Эдмонд Розенфельд (Edmond Rosenfeld) — владелец художественных галерей (Galerie les Oreades. Tableaux-Dessins XIXéme-XXéme Peinture Russes) в Париже, Тулузе и Лионе. В 2000 году он побывал в Городце во время турпоездки на теплоходе по Волге. Заинтересовавшись городецкой росписью, господин Розенфельд специально приехал в наш город, чтобы ближе познакомиться с местным промыслом. После этого неоднократно бывал на фабрике «Городецкой росписи», приобретал работы местных художников и продавал во Франции.

Накануне праздника древнего города (сентябрь 2006 года) Эдмонд Розенфельд вновь посетил Городец и любезно согласился дать интервью специально для «Волжского перекрёстка».

Edmond Rosenfeld

— С какой целью Вы приехали в Городец в этот раз?

Вы знаете, каждый галерист мечтает найти своё направление, отличающее его от других, какие-то эксклюзивные вещи, которые были бы только в его галерее. Конечно, не хочу сказать, что в Городце я нашёл своего Модильяни, но кто знает?

В прошлый раз я сделал заказ работ на фабрике «Городецкой росписи». Часть изделий будет выставлена 3 ноября 2006 года в Париже в моей галерее. Это первая крупная выставка. До этого я показывал городецкую роспись друзьям и коллегам. Им очень понравилось, и я решил показать вашу роспись широкой публике. Галерей во Франции очень много, и каждая стремится предлагать что-то особенное. В своей галерее мне хочется сделать акцент именно на городецкую роспись.

Мой друг, испанец, тоже коллекционер и бизнесмен, попросил устроить выставку русского декоративного искусства в Испании. Его очень заинтересовали изделия городчан, высокий уровень их исполнения. Тогда я сделал большой заказ на фабрике для своей галереи — панно, шкатулки…

Я думаю, что городецкие панно — это настоящие картины, которые можно читать. И их нужно ценить очень-очень дорого! И я уверен, что пройдёт какое-то время и произведения художниц городецкой росписи будут цениться настолько высоко, что уже не каждый сможет их купить.

— Чем может привлечь французов наш промысел?

Я долго размышлял об этом искусстве, потому что первое впечатление — очень важная вещь для осуществления многих идей. Я занимаюсь продажей картин русских художников давно, но как мне кажется, ни одна галерея никогда не выставляла произведения городецкой росписи. У вас принято считать, что это сувениры, арт-деко. Думаю, многие даже не осознают, что городецкая роспись — это самое настоящее искусство, высокое искусство!

Я видел, как работают городецкие художницы — очень тонко, эстетично. У каждого художника своя неподражаемая манера письма. В ней видно нечто особенно русское, что даже не нужно объяснять словами. У живописи свой язык.

Чем больше узнаёшь ваших художниц, тем сложнее отдавать кому-то из них предпочтение: у каждой свой стиль. Их работы не спутаешь, точно так же, как не спутаешь картины Моне и Мане. И это ещё раз подтверждает, что городецкая роспись — это искусство! В работах городецких художниц живёт их душа, потому что они любят свою культуру и очень бережно относятся к своему делу.

Когда я вижу городецкое искусство, осознаю, что любой сюжет характерен для нашей общей культуры. Например, сказки Пушкина — это часть русской культуры, но они близки и понятны всей Европе. В городецких сюжетах есть определённая театральная организация — чаепития, гулянья, даже войны. Этого никогда не увидишь в наивном искусстве, свойственном Таити или Доминиканской республике. Во Франции сразу понимают ваше искусство!

— Понравился ли Вам наш праздник города?

— Да, очень понравился. Праздник действительно замечательный. Хотя на мой взгляд ваши девушки и женщины одеваются несколько безвкусно. Я даже представить не могу, чтобы наши женщины так одевались. Прически тоже странные.

— На что кроме причесок Вы обратили внимание?

— Очень понравились старинные деревянные домики. Во французском языке нет слова «домик» — есть жилой дом (la maison) и маленький дом (la maisonnette). А вот в смысле маленького уютного жилого дома — нет. Очень понравилась старинная русская медовуха.