(институт этнологии и антропологии РАН)

С целью изучения процессов изменчивости и адаптации на базе предпринятой палеореконструкции проведено сопоставление с современными русскими этой же территории. Недавно разработанная уникальная методика «словесного портрета» позволяет на основе черепа получить не только скульптурный или графический портрет, но и достаточно полную антропологическую характеристику внешнего облика. Предложена новая методика оценки асимметрии лицевого отдела черепа, изученные признаки проанализированы в сравнительном аспекте. Всесторонне охарактеризована внутригрупповая вариабельность данной серии, отмечается преемственность современного и древнего населения на данной территории, где от средневековья до современности имел место выраженный процесс грацилизации размеров головы.

Оглавление:
Введение
Глава 1. Материалы и методы
Глава 2. Обобщенные «словесные портреты» русского населения с. Катунки ХIV–ХVII вв.
Глава 3. Антропологическое сопоставление популяции с. Катунки с современным населением г. Городца
Глава 4. Характеристика асимметрии мужской краниологической серии из с. Катунки
Заключение

Введение

Применение антропологической реконструкции при работе с сериями черепов дает уникальную возможность получать характеристику целой популяции в терминах антропометрии и антропоскопии живого лица. Такого рода палеореконструкция существенно обогащает методы сопоставления древнего и современного населения при изучении этногенетических процессов. Сочетание графического или скульптурного изображения лица с его описательной характеристикой позволяет осветить такие аспекты изменчивости, которые невозможно обсуждать в рамках традиционных палеоантропологических, популяционно-генетических и молекулярно-биологических исследований. Комплексный подход поможет решить проблему восстановления антропологических черт внешнего, облика представителей древних популяций, где возможна непосредственная фиксация лишь краниологических признаков.

Целью настоящего исследования было проследить хронологическую изменчивость внешнего облика славянского населения на территории Нижегородской обл.. путем сопоставления портретов и морфологических характеристик лица, полученных в ходе палеореконструкции популяции с. Катунки ХIV–ХVII вв., со средними значениями соответствующих параметров современного населения этой же территории.

Сотрудники Лаборатории антропологической реконструкции Института этнологии и антропологии РАН постоянно ведут научные исследования по совершенствованию метода восстановления внешности по черепу, используя современные методики сбора и обработки данных. Работа ведется по двум основным направлениям. Первое касается изучения распределения толщины мягких покровов на различных участках лица у представителей разных этнических и половозрастных групп. Ранее стандарты получали либо путем измерения трупного материала, либо по рентгенограммам головы. Вполне понятно, что они далеко не точны. Нами же толщина мягких тканей измерялась с помощью эхоофтальмологической аппаратуры на живых людях. Это стало важным шагом вперед в уточнении методики воспроизведения черт внешности по черепу. Ультразвук абсолютно безвреден для человека, что позволило собрать обширный статистически достоверный материал. Таким образом, к настоящему времени в лаборатории создан банк данных по толщине Мягких покровов на различных участках лица у представителей разных этнических групп.

Вторым направлением является поиск закономерностей соответствия отдельных размеров и элементов лица подлежащим костным структурам. Для этой цели была разработана специальная программа измерения и описания живого лица, с помощью которой обследовано несколько контрастных в этническом отношении групп. В результате удалось установить ряд зависимостей, позволяющих с достаточно большой точностью воспроизводить такие индивидуальные характеристики лица, как ширина носа и рта, высота уха, особенности строения глазной области и т.д. Получены уравнения регрессии, с помощью которых, используя черепные характеристики, можно рассчитывать отдельные элементы живого лица. Установлено, что зависимости между физиономическими признаками и соответствующими им структурами черепа являются в общих чертах схожими для европеоидов и монголоидов, а также для мужчин и женщин. Таким образом, элементы внешности полностью зависят от их костной основы, и именно индивидуальность черепа отражает своеобразие лица.

В результате многолетних многоплановых исследований была создана программа краниофациального соответствия, представляющая собой алгоритм перехода от измерительных и описательных признаков черепа к соответствующим характеристикам лица. Её применение позволяет не только значительно уточнить метод графического и скульптурного воспроизведения черт внешности, но и вооружает антропологов уникальной методикой «словесного портрета», с помощью которой по черепу можно получить «прижизненную» антропологическую характеристику лица.

Для разработки программы краниофациального соответствия были изучены статистические закономерности соотносительной изменчивости метрических и неметрических характеристик черепа и соответствующих элементов живого лица. Отобраны эффективно работающие признаки. Комплекс размерных характеристик был разделен на три категории согласно различным подходам к их прогнозированию на живом лице. К первой отнесены размеры, которые можно получить из краниометрических путем простого сложения с толщиной мягких тканей на соответствующих участках. Вторую категорию составили размеры, примерно равные соответствующим на черепе. В третью включены признаки головы не имеющие прямых аналогов на черепе. К таковым относятся высота и ширина ушной раковины, ширина носа и рта, размеры глазной щели и т.п. Во внешнем облике они играют далеко не последнюю роль. Поэтому важен поиск любых взаимосвязей, позволяющих уточнить реконструкцию данных отделов. На основе многомерного корреляционного и регрессионного анализа антропологических групп были получены уравнения регрессии, которые можно использовать при восстановлении размерных характеристик третьей категории для европеоидных популяций. Высоту лба мы рекомендуем рассчитывать как разницу между физиономической и морфологической высотами лица.

В отношении вариантов описательных признаков, вошедших в программу краниофациального соответствия, мы опирались на многолетние исследования их зависимости от костной основы, которые проводили как по рентгенограммам головы, так и с применением особых техник на живом лице. При работе с криминалистическим материалом мы имели уникальную возможность анализировать соответствие внешнего проявления отдельных черт и элементов лица их костным структурам, т.к. в нашем распоряжении были черепа и прижизненные фотографии тех же самых лиц.

Важной индивидуальной особенностью внешности является асимметрия лица, которая играет большую роль в неповторимости индивидуального облика каждого человека. В лаборатории начаты исследования асимметрии с целью воспроизведения особенностей ее выраженности при восстановлении лица на основе черепа.

Графическая реконструкция по черепу женщины. Автор А.В. Рассказова.
Графическая реконструкция по черепу женщины.
Автор А.В. Рассказова

Глава 1. Материалы и методы

Было проведено комплексное исследование серии черепов ХIV–ХVII вв., обнаруженных в 2007 году на территории кладбища возле собора Рождества Пресвятой Богородицы с. Катунки Нижегородской обл. Судя по характеру обряда погребения и найденного в могилах инвентаря, все погребённые — русские.

Село Катунки находится на берегу Волги, в Нижегородской области, в 75 км к северо-западу от Нижнего Новгорода и в 25 км к северо-западу от г. Городца. Этот район Поволжья заселялся в XIV веке. Вплоть до XVII века с. Катунки было административно-духовным центром Белгородья, но из-за своего географического положения неоднократно разорялось монголо-татарскими отрядами. Через село проходила дорога на Кострому и Ярославль, что создало благоприятные условия для развития торговли, поэтому в XVII в. Катунки уже входили в число наиболее развитых селений края. Это способствовало притоку населения из соседних регионов.

Для работы использовались только черепа взрослых индивидуумов — 28 мужчин и 21 женщины в возрасте от 16 до 55 лет (более половины — старше 35 лет). При установлении возраста мы столкнулись с некоторыми трудностями. Возраст, определяемый по стертости зубов, часто был больше определяемого по зарастанию швов. Возможно, это объясняется питанием грубой пищей и использованием зубов в определенных профессиональных целях в качестве «пятой руки» — стертость зубов значительная даже у очень молодых индивидуумов.

Обобщенные «словесные портреты» и размерные характеристики, полученные в ходе палеореконструкции, были сопоставлены со средними значениями соответствующих морфологических параметров современного русского населения. Использованы материалы, собранные Т.И. Алексеевой в 1955–1959 гг. в рамках программы Русской антропологической экспедиции, организованной Институтом этнографии АН СССР и Антропологическим научно-исследовательским институтом Московского государственного университета, под руководством В.В. Бунака. Для сравнения была выбрана группа русского населения г. Городца Нижегородской области, как наиболее близкая в территориальном отношении к исследованной выборке.

<…пропущено…>

Заключение

В данной работе впервые применён комплексный подход к палеореконструкции замкнутой популяции, позволивший провести статистически обоснованное сопоставление древнего и современного населения в терминах антропоскопии и антропометрии живого лица. Основываясь на реконструкциях, дающих наглядное представление о физическом типе населения, и привлекая «словесные портреты», выполненные по каждому черепу с учетом индивидуальных размерных и описательных характеристик, включая асимметрию, мы получили достоверную картину внутригрупповой вариабельности изученной популяции.

При сопоставлении реконструированного и современного населения на фоне выявленной изменчивости можно говорить о преемственности между сравниваемыми популяциями, на что указывает однонаправленность произошедших изменений. Полученные нами результаты свидетельствуют о процессе грацилизации, имевшем место на протяжении пяти-шести веков, и доказывают широкомасштабность этого процесса, охватившего большинство морфологических признаков головы.

Из журнала
«Археология, этнография и антропология Евразии»
№ 3 (43), 2010 год