегородской губернии дали положительные отзывы об указе 9 ноября». Жители [Арзамасского уезда] Нижегородской губернии сообщали: «Закон об утверждении нас, крестьян, собственниками, т.е. чтобы землю каждый крестьянин имел право продавать по своему усмотрению, мы совершенно отвергаем, и как была наша земля переходящая по наделу, так мы и требуем, чтобы осталось по-прежнему». Земля, по их мнению, должна была принадлежать общине и распределяться по трудовой норме…»

«…В губерниях имели место случаи насилия в отношении крестьян, покинувших общину, собственников, называвшихся "помещиками". В 1912 г. крестьянин Николо-Погостинской волости Балахнинского уезда Нижегородской губернии А. Букин при свидетелях угрожал крестьянину П. Плетнёву, имевшему землю в личной собственности: "Одного помещика убили, Ивана Громова, теперь только убить другого помещика, Петра Плетнёва". Последний имел 6 десятин пахоты и 2 десятины луга, его земля была смежной с надельной деревенской землёй…»

[Уварова Наталья Анатольевна. Мировосприятие ярославского
и нижегородского крестьянства в конце XIX – начале XX в.:

Дисс. канд. ист. наук: 07.00.02. М.: РГБ, 2003
(из фондов Российской Государственной Библиотеки)]

Из-за постоянно происходивших между ним и сельским обществом различных трений, а так же на фоне случившейся в 1917 году Октябрьской революции, этот самый Пётр Плетнёв продал дом новому владельцу, а сам уехал в Балахну, и дальнейшая его судьба неизвестна.

Что же касается Королёвской валяно-сапожной фабрики, то сейчас рядом с санаторием «Городецкий», в 20 метрах от его ограды, сохранилось полуразрушенное здание, где была прачечная. Здание лечебного корпуса № 2 и столовой на территории санатория считается остатками усадьбы Королёва.

Королёвская фабрика валяно-сапожная фабрика

обуваная фабрика королевская валяносапожная фабрика

Бывшее валяно-сапожное производство, 2011 год

Полуразрушенное здание на краю оврага (а точнее, поймы реки Вершинки) и есть остатки того самого валяно-сапожного производства (какой-то его части), функционировавшего в этом месте до ввода в строй 1 августа 1911 года нового здания валяно-сапожного завода, на котором в 1914 году работало 75 человек, а годовой оборот её составлял 120 000 рублей [ГКУ ГАНО, г. Балахна, ф. Р-334, оп. 1, е.хр. 1456 «Перечневая ведомость фабрик и заводов в третьем стане Балахнинского уезда за 1914 год»]. Хозяином фабрики был московский купец и промышленник Иван Терентьевич Королёв [ГКУ ЦАНО, ф. 45 Балахнинская уездная земская управа Нижегородской губернии оп. 242 д. 252 «Оценочные ведомости валено-сапожного завода (Аксентьевская дача, Николо-Погостинская волость, Балахнинский уезд), принадлежащего московскому купцу Королёву Ивану Терентьевичу под фирмой торговый дом «И.Т. Королёв с Сыновьями», с приложением плана и описания завода», 1911 г.], владелец многих валяно-сапожных и ткацких фабрик.

По сведениям из книги Полозкова Е.А. [Полозков Е.А. Я бью по ведущему, г. Городец, 2008 г.], на этой крупной, по тем временам, валяно-сапожной фабрике в зимний сезон работало до трёхсот человек. Сам же хозяин жил в Москве и на фабрике бывал редко.

В годы Новой экономической политики это производство было востребованным и приносило владельцу большую прибыль. В 1925–1926 годы фабрика была капитально перестроена, возможно, были ликвидированы некоторые из пристроенных к главному зданию помещений, в частности стирочная, красильня, сушильня и машинная. Само главное двухэтажное здание постройки 1911  года так же было практически заново перестроено или же полностью разобрано, а радом с ним в 1925–1926 годы было построено новое главное двухэтажное здание, о чём сообщает нам полное несоответствие его план-схемы от 1913 года и вид здания постройки 1926 года.

Вплоть до 1930 года фабрика успешно работала, производя необходимую продукцию и принося хороший доход государству. Но, в 1931 году она принесла одни убытки. Причины этого крылись в том, что хозяев у фабрики было несколько, и они, желая получать только прибыль, не вкладывали в её поддержание и развитие практически ничего. В критических заметках в газете «Ударник» за 1931–1933 годы приводятся сведения о плохом состоянии дел на этой фабрике.

По сведениям, представленным в книге «Дневник Венедикта Осиповича Фролова» [Грачёва Т.Л., Тонышев С.В., Корнев Р.Н., Дневник Венедикта Осиповича Фролова. Н.Новгород: Поволжье, 2015. — 84 с.], в 1936 году на базе Ковровской (правильнее — Королёвской) сапожной фабрики был создан учебно-производственный комбинат Всесоюзного общества слепых. Работала бывшая Королёвская валяно-сапожная фабрика до начала 1940-х годов.

старые корпуса

старые корпуса

В 1928 году на правом берегу Волги в нескольких километрах от города Городца при поддержке иностранных специалистов было построено и пущено в эксплуатацию уникальное технически-совершенное крупнейшее в Европе бумагоделательное промышленное предприятие — Балахнинский целлюлозно-бумажный комбинат.

С установлением устойчивого производства бумаги на нём его руководство стало проявлять и заботу о людях, работавших на комбинате, особенно о передовиках производства — выделяли отдельное жильё, организовывали дополнительное питание, медицинское обслуживание и санаторно-курортное лечение.

Было принято решение организовать в ближайших к комбинату сосновых лесах санаторий для его работников. Таким местом оказалась сосновая рамень рядом с Королёвской валяно-сапожной фабрикой, тем более, что здесь уже присутствовала какая-то инфраструктура: жилые здания, столовая, котельная и т.п.

столовая и лечебный корпус
здание столовой и лечебного корпуса № 2

Так появился санаторий «Городецкий» — лечебно-профилактическое учреждение.

Наиболее старое из сохранившихся зданий — здание столовой и лечебного корпуса № 2 — построено в 1926 году. Это здание — бывшая Королёвская валяно-сапожная фабрика, правда более поздней постройки, нежели Королёвская фабрика постройки 1911 года или Королёвская фабрика постройки 1900–1902 годов. Недалеко от него располагалась водяная скважина, а к зданию пристроена котельная на дровах. Стены первого этажа довольно толстые, так что здание, возможно, было построено в первую четверть XX века, а мезонин построен в 1926 году.

В данных о составе Вяловского сельского совета за 1932 год приводятся сведения о наличии, правда в виде приписки внизу общего списка, поселения Авксентьевская дача (дом отдыха). По состоянию на 1926 год каких-либо данных о них нет, а вот к концу 1932 года в этом поселении уже имелось 25 дворов и 79 жителей.

Опять же, в Авксентьевской лесной даче и рядом с нею, где находились небольшие деревушки Большое и Малое Хаустово, Воронино, находился посёлок бывшей обувной фабрики Королёва, в котором, по некоторым сведениям, в 1930–1932 годах был открыт Балахнинский, переименованный через год в Городецкий, дом отдыха, который позднее был переименован в санаторный лагерь имени Жданова.

В начальные годы существования санаторий «Городецкий» был здравницей Балахнинского бумкомбината. В 1932–1940 годы бывшая Королёвская валяно-сапожная фабрика и санаторий существовали параллельно и в непосредственной близости друг от друга.

Наш санаторий был не просто каким-то заурядным, ведомственным домом отдыха, а имел важное значение. Так, в разные периоды Великой Отечественной войны в Горьковской области функционировал 171 эвакогоспиталь, включая 28 передислоцированных из других областей, здесь находились на излечении 422 949 красноармейцев. Одним из таких госпиталей был эвакогоспиталь № 4067.

Этот госпиталь, в котором проходили лечение раненые воины, функционировал на базе санатория имени Жданова с 1 сентября 1941 года по 31 декабря 1945 года.

В госпитале основную часть пациентов составляли раненые воины с повреждениями костей. Направление работы госпиталя, входившего в систему Управления эвакогоспиталей ВЦСПС по Горьковской и Кировской областям, — оскольчатая хирургия костей, на которую приходилось большое количество потерь и осложнений среди раненых. Начальником госпиталя и главным врачом был военврач 1-го ранга (с 1943 года майор медицинской службы) Лимонов С.И.

В дни великих праздников каждый раненый получал подарок. Это могли быть вышитые кисет, носовой платок, бритва, мундштук, расчёска, одеколон, папиросы, яблоки, мандарины или конфеты. Подарок был снабжён письмом с пожеланием скорейшего выздоровления. Совет жён офицерского состава при Городецком райвоенкомате к 1 Мая собрал среди жён офицеров на подарки бойцам 1 000 рублей, а учащиеся и учителя этого района вручили раненым 400 подарков на сумму более 8 000 рублей.

В 1943 году в этом госпитале имелись один грузовой автомобиль на полторы тонны, один автобус на 16 мест и три лошади, а также электростанция, прачечная, хлебопекарня и командирская столовая.

Лечение не всегда оканчивалось благополучно — в эвакогоспитале № 4067, как и во многих других госпиталях, некоторые раненые и заболевшие воины умирали.

К сожалению, точное количество этих воинов и их имена неизвестны. Документов, могущих хоть как-то прояснить их количество и имена, ни в архиве санатория, ни в архиве г. Городца, в других архивных учреждениях нашей области и страны практически не сохранилось. Согласно официальным базам данных и по некоторым архивным документам известно только то, что умерло в нашем госпитале и захоронено на кладбище села Иконниково три воина, хотя старожилы говорили, что таковых было гораздо больше.

С 1 января 1946 года жизнь в Городецком доме отдыха возвратилась в мирное русло, он был преобразован в Бальнеогрязевой санаторий, который с 1965 года стал санаторием имени ВЦСПС, а затем и санаторием «Городецкий». Его посетители, среди которых много бывших участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла, на протяжении всех лет его существования пользовались благами нашей целебной природы — лечебным воздухом соснового леса, целебной водой и грязью, умиротворяющими прекрасными пейзажами.

Санаторий принимал активное участие в жизни округи — его силами ежегодно производились многочисленные посадки деревьев, строительство и ремонт дорог и мостов, поправляли своё здоровье не только приезжие отдыхающие, но и жители округи посёлка Аксентис.

Руководство и сотрудники санатория вкладывали много сил и энергии в то, чтобы его территория выглядела красиво и опрятно. Строились новые дорожки, соединяющие его функциональные зоны, устанавливались красивые и удобные скамейки, разбивались красивейшие клумбы и высаживались новые для наших мест деревья, кустарники и цветы, устанавливались различные спортивные сооружения и строились новые спальные корпуса.

Истинным украшением территории санатория стали фонтаны и водоёмы, альпийские горки и ажурные скульптуры и композиции.

Водоём около главного корпуса санатория — это каскад из нескольких мелких водоёмов с мини-речками, в которых водится разная живность — золотые рыбки, карпы, лягушки, другие водные животные и растения.

Здания корпусов для отдыхающих очень красивы как снаружи, так и изнутри.

А ведь когда-то вместо них были обычные деревянные строения, по-своему красивые, с элементами резьбовой отделки, пилястрами и колоннами.

Да и лес вокруг санатория не просто лес, нарядный с весны по осень и запорошенный снегом зимой, а укрытая от посторонних взоров сказка. Жизнь в этой сказке полна необычных звуков и шорохов, понять которые обычному человеку порой не по силам. И попытка разгадать их тянет человека в лес снова и снова. А это, в свою очередь, подтолкнёт его заинтересоваться природой и родным краем ещё больше.

Сегодня санаторий «Городецкий» — это современное многопрофильное медицинское учреждение, сохранившее многолетние традиции и богатейший опыт в области санаторно-курортного лечения. Санаторий обладает единственным в области отделением, которое занимается лечением сахарного диабета и его осложнений.

…

(фотографии из архива автора
и из интернета)