Городецкий край в записках краеведов. Выпуск 3‑й


по материалам протоколов заседаний исполкома горсовета

Сегодня мы достаточно много знаем о героизме городчан на фронтах Великой Отечественной войны, слышали о трудовом подвиге рабочих и колхозников в те годы. Но мало кто знает о буднях Городца в годы войны.

Своеобразным источником по истории города являются протоколы заседаний исполкома Городецкого Совета депутатов трудящихся 1941–1945 годов. В них указаны повестка дня, коротко суть обсуждаемого вопроса и принятое по нему решение. На заседаниях исполкома обсуждались насущные вопросы жизнеобеспечения города. Поэтому протоколы никак не отражают не только грозные события, происходящие на фронтах, но и трудовой подвиг городчан в тылу. В повестке дня заседания 23 июля 1941 года стоит три пункта: «1) О выполнении плана второго квартала по капитальному ремонту жилищного фонда Городского совета; 2) О выполнении плана за 1 полугодие по заготовке и вывозке топлива для города, в порядке проверки выполнения решения исполкома от 23 апреля 1941 года. 3) «Разбор докладных и заявлений» [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 99. Л. 72]. И так всю войну. Исполком принимает решения по работе бань, подготовке жилфонда к зиме, подготовке школ к учебному году, по очистке крыш от снега и льда, о подготовке переправы, противопожарном состоянии города и так далее и тому подобное.

Даже когда на заседании обсуждается работа артелей, имеющих военный заказ, мы не узнаем, какую продукцию Городец поставлял фронту. В протоколах говорится о специальном задании, которое та или иная артель не выполнила. Выполнивших спецзаказ сильно не хвалили, потому что при этом, как правило, отмечается сокращение производства ширпотреба. А исполком уделяет особое внимание именно развитию производства ширпотреба. Так, 24 марта 1943 года исполком рекомендует: артели «20 лет Октября», почти прекратившей выпуск сундуков, кухонных столов, стульев, выполнять план по ширпотребу; а артели «Инвалид-водник» рекомендовано увеличить план выработки корчаг, подцветочных горшков, расширить выработку плетёной мебели, белых корзин, детских корзин [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 101.Л. 21,21 об.]. На протяжении всей войны исполком настоятельно рекомендовал артелям «Красный Кожевник» и «Красный Швейник» выполнять план по ремонту и реставрации обуви и одежды. В феврале 1943 года исполком обязал артели открыть особые мастерские по починке обуви и одежды [там же. Л. 20].

3 декабря 1941 года, заслушав доклад о подготовке физкультурных обществ «Спартак» и «Водник» к зимнему сезону, исполком решает: «2) усилить массовую работу с членами общества, уделив особое внимание лыжному спорту; 3) не позднее 15 декабря провести точный учёт членов; 4) к 10 декабря привести в порядок спортзал, занимаемый воинскими частями, и открыть лыжную базу, развернуть работу секций; 5) не позднее 20 декабря наладить работу катка» [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 99. Л. 99].

В решении исполкома № 91 от 18 февраля 1942 года записано:

«Предоставить для Дома социалистической культуры здание, где помещается контора артели “Красный Кожевник”. Предупредить артель в течение 5 дней освободить помещения» [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 23]. [Так в городе появился районный Дом культуры. — З.К.]

29 мая 1942 года и 26 мая 1943 года на повестку дня был поставлен вопрос о торговле в городе прохладительными напитками. В решении предусматривается дополнительное открытие ларьков, киосков (особенно в местах общественного скопления — пристань, рынок, баня, сады и т.п.) и расширение ассортимента, в том числе увеличение воды газированного вида [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 57; ГАНО г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 101. Л. 45].

10 июня 1942 года при обсуждении летней оздоровительной работы среди школьников решено: «…п.3) обязать торгующие организации города обеспечить школы волейбольными мячами, камерами, сетками; п.4) обязать руководителей спортивных обществ предусмотреть в планах обслуживание школьников, предоставляя им в летнее время стадион, спорт.инвентарь и выделяя для руководства опытных физкультурников; п.5) Обязать управляющего Комтрестом Жарёнова организовать массовый перевоз для детей на пески и за р. Волгу, начальнику ОСВОДа установить контроль за купающимися; п.6) обязать директора кинотеатра т. Асеева устраивать ежедневно по 2 сеанса для детей и проводить культурно-массовую работу с детьми во время летних каникул» [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 60 об.].

Но война внесла свои коррективы и в план работы исполкома. Уже 12 июля, на первом после начала войны заседании, принято решение уменьшить расходную часть горбюджета на 261 тысячу 500 рублей [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 99. Л. 69 об.]. 3 сентября обсуждался вопрос о выполнении постановления Совета народных комиссаров о всеобщем обязательном обучении населения ПВО и организации групп самозащиты [там же. Л. 78]. 8 сентября в повестке дня только один вопрос — о постройке земляных щелей (бомбоубежищ) в городе [там же. Л. 81-83].

24 сентября в целях выполнения установленных порядков светомаскировки исполком Городецкого городского совета постановляет: 1. Всему населению, руководителям предприятий, учреждений и домоуправлений г. Городца точно и своевременно выполнять правила Местной противовоздушной обороны… 4. С наступлением темноты всё внутреннее освещение учреждений, жилых домов, предприятий, а также производственные огни замаскировать от наблюдения с воздуха. 5. Всё наружное освещение уличное, внутридворовое, внутренние и ходовые огни транспорта сократить и замаскировать [там же. Л. 88].

14 января 1942 года за неоднократное нарушение светомаскировки и неподчинение уличному комитету исполком принял решение гражданке Оранской Е.И. (ул. Красноармейская, дом 34) электроэнергию не включать [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 5].

В решении № 230 от 6 мая 1942 года записано: «Ввиду организации военного госпиталя в г. Городце здание по ул. Зафабричная № 4 (занимаемое детдомом № 2 и учебными классами педучилища) передать в ведение военного госпиталя. Здание освободить не позднее 10 мая. Детдом разместить в здании, занимаемом общежитием педучилища и конторой по ул. Горького, д. 158, для нормальной работы педучилища жилуправлению к 10 мая предоставить помещение» [там же. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 48 об.].

Лаконичность формулировок решений исполкома не может скрыть те трудности, которые переживали в годы войны и взрослые, и дети. В городе не хватало продовольствия. Поэтому 10 декабря 1941 года при обсуждении работы детдома № 2 в качестве меры по обеспечению детей картофелем и овощами было решено выделить земельный участок и семена [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 99. Л. 101 об.]. А в 1942 году уже многим организациям исполком выделил земли для подсобного хозяйства.

Детям в школе выдавали по 50 граммов хлеба сверх продкарточки. Летом 1943 года решено организовывать обеды для 600–700 детей фронтовиков и остронуждающихся и давать по 50 граммов хлеба каждому, кто посещал площадку дневного пребывания [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 101. Л. 48 об.]. 12 мая 1943 года принято решение разрешить на сезон 1943 года под посадку овощей производить распашку улиц имени Чкалова, Загородная, имени Фрунзе, Подветельная, Лядова, Овражная, Свердлова.

В марте 1945 года исполком отмечает, что спальные помещения педучилища тесные, учащиеся спят по двое на койке, получают одно горячее блюдо в день.

А в детском саду имени Сталина дети сидят на полу, коек нет. 14 октября 1942 года на основании указа «О мобилизации на период военного времени трудоспособного населения для работы на производстве и строительстве» из домохозяек города, не работающих в учреждениях и предприятиях, на работу в Балахнинский бумкомбинат мобилизовано 40 человек [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 91]. 26 мая 1943 года принято решение на Чернораменский торфотрест мобилизовать учащихся 9–10 классов и педучилища [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 101. Там же. Л. 46].

В целях экономии электроэнергии 14 октября 1942 года установлены следующие нормы расходования: «2,5 ватт на 1 кв. метр для промышленных предприятий и общественных зданий, … 6 ватт на кв. метр для учебных заведений, … в жилых помещениях в комнате до 30 кв. м не более 25 ватт, … для мест общего пользования одна лампа не более 16 ватт, для лестничных пролётов лампа в 16 ватт через этаж». Кроме того, запрещено пользоваться электроосвещением в конторах, учреждениях, жилых домах в дневное время и использовать электроприборы для обогрева [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 100. Л. 92].

Электрического освещения в краеведческом музее в годы войны не было. Но дирекция организует выставки, доклады. 8 декабря 1943 года, заслушав доклад т. Стогова о работе музея, «исполком Городского совета решает:

1. Предложить зав. музеем т. Стогову перестроить работу музея, больше выступать с лекциями, докладами о истории нашего города, о героях Отечества…

2. Обязать т. Стогова обратить особое внимание на организацию исследовательской работы исторического прошлого города и района, его промышленного и с/хозяйственного развития.

3. Рекомендовать т. Стогову немедленно приступить к подбору и хранению материалов по истории Великой Отечественной войны — плакатов, лозунгов, фотокарточек героев Отечественной войны фронта и тыла, материалов по оказанию помощи фронту населением города и района…

4. Просить зав. РОНО т. Беляеву обратить внимание на работу музея и оказание практической помощи.

5. Обязать зав. Горкомхозом т. Хлебина и зав. музеем т. Стогова организовать охрану памятников истории нашего города — крепостного земляного вала и рва, отдельных построек исторического и революционного прошлого. Запретить т. Хлебину выдавать разрешения населению производить всякие постройки на городском валу, брать песок, глину, организовывать огороды. [И это в то время, когда у города не хватает земли для подсобных хозяйств, под картофель распахивают улицы. Но режим охраны исторического памятника соблюдают и в военные годы — З.К.]

6. Обязать т. Стогова запланировать на 1944 г. внутренний и наружный ремонт здания, а также просить увеличение средств на исследовательские работы» [там же. Л. 100 об.].

На каждом заседании рассматривались докладные и заявления. Особенно много заявлений поступало от жителей Городца. Поступали просьбы списать налог, например, за подшивку валенок, или «за ранее имевшуюся свинью», просили материальной помощи, спрашивали разрешения усыновить детей, оставшихся без родителей. К концу войны стали поступать заявления от фронтовиков о выделении квартир. Исполком удовлетворял просьбу или отказывал. 24 сентября 1941 года отказано гр. Цветковой в просьбе освободить её дочь 10 лет от школьной учёбы по семейным обстоятельствам. В решении отмечено, что постановление правительства о семилетнем обучении обязательно для каждого гражданина [ГАНО, г. Балахна. Ф. 28. Оп. 1. Д. 99. Л. 84 об.].

Вот так протоколы заседаний исполкома отражают жизнь Городца в годы войны.