Городецкий край в записках краеведов. Выпуск 1‑й


по архивным данным

Село Городец Балахнинского уезда издавна являлось центром выпечки печатных пряников. Расцвет сладкого промысла приходился на рубеж XIX–XX столетий. В то время в Городце пряничным делом занимались 15 потомственных мастеров, а ассортимент пряничной продукции насчитывал более 30 сортов. Городецкими печатными пряниками в большом количестве торговали на знаменитой Нижегородской ярмарке, откуда они расходились по всей России. Городчане по праву гордились своим сладким промыслом, недаром старинный обычай подношения знатным гостям огромных печатных пряников (весом до полутора пудов!) просуществовал здесь до начала XX века. Известны случаи подношения городецких пряников нижегородскому губернатору, великим князьям и даже царю Николаю II.

Расцвет пряничного дела в Городце прервала Октябрьская революция. Многочисленные ограничения частного предпринимательства (в первую очередь спад ярмарочной торговли и торговли хлебом) стали серьёзным препятствием для дальнейшего развития сладкого промысла в первые послереволюционные годы. Однако выпечка печатных пряников в Городце не умерла. Новый этап в истории пряничного дела начался с организации артели «Красный пряничник».

Она была создана 30 марта 1930 года. Состояла из шести членов: Прыгунова Н.П., Щербакова Л.С., Гунякова И.Е., Бахарева Г.И., Воробьёва В.А. и Бахарева И.М. При организации артели был избран её староста — им стал Прыгунов Николай Пименович [Материал по истории предприятий г. Городца // Архив Городецкого краеведческого музея. ГРМ НСМ 110]. Примечательно, что в состав артели вошли представители известных династий пряничного дела. Особо следует отметить Бахаревых — наследников знаменитой династии пряничников, работавших в Городце с середины XIX века.

С момента возникновения «Красный пряничник» начал активную работу. Артель размещалась в мастерской на улице Якова Петрова, в арендованном помещении у городчанки Плехановой Е.А. В 1932 году «Красный пряничник» принял от Городецкого ГОРПО столовую на бывшей Базарной улице. Годом спустя артель организовала столовую и в городе Балахне [Там же].

Кроме выпечки печатных пряников артель выпускала разную пищевую продукцию. В 1933 году был организован кондитерский цех, в 1936 году — колбасный. В 1936 году для хлебобулочного и крендельного цеха были приобретены 2 тестомесильные машины, для кондитерского цеха были приобретены 2 пресса по выработке конфет и 1 машина для выработки монпасье. Для колбасного цеха были приобретены мясорубка, волчок, месилка, шприц и электромотор, т.е. цех был полностью механизирован [Там же].

Всего в годовом отчёте-балансе артели за 1936 год значились 7 основных производств: пряничный цех, крендельных цех, сухарный, булочный, колбасный, общественное питание, столовая (в неё входили чайная, постоялый двор и бильярдная) [ГАНО № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 5. Л. 20]. В то время артель насчитывала 77 человек, в т.ч. 23 женщины. Годом спустя в артели было 64 человека (из них 26 женщин). Среди рабочих специальностей в артели значились мастера-пекари, месильщики, раскатчики, формовщики, ученики, мастер-крендельщик, подручные, уборщицы. В прочем обслуживающем персонале артели состояли конюхи, сторожа, кладовщики, завларьками, агенты по заготовкам и сбыту, бухгалтеры и др. В 1936 году артель возглавлялась председателем и заместителем (завпроизводством), в 1937 году было избрано правление артели из 5 человек [ГАНО № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 2. Отчёт о деятельности артели за 1937 г. Л. 89.].

В развитии артели были свои трудности. В частности, препятствовал работе острый дефицит сырья. Весьма красноречиво свидетельствует об этом объявление, опубликованное на страницах «Городецкой Правды» 27 февраля 1934 года: «Извещение. Городецкая артель “Красный пряничник” доводит до сведения всех хозйственно-кооперативных и торговых организаций: Сельпо, ГОГТ, ГОРПО, РАЙПОТРЕБСОЮЗ, ВОДТПО, ОРС и колхозов, что кондитерское и пряничное производство артели принимает (давальческое) сырьё: пшеничную и ржаную муку, сахарный песок, крошку и прочее в переработку на готовую продукцию (пряники и конфетные изделия) на условиях: количество готовой продукции на то же количество сданного сырья» [Городецкая правда. 1934 г. № 48 — 27 февраля].

Сбыт пряничной продукции также был затруднён. Из протокола от 16 июля 1937 года: «Повестка дня: 1) О сбыте готовой продукции и выполнении производственной программы. Гарецкий говорит, что необходимо реализовывать 4–5 тонн пряников и покрыть задолженность в сумме 42 тысячи. Реализация пряников должна быть проведена … в Пучеже и Юрьевце. Необходимо разобрать и наладить работу кондитерского цеха, который за последнее время катится под гору в виду расхлябанности рабочих кондитерского цеха. …Однообразные пряники у нас вырабатываются годами, — отмечает докладчик Горохов, — и это уже надоедает и в конце концов должно закрыться. …Нам необходимо придумать новые сорта пряников, которые уже будут быстро реализовываться. Кроме всего необходимо вырабатывать славянское и другое печенье, которое также будет хорошо реализовываться. …Можно наладить выпуск сочных пряников, творожных пряников, печенья смесь, королевских орешков и необходимо наметить выработку 3–4-х сортов новых пряников» [ГАНО № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 21. Л. 81].

К чести городецких пряничников, несмотря на скромные возможности, они старались сохранить лучшие традиции пряничного дела. Известный исследователь народного искусства Нижегородского края Прокопьев Д. в 1930-е годы писал: «В пряничном деле наших дней Городец идёт к восстановлению лучшей старинной рецептуры и широко использует узорные доски. Особенно красив мелкий дешёвый пряник канфарка, бледно- коричневого цвета с массой разнообразных узоров в виде птичек, рыб, цветов и других» [Прокопьев Д.В. Художественные промысла Горьковской области. — Горький, 1939. — С. 122].

История пряничного дела в Городце в советский период ещё не написана. Много интересного можно почерпнуть из архивных документов — протоколов общих собраний членов артели и заседаний правления. Самый ранний протокол датируется 1937, а последний — 1951 годом.

В повестке собрания членов артели от 19 января 1937 года значилось: утверждение актов ревизионной коллегии, о социалистическом методе труда и стахановском движении, приём членов артели, и даже — информация об отчислении на постройку новых советских теплоходов в связи с потопленным франкистами теплоходом «Комсомол» [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 1. Л. 2].

Знакомство с протоколами общих собраний рисует довольно подробную картину работы небольшого советского предприятия, а также раскрывает некоторые детали частной жизни самих артельщиков. Наиболее актуальными являлись вопросы трудовой дисциплины, соблюдения санитарных норм и технического обеспечения.

В упоминавшемся протоколе собрания от 19 января 1937 года председатель артели т. Громов подметил, что «пряничный цех является как проходная казарма. В цехи, где выпускается пищевая продукция, никого не допускать, а также указано, что вход в производство посторонним лицам воспрещён. Бригадир т. Метнипов говорил, что приехали извозчики и растаскали 1800 кг народных пряников» [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 1. Л. 2]. Вопросы дисциплины обсуждались на собраниях и далее: артельщики не раз выносили строгие выговоры прогульщикам, писали острые заметки в стенгазету, осуждали пьянки, факты хищения и недостачи.

На общих собраниях членов артели «Красный пряничник» обсуждались и вопросы о социалистических методах труда и стахановском движении. Так, председатель артели Громов на собрании 24 января 1937 года информировал о выполнении производственного годового плана: ко дню Великой 19-й годовщине Октябрьской революции план был выполнен на 140,4%, а к концу года — план был выполнен уже на 168,7%. В финансовом отношении 1936 год оказался благополучным: по плану артель должна была дать прибыли 72 000 рублей, а фактически получилось 83 171 рубль. Докладчик отмечал, что «перевыполнение как по производственным, так и по финансовым показателям было благодаря широкому развёртыванию в 1936 году стахановского движения и внедрение социалистического метода труда во все производства, освоение новых сортов выпускаемой продукции и пуска новых цехов: кондитерского, булочного, колбасного» [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 2. Л. 8]. Член артели т. Волков на том же заседании ставил вопрос о выделении лучших людей предприятия на стахановскую конференцию в количестве 25 человек [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 1. Л. 10].

На производственном заседании кондитерского цеха от 30 января 1937 года рассматривался вопрос о формах оплаты труда. В повестке дня стоял перевод рабочих кондитерского цеха с месячной оплаты труда на бригадно-сдельную. Также устанавливались разряды рабочим кондитерского цеха: мастеру Горохову, заведующему цехом, был установлен 8-й разряд, подмастерью 1-й руки Никаноровой — 4-й разряд [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 3. Л. 11].

Большой интерес вызывает ассортимент выпускавшихся артелью кондитерских изделий. В 1937 году были следующие «наименования сортов изделий»: китайские яблочки (помадные), сливочные орешки, орехи заливные, шарики ореховые, мармелад лимон-апельсин, халва ванильная, крема помадные, мессинская помадка в сахаре, рококо сливочно-шоколадное. Самой дешёвой продукцией были крема помадные — в расценках они значились по 30 копеек за килограмм, а самыми дорогими были тянучка и ирис ручной резки — по 95 копеек за килограмм. Весь ассортимент перечисленной продукции в стоимостном отношении был распределён по отдельным бригадам из трёх человек. В итоге дневной заработок артельщиков кондитерского цеха составлял 22 руб. 65 коп., а месячный — 566 руб. 25 коп. Укладка готовых изделий в ящики оплачивалась отдельно — по 10 копеек за килограмм [ГАНО. № 3. г. Балахна. См. Ф. 568. Оп. 1. Д. 1. Протокол № 3. Нормы выработки и расценки на кондитерские изделия артели «Красный пряничник» с 1/ II – 1937 г. Л. 12].

В протоколах собраний артели «Красный пряничник» нашла отражение не только производственная, но и общественная жизнь предприятия, как то: проведение семейных вечеров, утренников и новогодних ёлок для детей, работа детсада и кружков, библиотеки, политинформации («громкие читки»), участие в демонстрациях, работа школы неграмотных и малограмотных, материальная помощь членам артели и пр.

К несчастью, не обошла артель «Красный пряничник» трагическая компания по борьбе с «врагами народа». Сведения о пострадавших артельщиках опубликованы в Книге памяти жертв политических репрессий Городецкого района:

1. Балябанов Григорий Иванович, 1894 г.р., уроженец д. Слободка Работкинского р-на, житель г. Городца, служащий-агент по заготовкам в артели «Красный пряничник», по социальному положению кулак-торговец, имел собственную паровую мельницу. В 1930 году был судим и раскулачен за кулацкий саботаж. Арестован 13.11.1937 г. Городецким РО НКВД и приговорён «тройкой» к 10 годам ИТЛ. Постановлением начальника УНКВД Горьковской области от 10 января 1940 г. дело в отношении Балябанова Г.И. прекращено и он из-под стражи освобождён [ЦАНО. Ф.Р — 2209. Оп. 3 Д. 462].

2. Бахмани Заки, сын Сейфулла, 1900 г.р., уроженец г. Ардебиль, Иран, житель г. Городца, маркер биллиардной артели «Красный пряничник». Арестован 05.02.38 г. Приговорён Особым совещанием 11.10.39 г. к 5 годам ссылки в Северный Казахстан [Книга памяти жертв политических репрессий Городецкого района. — Городец, 2007. — С. 31].

3. Горецкий Исаак Григорьевич, 1884 г.р., уроженец д. Каплице Васильковского р-на Киевской обл., житель г. Городца, зав. колбасным производством артели «Красный пряничник». Арестован 16.11.37 г. Приговорён «тройкой» 20.11.37 г. к 10 годам ИТЛ [Там же — С. 41].

4. Кустов Харитон Фёдорович, 1877 г.р., уроженец д. Фотиха Городецкого района, житель г. Городца, пекарь артели «Красный пряничник», по социальному положению сын извозчика, член старообрядческой общины. С 1923 г. по 1927 г. торговал бакалейными изделиями, а затем рыбой. В 1933 году был арестован органами НКВД и находился под арестом в г. Бугуруслане, в 1926 г. лишался избирательных прав за торговлю. Вновь арестован 20.11.37 г. Городецким РО НКВД. Постановлением заседания тройки УНКВД от 23 декабря 1937 г. заключён в ИТЛ сроком на 10 лет. Умер в заключении. Постановлением президиума Горьковского областного суда от 3 декабря 1958 г. постановление заседания тройки УНКВД от 23 декабря 1937 г. в отношении Кустова Х.Ф. отменено, дело прекращено производством [ЦАНО. Ф.Р — 2209. Оп. 3. Д. 11517].

5. Нелидов Григорий Яковлевич, 1877 г.р., уроженец и житель с. Ковернино, содержатель чайной и колбасной лавки в с. Ковернино по патенту 2-го разряда; имеет дом, двор, амбар, мастерскую, колбасную, баню, корову. В 1917 г. был лишён права голоса как урядник. С 1910 г. урядник при фабрике т-ва И. Синькова, с 1917 г. по 1918 г. служил старшим унтер офицером, председателем ротного комитета в 182 Грогском полку, с 1918 г. приёмщик хлеба для Вятской губернии 8 месяцев, до 1923 г. приказчик Ковернинской кооплавки, в загот. конторе счетоводом около 4 месяцев, до 1924 г. статистик Ковернинского уезда, с 1926 г. содержит колбасное производство, с 1927 г. содержит чайную. В 1937 г. кладовщик колбасной Городецкой артели «Красный Пряничник». В 1919 г. участвовал в кулацком восстании в с. Ковернино по разгону ЦИК. Арестован 10.02.30 г. Постановлением заседания тройки при ПП ОГПУ Нижкрая от 19 марта 1930 г. Нелидов Г.Я. приговорён к заключению в концлагерь сроком на 8 лет с конфискацией имущества, наказание отбыл. Постановлением заседания тройки УНКВД по Горьковской области от 20 ноября 1937 г. Нелидов Г.Я. Приговорён к расстрелу с конфискацией имущества. Расстрелян 14.12.1937 г. в тюрьме г.Горького. Заключением прокурора Горьковской области от 14.12.1989 г. Нелидов Г.Я. реабилитирован [19].

6. Посесор Пётр Захарович, 1894 г.р., уроженец с. 2-я Николаевка Казанковского р-на Днепропетровской обл., житель г. Городца, мастер колбасной в артели «Красный пряничник». В 1930 г. был арестован органами НКВД за хранение валюты, а в 1935 г. судим по ст. 109 УК на 5 лет. Арестован 17.11.37 г. Городецким РО НКВД. Постановлением заседания тройки УНКВД по Горьковской области от 20 ноября 1937 г. Посессор П.З. приговорён к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет. Заключением прокурора Горьковской области от 14.12.1989 г. Посессор П.З. реабилитирован [ЦАНО. Ф.Р — 2209. Оп. 3. Д. 15835].

В конце 1930-х годов артель «Красный пряничник» по-прежнему испытывала трудности в выполнении производственной программы. Артель нуждалась в более просторном и чистом пряничном цехе, своевременном поступлении сырья и новом инструменте. Всё это было серьёзным объективным препятствием к дальнейшему развитию предприятия.

Коллектив артели «Красный пряничник», 1939 год
Коллектив артели «Красный пряничник»,
1939 год

Судя по протоколу от 17 мая 1939 года, бригадиры пряничного цеха «возражали в части установления норм по мятным и сливочным пряникам. Вместо 350 килограмм, по их мнению, следует установить норму не свыше 300 кг» [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 3. Протокол № 14. Л. 36]. В протоколе от 22 июля 1940 года ставился вопрос о заготовках артельщиками ягод, грибов, хрена и других видов дикорастущих растений, «применяя их на производстве и тем самым выполняя производственную программу» [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 4. Протокол № 5. Л. 11].

Вопрос дефицита сырья, как и прежде, стоял очень остро. Из протокола от 24 августа 1940 года: «В виду отсутствия планового сырья производственную программу за 1-й и 2-й квартал артель не выполнила. А поэтому необходимо этот прорыв перекрыть 3-м 4-м кварталом путём организации других новых видов работ, т.е. заготовкой и засолкой овощей на основе решения Пленума Пищепромсоюза от 17 августа 1940 года» [ГАНО. № 3. г. Балахна. Ф. 568. Оп. 1. Д. 4. Протокол № 8. Л. 15].

Несмотря на многочисленные объективные трудности, связанные с экономической политикой Советской власти, «Красный пряничник» внёс свой вклад в развитие пряничного промысла Городца. Благодаря работе артели этот промысел он не угас. Очень важно, что сохранилась традиция изготовления печатных пряников с резных досок, выполненных на высоком художественном уровне. Сегодня в пряничном производстве по-прежнему используется доска известного мастера-резчика середины XX века Георгия Бахарева, и выпекаемые с неё 5-килограммовые «стерлядки» являются прекрасным образцом печатного пряника.

Наследником «Красного пряничника» в 1950-е годы стал пищекомбинат, который сохранил и преумножил традиции пряничного дела в Городце.