В ноябре в выставочном зале усадьбы Авдотьи Лапшиной Союзом Возрождения Родословных Традиций (СВРТ) была проведена региональная генеалогическая выставка «Обратись к истокам». На выставке были представлены генеалогические древа семей наших земляков. Вот лишь некоторые фамилии, чьи родословные были на выставке: Облаевы, Лапшины, Овчинниковы, Ведерниковы, Чкаловы, священники Доброхотовы, Надежины и Никольские. Разные представители этих фамилий служили в таких церквях как: Архангельская, Спасская, Владимирская, Приютская в Городце, а также в церквях с. Иконниково, с. Зарубино.

Правнучка Фёдора Евгеньевича Доброхотова Марина Гелиевна Иванова собирала материалы и добилась реабилитации прадеда. Марина Гелиевна живёт в Нижнем Новгороде. У неё много родственников священнослужителей, служивших в церквях, расположенных на территории современного Городецкого района. Большинство из них были репрессированы.

Тонышев Сергей


Из газеты «Проспект» от 16 декабря 2010 года

Нижегородская прокуратура объявила о реабилитации политзаключённого. Бывший священник Городецкой архангельской церкви Фёдор Доброхотов был осуждён «за подстрекательство к террористическому акту». Приговором военного трибунала Внутренней охраны Горьковского края от 23–25 июня 1935 года он был осуждён к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в лагерях НКВД.

— Прадедушка был сослан в воркутинские лагеря, где умер в 1943 году, всего два года не дожил до своего освобождения, — рассказывает Марина Иванова. — О том, что Фёдор Евгеньевич был арестован, говорила бабушка, но об обстоятельствах его ареста у нас в семье никто ничего не знал. Да и я-то узнала о них только из материалов уголовного дела, когда занялась составлением родословной своей семьи.

Фёдор Доброхотов родился в 1880 году в семье священника в селе Зарубино Балахнинского уезда.

После окончания Нижегородской духовной семинарии с 1901 по 1904 год работал школьным учителем. В сентябре 1907 года был рукоположен в сан священника в селе Азрапино Лукояновского уезда. Женился. После октябрьского переворота переехал в Городец и стал священником Городецкой архангельской церкви.

Первый арест Фёдора Евгеньевича случился в 1933 году по ложному доносу. Был какой-то церковный праздник, и у прадедушки собрались его знакомые. Говорили о разном. Видимо, кто-то донёс, и после праздника четверых участников застолья, в том числе и Фёдора Евгеньевича, арестовали. Обвинили «в организованной контрреволюционной деятельности, антисоветской и антиколхозной агитации, распространении листовок и срыве хозяйственных политкампаний».

Из протокола допроса Ф. Доброхотова:

«Виновным себя признаю лишь в той части, что предупреждал быть осторожными и не допускать никаких высказываний, направленных против Советской власти».

Из постановления уполномоченного 3-го отдела ОГПУ ГК Москалёва:

«Несмотря на то что по делу допрошено 10 чел. свидетелей, ни один из них не дал показаний о конкретных фактах а/с (антисоветской — Авт.) и к.-р.(контрреволюционной — Авт.) деятельности обвиняемых ДОБРОХОТОВА и МУРАВЬЁВА.

Свид. ИВАНОВ в своих показаниях ссылается на то, что он об а/с проявлениях МУРАВЬЁВА слышал не сам, а от соседа КУБАТКИНА, свид. КУБАТКИН показал, что он также слышал не лично, а от своей жены и что агитировал не МУРАВЬЁВ, а его постоялец. Жену же КУБАТКИНА, которая лично слышала а/с выступления, не допрашивали.

Более конкретные свидетельские показания об а/с агитации имеются лишь на обвиняемых ЦЫГАНОВУ В.С. и ЦЫГАНОВУ Е.М., но последние категорически отрицают свою виновность, несмотря на то что очных ставок сделано не было, причём ни один обвиняемый даже не допрошен подробно, в разрезе фактов а/с деятельности, в которой они изобличаются».

Чекист вернул дело на доследование. Всех четверых выпустили из-под стражи, где те находились уже полтора месяца. Отец Фёдор вернулся к обычной жизни.

Более-менее спокойное существование будет продолжаться до 28 апреля 1935 года, Светлого праздника Пасхи, когда церковный сторож из ружья случайно ранит трёх пионеров.

5 мая сотрудники НКВД арестовали 75-летнего сторожа «Соколова» [Иван Лаврентьевич, Арсений Борисович и Фёдор Васильевич — это настоящие имена участников того процесса. В материалах дела, выданных Марине Ивановой, их реальные фамилии зачёркнуты. Поэтому бесполезно ныне живущим однофамильцам пытаться отыскать «сталинский след» в жизни своих предков] Ивана Лаврентьевича (бывший торговец), священника Фёдора Доброхотова, а затем и церковного старосту «Мурашева». А 7 и 22 мая заключили под стражу двух церковных активистов — 59-летнего кладовщика артели «Красный молот» «Грошикова» Арсения Борисовича и 48-летнего чернорабочего лесосплава «Зубкова» Фёдора Васильевича.

Из постановления о предъявлении обвинения:

«СОКОЛОВ» Иван Лаврентьевич и ДОБРОХОТОВ Фёдор Евгеньевич достаточно изобличаются в том, что в целях совершения террористического акта на общественно-советских людей, подготовили в ночь на 28 апреля убийство пионеров и комсомольцев, на которых были произведены три оружейных выстрела, в результате чего ранили троих пионеров ЗИМИНА, НЕЧАЕВА и НОРКИНА».

Так в стенах НКВД родилась «организованная контрреволюционная группа», где Фёдор Доброхотов был объявлен подстрекателем, а «Соколов» — исполнителем теракта. «Грошикова» и «Зубкова» тоже объявят «контрами». Церковному старосте «Мурашеву» удастся избежать наказания. Выяснится, что он ни при чём, поэтому перед судом предстанут только четверо.

Суд состоится уже 23 июня в городском театре. Перед «тройкой» выездной сессии военного трибунала Внутренней охраны Горьковского края предстанут четыре человека.

— Я не хотел никого убивать, — расскажет на суде сторож. — Они шумели и хулиганили, попросил их уйти — не слушали. Решил их попугать. Стрелял в землю, но дробь случайно их зацепила. Батюшка мне указаний стрелять в детей не давал, говорил только, что если в сад залезут воры, можно для острастки пульнуть в воздух и вызвать людей на помощь».

— Когда я вечером выходил из церкви, видел ребятишек, которые стояли возле ограды, — расскажет отец Фёдор. — Подошёл, спросил, что они тут делают. Ответили, что по поручению учителя пришли следить за учениками, которые придут в церковь на Пасху. Я им ничего не ответил и ушёл домой, чтобы отдохнуть перед началом службы. Я говорил сторожу, что стрелять можно только в крайнем случае, когда полезут воры.

Показания подсудимых не убедили членов трибунала. Дело из бытового стало политическим. Фигуранты были обвинены по статье 58-8 УК РСФСР «Организация в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций, а равно участие в выполнении таких актов, хотя бы отдельный участник такого акта и не принадлежал к контрреволюционной организации».

25 июня 1935 года Фёдор Доброхотов получил 10 лет лагерей, «Соколов» — 8, «Грошиков» — 10 и «Зубков» — 5.


P.S.

Спустя 2 года, 24 августа 1937 года, сотрудники НКВД арестовали Николая, младшего брата Фёдора Доброхотова, священника Воскресенской церкви села Бурцево Балахнинского уезда. 3 сентября он приговорён к высшей мере наказания. 8 сентября приговор приведён в исполнение.