Городецкий край в записках краеведов. Выпуск 3‑й


Отмечая 95-летие Городецкого краеведческого музея и вспоминая первые годы его становления, необходимо подробно остановиться на деятельности Городецкой учёной архивной комиссии.

Она была создана 30 марта 1919 года «любителями старины» села Городца «по образцу Нижегородской архивной комиссии». В своём вступительном слове председатель собрания Константин Павлович Смирнов отметил историческое значение села Городца, «обилие в нём и окрестностях всякого рода памятников старины и архивного материала»; обратил внимание на опасность «порчи или даже совершенной утраты этих памятников…» и на необходимость создания в Городце такого органа, который «взял бы на себя [их] охрану и научную разработку…». Таким органом, по мнению Смирнова, могла бы быть учёная архивная комиссия, как отделение Нижегородской учёной архивной комиссии.

Затем собранием был рассмотрен и принят устав комиссии, который был направлен «для регистрации и утверждения» в Городецкий отдел образования, Исполком, Губернскую Архивную комиссию и Губернскую коллегию по охране памятников искусства и старины. Согласно уставу, своей целью комиссия ставила «охрану и научную разработку местных архивов…, древних документов, материалов, предметов и вообще всякого рода памятников старины», [а также] изучение истории Городца и местного края. Комиссия намеревалась взять в своё ведение или на учёт все местные архивы, в том числе и частные. Обязывалась следить «по возможности за всякого рода предметами старины». Брала на себя право изымать у частных лиц (путём покупки или реквизиции) предметы старины, которым «угрожает опасность уничтожения». Предполагала выдавать охранные грамоты владельцам коллекции и следить за памятниками архитектуры, курганами, укреплениями, кладбищами, старинными насаждениями, «не допуская ни уничтожения, ни изменения (перестройки) их без ведома и разрешения комиссии».

Как отмечалось в отчёте через год, устав так и не был [официально] утверждён… Но фактически комиссия была признана Городецкими учреждениями и активно работала.

В краеведческом музее хранятся 12 протоколов заседаний Городецкой учёной архивной комиссии, черновик отчёта о деятельности комиссии за год и несколько документов, отражающих её деятельность [ГРМ НСМ 115].

В течение года списочный состав комиссии пополнялся новыми членами и увеличился с 15 учредителей до 34 человек. Члены комиссии работали с архивом графини Паниной, читали лекции по истории села Городца. Городецкая архивная комиссия выступала с ходатайством перед учреждениями об охране памятников старины от повреждений или уничтожения со стороны частных лиц.

Так, на заседании комиссии 8 апреля 1919 года Иван Гаврилович Блинов заявил об опасности, которая угрожает находящемуся в Городце изданию Четий-Миней. Это издание было сделано с одной из старинных книг и представляло собой «значительную ценность». Но оно хранилось в тюках, ещё не сброшюровано. И один тюк — это несколько печатных листов, был взят со склада, чтобы отправить его в Нижний Новгород «для переделки на новую бумагу». За содействием в решении этого вопроса архивная комиссия обратилась в Нижний Новгород. В ответном письме Губернский отдел народного образования просит Городецкую архивную комиссию принять меры к сохранению ценного издания. И комиссии всё-таки удалось добиться распоряжения о сохранении этого издания. Только в 1926 году 97 кип «славянских книг» общим весом 9 473 килограмма будут вывезены из Городца на переработку.

15 апреля 1919 года архивная комиссия обращается в Городецкий и Большепесошнинский волисполкомы с просьбой взять «под свою» защиту «крестовую сосну», так как владельцы близлежащих огородов, «беспокоимые постоянным паломничеством граждан к этой сосне, возымели твёрдое намерение её срубить». На обороте обращения в Городецкий волисполком есть ещё одна запись, датированная 15 мая 1919 года: «Содержание настоящего отношения объявлено и обязуемся “крестовую сосну” не рубить и иметь наблюдение за целостью таковой под страхом ответственности. Председатель уличком. дер. Подветельное».

12 марта 1920 года Смирновым К.П. был прочитан доклад члена архивной комиссии учёного-лесовода Соколова А.А., (проживающего в г. Пенза). В протоколе заседания отмечено, что этот лесоводственно-археологический этюд был посвящён Городецкому валу. В докладе высказывались суждения о происхождении сосен на валу путём насаждения, а также о важном значении их и вала как памятников старины. Участники собрания постановили обратиться в Городецкий и Большепесошнинский исполкомы с просьбой принять меры к охране вала и сосен на нём.

Заслушав обращение архивной комиссии, Городецкий Волисполком 30 марта 1920 года постановил: «1 - просить начальника милиции о принятии мер к охране валов, окружающих Городец. 2 - Земельному отделу поручить, чтобы запашку вала не разрешал и все заборы, поставленные на валу снести, а также воспретить брать на валу песок или глину на постройку или для других надобностей, рубить или уничтожать сосны, и возводить какие-либо постройки».

В течение всего времени своего существования Городецкая архивная комиссия хлопотала об оставлении в Городце коллекций Прянишникова Григория Матвеевича и Овчинникова Петра Алексеевича. «…ценные собрания памятников старины — икон, книг, посуды, архивного материала» были проданы в Румянцевский музей. 3 апреля 1919 года Смирнов К.П. пишет в Нижегородскую учёную архивную комиссию и просит «ходатайствовать перед кем следует» о разрешении перед отправкой древностей в Московский Румянцевский музей произвести их подробный осмотр и описание, «дабы так или иначе сохранить следы их в Городце» и ходатайствовать также о том, чтобы некоторые предметы, «например те, которые … уже имеются в Румянцевском музее, а также все предметы, имеющие … местное значение (знамя князя Пожарского Нижегородского ополчения, писцовые книги с. Городца и т.п.) были оставлены для музея Городецкой Архивной комиссии».

На заседании архивной комиссии 2 января 1920 года решено ходатайствовать пред Московским Центральным Отделом по делам музеев об оставлении коллекций Овчинникова и Прянишникова в Городце и об учреждении с этой целью в Городце отделения Московского Румянцевского музея. Члены комиссии Блинов  и Кузнецов Потап Степанович уполномочены лично ходатайствовать по этому делу в Москве. Отдел Народного комиссариата по Просвещению в своём ответе архивной комиссии подчеркнул, что «открытие в селе Городце отделения Румянцевского музея в данный момент считает недопустимым… Собрания … будут вывезены в Москву при первой возможности и лишь некоторые части, в виде дубликатных книг гражданской печати, изделия местных мастеров нового времени … могут быть переданы в местный музей». Сегодня книги, переписанные для городецких коллекционеров Блиновым Иваном Гавриловичем и другими «мастерами нового времени», являются гордостью Городецкого историко-художественного музейного комплекса.

Среди целей Городецкой учёной комиссии первой в уставе была названа охрана и научная разработка местных архивов. Изучением архивных материалов занимался Ризположенский Дмитрий Иванович. На заседаниях комиссии он сделал три доклада. Вот что об этих сообщениях рассказывают протоколы заседаний архивной комиссии.

25 января — доклад по истории села Городца. «В начале своего доклада Д.И. приводит общую историческую справку о с. Городце и Городецкой местности, а затем подробно касается первых владельцев (помещиков) Городца и окрестностей и их отношения к своей вотчине… По поводу доклада Ризположенского П.С. Кузнецов заявил, что ему известно от очевидца (?) (автор протокола поставил знак вопроса — З.К.), что на р. Узоле близ мельницы Бычихи есть весьма старинный сруб, который считается остатком старинной монастырской церкви. По преданию, Городецкий Феодоровский монастырь находился именно в этом месте. Здесь именно, по преданию, в этом монастыре принял пострижение Александр Невский».

13 февраля 1920 г. Ризположенский «сделал доклад по архивным делам об отношениях вотчинных владельцев с. Городца гр. Орловых и других к старообрядчеству и старообрядцам, а равно и к православным».

В докладе 14 марта 1920 года Дмитрий Иванович «больше всего касался бытовой стороны жизни городчан старого времени (до 1861 г.) … Особо докладчик отметил нетрезвый образ жизни городчан и связанное с ним нарушение правил нравственности (разбои, грабежи, убийства, пожары-поджоги и пр.) и такие несчастные случаи, как скоропостижная смерть от чрезмерного употребления вина. Останавливался докладчик на вопросе брачном, который в старом Городце имел важное значение. Вотчинники Орловы старались, чтобы все девицы после известного возраста выходили замуж, а молодые люди женились; к противящимся этому применялись репрессивные меры. Применялись меры и по отношению к вдовцам и вдовицам. Касался докладчик и вопроса о просвещении в старом Городце (было одно училище общеобразовательное и две учебные мастерские для ремесленного образования), о школьном управлении (приказе), об учительском персонале и, наконец, о правовом и материальном положении учащихся. При обмене мнениями И.Г. Блинов заметил, что докладчик слишком выдвинул мрачные стороны жизни городчан старого времени. Было много и светлых сторон, которые в докладе по истории Городца обязательно должны быть отмечены, так как без этого история Городца будет представлена односторонне и неправильно. Д.И. Ризположенский на это заявил, что он разрабатывал архивный материал объективно; при изображении городчан он не только не сгущал краски, а наоборот, некоторые данные особо мрачные и неприятные вовсе не принял во внимание в своём докладе; отмечать же какие-либо светлые стороны не считал возможным, потому что о них никаких указаний в архивных материалах докладчик не встречал. Председатель К.П. Смирнов заявил, что доклад Д.И. Ризположенского не есть история, а лишь материал для истории Городца. Не мудрено, что он является односторонним, так как в архивных материалах отражена далеко не вся жизнь с. Городца и городчан во всех её проявлениях, а лишь по преимуществу с отрицательных (криминальных) сторон. Докладчик и сделал сообщение по тем материалам, которые у него были. Если И.Г. Блинов или кто-либо другой из членов архивной комиссии имеет в своём распоряжении данные (письменные или устные) освещающие жизнь старого Городца с другой (с хорошей) стороны, то было бы весьма желательно эти данные сделать предметом другого доклада, который был бы весьма интересным и ценным дополнением доклада Д.И. Ризположенского».

В планах Городецкой архивной комиссии было и создание своего музея. Поэтому принимались пожертвования предметами старины и искусства. 25 февраля 1920 года было решено «все предметы, принадлежащие архивной комиссии… передать в Городецкий музей».

Среди пожертвований членов учёной архивной комиссии были предметы, которые и сегодня легко выделить в коллекции краеведческого музея: половина упряжной дуги резной и раскрашенной (середина XIX века), резная деревянная солонка (начала XIX века), деревянная выточенная братина, гусиное горлышко, обшитое бисером (для ниток), резной и расписной валёк, медная дорожная чернильница (второй половины XVII века) и другие.

13 мая 1920 года состоялось последнее собрание архивной комиссии. В протоколе названы следующие мотивы прекращения её деятельности: «по наведённым справкам Нижегородская архивная комиссия распущена и Городецкой архивной комиссии некуда обратиться… Кроме того, как выяснили члены архивной комиссии, некоторые задачи, которые преследовала архивная комиссия, трудно осуществить. Например, ведать архивы можно с разрешения губернского архивного правления». Поэтому постановлено архивную комиссию ликвидировать.

Городецкая архивная комиссия просуществовала немногим более года. Но именно она положила начало изучению и сохранению исторического наследия Городецкой земли. А результаты её деятельности в виде материальных памятников старины до сих пор хранятся в Городецком музее.