Дом на набережной

Пожалуй, один из наиболее узнаваемых домов Городца и для многих наиболее интересный — это деревянный дом, расположенный на улице Набережная Революции. Дом богато украшен глухой резьбой, и, что очень важно, на его лобовой доске вырезана дата постройки — 1864 год. Это один из самых старых деревянных домов в Городце, хорошо сохранившийся до наших дней. Вот по этой причине дом этот и был отнесён к памятникам градостроительства и архитектуры федерального значения. Нужно отметить, что в Городце таких памятников всего 5 — это церковь Михаила Архангела, усадьба Петелина, угловая башня ограды Троицкого собора, усадьба графини Паниной и дом на Набережной Революции под номером 8, который записан в паспорте ОКН (объекта культурного наследия) как Дом Дементьевой.

Вот здесь и начинается первая загадка из истории этого замечательного дома. Все экскурсоводы называют его Домом Дементьевой, как значится в перечне памятников архитектуры и градостроительства, но достоверно известно, что дом до революции принадлежал Варенцовым, а потомки этой семьи жили в нём до 70-х годов ХХ века. Почему же в паспорте ОКН значится Дом Дементьевой? Загадку удалось разгадать, изучив домовую книгу, хранящуюся у современного владельца дома — Сергея Андреевича Волкова. О самом Сергее Андреевиче расскажем ниже.

Так вот, в домовой книге имеются записи, свидетельствующие о том, что начиная с 1977 года, там были прописаны как постоянные жители Дементьевы Павел Иванович и Мария Михайловна, а также их сын и дочь. По всей видимости, дом был зарегистрирован в собственность Марии Михайловны и поэтому в 1979 году при составлении Сотской Т.А. паспорта ОКН он был записан как Дом Дементьевой. Вероятно, тогда никто не смог сказать, кому дом принадлежал до революции и его записали по действующему владельцу. Это удивительно, потому что в то время ещё были живы прежняя владелица дома — Тамара Петровна Варенцова и её мама, Таисия Андреевна, имевшие самое непосредственное отношение к последнему дореволюционному владельцу — Петру Васильевичу Варенцову. Тамара Петровна выписалась из дома в 1971 году. Она получила отдельную квартиру и жила в Городце. После неё домом владели ещё несколько семей, а в 1977 году он достался Дементьевым.

Из записей в домовой книге стало известно, что Тамара Петровна работала техником в Городецком бюро технической инвентаризации (БТИ). По мужу она носила фамилию Борисова, но по какой-то причине в 1962 году поменяла фамилию на собственную — девичью и вновь стала Варенцовой. Её муж Борисов Сергей Терентьевич работал на ЛТУ Горьковской ГЭС шофёром. С ними жили двое сыновей — Александр и Михаил. Вместе с Тамарой Петровной, её мужем и детьми в доме проживала её мама — Таисия Андреевна Варенцова. Кроме того, согласно записям в домовой книге, там же были прописаны племянники Таисии Андреевны — Плехановы Екатерина Васильевна, Сергей Васильевич и Николай Васильевич, а вместе с ними и их супруги. Получается, что в доме одновременно проживали 11 человек. Но как же они все там убирались? Оказывается, ещё в 1940 году основной дом (горница), выходивший фасадом на улицу, был соединён с летней кухней, стоявшей по левую сторону от него, и были утеплены сени, за счёт чего, удалось увеличить полезную жилую площадь. Кроме этого под высокой шатровой крышей главного дома была оборудована мансарда, которая Варенцовыми использовалась как моленная. По воспоминаниям родственников, стены её были увешаны иконами, а пол застелен подушками.

Варенцовы Пётр Васильевич и Таисия Андреевна, 1925 год
Варенцовы
Пётр Васильевич и Таисия Андреевна,

1925 год

Таисия Андреевна, в девичестве Полнякова, была второй женой Петра Васильевича Варенцова. Они расписались 21 апреля 1925 года. Петру Васильевичу тогда было 43 года, а Таисии Андреевне только 24. Она была младше мужа на 19 лет. Таисия Андреевна приехала в Городец из деревни Плотинки Зиняковской волости, по роду занятий — домохозяйка. Пётр Васильевич на момент вступления в брак проживал в Городце по адресу: Площадь Революции, дом 5 (так в 1925 году называлась Набережная Революции). Для него это был уже второй брак. С первой женой, Пелагеей Платоновной, они прожили больше 20 лет, и у них родилось девять детей, но выжили только пятеро. Пётр Васильевич стал одним из первых жителей Городца, официально расторгнувшим брак, воспользовавшись советским законодательством — до революции это было невозможно. Родственники утверждают, что брак был расторгнут по инициативе Пелагеи Платоновны. После развода она стала жить отдельно в деревянном домике на улице Никольской (сейчас это улица МОПРа, 12). А Пётр Васильевич с молодой женой остались жить в своём доме на набережной. Там у них с Таисией Андреевной родилось трое детей: Константин, Сергей и Тамара.

О дореволюционной жизни семьи Варенцовых мы узнаём из карточек переписи городского населения, проводившейся в августе 1917 года [ГКУ ЦАНО, ф. Р-124, оп. 3, д. 8]. Городец тогда ещё был селом, но для него были выбраны карточки городской переписи. Это подтверждает тот факт, что Городец воспринимался именно как город, а не село. Карточки переписи городского населения отличаются от карточек поселенной переписи тем, что в них подробно описывался состав семьи с указанием имени и возраста каждого члена семьи, а также рода занятий взрослых членов семьи, указывался точный адрес проживания, записывались сведения о временно отсутствующих членах семьи, иногда были вписаны работники, проживавшие в одном доме с его хозяевами. Правда, в адресах городецких жителей поле в карточке, предназначенное для номера дома, оставалось не заполненным, так как номеров домов в Городце тогда ещё не было. Однако порядок следования карточек и домовладений по улице во многих случаях совпадает с порядком в более поздних документах, составленных, когда номера домов уже появились, и это позволяет достаточно точно определить, о каком именно доме идёт речь.

Вот что сказано в этом документе об интересующем нас доме и его жителях:

Адрес: Александровская набережная, свой дом;
Домовладелец — Варенцов Пётр Васильевич 37 лет, торговец, на военной службе, крестьянин дер. Большая Песошная Городецкой волости;
Жена — Пелагея Платоновна 37 лет;
Дети: Иван 13 лет, Фёдор 11 лет, Евсей 7 лет, Иов 1 год, Наталья 9 лет;
Мать — Анна Ивановна 56 лет;
Отец — Василий Саввич 56 лет (больной).

Из этой записи следует, что на момент проведения переписи, Пётр Васильевич дома отсутствовал, так как был на военной службе. В это время продолжалась Первая мировая война и, он, по всей видимости, был призван в ополчение. Однако никто из родственников не помнит, чтобы дед рассказывал о войне — вероятно, вся его служба закончилась сборами. И уже осенью 1918 года Пётр Васильевич находился дома. В Алфавитной книге жителей села Городца [ГКУ ГАНО г. Балахна, ф. Р-33, оп. 1, д. 22], составленной в ноябре этого года, никаких отметок о его отсутствии нет. Кстати, именно в этом документе было указано, что на момент его составления, семья Петра Васильевича проживала в Городце 10 лет, то есть примерно с 1908 года.

Большая семья Варенцовых
Большая семья Варенцовых

Но прежде чем рассказать о том, где Пётр Васильевич жил после переезда из деревни Большой Песошной в Городец и как стал владельцем дома на набережной, немного расскажем о его детях.

Старший сын, Иван Петрович 1904 г.р., учился в городецкой мужской гимназии, окончил в Городце школу II ступени и в 1924 году поступил в Нижегородский университет на механический факультет. Будучи студентом второго курса, он женился на девушке из Городца, также студентке университета, учившейся на педагогическом факультете, Тонышевой Софье Леонидовне. После окончания университета они остались жить в Горьком, откуда в 1941 году Иван Петрович ушёл на фронт. Он служил в 49-й армии начальником агитмашины ДКА (Дома Красной армии) в звании майора, находясь на фронте, заболел и в апреле 1944 года умер от разрыва сердца. Похоронен в Мстиславском районе Белоруссии. Софья Леонидовна всю жизнь проработала в школе, пройдя путь от учителя до директора. У них было двое детей: Всеволод и Галина. Всеволод Иванович работал инженером-конструктором в ЦКБ по СПК Алексеева. Он трагически погиб в 1969 году. Галина Ивановна всю жизнь проработала инженером-конструктором в НИИ измерительных систем им. Седакова. Сейчас она на пенсии, живёт в Нижнем Новгороде.

Фёдор Петрович 1905 г.р. по роду занятий был служащим. Первое время жил в доме отца, пока в 1925 году не женился на Нине Дмитриевне Гавриловой. Позже переехал в Горький, где работал электриком.

Наталья Петровна 1908 г.р. работала в артели «Красный швейник», в 1934 году вышла замуж за Преснова Алексея Степановича, работавшего столяром на судоверфи им. Постышева. Первое время после свадьбы они жили на ул. Новая Кузнечиха, а после переехали в дом матери на ул. МОПРа. Мать Натальи Петровны, Пелагея Платоновна, умерла во время войны, в сентябре 1942 года. Ей был 61 год. До самой смерти она работала строчеёй в артели «Имени 21-й годовщины Октября».

Евсей Петрович 1910 г.р. Рано уехал из Городца, работал механиком на теплоходе.

Иов Петрович 1916 г.р. работал электромонтёром на судоверфи им. Постышева. В 1937 году его осудили по политической 58-й статье и приговорили к четырём годам лишения свободы и двум годам принудительного поселения. Вернувшись, он поселился в Подмосковье на станции Новые Черёмушки. Там он служил в церкви псаломщиком.

Константин Петрович 1925 г.р. был призван на фронт и пропал без вести в феврале 1943 года.

Сергей Петрович 1927 г.р. работал слесарем в Горковгэсстрое. До 1955 года проживал в доме отца на ул. Площадь Революции. В то время дом значился под № 9. Сергей Петрович был дважды женат.

Тамара Петровна 1933 г.р. была самой младшей дочерью Петра Васильевича Варенцова. О ней мы уже говорили.

Так вот, когда семья Петра Васильевича Варенцова переехала в Городец, он уже был женат на Пелагее Платоновне, в девичестве Московкиной, и у него уже родились к тому времени два сына. Первым их местом жительства стал деревянный домик на ул. Никольской, принадлежавший Ворониной Татьяне Осиповне [ГКУ ЦАНО, ф. 45, оп. 242, д. 92]. Татьяна Осиповна была богата, вела торговлю мануфактурным товаром (тканями) и своих детей не имела. Она воспитывала двух внучек своей старшей сестры, рано оставшихся без родителей — Пелагею и Прасковью Московкиных. Девочкам Татьяна Осиповна приходилась двоюродной бабушкой, но они называли её тётушкой. Пелагея была старше и её Татьяна Осиповна выдала замуж раньше. Прасковья жила вместе с тётушкой в её каменном доме в Соборном переулке (пер. Шевченко), а Пелагее достался по наследству дом на Никольской улице. Вот в нём и стали жить Варенцовы. В этом же доме Пелагея Платоновна жила после развода с мужем до самой своей смерти.

Живя в Городце, Пётр Васильевич Варенцов поначалу, возможно, занимался торговлей обувью. В 1909 году у него в сапожном ряду на городецком базаре имелась собственная двухэтажная каменная лавка с одним входом. На втором этаже был склад [ГКУ ЦАНО, ф. 45, оп. 242а, д. 332]. Свидетельств того, что он сам был сапожником, никаких нет, и указаний в документе, что лавка была именно сапожная, тоже не имеется. В своей лавке он мог вести торговлю любым товаром. А вот в документе за 1911 год [ГКУ ЦАНО, ф. 45, оп. 242а, д. 373] однозначно сказано, что у Петра Васильевича на городецком базаре имеется собственная хлебная лавка, но в каком ряду она находится, не указано. Вероятно, речь идёт о той же самой лавке. В документе за 1913 год [ГКУ ЦАНО, ф. 45, оп. 242а, д. 376] информация о хлебной лавке полностью повторяется. Здесь нужно пояснить, что в то время в хлебных лавках торговали не булочными изделиями, а различными зерновыми культурами (рожь, пшеница, овёс и т.п.). Хлеб, как правило, пекли дома сами. Вероятно, торговля приносила Петру Васильевичу хороший доход и уважение окружающих, потому что в 1914 году он стал казначеем Большепесошинского сельского банка [Справочная книжка и Адрес-календарь Нижегородской губернии на 1914 год]. В советское время Пётр Васильевич поначалу торговал в «Торгсине», затем был продавцом в потребительской бакалейной лавке, располагавшейся в здании, где позже была обувная фабрика (ул. Максима Горького, 33). Новой властью он не притеснялся, не был лишён избирательных прав, не облагался контрибуцией. Дом у него отбирать не стали, вероятно, из-за большого количества детей, да и не нужен был Комхозу его маленький деревянный домик. Умер Пётр Васильевич Варенцов 4 июля 1947 года в возрасте 65 лет.

И всё же, как и когда Петру Васильевичу Варенцову достался дом с резьбой на набережной? Ответ на этот вопрос нашёлся в Балахнинском архиве в фонде Городецкого волисполкома [ГКУ ГАНО г. Балахна, ф. Р-33, оп. 1, д. 37].

Летом 1918 года Городецкий районный Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов разослал всем бывшим землевладельцам Городецкого района предписание о предъявлении в Совет купчих крепостей на имеющееся у них недвижимое имущество. Пётр Васильевич старался не портить отношения с новой властью и предоставил необходимые документы. В Горсовете с них сняли копию, которая и хранится сейчас в Балахнинском архиве. Эти документы представляют большую ценность, потому что проливают свет на историю одного из самых известных домов в Городце. Изучив всё дело, в котором были купчие не только на этот дом, но и на недвижимость других владельцев, можно сказать, что дому Варенцова повезло больше всех, поскольку документы, представленные Петром Васильевичем, позволяют проследить историю дома практически до момента его постройки. В этом же деле хранится заявление Ивана Андреевича Петелина, чей дом так же, как и дом Варенцова (Дементьевой) был признан памятником архитектуры и градостроительства федерального значения. В своём заявлении Иван Андреевич сообщал Совету, что не может предъявить купчую крепость на дом, поскольку таковая передана им в июле 1917 года в Нижегородский Окружной Суд по делу суда с гражданином села Городца Василевкиным А.Н. по его иску. Таким образом, ценнейший источник информации о покупке Петелиным его дома не отложился в фонде Городецкого волисполкома и неизвестно, будет ли когда-либо найден вообще.

Какие же документы передал в Горсовет Пётр Васильевич Варенцов? В первую очередь это «Решение» Городецкого волостного суда № 729 от 30 декабря 1913 года «по иску крестьян, проживающих в селе Городце: Петра Васильева Варенцова, Ивана Антонова Шкапина, Анны Ивановой Варенцовой и Марфы Феоктистовой Шкапиной об утверждении их в правах наследства к дому с надворными постройками и усадьбе, оставшихся после умершего Афанасия Шкапина и находящихся в селе Городце». Из обстоятельств дела узнаём, что все названные наследники «желают утвердиться в правах наследства к дому с надворными постройками и усадьбе, оставшихся после умершего крестьянина Афанасия Еремеева Шкапина и находящихся в селе Городце по Александровской улице». Здесь необходимо пояснить, что до 1918 года улица, известная нам как Набережная Революции, называлась — Александровская (или Александровская площадь). Истцы представили суду документы, подтверждающие их право на наследство и трое из них, а именно: Иван Шкапин, Марфа Шкапина и Анна Варенцова заявили, что «от прав наследования отказываются и просят таковое признать всё целиком за четвёртым, то есть за Петром Васильевым Варенцовым». Ввиду изложенного, сам Пётр Васильевич попросил суд утвердить его в правах наследства к указанному имуществу целиком единолично. На основании заявлений истцов и представленных ими документов суд признал иск доказанным и определил: «утвердить в правах наследства крестьянина Петра Васильева Варенцова к дому с надворными постройками и усадьбе, оставшимся после умершего Афанасия Шкапина, находящимся в селе Городце». Подлинность решения волостного суда заверили собственными подписями: председатель суда Костромин К. и делопроизводитель Кузнецов. 15 марта 1914 года решение вступило в силу и было приведено в исполнение, о чём на документе волостным старшиной Носовым Г. сделана соответствующая запись. Таким образом, мы видим, что дом на набережной достался Петру Васильевичу Варенцову по наследству, причём трое из законных наследников отказались от своей доли в пользу Петра Васильевича.

Варенцова Анна Ивановна и Шкапина Марфа Феоктистовна
Варенцова Анна Ивановна и Шкапина Марфа Феоктистовна

Однако остаётся непонятным, кем же приходился Варенцову Афанасий Еремеевич Шкапин. Участие в иске вместе с другими истцами матери Петра Васильевича наталкивает на мысль, что она тоже из рода Шкапиных и Афанасий Еремеевич является родственником Варенцову по материнской линии. Позже эта гипотеза получила подтверждение, а Марфа Феоктистовна Шкапина оказалась бабушкой Петра Васильевича и матерью Анны Ивановны.

Итак, мы переходим к рассмотрению второго документа, касающегося недвижимого имущества Варенцова П.В. Это «Вводной лист», составленный 30 июля 1876 года судебным приставом Нижегородского Окружного суда. В этом документе сказано, что 25 февраля 1876 года крестьянину Науму Парамоновичу Набокову, являвшемуся поверенным крестьянина Шкапина, был выдан Исполнительный лист № 1013 Нижегородского Окружного суда «о вводе доверителя его во владение усадебною землёю, приобретённою от крестьянина Нижегородской губернии Балахнинского уезда села Городца Нижней Слободы Петра Петрова Панкова по купчей крепости». Купчая была оформлена Балахнинским нотариусом Розовым 7 ноября 1875 года и утверждена старшим нотариусом Нижегородского Окружного суда 18 декабря 1875 года. Судебный пристав Сергиевский на основании Исполнительного листа «ввёл сего числа крестьянина Нижегородской губернии Балахнинского уезда деревни Нижних Бротен Афанасия Еремеева Шкапина во владение усадебною землёю в количестве ста семидесяти девяти квадратных сажен, состоящею Нижегородской губернии Балахнинского уезда в селе Городце при нижеподписавшихся свидетелях». Далее следуют подписи вводимого лица и свидетелей: «Во владение вышеозначенною землёю вступил крестьянин Афанасий Еремеев Шкапин, а вместо его неграмотного по его приказанию сын его Антон Афанасьев Шкапин расписался. При вводе во владение свидетелем был крестьянин села Городца Корнила Иванов Панков, а вместо его неграмотного по личной просьбе крестьянский сын Аристарх Наумов Набоков расписался. При вводе во владение свидетелем был крестьянин села Городца Константин Александров Вытников. При вводе во владение свидетелем был крестьянин села Городца Александр Ермолаев Слащевский, а вместо его неграмотного по личной просьбе крестьянский сын Семён Исаков Слащевский расписался. При вводе во владение находился сельский староста первого общества Городецкой волости Наум Парамонович Набоков».

Из данного документа следует, что Афанасий Еремеевич Шкапин приобрёл участок усадебной земли у крестьянина Нижней Слободы Петра Петровича Панкова по купчей, оформленной 7 ноября 1875 года, но по правилам того времени был официально введён во владение только 30 июля 1876 года. Причём речь идёт только о покупке земли, а о каких-либо строениях ничего не сказано. Похоже, эта земля пустовала, либо на ней находились какие-то постройки годные только под снос, и оценивалась в купчей только земля. В этом документе впервые указана приписка Шкапина — он был крестьянином деревни Нижние Бротены Большепесошинской волости Балахнинского уезда. Указывается и площадь купленного Шкапиным участка — 179 кв. саженей (815 кв. метров, около 8 соток). Обращает на себя внимание имя сына Афанасия Еремеевича, поставившего за него подпись в документе. Его звали Антон Афанасьевич. Сразу вспоминается один из наследников дома — Иван Антонович Шкапин, по всей видимости, являвшийся сыном Антона Афанасьевича и внуком Афанасия Еремеевича.

Вводной лист подтверждала «Выпись из крепостной книги Нижегородского нотариального архива по Балахнинскому уезду за 1875 год», где раскрыты подробности сделки о покупке Шкапиным земли у Панкова. В ней сказано, что сделка заключалась 7 ноября 1875 года в конторе балахнинского нотариуса Евграфа Павловича Розова, расположенной в Балахне «по Малой Христорождественской улице, в доме Г. Розовой под № 214». В сделке участвовали: «доверенный крестьянина Нижегородской губернии Балахнинского уезда села Городца Нижней Слободы Петра Петрова Панкова крестьянин Нижегородской губернии Балахнинского уезда села Городца Наум Парамонов Набоков, … и крестьянин той же губернии и уезда, деревни Нижних Бротен Афанасий Еремеев Шкапин, живущий в помянутом селе Городце в своих домах в сопровождении … свидетелей: крестьян Нижегородской губернии Балахнинского уезда села Городца Николая Игнатьева Глазунова, Петра Романова Беляева и Ивана Григорьева Кузнецова, живущих в том же селе Городце, Глазунов в доме крестьянки Марьи Кузнецовой, Беляев в доме жены своей Авдотьи Константиновой, а Кузнецов в своём доме».

Набоков и Шкапин, заключили договор о продаже на следующих условиях: «доверенный … Наум Парамонов Набоков … продал … Афанасию Еремееву Шкапину собственную Панкова усадебную землю в количестве 179 квадратных сажен, доставшуюся ему Панкову через выкуп, совершённый 1875 года июля 9 дня …, состоящую Нижегородской губернии Балахнинского уезда в селе Городце, в границах той проданной земли находятся спереди улица, по сторонам усадьбы крестьян: правую идучи на усадьбу Вытникова, левую Корнила Иванова Панкова, а сзади Александра и Семёна Исаковых Слащевских. А взял он Пётр Панков у него Афанасия Шкапина за ту усадебную землю денег серебром 340 рублей, пошлины же и за гербовую бумагу платить покупщику Шкапину». 18 декабря 1875 года купчая крепость была утверждена старшим нотариусом, а выпись из крепостной книги была выдана Шкапину.

Выходит, что Панков через своего доверенного Набокова 7 ноября 1875 года продал Шкапину участок земли, который сам приобрёл четырьмя месяцами ранее, и построек на нём не было. Но мы помним, что на лобовой доске дома Варенцова (Дементьевой) указана дата постройки — 1864 год. Как же это возможно?

Важно отметить, что Шкапин на момент заключения сделки проживал в Городце «в своих домах» — значит, у него было здесь как минимум два дома. И хотя он по-прежнему являлся крестьянином деревни Нижние Бротены, жил в Городце уже не один год, а скорее всего, переехал сюда сразу после отмены крепостного права. Именно тогда крестьянам стало значительно легче менять место жительства. Особенно это касается удельных крестьян, а деревня Нижние Бротены относилась к удельной Большепесошинской волости, в отличие от них, помещичьи крестьяне ещё лет 20 оставались временно обязанными своему помещику и покинуть прежнее место жительства не могли. По всей видимости, Афанасий Еремеевич Шкапин, купив в 1875 году участок земли на будущей Александровской улице, перевёз туда один из своих домов (вероятно, самый богатый) из другой части Городца. Судя по тому, что к началу ХХ века большинство Шкапиных проживали в районе улицы Варыхановской и Ларинской слободки (современная ул. Александра Невского), то вероятно, и дом Афанасия Еремеевича сначала стоял где-то там же. Кстати, крестьяне, ставшие свидетелями при заключении купчей крепости, а значит — хорошие знакомые Афанасия Шкапина, также жили в этом районе.

Отдельно стоит обратить внимание на описание границ продаваемого участка. Если смотреть на дом с улицы, то справа находилась усадьба Вытникова, слева — усадьба Корнилия Ивановича Панкова, а позади — усадьбы Слащевских Александра и Семёна Исааковичей. Известно, что в 1918 году дом Семёна Исааковича Слащевского располагался на ул. Панинской, сейчас это ул. Рублёва. Также известно, что дом, расположенный справа от дома Варенцова, до 1920-х годов принадлежал Вытниковым, и участок, на котором построена усадьба Авдотьи Лапшиной, тоже был взят в долгосрочную аренду у Вытниковых. А вот дом Панкова, располагавшийся слева от дома Варенцова, к приходу Советской власти сменил хозяина.

Лобовая доска
Лобовая доска

Выше мы уже рассмотрели, как дом, построенный Шкапиным в 1864 году, мог оказаться на участке, купленном лишь в 1875 году. Дата постройки дома не вызывает сомнений. Дата написана по традиции, характерной для XVII века, когда числа обозначались буквами, а также для церковно-славянского языка. Такие числа отличает характерное титло. Здесь мы видим в верхней части надписи число — оно стоит под общим титлом, а в нижней части слово «ГОДА». Первая буква в числе обозначает 1000, вторая — 800, третья — 60 и четвёртая — 4. Как видите, дата постройки дома — 1864 год.

Варенцов Пётр Васильевич с отцом Василием Савичем
Варенцов Пётр Васильевич с отцом Василием Савичем

А теперь попробуем разобраться в родственных связях между первым владельцем дома, Шкапиным Афанасием Еремеевичем, и его наследником — Варенцовым Петром Васильевичем. Как удалось установить, мать Петра Васильевича, Анна Ивановна, была дочерью крестьянина деревни Нижние Бротены Шкапина Ивана Еремеевича, который был родным братом Афанасия Еремеевича. Их общий отец — Шкапин Еремей Афанасьевич [ГКУ ЦАНО, ф. 570, оп. 559а, д. 1488]. Получается, что Афанасий Еремеевич приходился двоюродным дедом Петру Васильевичу по материнской линии. Как Шкапины, так и Варенцовы, были старообрядцами беглопоповского толка, иначе Анну Ивановну не выдали бы замуж за Варенцова Василия Савича. Сам Василий Саввич был сыном крестьянина деревни Большой Песошной, Варенцова Савелия Прохоровича, и жил там же, пока Пётр Васильевич не получил в наследство дом. Только после этого Пётр Васильевич перевёз родителей из Большой Песошной в Городец. Стоит отметить, что в Городце жили и другие представители фамилии Варенцовых, и все они были выходцами из деревни Большой Песошной, а все Шкапины были выходцами из Нижних Бротен.

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что дом по адресу ул. Набережная Революции, 8 был построен в 1864 году крестьянином деревни Нижние Бротены Шкапиным Афанасием Еремеевичем, от которого в 1914 году перешёл по наследству его внучатому племяннику, Варенцову Петру Васильевичу, а от него был унаследован Варенцовой Тамарой Петровной, которая жила там до 1971 года. С 1977 по 1997 год дом принадлежал Дементьевым, а с 1997 по настоящее время принадлежит Сергею Андреевичу Волкову.

Сергей Андреевич– известный в Городце предприниматель, председатель совета директоров АО ЦКБ «Монолит», почётный член Нижегородской федерации парусного спорта.

Так почему же мы называем этот дом — Домом Дементьевой? Дементьевы им владели всего 20 лет и ничего особенного в его истории не сделали. Гораздо важнее знать, кто построил дом, которым любуются по сей день многочисленные туристы. Немало сделал, чтобы вдохнуть в дом новую жизнь, его сегодняшний хозяин — Волков С.А. Однако правильнее всего называть дом по его последнему дореволюционному владельцу, потому что именно так дом этот значился в почтовом адресе: Александровская площадь, дом Варенцова.