Имя Александра Ярославича Невского неразрывно связано с Городцом — древнейшим городом Нижегородского края. Здесь в далёком 1263 году умер князь Александр. И хотя история Городца — как города-крепости и центра удельного княжества — продолжалась ещё полтора столетия, факт этот стал, безусловно, самым значительным в истории города, навсегда вписавшим его в историю Отечества.

Как сообщает летописец, князь Александр выехал осенью 1263 года из Орды на Русь уже будучи больным. В Нижнем Новгороде он занемог и, едва доехав до Городца, 14 ноября (старого стиля), приняв монашеский постриг и высший иноческий чин — схиму, окончил здесь земной путь. Вот как повествует об этом Московский летописный свод конца XV века:

«В лето 6771 (1263 года — А.Е. ) …князь великии Александр поиде в Орду ко царю Беркаю, и удержа и царь, не пусти его в Русь, и зимова в Орде, тамо и разболеся, и доиде до Новагорода Нижнего и пребыв ту мало и иде на Городец и тамо в болшии недуг впаде и пострижеся в черньци ноемврия во 14, тое же нощи и преставися; святое же его тело понесоша ко Володимерю».

Из Городца тело покойного князя повезли во Владимир. 23 ноября Александр Ярославич был погребён во Владимире в монастырском храме Рождества Пресвятой Богородицы. Сколько лет было князю в момент смерти? Летописи не знают ни года, ни дня его рождения. Вероятной датой может быть 13 мая — день памяти святого Александра Римлянина — единственного святого, тезоименного князю и отмеченного в Минее XIII века. Относительно года рождения мнения историков расходятся: часто приводится 1220 год, хотя есть аргументированная точка зрения о том, что Александр Невский родился в 1221 году.

Со временем росло почитание князя Александра не только как полководца, но и православного святого. Первое открытие и освидетельствование мощей святого князя состоялось после Куликовской битвы в 1381 году, при митрополите Киприане, который повелел с тех пор называть Александра Невского «блаженным». После канонизационного собора 1547 года ему было установлено общерусское церковное празднование. С этого же времени Александр Ярославич получает и подобающее святому прозвище «Невский» (в конце XV века он был назван новгородцами «Храбрым»).

Были попытки посчитать местом смерти Александра Невского не Городец на Волге, а Городец-Мещерский в Рязанском княжестве (ныне город Касимов на Оке). Несостоятельность этой версии убедительно показал Мельников-Печерский П.И.

Первую документальную запись о Феодоровском монастыре приводит историк Бахарева Н.Н., обнаруживая её в городецкой писцовой книге, составленной между 1680–1684 годами: «Монастырь Феодоровский …, в поле от валу порощенные старые кладбища, а на том кладбище поставлен столп, а в том столпе образ пресвятыя богородицы Феодоровския».

Монастырь был назван в честь чудотворной иконы Феодоровской Божией Матери. Оригинал этого образа хранится в Костроме. Там же бытовала легенда, будто икона оказалась в их городе после Батыева нашествия, спасясь чудесным образом из разорённого монголами Городца. В Костроме икона получила название Феодоровской — в честь церкви святого Феодора Стратилата, в которую она была помещена. По легенде, городчане узнали свою икону в Костроме и снятый с неё список (копию) перевезли в Городец в названную в её честь Феодоровскую обитель.

Богоматерь Федоровская стала святыней Романовых после 1613 года, когда ею был благословлен на царство Михаил Фёдорович Романов.

Феодоровский мужской монастырь был возобновлён в Городце в начале XVIII века. Именно монастырь хранил в Городце память об этом великом русском полководце и святом.

В конце XIX века Феодоровский монастырь играл всё более заметную роль в жизни Городца. При обители были открыты начальное училище, первые в селе больница и библиотека, миссионерское братство во имя святого благоверного князя Александра Невского.

Монастырь представлял собой большой архитектурный ансамбль, включавший два соборных храма: в честь иконы Феодоровской Божией Матери и в честь Александра Невского. В 1881 году Александро-Невский собор был построен заново. Автором проекта был известный архитектор Лев Владимирович Даль, сын писателя В. Даля. В конце 1890-х годов монастырь украсила огромная 50-метровая многоярусная колокольня (по словам современников, одно из самых высоких зданий во всей губернии), ставшая одной из главных архитектурных доминант города.

Главными святынями обители был список с чудотворного образа Феодоровской Божией Матери, а также икона святого благоверного великого князя Александра с частичками его мощей.

Дальнейшую историю монастыря прервала Октябрьская революция. К сожалению, на большую историческую и культурную ценность обители для Городца не было обращено должного внимания, и в 1927 году монастырь был закрыт. Последний из его храмов — в честь Святого благоверного Великого князя Александра Невского — как приходская церковь существовал до своего закрытия 7 октября 1934 года. По воспоминаниям городчан, в 1950-е годы все церкви монастыря были разрушены. Всё, что сохранилось от Феодоровской обители — это два каменных корпуса братских келий XIX и начала XX вв., занятые больницей водников и узлом связи.

Судьба икон и утвари из уничтоженных монастырских храмов неизвестна. К счастью, уцелел список с чудотворного образа Феодоровской Божией Матери — в 1949 году он был передан в Краеведческий музей. В те годы в иконе не видели большой исторической ценности, и эта православная святыня Городецкой земли уцелела благодаря тому, что на оборотной её стороне был написан вид Феодоровского монастыря — легендарное место смерти князя Александра.

Реликвией музея является вислая свинцовая актовая печать великого владимирского князя Александра Ярославича Невского. Летом 1990 года её нашел на берегу Волги молодой городчанин Владимир Дунин, а спустя два года она была подарена им музею. Удивительно, какой же намётанный надо иметь глаз, чтобы среди мелких прибрежных камушков, кусочков глины и песка найти тусклый свинцовый кругляш размером всего 2,5 см! В Городце до самого последнего времени археологам не удавалось находить старинные печати, зато они не раз попадались местным коллекционерам на волжском берегу у Княжьей горы.

«На берегу Волги, — пишет археолог Гусева Т.В., — под улицами Щорса, Кожанова, Свердлова (они располагаются на месте древнего кремля — «детинца», как тогда называли цитадель города) в песке встречаются свинцовые княжеские печати. Они невзрачны на вид. Размером с трёхкопеечную монету. С оттисками изображений на обеих сторонах. Зачастую изображения стёрты, замыты водой. На печатях можно заметить сквозные отверстия: через них пропускался шнурок, на котором печать подвешивалась к документу. Такие печати заменяли личную подпись князя. Они скрепляли различные княжеские документы. Сами документы не сохранились. А вот находки печатей указывают на наличие княжеского архива и дают дополнительную информацию о месте древнего княжеского дворца».

О принадлежности печати Александру Невскому удалось установить по её внешнему виду. На одной стороне — всадник с мечом в правой руке. На другой читается изображение спешившегося воина, ведущего в поводу коня. В правой руке у него копьё. Вокруг головы — нимб. Справа от головы видны буквы надписи «ФЕДР». По мнению академика Янина В.Л., такими печатями скреплял свои грамоты Александр Невский: Фёдор — это крестильное, христианское имя его отца, князя Ярослава Всеволодовича.

Атрибуция печати не вызывает сомнений, так как историкам известно уже более 40 булл Александра Невского. Тем не менее, княжеские печати встречаются археологам исключительно редко, и на территории Нижегородской области наша находка уникальна.

Городчане помнят и чтят имя великого русского патриота. В 730-ю годовщину смерти Александра Ярославича Невского, в сентябре 1993 года на волжской набережной Городца ему поставлен памятник (автор — нижегородский скульптор Иван Иванович Лукин). В почётном карауле у памятника в этот день стояли кавалеры ордена Александра Невского — городчане, участники Великой Отечественной войны Александр Маркелович Бусарев, Александр Андреевич Гришин и Анисим Яковлевич Горбенко. 21 мая 1996 года в Городце возле вновь открытого памятника состоялось чествование ветеранов-нижегородцев — кавалеров ордена Александра Невского.

Большие торжества, посвященные 780-летию Александра Невского, прошли в Городце в 2000 году в рамках областной программы «День нижегородских поселений». В марте в музее состоялись очередные Городецкие чтения, посвященные теме «Александр Невский и его эпоха». В этой всероссийской конференции приняли участие учёные и общественные деятели из Москвы, Пскова, Владимира, Нижнего Новгорода.

10 сентября 2000 года на празднике города рядом с памятником князю был торжественно открыт мемориал, посвященный городчанам — кавалерам ордена Александра Невского.

Орден Александра Невского был задуман Петром I, но учреждён был уже после смерти императора 21 мая 1725 года. Орденом награждались высшие сановники и офицеры в звании не ниже генерал-лейтенанта. Наибольшее число награждений состоялось при Екатерине II и в годы Отечественной войны 1812 года.

После Октябрьской революции царские награды были отменены, но в тяжёлые дни Великой Отечественной войны страна вспомнила своих героев. Вторичное учреждение ордена Александра Невского состоялось 29 июля 1942 года.

Список городчан — кавалеров ордена — насчитывает 15 фамилий: Бусарев Александр Маркелович, Булыгин Аркадий Иванович, Волгунов Геннадий Дмитриевич, Ворожейкин Арсений Васильевич, Горбенко Анисим Яковлевич, Гришин Александр Андреевич, Дроздов Александр Дмитриевич, Мазалов Василий Михайлович, Новиков Степан Фёдорович, Петров Павел Николаевич, Передков Христофор Андреевич, Прыгунов Прокопий Николаевич, Сметанин Павел Петрович, Черепенин Павел Евгеньевич, Чешев Михаил Михайлович.

Самый известный из наших кавалеров ордена Александра Невского лётчик-истребитель, генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза, Арсений Васильевич Ворожейкин (1912–2001).

В годы войны с фашизмом страна вспомнила своих героев, великих русских полководцев. В их честь были утверждены воинские ордена и медали. Были даже предложения известного нижегородского историка и краеведа Николая Михайловича Добротвора переименовать Городец в Александро-Невск. Правда, идея эта не нашла поддержки, зато улица Красноармейская (до революции — Ворыхановская) в 1942 году была названа улицей Александра Невского. Общественность, видимо, посчитала, что название улицы, по легенде происходящее от именования ненавистных ордынских баскаков «ворами-ханами», прежде других достойна носить имя князя (позднее по писцовым книгам было установлено, что название улицы происходило от фамилии Ворыхановых — богатых городецких крестьян XVII века).

Спустя полвека на перекрёстке этой улицы с Набережной Революции был установлен памятник великому русскому полководцу, дипломату и святому Александру Ярославичу Невскому.

Вместе с установкой памятника, городчане решили посвятить князю Невскому всю волжскую набережную. На пересечении её с улицей Андрея Рублёва оставалась одно историческое место, помнившее не один возведённый на нём монумент. В 1911 году здесь был открыт бюст царю Александру II Освободителю, от которого близлежащая площадь и вся набережная были названы Александровскими. В годы революции бюст царю сменил памятник «Освобождённый труд», вставший в центре вновь созданной площади Красной Революции. В эпоху культа личности на том же самом месте появился новый памятник — Иосифу Сталину. Затем коммунистического вождя сменил пионер-герой Павлик Морозов, но в годы перестройки исчез и он…

И вот в 1995 году на волжской набережной был заложен Поклонный камень — символ единства православной Руси. Вокруг камня под плитами хранятся капсулы с землей из городов, история которых связана с именем Александра Невского: Переславля-Залесского, Владимира, Пскова, Новгорода и Санкт-Петербурга. На открытии Поклонного камня делегация петербуржцев преподнесла в дар Городцу историческую реликвию — копию меча XIII века, освящённую на гробнице Александра Невского в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры. Этот мемориальный меч можно видеть в экспозиции Городецкого краеведческого музея.

* * *

Многие века городчане чтят память об Александре Невском — выдающемся историческом деятеле, полководце и святом. Личность князя связывает воедино древний и новый Городец. воспринимается как близкое, своё и это лучшее подтверждение того, что история — наука не только о прошлом, но о настоящем и будущем. Поэтому каждый факт из жизни князя и святого привлекает большое внимание не только историков и краеведов, но и всех городчан.