Рекшня Ф., Талцис А. Шаги во тьме
Рекшня Франц, Талцис Адольф. Шаги во тьме. — Рига, «Лиесма», 1970. 304 с.

Документальная повесть-хроника о действиях совет­ских раз­вед­чи­ков в ок­ку­пи­ро­ван­ной Лат­вии в 1942-1943 гг. Пе­ре­вод с ла­тыш­ско­го Вал­ды Вол­ков­ской.

Из предисловия:
Долгие годы материалы Комите­та го­су­дар­ствен­ной бе­зо­пас­нос­ти о дей­стви­ях раз­вед­чи­ков в Лат­вии в го­ды Ве­ли­кой Оте­чест­вен­ной вой­ны бы­ли за­сек­ре­че­ны и не под­ле­жа­ли раз­гла­ше­нию… Та­ко­ва спе­ци­фи­ка раз­вед­ки и контр­раз­вед­ки. Но и то не­мно­гое, что дос­туп­но нам се­го­дня, поз­во­ля­ет до­вольно чёт­ко пред­ставить со­бы­тия тех лет, воз­вра­ща­ет к жиз­ни де­сят­ки имён и фамилий.

В центре Городца возведён мемориал погибшим. Возле обелиска-стелы установлены памятные плиты с фамилиями солдат, не вернувшихся с фронта. На одной читаем: «Белоусов Г.Д.».

В «Книге памяти», которая есть и в Городецком отделе военного комиссариата Нижегородской области, напечатано: «Белоусов Геннадий Дмитриевич, род. в 1921 г., Городец Нижегородской обл. Рядовой. Пропал без вести 10 мая 1942 г.». С окончания войны прошли долгие десятилетия, но воин до сих пор числится пропавшим без вести, хотя мы, родные, знаем, как он погиб. Пусть этот рассказ восстановит справедливость, и о подвиге героя узнают его земляки.

Геннадий в восьмилетнем возрасте потерял отца и до войны жил вместе с матерью Анастасией Павловной и тремя младшими сёстрами на улице Максима Горького в доме № 58. Учился в школе имени Максима Горького, которая впоследствии стала средней школой № 1. Затем он с отличием окончил Горьковский радиотехникум и поступил в Ленинградскую академию связи.

На фронт Геннадий был призван в девятнадцать лет. В начале апреля 1942 года он отправил родным своё последнее письмо: «Нахожусь в глубоком вражеском тылу, домой вернусь после полной победы над фашизмом. Писем не ждите, обо мне вам сообщат».

Сообщили как о без вести пропавшем лишь спустя несколько лет после окончания войны. Однако в 1970 году издательство «Лиесма» (Рига) выпустило книгу Франца Рекшни, и Адольфа Талциса «Шаги во тьме», где рассказывается о всех разведчиках и разведывательных группах, действовавших в Латвии во время Великой Отечественной. В этой книге описываются подвиг и гибель разведчика-радиста легендарной группы «Узвара» («Победа») городчанина Геннадия Белоусова.

Свой экземпляр с дарственной надписью мама разведчика Анастасия Павловна и одна из сестёр Геннадия Ирина Дмитриевна получили от самих авторов вскоре после издания книги.

Один из авторов этой хроники ходил опасной тропой разведчика, прокладывая её во тьме с товарищами по оружию, с некоторыми встречался на партизанских базах, о других ему довелось слышать от друзей, и их рассказы позднее были подтверждены документами.

Разведчики действовали в Латгалии, Видземе, Курземе, в городе Риге. Они работали в чрезвычайно трудной обстановке, в условиях гитлеровского террора и инспирированного органами гестапо предательства».

Разведывательная группа «Узвара», членом которой был Геннадий, состояла из девятнадцати человек. Её руководителем был испытанный чекист Дмитрий Крупа.

В книге рассказывается, как вечером 28 марта 1942 года разведчики, одетые в белые маскхалаты, собирались перейти линию фронта. Представитель органов государственной безопасности майор Волокитин обратился к стоящим в строю: «Товарищи, вы отправляетесь в важный, очень нужный Родине, но и очень опасный поход. В этой кровавой войне советским патриотам нигде не легко — ни на фронте, ни в тылу. Но намного тяжелей и опасней жить и бороться на занятой врагом территории. Советский человек должен быть готовым ко всему, в том числе и к долгим мукам в гитлеровских застенках. Труд разведчика требует большой физической и духовной выдержки, смелости, находчивости, героизма. Вам придётся воевать всем сообща и каждому в отдельности».

Далее идёт повествование о трудностях, с которыми приходилось сталкиваться разведчикам, продвигаясь по территории Латвии и добывая сведения государственной важности. В ходе повествования неоднократно упоминается о том, как радист Геннадий Белоусов отправлял радиограммы в центр об обстановке в тылу врага, о движении вражеских эшелонов, о строительстве укреплений, о местах скопления воинских частей. Из Москвы он принимал указания, в том числе и о необходимости избегать вооружённых столкновений с противником.

Но отряды партизан-разведчиков были преданы одним из местных жителей.

Разведчики попали в окружение фашистов в лесу у озера Бижи и были вынуждены вступить в бой. Погибли шесть человек, среди которых был комиссар Григорий Астратов. Четверо разведчиков были ранены, а радист Геннадий Белоусов и Иван Максимов настолько тяжело, что надо было их срочно где-то разместить. Раненый Белоусов зарыл свою рацию на опушке, и обещал товарищам: «Я найду, как только встану на ноги. Она, правда, прострелена, да неужто мы не починим…».

Выходили из окружения ночью. Руководитель группы Дмитрий Крупа оставил раненых Геннадия Белоусова и Ивана Максимова в одном из хуторов в Рунденах. Он дал хозяину немецких марок, чтобы тот заботился о разведчиках, обеспечил их медикаментами и пропитанием. Вот как передан этот момент в книге:

« — Братишки, удастся ли нам ещё встретиться? — спросил Геннадий, держа в своей юной, ещё не окрепшей ладони мужественную руку Крупы. Ему едва исполнилось двадцать лет. И года не прошло с тех пор, как он окончил радиотехникум в Горьком. Когда в армии к нему как к комсомольцу обратился офицер особого отдела стать разведчиком, он сразу согласился…

— Напишите матери, что я жив и здоров, — застенчиво улыбаясь, попросил Геннадий. — Я ведь скоро поправлюсь.

— Напишем, — обещал Крупа, еле сдерживая слёзы».

Надежды молодых людей — Геннадия и Ивана — остаться в живых не сбылись. Разведчики были преданы, и через несколько дней полицейские окружили дом. Раненые скрывались в погребе. Полицейские предложили им выйти и сдаться, обещая сохранить жизнь. Вместо ответа раздались револьверные выстрелы, и один из фашистов схватился за живот. Тогда полицейские пригрозили выкурить партизан из погреба огнём. Ребята сделали попытку уничтожить ещё кого-нибудь из фашистов, бросили оставшиеся гранаты, и, наконец, последней подорвали себя. Оба пали смертью храбрых…

В начале семидесятых годов XX века один из авторов документальной повести-хроники «Шаги во тьме» приезжал в Городец и, разыскав семью погибшего разведчика Белоусова, вручил Анастасии Павловне свою книгу. А ещё он устроил маме героя поездку на место последних дней жизни сына.

Встречали её тепло. По просьбе работников музея местечка Бижи Людциской волости Латвийской ССР Анастасия Павловна подарила им часть семейного архива, касающегося Геннадия, а затем побывала на братской могиле партизан-разведчиков «Узвары». Здесь на памятной плите среди фамилий погибших героев выгравирована фамилия её сына…

Возвратившись в Городец, Анастасия Павловна рассказала родственникам об устроенной для неё встрече. Не скрывая слёз, она передала и разговор с предателем из местных жителей, на тот момент уже отбывшем свой срок наказания. На вопрос матери, за что он погубил молодые жизни, тот ответил: «У каждого было своё задание…».

Со дня гибели Геннадия Белоусова прошло 70 лет. На своей малой родине герой-разведчик Белоусов Геннадий Дмитриевич до сих пор числится пропавшим без вести. Из-за отсутствия документов о нём ничего не знают ни в школе № 1, ни в радиотехническом техникуме.

На городском кладбище у деревни Кудашиха похоронена мать героя Анастасия Павловна Белоусова. Её могилу можно узнать только по едва сохранившейся фотографии похороненной рядом средней дочери. Могила сильно запущена. Ближайшие городецкие родственники Белоусовых уже умерли, остальные давно живут в Киеве.

Было бы справедливым внести в «Книгу памяти» поправку о том, что рядовой Белоусов Геннадий Дмитриевич, 1921 года рождения, не пропал без вести, а пал смертью храбрых 10 мая 1942 года. Он был настоящим героем, которого должны знать и помнить на родной земле.