Игра в козны

Игра в козны бывает пяти родов: в плоцку, жошок, в кон, закатыш и пяток. Прежде описания их необходимо уяснить термины, употребляемые в игре в козны. Если козон упадёт спинкой или своей выпуклой стороной кверху, то это называется жох или жошок, противоположный этому стороной упадёт — ничка; если ляжет на правый бок, то это плоцка, на левый — тюря или сыха.

Первые две игры в жох и плоцку очень безъискусственны. Играющий мечет вверх козон, и если упадёт козон жохом, то игрок берёт все поставленные на кон козны, если-же упадёт другой стороной, тогда он платит столько-же, сколько поставлен на кон. Игра в плоцку происходит таким-же образом, только вместо жоха выигрывает плоцка.

В закатыш. Каждый из участвующих в игре ставит пару, гнездо; имеющий две битки, ставит на кон цену, т.е. два гнезда. Козны ставят поперёг, один за другим, в плотную, потом забрасывают (в других губерниях сачат) битки, всякий куда хочет. Бьёт первый тот, у кого козон упал дальше всех, за ним ближайший к кону и так далее, а последний бьёт тот, кто при бросании своей битки скажет: «я у кона». Этому последнему впрочем редко достаётся бить, так как козны, большею частию, бывают сбиты другими; иногда-же на его счастье, кон остаётся непочатым, и он на свободе, ставши как можно ближе к кону, приловчившись, сбивает все стоящие на кону козны. Если-же при этом остаются ещё козны, то к ним приставляются другие и игра идёт прежним путём.

В кон. Каждый из играющих ставит по гнезду; козны стоят вдоль, попарно. Потом с известного далёкого места игроки бьют поставленные на кон козны, стараясь забросить свои битки (налитые оловом или чугунные) за кон, откуда вторично приведётся бить. Сбивший в первом случае (а это редко бывает по отдалённости места), берёт сбитые им козны; потом играющие переходят туда, где упали их битки. Плоцки бьют раньше, жохи после них, нички должны бить левою рукою; недобросившие-же за кон играют слепышами, т.е. зажмуря глаза. Когда бьёт последний и на кону остаётся много ещё козон или бабок, то другим попускается приставлять к кону один козон и приставивший домку, берёт все оставшиеся на кону козны, когда последний из играющих успеет сбить хотя один козон. В некторых-же местах оставшиеся после последнего удара козны делятся поровну, между последним игроком и приставившим домку.

В пяток или городок. Ставят диаметрально-противоположно четыре козна и в средине их пятый. В самом близком расстоянии их бьют; если сбито нечётное количество — один, три, пять — то берут их себе; в противном-же случае платят выбитое количество тому, кто поставил пяток. Игра эта бывает и иначе. Такой-же пяток и таким-же точно образом ставит кто-нибудь в далёком расстоянии от черты, с которой бьют играющие, например, саженях в двух, четырёх и более. Если бьющий не попал или, как говорят, промитился мимо, то козны, которыми он бил, поступают во владение того, кто ставил город. Когда-же кто из играющих собьёт хотя один козон из города, то делается сам обладателем города и тех козон, которые бросают другие, до тех пор, пока его, в свою очередь, кто-нибудь не сменит.

В мяч

В Нижегородской губернии игр в мяч существует пять. Они следующие: в стенку, в ярки, в лапту, в кобылку и в круг.

Игра в стенку, или выходы состоит из рода вычурных фигур и телодвижений, при которых ловится мяч, например, через ручку, через коленко, в ковку (в землянку), когда ловят отскочивший от земли мяч и т.под. Не успевший проделать их с трёх приёмов после того, как их проделают другие, подвергается наказанию. Его распинают за это. Он должен стать лицом к стене и держать руки распростёртыми, и тогда каждый из играющих бьёт его мячом три раза. В некоторых-же местах наказание это совершается таким образом: игроки по очереди подходят и бьют наказуемого одной рукой, стараясь в тоже время другой рукой поймать подброшенный кверху мяч. Не поймавший мяча должен оставить бить, или, как говорится, перестать чкалить (салить).

Игра в ярки происходит так: копают по прямой линии, недалеко одна от другой, ямки по числу играющих. Ямки эти называются ярками (яркой называется однолетняя овца), или мазлами. Двое из играющих катают по мазлам мяч, и в чьё мазло попадёт мяч, тот должен хватать мяч и чкалить им убегающих игроков. Если он при этом ни в кого не попадёт, то в мазло его кладут камешек или жеребеек; когда-же он успеет попасть в кого-нибудь мячом, то жеребеек кладут этому же, очкаленному. У кого накопится десять жеребейков, того подвергают наказанию, именно: он садится на мяч, сложа руки; остальные игроки подходят и начинают ерошить ему голову, приговаривая: «ярка — не ярка, баран — не баран, старая овечка не ягнится, не баранится; был дедушка знаком, — нет ни на ком». Когда эту рацею произнесут три раза, то тотчас разбегаются в разные стороны, а наказываемый мгновенно вскакивает, схватывает мяч и старается им очкалить кого-нибудь из бегущих. Жеребеек кладётся или промахнувшемуся или тому, кого он успеет очкалить. Игра продолжается тем-же чередом.

В игре в лапту состязаются две стороны, или две партии и потому перед началом игры является необходимость играющих разделиться. К двум маткам (матками называются более проворные и сильные игроки, которые управляют ходом игры) подходят по-парно и спрашивают: «Матки, матки, сена или овса?» Одна из маток отвечает: «Сена!» Назвавшийся сеном переходит к этой матке, а другой из пары переходит на сторону второй матки. Другая пара предлагает «липы или берёзы» и тому подобное. И таким-то образом совершается размещение игроков на две партии. Потом мечут монету для узнавания, кому водит и кому бить, играть; водящие становятся в поле, в далёком расстоянии друг от друга. Матка водящей партии подаёт мяч, один из играющих ударяет в мяч и переходит на сало, условленное место, находящееся небольше сажени от черты, для подавания мяча. Стоящие на сале отнюдь не должны от него отступать, и матка делает им грозное предостережение: «Ни на шаг, ни на лапу!». В противном случае, ослушавшегося матка может чкалить. Играющие ударяют в мяч по-очерёдно, при чём, если кто из них ударит ловко, то все стоящие на сале бегут до другого сала. На выкупить их остаётся один, который бьёт всех лучше. С трёх его чик вся стороны должна бежать до прежнего сала. И, если во время пути, подающая партия через подачу мяча успеет зачкалить кого-нибудь с противной стороны мячем, то тотчас происходит перемена в играющих: подающая партия делается играющей и на оборот.

В игре в кобылку также делятся прежде всего на две партии, потом посредством монеты узнают кому водить и кому играть. Сделавши это, обе партии становятся друг против друга в расстоянии десяти и более сажен. На средине или в боку от сторон устраивается место, называемое кобылкой. Водящая сторона начинает подавать мяч играющей. Если там никто не поймает мяча, то снова обратно кидают мяч, чтобы подавали. Когда-же кто-нибудь из играющей партии поймает мяч, то один из их среды переходит на сторону водящей партии. а со стороны последней, для ослабления силы, один должен перейти в кобылку. Теперь играющая партия старается подать своему, и если тот, в этот раз, поймает, то имеет право чкалить игроков водящей партии, которая перебегает на другую сторону. Партии, в таком случае, меняются только сторонами, стоящие на кобылке переходят на прежнее место. Подаёт мяч опять водящая партия. Сменяется она тогда только, когда мяч, который бросает играющая партия своим, попадает на лету в их руки. В этом последнем случае водящая партия обращается в играющую и на-оборот. Случается, что игроки водящей партии все, один за другим, переходят на кобылку (а это бывает тогда, когда никто из стоящих на стороне водящей партии не будет ловить мяча, а на стороне играющей партии, напротив, всякий раз будут ловить мяч), тогда с кобылки их бьют и гонят мячом на то место, где они стояли прежде. Кон опять начинается снова, и водит по прежнему всё та-же партия.

Игра в круг происходит следующим образом: играющие образуют из себя большой круг и бросают друг другу мяч. Не поймавший мяча становится в середину круга, и тогда всякий может чкалить его мячом, как скоро поймает на лету мяч. И только чей-нибудь, сделанный при чкаленьи промах, сменяет попавшегося в круг.

В кучку

Делается небольшая насыпь из земли, преимущественно из песку и на ней ставится шестик, через который играющие перепрыгивают, стараясь самый шестик не задеть. Кто-же из них заденет (а это бывает, большею частию, с очень маленькими детьми), того играющие берут за руки и за ноги и начинают бить о засыпь земли или о кучку.

С городу долой!

Эта игра есть другой вид игры в кучку. Игра зимняя. Делают из снега возвышение, аршина два и более вышины, на верху возвышения может поместиться не более двух мальчиков. Один из игроков вбегает на верх: это царь. Другие игроки стараются стащить его оттуда, с криком «Шишь! С города долой!» Царь защищается и всеми силами старается не пустить никого на-верх. Однако кто-нибудь из игроков взбирается на-верх и с криком «Шишь! С города долой! Я сам городовой!» сталкивает царя. Силы всех теперь устремляются на нового царя, и игра таким образом продолжается.

В гулюкушки

Играющие становятся в кружок и один из них начинает читать речитативом следующие слова, указывая при каждом слове на каждого из играющих, не исключая и себя: «Первичники, другинчики, наточки, сорочки, летали голубки на семь костров, на колоду дров; кому думать и гадать, — из чашечки медок, кленовый листок; шишел, вышел, вон пошёл». На кого упадёт последнее слово, тот выходит из кружка как свободный уж от гулюканья. Счет или чтение продолжается и без него до тех пор, пока не выбегут все, кроме одного, которому и приводится водит или гулюкать, т.е. искать спрятавшихся. Водящий дожидается на одном месте того времени когда ему прокричат «пор!», что и означает, все спрятались: пора искать. Обыкновенно это слово кричит запрятавшийся подальше прочих, так что он успеет ещё перебежать на другое место, в то время, когда тот идёт на голос прямо к нему. Гулюкающий, открывши место кого-нибудь из спрятавшихся, кричит: «На божью волю! нашёл Иванова». На этот зов все выходят из своих мест, а найденный сменяет водящего.

В палки на за-лук

Чтобы узнать кому водить, также как и в предъидущей игре, читают речитативную песенку или-же вместо этого берутся одной рукой за палку, и кто покроет верх палки, тот должен водит. Потом закидывают как можно дальше палку и разбегаются. Палка брошена, игроки разбежались и попрятались. Водящий идёт за палкой, отыскивает её и идёт с ней к условленному месту, где и втыкает её. Подходя туда он говорит: «Скрадена пошла, по домам пошла; кого первого найдёт, тот за скраденой пойдёт»; вместо последней фразы употребляется в некоторых местах и следующая: «того за нос берёт». Воткнувши палку, он трясёт её и кричит: «Чур, мою палочку не красть!» Этими и прежними словами он даёт знать, чтобы все были осторожнее, если не хотят заменить его. Посмотрев вокруг, водящий сторожит, не спрятался-ли кто за углом или не услышит-ли чьего-нибудь разговора. Повертевшись около одного места, он тихонько и незаметно отходит дальше от палки и, заметив товарища, кричит: «Чур, Иванов!» и сам тотчас-же бежит к палке и стучит ею. Этот стук даёт другим знать, что можно быть смелее, когда первый уже найден. Тогда большая часть игроков перебегает незаметно на другое место, которое находится ближе к палке. Найденный выходит и дожидается, когда его выкупят, т.е. выручат. Едва только водящий отойдёт от палки, как он кричит: «Беги, беги!» чтобы тот подумал, что там кто-нибудь спрятался. Водящий верит, подбегает к тому месту. а найденный, продолжая отвлекать глаза и обманывать, кричит: «Дальше, дальше! Спасайся!» В это время из противоположного угла, выскакивает спрятавшийся, схватывает палку и кричит: «Скрадена!» Палка забрасывается снова, и тот-же водящий бежит за ней. Когда-же он успеет отыскать всех, то водить должен прежде всех найденный.

В срубы

Действие в этой игре происходит внутри сруба. Четыре мальчика или девочки становятся по углам сруба, а водящий становится по середине. При словах его: «из угла в угол, железным прутом!» все стоящие бегут со своих мест, стараясь переменить угол свой на другой. Водящий, с своей стороны, старается занять чей нибудь угол, после чего тот, у которого не найдётся угла, должен заступить место водящего.

В колышки

Игра женская. Проводят черту большого круга и на черте ставят колышки, по числу играющих, за исключением водящей. Водящая подходит к одной из стоящих и говорит: «Кума, кума, продай огня!» — «Что просишь?» — «Шыльцо-мыльцо, светло зеркальцо». При последних словах, обе, спрашивающая и отвечающая, бегут кругом черты, в противоположные одна от другой стороны. Первая, которая успеет добежать до колышка, делается хозяйкой его, а опоздавшая должна идти водить.

В горелки

Девочки становятся парами, одна за другой; впереди пар стоит та из девочек, которая горит, т.е. старается поймать одну из пары, в то время, когда они выбегают из-за неё. Девочки из пары, разбежавшись вначале в разные стороны, стараются сойтись между собой и, когда они поймаются руками, то горящая не может уже более ловить их в этот раз, а ловит другую пару, таким-же порядком выбежавшую в то время, когда она, горящая, стоит не оборачиваясь пред парой. Непойманная пара становится на конце, за другими парами, вдоль стоящими. Сменяет горящую та, которую успеет поймать. Горящая, или водящая называется ещё вдовою, и потому эта игра, как не требующая ни каких приготовлений, более других употребительна в здешней местности. В гимнастическом отношении эта и отчасти две предъидущие развивает проворство ног, лёгкость и грацию в телодвижениях.

В ласточки

В ласточки играют, большею частию, зимой и притом тогда, когда где-нибудь в одном месте соберётся несколько мальчиков. Один из стоящих в толпе вдруг начинает кричать: «Ласточка!». Другой из толпы ему откликается: «Горенка». — «Гондолы!» — продолжает восклицать первый. «Скованы», — продолжает отвечать другой. — «Роскуй» — «На кого?» — «На Иванова», — говорит другой, называя чью-либо фамилию или имя. Названный выходит на середину; его бьют. Тотчас он становится на одну ногу и начинает скакать кругом играющих, стараясь в это время ласить другого, т.е. задеть кого-нибудь загнутой ногой. Проскакавши на одной ноге кругом играющих, он втирается в толпу и, если он при этом ни кого не заденет, то на середину, в свою очередь, выходит тот, который вызвал его или который вёл с ним переговоры. С вышедшим на середину повторяется прежняя история, т.е. его бьют, а потом он должен скакать на одной ноге. Сменяется он тогда только, когда успеет задеть кого-нибудь ногой; в противном случае он должен без отдыха скакать на одной ноге и, если при этом ступит загнутой ногой, то подвергается наказанию: его опять бьют.

В горшун

Нижегородский простой народ вообще любит изменять гортанные «г» и «к» одна на другую, например: «горшун» вместо «коршун», «хрест» вм. «крест», «коронить» вм. «хоронить».

Один из мальчиков изображает собою коршуна, садится на землю и копает яму. Кругом его ходит, держась один за другого, толпа детей: эта матка с цыплятами. Ходя кругом коршуна, играющие поют:

Коршун не спит, не лежит,
Богу молится,
Свечи топятся,
Растопляются,
Стадо гонится,
Разгоняется.

По окончании этого припева, матка приветствует коршуна словами: «Коршун, коршун, Бог помочь!» — «Не в те ворота» взошли», — сурово отвечает коршун. Снова матка ходит и приветствует; «Бог спасёт», — отвечает коршун на их приветствие. «Что ты тут делаешь?» — «Ямку копаю». — «На что тебе ямку?» — «Копеечку ищу». — «Зачем тебе копеечку?» — «Иголочек купить». — «Зачем тебе надобны иголочки?» — «Мешочек сшить». — «На что мешочек?» — «Камешки класть». — «Зачем тебе камешки?» — «В твоих детей шугать-порхать». — «В чём они повинны?» — «Они лук-мак повытаскали и чрез забор повыбросали». — «Какой у тебя мак был?» — «Этакий» (показывает выше себя). — «А у меня маненький был, да и тот не съели». После этого матка начинает снова ходит кругом коршуна припевая:

Колесом, колесом
Твои дети за лесом,
Есть-пить просят.

Коршун, как-бы раздражённый, стремительно бросается на матку с словами: «Кровь пью детей твоих. Икры захотел!» Матка, защищая цыплят от нападений коршуна, говорит: «Икра на базаре, иди покупать!» Переловивши всех, начиная с младшего, стоявшего позади всех, коршун велит топить себе баньку. Матка, заколотивши где-нибудь колышек, посылает своего детёныша просить коршуна в баню. «Ты ещё мал» говорить коршун первому посланному. «Ты неопрятен» говорит он другому. «Поди, почище оденься», — говорит третьему. Наконец, приходит сама матка просить коршуна. «Какая у вас баня?» — чванливо спрашивает матку коршун. «Новая» отвечает та. «Какой потолок?» — «Серебряный». — «Какие тазы?» — «Вызолоченые». — «Какие веники?» — «С позолотою». — «Нет-ли гадов?» — «Нету». — «Не хочу я идти, пусть несут меня». Игроки берутся и несут коршуна на указанное место. Положивши на траву, начинают мыть его, т.е. слегка ерошить голову. Этим игра и оканчивается.

Без соли и с солью

Двое, водящие, садятся на землю, и при этом во всё продолжение игры не должны оборачиваться назад. Чрез их головы и плеча скачут другие дети, крича: «с солью!» Сидящие стараются в это время поймать их за платье, и когда одному из них удаётся ухватить кого-нибудь за платье, то он садит пойманного вместо себя, и игра в этом виде продолжается. Перескочившие удачно чрез головы сидящих, возвращаясь обратно, тем-же путём, говорят: «без соли!» в знак того, чтобы их не ловили.

В лягушки

Девочка, представляющая собой лягушку, сидит где-нибудь на лужку. Играющие девочки толпой подходят к ней и говорят следующие слова: «Я в лягушачьем дому, что я делаю хочу; лягушка-то дура, губы-то надула». При последних словах лягушка, как рассерженная названием «дуры», стремительно бросается в толпу игроков и старается поймать кого-нибудь из них, чтобы посадить вместо себя. Толпа-же, с последними словами, рассыпается в разные стороны, чтобы добежать до своего места. Добежавши туда, игрок остаётся здесь: он уже гарантирован от нападений лягушки, сказав ей, что он «дома» или «в своём дому». Лягушка может ловить игроков только на их бегу.

В волки

В волки играется также как и в лягушки. Волк сидит на лугу. К нему подходят овцы — другие мальчики или девочки. «Позволь нам, господин волк, поиграть на твоём зелёном лугу и пощипать травку». Волк даёт позволение. Тогда овцы подходят к нему, наклонившись к земле, они начинают щипать траву, приговаривая: «Щиплю, щиплю ягодку, а серому волку грязи на лопате подать на полати, на синей заплате; матушке в ставчик, батюшке в рукавчик». При последних словах волк вскакивает, бежит за овцами и, поймавши одну из них, садит на своё место. Пойманная овца делается волком, и игра в этом виде продолжается.

В муху

Вбивается кол, примерно на аршин от земли. Одна сторона этого кола наверху обстрогана. На эту протесину налагается палочка, сделанная на подобие буквы «Г». Эта палочка и называется мухой. В сбиваньи мухи и состоит игра. Отмерив от кола шагов двенадцать, делают ямочки, в расстоянии одна от другой сажень. Ямочек делается столько, сколько играющих, исключая того, который водит. Ямочки называются мазлами. Пред началом игры участвующие вооружаются палками, конец которых спускают на носок сапога и стараются отшвырнуть её от себя как можно дальше. Чья палка ляжет ближе, тому и водить. Водящий обязан стоять у кола сбоку и наставлять муху, которую, по очереди, сбивают стоящие на мазлах. Не сбивший мухи стоит на своём мазле без палки, ожидая ловкого удара от других. Если муха сбита, то сбивший её и промахнувшиеся начинают бежать за своими палками. Водящий, с своей стороны, торопится в это время поставить отлетевшую от удара муху на кон и потом занять чьё-нибудь мазло. В последнем случае водит начинает уже тот, чьё мазло занято. Не всегда играющие бегут за своим палками при выбивании с кола мухи. В этом случае они соображаются с тем, успеют-ли они сбегать за своими палками в то время, как водящий ставит муху. Часто все стоят на мазлах, ожидая выручки. Выручает их обыкновенно последний игрок, которому предоставляется право во время битья отступать два шага вперёд. Удар бывает сильный, от которого муха летит далеко, и в то время, как водящий возвращается с мухою, игроки успеют уже, снова вооружившись палками, стать на свои мазла.

В овечки

Две девочки владеют своими стадами, т.е. каждая из них имеет у себя четыре или пять других девочек. Одна из владетельниц стада гонит своё стадо мимо стада другой; эта последняя по немножку переманивает чужих овечек в своё стадо. Когда у первой из хозяек не останется уже ни одной овечки, то она идёт к своей соседке и просит её о том, чтобы она позволила ей в баньке помыться. «Кума, кума, дай баньки истопить!» — просит она свою соседку. «У меня занята», — отвечает та. «Кем?» — «Овечками. Пойдём-ка, посмотрим на них». Пришедши к тому месту, где находится стадо, гостья-просительница начинает поднимать головной платок и заглядывать в лицо. Всматриваясь ближе, она делает вид, что узнаёт своих овечек и быстро угоняет их.

В редьку

К матке на колени садится другая девочка, к этой третья и так далее. Водящий или водящая подходит и говорит: «Стук, стук у ворот!» — «Кого чорт приволок?» — «Барин с печи упал, восьмерых котят задавил, редечки захотел». — «Дёргай, дёргай, да не из корню!» Водящая старается оттащить с места сидящую девочку, и, поставивши на ноги, уводит и садит её на известное место, а сама идет снова к играющим. «Стук, стук у ворот!» — снова начинает стучаться. «Кого чорт приволок?» — «Барыня угорела, много сахару поела, брюхо заболело, редечки захотела». — «Дёргай, дёргай, да не из корню», — отвечают сидящие. Снова дёргает и, когда останется один корень, т.е. одна матка, то все играющие принимают участие в игре. Прежде всего, матку стаскивают с места, потом садят на длинную палку, которую все игроки несут, с громким смехом и восклицаниями: «Корень выдернули! Матку несём!» Протащили несколько сажен, опускают её на землю. Этим игра и оканчивается.

В криночки

Как эта игра, так и предъидущие две, женская. Девочка, изображающая мать, наказывает свой дочери поберечь дом от кошки. Уходя, она даёт сидящим девочкам названия: «Ты будь молоко, ты — сметана» и тому под. По уходу матери приходит другая девочка, изображающая кошку и начинает ласково заговаривать с дочерью. «Мама твоя пошла на базар, она купит тебе хорошее платье, если ты попросишь её. Поди-же сходи, попроси». Девочка слушается и уходит, а кошка тем временем берёт сливки и сметану, т.е. уводит с собой детей. Возвратившаяся вместе с дочерью мать начинает журить свою дочь, зачем она не укараулила кошку. Потом обе они, и мать и дочь, начинают ловить её и, поймавши, слегка ударяют её.

В кошку и мышку

Ставят кол, к которому привязывают две верёвки. Один из игроков изображает собой кошку, другой мышку; оба они привязываются верёвкой, оба играют босые. Кошка ходит с завязанными глазами; в руках мышки деревянная пилка, которою она скребёт о другую пилку, чем и даёт о себе знать. Кошка старается поймать мышку, которая в свою очередь, старается не поддаться, к величайшему удовольствию присутствующих других детей. В некоторых деревнях, для большего интереса, обоим завязывают глаза, и тогда часто происходит столкновение лбов кошки и мышки, доходящее иногда до волдырей. Вред от этой игры в таком виде само собою очевиден.

Эта-же самая игра совершается проще. Дети становятся в кружок, взявшись за руки; кошка, стоящая вне круга, старается поймать мышку, которая находится в середине круга. Стоящие в кружке игроки стараются воспрепятствовать кошке поймать мышку.

В чехарду

Играющие делятся на две партии. Во главе партии находится матка, которая и подбирает себе силы. Чтобы узнать, кому водить и кому скакать, мечут монету. Игроки водящей партии становятся где-нибудь у забора, наклонивши голову и туловище; игроки другой партии, по очереди, с разбегу скачут на спины стоящих. Первый из них старается выскочить как можно дальше, чтобы оставить места остальным свой партии; выскочивши, он спокойно сидит на спине, ездит, по местному выражению; за ним скачет другой, потом третий и так далее. Последнему, матке, большею частию приводится скакать уже на сидящих, которые в этом случае наклоняются. После этого водящая партия, когда видит, что вскочившие не крепко сидят и могут скоро сползти вниз, упорно держит сидящих, при всей свой мучительной роли; когда-же она уверена, что сидящие хорошо укрепились на своих местах, то говорит: «Долой! Мы стоим!» после чего сбрасывает с себя сидящих. И только тогда водящая сторона сменяется, когда кто-нибудь из скачущих сползёт или упадёт на пол.

На сколько-бы эта игра ни была полезна в гимнастическом отношении как развивающая мускулы, проворство и ловкость ног при прыжках, тем не менее она опасна для здоровья: так иногда мальчик с налитыми от напряжения глазами, удерживает на себе ношу иногда весом более четырёх пудов. Поэтому мы не советовали-бы родителям допускать детей к этой и к следующей игре.

Куча мала!

Мальчик почему-либо наклонится к земле; другой, заметя это, тотчас подбегает к нему, валит его на землю и кричит «куча мала, куча мала!» На крик его подбегают другие и ложатся на первого таким образом, что из лежащих один на другом мальчиков образуется куча. Нижний мальчик, который в этом случае, служит подстилками для всей это кучи, кряхтит и старается высвободиться из-под этой тяжёлой ноши, что однако редко удаётся ему. Большею частию игроки через несколько минут сами вскакивают и валят на землю того, что лежал сверху, выше всех. Игра эта разве замечательна только быстротой, с которой собираются в кучу другие мальчики. Впрочем, эта игра происходит случайно, а не по ранее задуманному плану или мысли, как это случается с другими играми, а потому, в строгом смысле, её нельзя назвать ещё игрою.

В чушки

Чушками называются выпиленные из жерди цилиндры вершка в два длины. Эти чушки ставятся в середине размеченного чертой четырёхугольника, из черты которого они и выбиваются. В этом самом, т.е. в выбиваньи за черту, и заключается суть игры. Четырёхугольник с поставленными в нём чушками называется городом. В игре этой состязаются две стороны, и потому у каждой есть свой город, в расстоянии от другого города по прямой линии сажен пять или шесть. Пред началом игры игроки делятся по-полам и потом щепкой определяют, кому начинать игру; это делается так: одна из маток берёт щепку и спрашивает другую матку: «суши или моря?» Щепка подбрасывается, и если упадёт наслюненною стороною вверх, то просившая «моря» начинает с своей партией игру. После этого игроки вооружаются небольшими, но толстыми палками, становятся в своём городе и начинают бить. Чушки ставятся колокольней; на верху чушек, сложенных в разнообразных манерах, ставится стоймя небольшая заострённая сверху чушка, называемая попом. Начинает обыкновенно быть матка, стараясь сбить попа за черту города, тогда вся сторона выходит на черту, проведённую по середине меж двумя городами; отсюда, по очереди, другие игроки этой-же партии начинают выбивать рассыпанные уже чушки. После того, как пробила первая сторона, начинает бить другая сторона. Эта сторона бьёт уже и своими палками и брошенными палками другой. Обыкновенно всех чушек с одного раза выгнать за черту города не удаётся, а потому игроки первой стороны опять берут палки, свои и чужие, и продолжают игру. Если игроки одной стороны выбьют чушки раньше другой, а те, в свою очередь, не успеют этого сделать, то стало быть, сделана езда. Проигравшие, в наказание, обязаны собрать разбросанные чушки, поставить их в городах и игра в том-же виде продолжается. Когда одна сторона наквитает на другую три игры, т.е. сделает три езды, тогда на самом деле начинается езда. Каждый из выигравших садится на спину одного из проигравших, который и обязан протащить его таким образом от одного города до другого. К чести нижегородцев надо сказать, что это обыкновение ездить выводится: в городах его вовсе уже не существует, и только в некоторых деревнях, в которых всё ещё царит грубая физическая сила, это обыкновение остаётся в употреблении.

В чиж

Чижом называется маленькая палочка, заострённая с обоих концов. Эту палочку кладут в круг и по одному из концов ударяют большой палкой, от чего чиж прискакивает; в это время стараются задеть его ещё хоть раз или даже два, что будет составлять две или три чики. В наквитывании этих чик на других и состоит вся игра. Водит и бьёт здесь каждый по очереди. Как только ударят по чижу, вследствие чего он отлетит далеко, водящий обязан бежать за чижом и бросать его в круг с того места, где чиж упал. Когда он попадёт чижом в круг, то сам начинает бить, а следующий за ним водит; когда-же водящий не попал чижом в круг, то играет тот-же, кто бил сначала, но только уже бьёт с того места, где упал чиж. Тот, кто наквитанные на него чики не успеет сквитовать, должен, в наказание, блекотать. Эта блекота состоит в следующем. Дающий блекоту чикает таким-же образом как и прежде, стараясь забросить чижа как можно дальше. В случае промаха, ему дозволяется ещё бить два раза. Водящий, после чики, должен бежать до того места, где упал чиж, взять его и положить руками в круг. Бежать он должен без отдышки, не переставая на пути кричать следующие слова: «блекота-лапта; блин да лепёшка, заднее окошко». Как-бы ни велико было расстояние отлетевшего чижа от круга, наказываемый всё-таки должен выдержать до конца курс блекоты, ни разу не вздохнувши и ни на секунду не прекращая крика. Не выдержавши этого, он снова подвергается блекоте до тех пор, пока не выдержит её как следует; но как скоро выдержит блекоту, то начинает бить с овса, т.е. снова начинает наквитывать чики и при том на того, который давал ему блекоту. Если тот, в свою очередь, не успеет сквитать десяти или более чик, то подвергается также блекоте. Если, при сквитывании, не успеет сквитать девяти или ещё менее чик, то за это никто из игроков не подвергается никакому наказанию со стороны участвующих. Вместо «бить чижа» в Нижегородской губернии дети говорят «стрелять чижа».

В хозяева и гости

Девочка и мальчик сидят, представляя собою мать и сына. Вокруг их ходят другие дети, держась за руки. Они поют:

Кострома, Кострома,
Костромушка, Кострома,
Я бывала у тебя,
Я едала киселя;
Кисель с молоком,
Блины с творогом,
Костромушка с маслицем.

Пропевши эти стихи, спрашивают сидящую мать: «Кума, кума, что сынок делает?» — «Дрова рубит», — отвечает та. Гости снова ходят и поют, и потом снова с тем-же вопросом обращаются к матери. «Баньку топит», — отвечает та на этот вопрос. Хождение и пение и опять вопрос. На третий вопрос она отвечает, что сын её «в баньке моется»; на четвёртый — «болен», на пятый — «умер». При словах «болен» и «умер» сын ложится на землю, стараясь принять то положение, на которое указывает ответ матери. Когда-же мать на последний вопрос хоровода скажет, что «хоронить понесли», то играющие принимают участие в этом обряде: хоровод, взявши за руки и за ноги лежащего с закрытыми глазами сына, несёт его до известного места и там бережно опускает его на землю.

Игра эта повидимому лишена всякого интереса, однако она более употребительна, чем другие игры, особенно между девочками. Музыкальность и стройность напева, хороводное действие, солидность положения обоих сторон, вопрошающей и отвечающей, по всей вероятности, в этом случае, производит на детей чарующее действие.

Кругом ямы

Дети вообще любят играть на лугу, на паскотине (так называется огороженнное пастбище) или в поле, когда там выжнут хлеб. Осенью, запасшись ворохом свежего гороху или наклавши в карманы семян подсолнечника, они толпой, гурьбой отправляются в поле. Ещё дорогой у них происходят игры в гот и лиш. Дорогой-же начинается и чтение песенок, чиликанье, которым дети стараются подражать птичками, также разным животным. В поле, на просторе такие занятия всего более им нравятся. Оставленные без призора, на свободе дети ведут себя как им более нравится. Лето проходит, все игры переигрались и стало быть наскучили уже. Но одна игра никогда не наскучивает, потому что она естественна в их возрасте. Эта игра — в побегушки или в ловышки, т.е. один ловит, а другой бегает от него. Но так как можно убежать далеко от других и даже скрыться из виду, то это уже существенный недостаток, потому что лишает детей сообщничества, которое в них особенно развито. Для дитяти игра имеет цену тогда, когда в ней все другие дети участвуют. Поэтому и для игры в побегушки нужно такое место, которое-бы никого из детей не отвлекало от этого места. В поле обыкновенно много больших ям или широких углублений, которые образуются от разных причин. Вот, выбравши одну из ям, дети в виду всех присутствующих и ловят по очереди друг друга. Пойманный сменяет ловящего, и игра кругом ямы в этом и заключается.

В разбойники

Эта игра, большею частию, происходит также в поле. Она есть подражание взрослым. Положим, играет семнадцать человек. Из числа их двенадцать делаются разбойниками, в числе которых есть атаман и эсаул; прочие-же дополняют шайку, а пятеро из играющих делаются сыщиками. Обязанность сыщиков ловить разбежавшихся на далёкое расстояние и даже спрятавшихся разбойников. Поймавши одного, они ведут его и сажают на условленное место, именуемое острогом. Разбойнику дозволяется вырываться из рук поймавших, но обороняться кулаками запрещается. Обыкновенно ловят долго. Переловивши всех, начинают над ними суд вершить. Один из сыщиков изображает собою судью. Берут каждого разбойника под руки и ставят пред лицо судьи. «Господин судья, что велишь сделать с этим разбойником?» — «Дать ему пять ударов розог». — «Я в палачи желаю поступить», — говорит подсудимый, желая избегнуть предстоящего наказания. «Где тебе. Силёнки в тебе мало». После этого, неслушая уже никаких оправданий, кладут разбойника на землю и отсчитывают назначенное судьёю число ударов. «А вот этот убёг», — докладывают снова сыщики. Судья за побёг прибавляет число ударов, равно как усиливается наказание атаману и эсаулу. Освобождается от наказания один который-нибудь из разбойников, и в таком случае он исполняет обязанность палача, т.е. под присмотром сыщиков сечёт своих товарищей. Впрочем редко, разве только в конце экзекуции, поручают наказывать ему: сами сыщики, за потраченные при ловлении силы, стараются вознаградить себя тем, что собственноручно наказывают пойманных ими разбойников. Потом, в свою очередь, сыщики делаются разбойниками и, стало-быть, подлежат такой-же участи, как и наказанные ими разбойники.

Весьма может быть, что эта оживлённая по форме игра, с уничтожением плетей в нашем государстве, примет современем и для детей другой характер, т.е. вместо розог будет употребляться другое какое-нибудь наказание.

В шар (клюшки)

В шар играют шлой, мазлом и в котёл. При всех этих троякого рода играх в шар мальчики вооружаются клюшками, т.е. палками, загнутыми в конце.

Шлой обыкновенно играют двое, хотя к ним могут примкнуть и другие. Два мальчика становятся друг против друга, один из них выбрасывает шар, который они и стараются чикать каждый в свою сторону, отчего у них и начинается состязание. Догнавши до известного места, мальчик кричит «шла!», после чего другой перестаёт бить. В этом состязании и заключается игра. Если играет много, то догнавший шлу, спускает шара, т.е. чикает как можно дольше; другие из его партии стараются принять шар и вести дальше. Противная сторона не допускает до этого, борьба завязывается и оканчивается тогда, когда кто-нибудь из них сделает шлу.

Пред игрой в мазло и котёл бросают с носка клюшки, чтобы узнать кому водить. Тот, чья клюшка упала ближе, должен водить. У каждого из играющих есть своя яма, мазло. При игре в мазло водящий, подведши шар к кону, старается шаром попасть в чью-нибудь ногу, чтобы занять мазло. Но игроки, ставши одной ногой в мазло, стараются всеми силами, при малейшей возможности, отбросить клюшкой шар. Если водящий попадёт шаром в чью-нибудь ногу из участвующих или-же успеет сунут свою клюшку в чьё-либо мазло из зазевавшихся игроков, он освобождается таким образом от вожденья. Водить начинает теперь тот, чьё мазло занято или в чью ногу попадает водящий.

В котёл играется также, как и в мазло. Разница состоит только в том, что водящий не в ноги бьёт играющих, а старается попасть клюшкой в чьё-нибудь мазло или-же завести шар в котёл, большую яму, которая вырывается посреди окружающих её мазлов. При последнем действии водящего, заведшего шар в котёл, игроки снова мечут палки, чтобы знать, кому водить.

Вообще игра в шар довольно опасная: бывают такие случаи, что клюшкой или самым шаром подбивали глаз или-же наносили другие, более или менее чувствительные и тяжёлые раны. Во всякой игре трудно, разумеется, избежать случайностей, но в этой игре, в которой палки более в ходе, эти случайности возможнее.

В свайку

Свайкой называется железное орудие, вершка в четыре, один конец которого тупо заострённый, а другой утолщённый, оканчивающийся толстой разгранённой маковкой, колбой. Чтоб владеть свайкой, нужно много упражняться, так как, кроме глазомера, требуется ещё развить ловкость в руке. Берётся свайка рукой за заострённый конец, держится книзу колбой и, при ударе, оборачивается и острым концом втыкается в землю.

Играют в свайку так: в выходы, в матки, в круг и в чики.

Выходы состоят из различных фигур, которые должен проделать всякий играющий. Первая фигура делается через мизинец, т.е. свайка ставится между мизинцем и безымянным пальцем и, после удара, свайка должна непременно воткнуться в землю. Потом следуют другие фигуры, через другие три пальца, далее свайка берётся пальцами обеих рук и от груди, с вывертом при ударе, отбрасывается. Когда исполнится последняя фигура «через головку», игрок выходит. Кто не успеет проделать всех фигур, в то время, как другие проделали, тот проигрывает и подвергается наказанию. Он должен принять от каждого из вышедших по три дюны. Чтобы дать дюну, игрок берётся обеими руками за колбу и всаживает таким образом свайку в небольшую яму. Наказуемый обязан вынуть свайку из ямы, подать снова, каждому по три раза. Иногда удар для дюны бывает так силён, что свайка вся уходит в рыхлую землю, и тогда наказуемому, чтобы вытащить её оттуда, приводится откапывать её. Вот тогда-то над бедным и идут насмешки игроков: «Морковь роет! Рой, рой, да, смотри, со всем корнем!»

В матки играют так. Становятся в кружок; на земле лежит железное кольцо, в которое и стараются попасть. Первый, кто попадёт, называется маткой, второй — отцем, третий — дедом, четвёртый — прадедом; или-же считают по нисходящей линии: отец, сын, внучек, правнучек. Оставшиеся, если не успели с пяти ударов и более, судя по условию, попасть в кольцо, подвергаются наказанию. Матке он обязан подать пять раз, отцу — два, а всем прочим по одному разу. При подаче свайки, матка бьёт дюны.

В круг играют так. Играющие становятся в кружок и стараются свайкой попасть в кольцо, чтобы таким образом заставить водить соседа. Сосед, под которого подошли, может ещё соперничать, откупаться, т.е. он также может попадать в кольцо. В случае промаха которого-нибудь из спорящих, промахнувшийся водит. Водящий обязан подавать свайку каждому из участвующих, пока кто-нибудь его не выкупит или пока сам не выкупится. Победивший его панует, т.е. переходит через каждого из играющих и на каждом новом месте ему подаётся водящим свайка, которой он может всякий раз давать дюны. Если в продолжении кона никто не выкупит водящего, он может сам выкупиться и, не попавши в кольцо, снова водить до тех пор, пока кто-нибудь не выкупит его или когда сам, в свою очередь, не откупится.

Задача игры в чики состоит в том, чтобы набить на другого побольше чик. Чтобы сделать чику, нужно только задеть кольцо; если при ударе о свайку кольцо отлетит далеко, то меряют лапы, т.е. измеряют на сколько пядей отлетело оно от воткнувшейся свайки; каждая пядь, или лапа считается за чику. Если игрок при этой игре попадёт ещё в кольцо, то это составляет пять чик. Тот-же из игроков, который не успеет сквитать наквитанное на него другим количество чик, наказывается за каждую недостающую чику дюной.

Нижегородский сборник /
Под ред. А.С. Гациского. Нижегородский губернский статистический комитет.
Том 4, 1870. С. 175–198