Мой давний знакомый, теперь уже известный художник Виктор Ануфриев просто позвонил мне на городецкий номер телефона узнав, что я приехала, как и он, на время погостить в родной город, к маме. На следующий день мы встретились — Виктор перевозил свои холсты для новой выставки в галерею микрорайона Северный. Наше общение было простым и лёгким, словно мы расстались пару недель назад, хотя если быть точной, то год нашей последней встречи и припомнить-то сложно. Про свой род деятельности художник выражается кратко: крашу!

Ануфриев В. и Панова-Кляйст Н. в мастерской художника

…Мимолётно пробежать взглядом по его работам не получилось, каждое полотно приковывало внимание и с головой окунало в ассоциации. Не знаю как вы, а я просто попала под гипноз этой живописи, буквально «проходила» через полотна с городецкими мотивами, узнавая места, улочки, домики и церкви…

Я не принадлежу к числу художественных критиков. Для меня гораздо важнее своё собственное ощущение, восприятие того или иного произведения художника. Так вот, через Витины картины — Городец любим, узнаваем и трогательно беззащитен перед бестактным, порой грубым натиском и вторжением нового, громоздкого и чуждого ему мира.

Все городецкие работы автора — это крик его души о почти утраченной ауре провинциального волжского городка, где не только людям, но и домам приходится выживать.

Мы говорили с Виктором о том, что во всех цивилизованных странах мира национальные архитектурные, культурные и ремесленные традиции бережно сохраняются и поддерживаются не только государством, но и самим населением, не только на столичных уровнях, но и в глубинках. Да, сложно за пару лет изменить сознание людей, простых обывателей, озабоченных хлебом насущным. Но ведь именно эти домики, улочки и съезды, когда-то мощёные булыжником, овраги, древний вал, высокий волжский откос и лесные окрестности являются настоящим рукотворным и природным сокровищем, достоянием городчан, а в совокупности — аттракционом и приманкой для туристов. Нужна лишь элементарная культура пользования всем этим, хозяйский и рачительный подход к среде обитания.

Сохранение деревянных построек Городца и охрана окружающей среды — больная тема, а один — в поле не воин… Я солидарна с художником. Это похоже на борьбу Дон-Кихота с ветряными мельницами.

…Снова перевожу взгляд на полотна, поставленные в рабочем порядке у стен в выставочном зале. Наполненные воздухом, они дышат и живут вместе со зрителем: дождь — мокрая листва и стволы деревьев; утро — солнечные зайчики и розово-голубые тени; качающийся на волнах катерок-буксир — лёгкое дуновение ветра и блики на волжской воде…

Любуясь работами В. Ануфриева я вдруг услышала славянскую тему музыки композиторов A. Бородина и П. Чaйковского, открыла для себя радужный мир и тайный смысл в нём содержащийся. «Pадужный» — от слова радуга — значит разноцветная, радостная дуга — перекинутый мостик восприятия от картины к зрителю.

Не верите? Всмотритесь и прислушайтесь сами.