улица Веры Фигнер

Я родилась и выросла на посёлке мехзавода. Это было время, когда в Городце домов выше трёх этажей не было. Центр города был деревянно-кирпичный одно-двухэтажный. Больница располагалась в таких же зданиях. Если житель посёлка мехзавода собирался в центр, он сообщал, что «пошёл в город». Торговая часть с основными магазинами находилась на улице Максима Горького и по Большому Кировскому съезду. Если шли за покупками, то говорили «иду на низ».

Из нашего посёлка «в город» можно было пройти несколькими дорогами. Одна шла от ворот больничного гаража вдоль забора больницы и выходила на улицу Кирова. Здесь ходили «на низ», гулять «на край» и «городом на стадион». В то время популярны были футбольные матчи между городецкими командами «Водник» и «Спартак» и иногородними футболистами. За своих болели страстно и громко. Всплески эмоций со стадиона раздавались по всему городу.

На рынок и на автостанцию ходили через больничный городок мимо детского отделения, выходя прямо на улицу Веры Фигнер.

Современный городчанин вряд ли сможет показать, где находится эта улица, ведь осталось от неё три дома. А раньше это была широкая, красивая улица, состоящая в основном из частных домов. Среди них не было архитектурных памятников, но многие были дореволюционной постройки, как дом, стоявший на углу, слева ближе к больнице. Однажды с подружкой я побывала в нём. В мезонине этого дома жила её бабушка. Запомнилась узкая скрипучая деревянная лесенка с точёными балясинами и особенный запах старого деревянного дома.

В каком-то из домов по левой же стороне улицы жили «монашки», богомольные старушки, ходившие всё время в чёрных одеждах. На Пасху моя бабушка ходила в этот дом на молебен. Думаю там собиралось немало верующих. Позже, когда я прочитала Мельникова-Печерского, подумала, что, наверное, это были переселенцы или их потомки из разорённых скитов, которые продолжали вести тот же образ жизни, что и в поселениях старообрядцев лесного Заволжья.

Были на этой улице двухэтажные дома: низ — каменный, верх — деревянный. Жили в них простые рабочие люди. Имели ли они отношение к бывшим владельцам этих домов судить трудно… Улица была обсажена высокими старыми деревьями. Дома утопали в садах. А где- то между домами, по левой стороне улицы (если стоять спиной к больнице) был небольшой пруд. Улица Веры Фигнер продолжалась и на автостанции. Там, где сейчас автобусные остановки и магазины РайПО, стояли деревянные дома с городецкими крылечками, со скамеечками на них, где любили посидеть старушки и прятались от дождя немногочисленные пассажиры.

За огородами правой стороны улицы Фигнер находился «старый стадион». На моей памяти он не действовал, но мальчишки окрестных улиц и находившегося неподалёку детского дома гоняли там в футбол. В начале стадиона, через дорогу от больницы — братская могила. Там захоронены были солдаты, погибшие от ран в больницах и госпиталях района во время Великой Отечественной войны. Теперь братская могила перенесена на городское кладбище.

На «старом стадионе» проходили первомайские и октябрьские демонстрации трудящихся. Здесь устанавливалась трибуна. С неё городское начальство приветствовало демонстрантов. На этом же стадионе в самом начале 60-х была смонтирована первая карусель для детей. На деревянном подиуме друг за другом кружились пары лошадок. Довольно долго карусель была единственным аттракционом и любимым местом отдыха городчан.

Сразу за пределами «старого стадиона» стояла ещё одна достопримечательность Городца — «двадцатый магазин». В то время он был точной копией «голубого магазина», что на улице Тимирязева. В семидесятые этот магазин был переведён на первый этаж нового дома на улице Якова Петрова и был самым первым современным гастрономом в Городце. Очереди же советского времени благополучно прописались за стеклянными витринами нового магазина.

улица Максима Горького
на пересечении улицы Максима Горького и Большого Кировского съезда

Рядом с деревянным двадцатым магазином в 1960 году выросло трёхэтажное здание КБО, с водопроводом и канализацией, как в большом городе. Городчане ходили туда, как на экскурсию. С этого здания началось преображение центра Городца. Один за другим стали вырастать пятиэтажные дома. Улица имени революционерки Веры Фигнер была поглощена Пролетарским микрорайоном и пропала почти бесследно. Но иногда всплывает в памяти тот Городец, город детства. Отчётливо увидишь вросшие в землю домики на Колхозной, магазин игрушек в старом купеческом складе, огромные валуны на углах улиц, голубые деревянные киоски «Мороженое», аромат пряников над всем городом и стрекот швейных машинок из открытых окон цеха на улице Кирова. Город, каким он остался только на старых фотографиях и в памяти старожилов.

2008 год