Святое озеро
Святое озеро

СВЯТЫМ ОЗЕРОМ называют водоём (далее — объект), расположенный в южной части исторической зоны Городца между улицами Маслова и Кооперативной, корпусами бывшего литейно-механического завода и зданием средней школы № 1. Он имеет форму, близкую к правильному прямоугольнику с размерами 70 х 90 метров. Расстояние от берега до автомобильной дороги вдоль ул. Д. Маслова — 17 метров.

Со слов старожилов, в XIX веке объект назывался «Рязаново болото» — по фамилии городчан, владевших расположенным рядом заводом и жившим возле него (в советские годы — предприятие «Молот»; дома Рязановых на улицах Свердлова и Маслова сохранились).

Исторически этот район относится к территории древнего Городца XII века (посада), и с берега водоёма прекрасно обозревается крепостной земляной вал. Расстояние от воды до восточного участка вала — ровно 100, а до южного — около 300 метров.

1

Древняя часть Городца с высоты
Древняя часть Городца с высоты

О происхождении водоёма мнения специалистов разнятся.

Геолог Чернов С.Л. в заметке «Геология об истории Городца», изданной в районной газете в 2013 году, утверждал об искусственном характере озера («обводнённом карьере»): «Я — коренной житель Городца, улицы Свердлова. Происхождение Рязанова болота мне известно с детства: хорошо помню рассказы взрослых о том, что здесь брали грунт при возведении вала. Возможно, это утверждение будет оспорено историками, но такова народная память, да и сам вал в этом месте очень мощный, высокий».

Святое озеро в 2000-е годы

Противоположную точку зрения высказали метеорологи Филина Л.В., начальник Гидрометцентра Нижегородского ЦГМС, и Герасинкина Т.М., начальником отдела гидрологического режима ГМЦ. Накануне инженерных работ по расчистке озера 26 мая 2009 года они провели обследование и заключили, что «…озеро Святое является естественным водным объектом, питающимся родниками и талыми водами. Берега озера пологие, покрытые в летнее время луговой растительностью, кустарником. В зимнее время озеро промерзает до дна. Дно илистое, в настоящее время озеро заболочено» (Акт от 28.05.2009 № 11-24/56. Документ в архиве Завернихина В.В.).

Об объекте в древнерусский период учёные данных не имеют. Его происхождение и раннее именование археологическими и письменными источниками не прослеживается. В 2009 году при обследования котлована озера экспедицией археолога из Москвы к.и.н. Зеленцовой Ольги Викторовны были обнаружены остатки постройки, атрибутированной как «нижний венец деревянного сруба XVIII века, возможно часовня или купель».

Письменные данные о районе объекта известны с XVII века. Профессор Филатов Н.Ф. писал, что деревня Подветелева (будущая улица Дмитрия Маслова) впервые упомянута в крестьянских описях в 1646 году: в ней 3 двор с 10 жителями мужского пола (См.: Филатов Н.Ф. Городец на Волге XII–XIX веков. Нижний Новгород, 2005. С. 34). Однако по документам Государственного архива Нижегородской области (ГАНО) краевед Тонышев С.В. находит первое упоминание деревня Подветельной Балахнинского уезда в 1623 году. Тогда она входила в вотчину Ольги Борисовны — дочери бывшего царя Бориса Годунова:

Деревня Подветельное а в ней крестьяня Дв. Якушка Григорьев Дв. Якушка Левонтьев Дв. Гришка Григорьев Дв. Ивашко Тимофеев и всего четыре дворы а людей в них тож. Пашни худые. Земли тринатцать чети с третником в поле а в дву потому ж. Сена на острову на Сосновце дватцать копен. В живущем треть выти.

Со слов Тонышева С.В., более ранних переписных книг по этой вотчине неизвестно. В 1623 году в Подветельной было 4 двора. Сенокос у её крестьян был на острове Сосновце — 20 копен. Озеро в документе не упоминается.

Список нач. XVIII века с оригинала 1623 г. с Сотной грамоты на половину Городецкой волости
Список с Сотной грамоты на половину Городецкой волости — бывшую вотчину царевны старицы Ольги Борисовны, отписанную на государя. Список начала XVIII века с оригинала 29 июня 1623 года //
ГАНО. Ф. 2013. Оп. 602а. Ед. хр. 6. Л. 32-об.
Деревня Подветельная сверху подчёркнута карандашом. Внизу подчёркнута «деревня Новинская Серкова тож»
(Тонышев С.В.)

Вероятно, близлежащий к Подветельной водоём имел то же имя, что и деревня — «Подветелево» — в значении «заросший ивами» (ветла — это род ивы). Однако вплоть до середины XIX века ни в письменных источниках, ни в картах название объекта не указано. Умалчивали о нём как исторической достопримечательности и краеведы того времени (знаток Городца писатель Мельников-Печёрский П.И., авторы первого волжского путеводителя братья Чернецовы (см.: Академики Г. и Н. Чернецовы «Воспоминания из путешествий по Волге. 1838–1862. Слобода Городец»), иеромонах Афанасий, составитель «Исторических сведений о Городецком монастыре» (1849).

В Списке населённых мест Нижегородской губернии (Нижний Новгород, 1911) деревня Подветельная числится в Больше-Песошнинской волости во 2-м округе бывших удельных крестьян за № 212 — вместе с другими населёнными пунктами в черте древнего посада Городца: деревнями Оползино, Кузнецово, Ларинской Слободкой. В том же округе были соседствующие с Городцом деревни Кумохино, Кудашиха, Матренино, Слоново и др.

2

Впервые легенда об уникальном городецком озере, давшая объекту современное название, встречается в рапорте священника Архангельской церкви села Городца Феодора Весницкого на имя нижегородского епископа Иеремии от 15 ноября 1856 года (см.: Давыдов А.И. Древности Городца в восприятии его жителя середины XIX века // Материал конференции «Городецкие чтения» 2014 года). Очевидно, легенда была создана под влиянием «Китежского летописца», тем более, что прежде Городца Весницкий служил в селе Владимирском Макарьевского уезда.

Говоря об одном из озёр на территории, ограждённой валом, отец Феодор пишет о деревянной церкви во имя Божией Матери Одигитрии (Феодоровской): Во время Батыева нашествия эта церковь, дабы не быть осквернённой, скрылась под землю, а на её месте образовалось указанное озеро. В подтверждение тому, старожилы якобы «в Пасхальное время, во дни Вознесения Господня и Св. Троицы в разлив воды на том озере… неоднократно видели Луч Крестоообразный по оному, и с особыми сиятельными отражениями» (Цит.: Давыдов А.И. Древности Городца в восприятии его жителя… Ссылка на источник — Центральный архив Нижегородской области (далее — ЦАНО). Ф. 570. Оп. 558. Год 1856. Д. 319. л. 16).

Легенда о Святом озере окончательно складывается в последней четверти XIX века. Впервые объект назван таковым (правда, ещё с прописной буквы, как имя нарицательное) в «Летописи села Городца» (1886), сочинённой священником местного Троицкого собора Соколовским Аполлоном Яковлевичем. Кроме легенды о Святом озере эта «Летопись» содержит рассказы об истории таких мест как слобода Верхняя Полянка, гора Шихан, сельцо Штатное, улица Варыхановская.

«Летопись» стала едва ли не отправной точкой городецкого исторического краеведения. Трудно сказать, на какие труды опирался сам отец Аполлон. По крайне мере предыдущая работа о Городце — «Из описания Феодоровского Городецкого монастыря» (1872) — об этих сюжетах полностью умалчивает. В описании явления князю Юрию Долгорукому Феодоровской иконы никакое озеро там не упомянуто («Подле Городца, вне вала, стояла древняя часовня…»).

В отличие от рапорта Феодора Весницкого «Летописец» Соколовского А.Я. помещает Святое озеро в другой исторический контекст. Отец Аполлон не касается сюжета с древним Феодоровским храмом (ровесником Городца), якобы ушедшим в его воды в 1238 году. Святое озеро становится у Соколовского местом миссионерской деятельности Святителя Симона — духовного соратника великого князя владимирского Георгия Всеволодовича, пребывавшего (по мнению автора) в Городце с 1216 по 1219 годы:

«Есть в десяти шагах на восток от святого озера и немой свидетель благодатного торжества света над тьмою, христианства над язычеством. Есть свидетель того, что таинство крещения над нашими предками совершалось именно в этом озере. И что, в самом деле, значило бы, какой смысл имело бы, что из всех вековых сосен, покрывающих вал и разветвляющихся всегда в форме креста, одна только сосна носит преимущественное, ей одной присвоенное название «крестовая сосна»? Почему одна, именно та, что против озера, крестовая? Да не иначе, как потому, что Святитель здесь, на этом месте, близь собственно сосны, по выходе из воды крещаемых, вручал им кресты, которые они тотчас и надевали на свои выи» (Указ. соч. С. 17–18; здесь и ниже выделено жирным мной — А. Е.).

Далее Аполлон Соколовский даёт замечание, для нас очень важное:

«Суеверие городчан, особенно старух, чуть не обожает крестовую сосну. Часто в дупле этой сосны находят вклады, как-то: деньги, холст, ладан, свечи, яйца и тому подобные приношения. Обожание это основывается на следующем: будто в самую полночь первого дня Пасхи, вместе с ударом колокола, из вод св. озера выходит смиренный старец в иноческом одеянии, опоясанный полотенцем, в белом колпачке и с бурачком в руке. По выходе этот таинственный старец с пением стиха “Христос Воскресе” становится на молитву и совершает её, обращаясь лицом к крестовой сосне. По окончании чего он, будто, забирает из дупла приношения и с ними исчезает в озере, в котором, как опять говорят, в этот праздник также слышится невнятный гул, похожий на пение и звон.

Есть тёмное предание, будто на месте св. озера до разорения Городца монголами стоял монастырь. Бог, не желая допустить монастырскую святыню святотатственному поруганию безбожных татар, сохранил её чудом. Монастырь со всем и с иконами, будто, ушёл под землю, напоминая о себе изредка явлениями в роде вышесказанных. Есть в Городце старицы, коих ничем нельзя разуверить в мнимости и очевидной нелепости этого легендарного и в высшей степени суеверного сказания» (Указ. соч. С. 18).

Вскоре после «Летописца» вышла новая редакция очерка о городецкой обители — «Историческое описание Фёдоровского монастыря и о минувшем политическом значении села Городца» (1890).

Озеро у вала там «с давних времён носит название Святого», хотя о происхождении названия авторы не говорили категорично — «от того ли, что здесь в самом деле было святое место — храм, или иноческая обитель, или от того, что, как говорит предание, в нём принимали крещение новообращённые и язычники. В настоящее время это озеро обмелело и из него образовалось только болотистое место, не пересыхающее в течение всего лета. Вблизи озера прежде находилась старая сосна с разветвлениями не вполне правильного креста, на которой и теперь есть два или три медных небольших креста, прикреплённых к ней гвоздями, поэтому и существующая по настоящее время эта сосна носит название крестовой» (Указ. соч. / машинописная копия. С. 4).

Как видим, критический тон, характерный для сочинения Соколовского А.Я., со страниц «Исторического описания» уходит. Рассказ о крестовой сосне (написанной ещё с маленькой буквы, нарицательно) заканчивается так:

«Заключается или нет сколько-нибудь справедливого в упомянутом предании, указывающем на существовании монастыря ещё задолго до построения Городца, бывшего на его месте, во всяком случае, стоявшая здесь часовня свидетельствовала по крайне мере о том, что это место уже издревле было избрано для молитвы и было освящено ею». (Там же).

Близкая редакция этой легенды опубликована в 1893 году в газете «Волгарь (№ 24. Поволжские вести. С. Городец, 26 января):

«Вал городецкий с его вековыми соснами, глубоким рвом и теперь сохранился. Кстати, замечательна история одной находящейся на валу сосны… В черте земляного вала теперь находится непересыхающее болото, называемое жителями “Святым Озером”. Озеро это образовалось, по преданию, вследствие когда-то бывшего здесь провала монастыря вместе с иночествующими. Вблизи этого озера прежде находилась старая сосна, называвшаяся “крестовою”. Объясняют, что она получила название оттого, что принимавшие святое крещение язычники подходили к этому дереву и на них возлагались крестики, которые, вероятно, развешивались на сучках её. Сосну “крестовую” жители суеверно почитали. Такое почитание вызвало распоряжение начальства об истреблении этого дерева: около 100 лет тому назад она была срублена и сожжена…

Недалеко от уничтоженной сосны осталась другая, с разветвлениями, имеющими подобие креста. Эта существующая и по настоящее время сосна, с прикрепленными к ней небольшими крестиками, носит название тоже “крестовой” и пользуется уважением со стороны простого народа».

В тексте этой газетной статьи обратим внимание на два интересных места. Первое: это рассказ о том, что обычай развешивать кресты на сосне, якобы шёл издревле и был частью обряда крещения вновь обращённых на Святом озере христиан. Второе: существование более раннего, уничтоженного столетием прежде, аналогичного древа. Упоминание об этой полузабытой Крестовой сосне мы читаем впервые.

«Старинный вал (соп), бывший как укрепление от неприятеля». Фото начала XX века
«Старинный вал (соп), бывший как укрепление от неприятеля».
Фото начала XX века

Последнее дореволюционное издание «Истории Феодоровского Городецкого монастыря…» (1913), продолжает сближение ранней историографии обители с легендами о Святом озере:

«По поводу того, что здесь мог быть ещё задолго до основания Городца и описываемой обители (основанной Георгием Владимировичем Долгоруким — А.Е.) существовать монастырь имеется довольно интересное предание, как бы дополняющее первое.

А именно внутри земляного вала есть небольшое озеро, образовавшееся (по преданию) от провала, и здесь будто бы в древнейшие времена стояла обитель, погибшая вместе со всеми иночествующими (Сказание о граде Китеже). С давних времён это озеро носит название «Святого». Название это оно могло получить и оттого, что здесь, как уже было сказано, было святое место, храм или обитель, или оттого, что в этом озере, по преданию, принимали крещение новообращённые язычники. В настоящее время это озеро обмелело и из него образовалось болотистое место, не просыхающее почти в течение всего лета. Вблизи этого озера находилась сосна, прозванная Крестовой. Жители Городца не только её уважали, но и относились к ней с некоторым суеверным обожанием. Такое почтение к ней народа вызвало в начальстве распоряжение об уничтожении этого дерева. Более ста лет тому назад эту сосну, по повелению начальства, срубили и сожгли…» (Указ. соч. С. 15–16).

Далее сюжет о сосне «История» дополняет любопытной деталью:

«По всей вероятности, эта сосна получила такое название потому, что принимавшие в озере святое крещение, подходили к этому дереву и возлагали на него свои крестики, развешивая их по сучьям…»

Как видим, в отличие от Соколовского А.Я., авторы сочинения 1913 года предприняли попытку не критически отвергнуть, а напротив — присоединить к истории монастыря сюжеты, связанные со Святым озером: и почитание издревле Крестовой сосны, и существование рядом с ним древнего храма или даже обители.

В сюжете крещения на Святом озере весьма показательна эволюция «действующего» в этом рассказе креста. Напомним, у отца Аполлона «Святитель… по выходе из воды крещаемых, вручал им кресты, которые они тотчас и надевали на свои выи». В корреспонденции «Волгаря» кресты, оказывается, уже заранее приготовлялись к таинству крещения и были, «вероятно», развешены на ветвях сосны. А в «Истории…» 1913 года кресты на дерево возлагали уже сами (!) принимавшие в озере святое крещение.

Также как трактовка названия Крестовой сосны претерпел изменение и взгляд на храм (часовню, монастырь), бывший на месте Святого озера. Сюжет с этим монастырём Соколовский в своё время называл «тёмным преданием». Однако именно сюда, к озеру (а не «подле Городца, вне вала», к востоку от него — как было в издании 1890 года), авторы «Истории…» отнесли и древнюю часовню с образом иконы Богородицы, давшую начало самому Феодоровскому монастырю:

«Вблизи срубленной сосны осталась и другая с разветвлениями, походящими на правильной формы крест. И теперь даже на ней имеются два или три небольших медных креста, прикреплённых гвоздиками. Поэтому и уцелевшая сосна носит название также Крестовой.

Заключается или нет в этом предании что-либо справедливое, судить довольно трудно, но во всяком случае, стоявшая здесь часовня, что подтверждается историческими данными, по крайней мере могла свидетельствовать, что это место издревле было избрано для молитвы.

Вот в этой-то часовне стояла древняя и в то время икона Божией Матери Одигитрия, по преданию, написанная евангелистом Лукой» (Указ. соч. С. 16).

В чём же причина такой трансформации легенд о Святом озере, которые мы наблюдаем на рубеже XIX–XX веков? Очевидно, что ответ кроется в особом почитании этого места городецким старообрядчеством. У Соколовского А.Я. есть на этот счёт примечание:

«Некоторые из старообрядцев крестят и теперь своих младенцев в св. озере: слабо же рожденных и больных просто купают в нём в той мысли, что если младенцу не жить, то он после купанья непременно скоро умрёт. То и другое делается, обыкновенно, глубоким утром — лишь только взойдёт заря.

Другие верят в целительную силу свято-озерской воды: особенно к ней прибегают больные глазами». («Летопись Городца». С. 17 прим.)

Впрочем, остаётся вопросом, почему до работы Соколовского А.Я. Святое озеро и Крестовую сосну обходили молчание остальные авторы, писавшие о достопримечательностях Городца. Не было ли почитание озера старообрядцами сравнительно новой традицией? И какую роль сыграл в этом рапорт отца Феодора Весницкого, сделанный в 1856 году? Быть может, он стал одним из толчков к формированию мифа об этом месте, вошедшем как в среду местных старообрядцев, так и в труды краеведов? Чтобы правильно ответить на эти вопросы, необходимо привлечь данные «противной» стороны, т.е. старообрядческую историографию. Без неё представить реальную картину пока весьма и весьма затруднительно.

Святое озеро на карте Мендэ. 1850-е годы
Святое озеро на карте Мендэ.
1850-е годы

3

В середине XX века интерес к Святому озеру и легендам о нём по идеологическим причинам сошёл на нет. Для местных жителей он вновь стал «Рязановым болотом». Из-за активной хозяйственной деятельности на его берегах оно уменьшилось в размерах и обмелело. Если обратиться к карте Мендэ (1850-е годы), то хорошо видно, что площадь озера за столетие заметно сократилась.

«“Рязаново болото” до его реконструкции, проведённой несколько лет тому назад, — писал Сергей Леонидович Чернов в 2013 году, — имело прямоугольную форму, нехарактерную для природных водоёмов. Оно было разделено перемычкой (гривой) на две части. Грива была с травяным покровом, то есть она не была дном водоёма, она разделяла два разновозрастных водоёма. Восточный водоём был больше и глубже, его глубина была до 1,5 м, плюс 0,5 м ила, глубина западного водоёма была около 0,5 м. Многие рыбаки помнят, что зимой на Рязановом болоте при намывке мотыля часто приходилось делать новые лунки, так как слой ила быстро заканчивался. Для геолога малая мощность ила свидетельствует о коротком периоде осадконакопления, т.е. жизни озера — менее тысячи лет. Природные водоёмы имеют донные отложения, в том числе и торфяники, гораздо большей мощности — до 10 и более метров.

Вид с Рязанова болота на улицу Дмитрия Маслова и крепостной вал. Середина XX в. Фото из архива Чернова С.Л.
Вид с Рязанова болота на улицу Дмитрия Маслова и крепостной вал.
Середина XX века.
Фото из архива Чернова С.Л.

Грива на озере была видна не всегда, она появлялась летом, когда понижался уровень воды, с неё было удобно черпать воду ведром для полива огорода, потому что в других местах было мелко и берег илистый. В начале зимы, когда не было снега, на гриве переодевались хоккеисты команды “Водник”. На меньшей половине болота в хоккей не играли, было мелко и на льду торчали вмёрзшие ветки и всякий металлолом» (Чернов С.Л. Геология об истории Городца. 2013).

По словам краеведа Климовой Л.А., «в 1950–1952 годах колхоз “Красный маяк” начал расчистку озера, да так неумело, что вода куда-то исчезла. Позже она снова появилась» (Климова Л.А. Госпожа Вода! Городец, 1999. С. 41). В указанной книге о Святом озере Лидия Андреевна написала немного, всего две страницы, но зато с указанием ряда интересных подробностей (к сожалению, без ссылок на источники):

«Легенда, записанная в старинной рукописи, рассказывает: "…неизвестно когда пришедшая сюда кучка мнихов со своим игуменом построила здесь монастырёк (скит). Один из мордовских князьков напал на этот скит. Монахи стали молиться, прося бога о защите. Бог возжалился на людей и спас их. Земля вдруг расступилась и укрыла иночествующих. Забили ключи, и на месте скита появилось озеро…"

Старожилы рассказывают, что их деды слышали, как из глубины озера раздавался колокольный звон, видели огни горящих свечей, и даже крест церкви показывался из воды.

А в 30-х годах XX столетия дед Яков рассказывал, что, будучи мальчишкой, чуть не утонул в этом озере. Коснувшись его дна, Яша увидел: на паперти сидела женщина с распущенными волосами. Резким толчком она вытолкнула мальчишку на поверхность озера…

Старообрядцы суеверно поклонялись крестовой сосне…, и по приказу царя она была срублена в 1837 г. Но рядом росла сосна, ветки которой напоминали шестиконечный крест. В ствол этой сосны врос крест, и новые власти в 1930 г. вытащили его, а позже спалили и сосну. Эти сосны росли за домом Рязановых. Первое упоминание об этой династии относится к 1676 году… и в течении почти 250 лет (Рязановы) следили за озером, вовремя чистили его. Над ключом поставили часовенку, с берега шли мостки к ней.

На Преполовение (Средокрестие) и на Пасху собирались сюда старообрядцы, молились у сосны… Но люди поклонялись ещё и сосне, которая росла на валу за домом Морунова, и называлась она Радосергиева сосна (после 1925 г. её уже не было)».

Когда же исчезла знаменитая Крестовая сосна на валу, описанная краеведами XIX века? По воспоминаниям одного городчанина, рассказанным автору этого очерка, сосну разбила молния в 1970-е годы (он был тогда ещё мальчишкой). Пень, вероятно, от того самого легендарного дерева, и теперь показывают экскурсантам, прогуливающимся по валу.

В тексте Климовой Л.А., цитированном выше, указано празднование у Крестовой сосны Преполовения.

Вознесенская часовня на сваях посередине Святого озера
Вознесенская часовня на сваях посередине Святого озера

Вероятно, почитание городчанами водоёма, известного в XIX веке как «Святое озеро», имело давнюю традицию, не обязательно связанную со старообрядчеством. В районе Архангельского погоста по писцовым книгам 1666 года известна «церковь Вознесение Христово да в пределе Пречистые Богородицы Казаньския. Церковь новая, о пяти главах, а строение та церковь Городецкой же волости крестьян Макарка да Коски Павловых детей Слоновых» (Цит.: Филатов Н.Ф. Городец на Волге XII–XIX веков. Нижний Новгород, 2005. С. 123). Позднее этот храм был утрачен из-за оползней (осыпей) волжского берега, и в память о нём при вновь выстроенном храме Михаила Архангела (1712) был устроен Вознесенский придел.

Схема реализации проекта
Схема реализации проекта

Походная башня с фрагментом стены на Посад. На втором плане — Воеводский двор
Походная башня с фрагментом стены на Посад.
На втором плане — Воеводский двор


Развертка по ул. Маслова
Развертка по ул. Маслова

Восстановление объекта как исторической и природной достопримечательности Городца – Святого озера — произошло в хоСде реализации муниципальной программы «Городец – XXI век».

В 2006 году городчанин Завернихин Валерий Васильевич в соавторстве с московским архитектором Бодэ Андреем Борисовичем предложили проект туристического комплекса «Княжий город» на берегах Святого озера. Однако областное правительство выбрало другой подобный проект — «Город мастеров» у Волги. Тем не менее, Святое озеро было включено в перечень мероприятий по проведению Александровских дней в Городце. Летом 2009 года силами специалистов ООО «Мостопроектстрой» дно водоёма было полностью выкопано и вновь заполнено водой, а рядом поставлено деревянное церковное строение. После переноса «часовни» с берега на прочное основание в центре озера оно приобрёло современный вид.

Проект «Княжий город» не осуществлён. На конференции «Городецкие чтения» в 2012 году авторы презентовали его учёным и общественности, но свою роль в возрождении Святого озера он уже сыграл.

Надеемся, водоём у древнего крепостного вала (озеро Подветельное — Рязаново болото — Святое озеро) более не придёт в запустение.

Святое озеро (Рязаново болото) до инженерных работ
Святое озеро (Рязаново болото) до инженерных работ
Строительная техника в котловане озера
Строительная техника в котловане озера
Сваи для будущей часовни
Сваи для будущей часовни