Клеймо фирмы «Klingsor»
Металлическое клеймо фирмы «Klingsor»

Выставка под таким названием открылась в музее «Дом графини Паниной»

В очередной раз нас порадовал известный коллекционер Н.Ф. Поляков. Музейные витрины пополнила небольшая, но интересная компания звуковоспроизводящих аппаратов во главе с красавцем граммофоном.

«Музыкальная гостиная» встречает посетителей музея, и здесь их взоры притягивает загадочный шкафчик. С большим удовольствием сотрудники музея на глазах изумлённых гостей открывают красивые зеркальные дверцы. Трудно себе представить, что за ними прячется… граммофон. Да не простой — струнный! Граммофон изготовлен в начале XX века немецкой фирмой «Klingsor». Об этом свидетельствует и крупное металлическое клеймо, расположенное на внутренней стороне крышки.

Граммофон фирмы «Klingsor»

Граммофон со струнами — вещь весьма оригинальная и редкая. В конце XIX – начале XX веков звуковоспроизводящие аппараты претерпевали не только конструктивные усовершенствования. В начале XX века европейские производители стали придавать музыкальным аппаратам оригинальные, подчас экзотические формы: группа фигур из майолики обрамляла трубу, искусно превращённую в грот, либо аппарат был спрятан, например, в пивную бочку из благородного дуба или встраивался в особый шкаф. Такой «маскарад» был вызван стремлением превратить граммофон в украшение великосветских салонов. Форма шкафчика оказалась наиболее распространённой для струнных граммофонов. Подобный образец немецкой фирмы «Klingsor» представлен в «Музыкальной гостиной» нашего музея. Его изящество и дороговизну подчёркивают зеркальные дверцы и система струн, оформленная в виде лиры.

И всё-таки струны служили не только для красоты. Они настраивались посредством колков (как струнный инструмент). Звук, проходя через струны, обогащался — инструмент звучал лучше, насыщеннее, чище.

Нотный и музыкальный магазин В.А. Гуминскаго
Нотный и музыкальный магазин В.А. Гуминскаго

На крышке нижнего отделения снаружи расположено другое чрезвычайно любопытное металлическое прямоугольной формы клеймо. На нём читаем: «Музыка. В.А. Гуминскiй. Н. Новгородъ». Музею очень повезло — разгадывать значение этого клейма не пришлось. Ещё до появления струнного граммофона в музее «Дом графини Паниной» хранилась старинная пластинка в оригинальном конверте. Вся его лицевая сторона занята рекламой нотного и музыкального магазина господина В.А. Гуминского, здесь указано, что он торгует нотами, музыкальными инструментами и т.п. И знакомый для нижегородцев адрес: «Н. Новгородъ, Б. Покровка, д. ДВОРЯНСКАГО СОБРАНIЯ» (ныне здание занимает ДК имени Я. Свердлова). Очевидно, что в этом магазине находился или продавался данный чудо-аппарат. И можно только догадываться, насколько дорогим он был.

Зигфридъ Качъ. Фабричный складъ всемiрно извhестныхъ граммофоновъ “Сатурнъ”
Зигфридъ Качъ. Фабричный складъ всемiрно извhестныхъ граммофоновъ “Сатурнъ”

Струнный граммофон находится в рабочем состоянии. Вы можете не только им полюбоваться, но и прослушать старинные граммофонные пластинки. Недавно коллекция пополнилась пластинками начала XX века. Они заметно отличаются от прочих даже конвертом. История пластинок столь же увлекательна, как история звуковоспроизводящих аппаратов.

В России первая фабрика грампластинок организована английским акционерным обществом «Граммофон» в 1901–1902 годах в г. Рига. Среди первых русских артистов, записавшихся на граммофонных пластинках, были М.Г. Савина, Ф.И. Шаляпин, А.Д. Вяльцева, В.Ф. Комиссаржевская и др.

В Риге располагалась и принадлежавшая фирме «Граммофон» фабрика «Пишущий Амур». Эта марка имела всемирную известность и красивую этикетку. Пластинки именно этой фабрики вы сможете сегодня увидеть на выставке.

Заметки в газетах и журналах начала XX века позволяют сделать сравнение: качественные грамзаписи в то время имели тот же успех у публики, как новые модели сотовых телефонов в наши дни. Вот только несколько любопытных фактов.

«Идя навстречу требованиям широкой публики об удешевлении цены нашим односторонним 10'' и 12'' граммофонным пластинкам с чёрным этикетом и всемирно известной маркой «Пишущий Амур», мы решили с января месяца наступающего 1911 года приступить к выпуску двухсторонних граммофонных пластинок». «Граммофонный мир» № 1 от 1 января 1911 г.

«В предполагаемом к выпуску майском выпуске О-ва “Граммофон” и “Зонофон” будет помещено такое обилие новых номеров, которое даёт лишний раз свидетельство необыкновенно интенсивной деятельности О-ва. Среди прочих пластинок громадная часть их соответствует содержанию предстоящим юбилейным торжествам: собраны разнообразные сигналы, марши и песни, имеющие отношение к славной эпохе отечественной войны». «Граммофонная жизнь» № 24 от 5 апреля 1912 г.

«К Шаляпину явился на днях агент одной мелкой германской фабрики с предложением записать 10 вещей. В разговоре с великим артистом агент был очень смущён и сидел на стуле как на иголках.

— К сожалению, — сказал Ф.И. Шаляпин, — я петь не могу.

— А почему же?

— Потому, что связан контрактом с Акц. О-вом «Граммофон».

— Пустое дело... Мы бы вам за 10 вещей предложили хорошую сумму.

— Например?

— Три тысячи, наличными!

— Отлично, — воскликнул Шаляпин, — я согласен... не петь. В Обществе мне платят три тысячи за один романс!» «Граммофонный мир» № 20 от 1 ноября 1911 г.

«Фабрике производство пластинки-гиганта стоит 87 коп., фирма продаёт её за 6 руб., из них Ф.И. Шаляпину с каждого диска идёт 2 рубля…». «Граммофонный мир» № 7 от 1 апреля 1912 г.

На выставке «Граммофон и Ко» можно видеть и другие редкие в наши дни аппараты: граммофон армейский (артель «Граммофон», г. Ленинград, 1930-1950-е гг.), патефон «Дружба» (Ленинградский патефонный завод, 1930-е гг.), катушечный магнитофон «SPALIS» («ЭЛЬФА-10», Вильнюс, 1958 г.), транзисторный приёмник «SPIDOLA-231» и др.