«Hugo Schneider Leipzig» керосиновая лампа «15777 ПОЛЯРНАЯ ЗВЕЗДА»

На протяжении многих столетий жизнь человека полностью зависела от светового дня. Но ещё в античные времена люди научились пропитывать смолой факелы и делать масляные лампады примитивной конструкции. Жители Помпеи, например, наполняли глиняную мисочку маслом и опускали туда фитиль. При таком освещении проходили знаменитые пиры римских патрициев. Конечно, даже сравнительно дешёвое растительное масло было доступно далеко не всем. На севере Европы варвары просто продевали фитиль в жирную рыбу, вялили её, а потом поджигали.

Казалось бы, керосиновая лампа — близкая родственница масляной. Почему же она появилась только в середине XIX века, почти на сто лет позже газовых светильников? Дело в том, что поверхностные залежи нефти в Европе встречались только на окраинах — на Западной Украине и в Румынии. Поэтому никому и не приходило в голову заменить в светильниках растительное масло нефтью.

Так как же была изобретена керосиновая лампа?

А началась эта история в 1852 году. В один прекрасный день во львовскую аптеку «Под звездой» зашёл торговец из Борислава Ибрагам Шрайнер. Поздоровавшись, он поставил перед хозяином аптеки Петром Миколяшем склянки с тёмной маслянистой жидкостью. Гость обещал доставить такой жидкости вволю, ведь из неё можно запросто получить спирт! Но опытный аптекарь прекрасно знал, что из этого дурно пахнущего субстрата никакого спирта не выделить. Зато у него родилась другая идея: не получится ли из бориславской нефти (а торговец принёс именно образцы сырой нефти) «очищенное каменное масло» — дорогой медицинский препарат, который применяют при растираниях от ревматизма? Надо сказать, что сам аптекарь давно страдал этим недугом, не помогали ни самые патентованные средства, ни заговоры доморощенных колдунов и знахарей. Именно поэтому Миколяш поручил своим сотрудникам Яну Зеху и Игнатию Лукасевичу заняться очисткой и разгонкой нефти.

Днём помощники фармацевта Лукасевич и Зех работали в аптеке, а ночью разгоняли нефть, принесённую Шрайнером. Вскоре они обнаружили, что получаемые летучие фракции хорошо горят. Так нельзя ли заправлять ими лампы? Поначалу светильники сильно коптили, лопались и даже взрывались. Но ученики аптекаря не отчаивались. Вскоре они пришли к выводу, что взрывов можно избежать, если заранее удалить легко возгорающиеся фракции нефти (бензин), а стеклянные резервуары ламп заменить жестяными.

На этом можно было бы и закончить эту историю, если бы не одна очень интересная керосиновая лампа, которую принёс к нам в музей 1 октября 1976 года Мельников В.С. До этого она хранилась у Александры Ивановны Кузнецовой.

В Городецком краеведческом музее хранится много интересных экспонатов: это и княжеский шлем XIII–XIV вв., и вислая свинцовая актовая печать Александра Невского, и трёхсторонняя икона Святой Троицы, состоящая из шестнадцати пластин, и многое другое. Но сегодня речь пойдёт о другом нашем, не таком древнем, но от этого не менее интересном экспонате, а именно о старинной керосиновой лампе.

Эта лампа была изготовлена по достаточно интересной технологии «литья на выплеск», когда в форму заливается горячий металл, а затем через некоторое время выплёскивается наружу через отверстие формы. В результате на стенках формы остаётся остывший металл, который и представляет из себя, после снятия формы, будущий корпус лампы с удивительным узором.

Бронзовый корпус нашей лампы имеет шарообразную форму и крепится к округлой подставке на четырёх фигурных ножках. На поверхности лампы имеется стилизованный рисунок с изображением рыцарской атрибутики в виде доспехов, гербов, щитов с луками и стрелами. Но самое главное в лампе это то, что на колёсике фитиля имеется надпись «Hugo Schneider Leipzig» (Хуго Шнайдер Лейпциг), что могло бы означать, что лампа была изготовлена в Германии, в городе Лейпциге на предприятии Хуго Шнайдера. Мы попытались узнать историю этого предприятия, и вот что выяснилось.

Оказывается, в 1863 году простой немец по имени Хуго Шнайдер поступил на работу в мастерскую, которая занималась производством изделий из листового металла, в том числе и керосиновых ламп. В 1871 году он встал во главе бизнеса. В 1880 году производство было увеличено более чем в четыре раза, на фабрике работали 200 человек. В следующие 10 лет фирма специализировалась на производстве керосинок. Фирма стала называться HASAG, сокращение от Hugo Schneider Aktiengesellschaft (акционерное общество).

Во время первой мировой на заводах HASAG выпускались пулемёты «Максим», со второй половины тридцатых годов — боеприпасы для стрелкового оружия, а также знаменитый «фауст-патрон» (первый противотанковый гранатомёт).

Но имеется и вторая надпись «15777 ПОЛЯРНАЯ ЗВЕЗДА» на латунной головке лампы, по которой мы могли бы предположить, что наша лампа была изготовлена на фабрике Б.Ш.Д. «акционерного общества Бруннер, Шнейдер, Дитмар». Предположительно именно на этой фабрике изготавливали пуговицы и бляхи для ремней русских солдат в годы Первой мировой войны, так как именно такие надписи встречались на пуговицах и бляхах того времени.

Производства Лейпцигских мастерских Хуго Шнайдера были запатентованы в России в начале ХХ века как Б.Ш.Д. — «акционерное общество Брюнеръ, Шнайдеръ, Дитмаръ», то есть Общество соединённых фабрик ламп, горелок и металлических изделий «Братья Брюннер, Хуго Шнайдер и Р. Дитмар».

Так где же была изготовлена наша лампа — в Германии или в России? Вопрос был бы очень простым, если бы не одно «но». Дело в том, что головная латунная часть лампы, по всей видимости, не родная и была установлена позднее, так как на шве, между латунной головной частью и корпусом лампы, видны следы ручной оловянной пайки. Поэтому-то и однозначного ответа на этот вопрос мы пока дать не можем. Эта лампа, так же, как и многие другие экспонаты музея, ждёт своих исследователей, путешественников по страницам истории.

2010 год