(рассказы краеведа)

Географическое положение Городца-Радилова благоприятствовало ему иметь выгодное в стратегическом отношении положение. Оно определило его как мощную военную крепость в том месте, где выходил путь от Владимира, Боголюбова, Суздаля, Ростова-Ярославского к среднему течению Волги. По этому пути шли войска против булгар, и сам Городец-Радилов был не только крепостью, но и военно-транспортной базой. Здесь стоял флот и проходило снаряжение войск. Отсюда они спускались к устью Оки, где объединялись с войсками муромских и рязанских князей.

При князе Юрии Долгоруком по обычаю была заложена церковь во имя Архангела Михаила в воспоминание высадки на эти места князя Юрия Долгорукого в сентябре 1152 г.

На освящении храма был князь Юрий Долгорукий, окружённый воеводами, дружиной, жителями окрестных деревень. Приезжал архипастырь Ростовский — Ефим. Тут же поблизости стояла часовня с иконой Божьей Матери Одигитрии, поставленная кем-то до прихода князя, до основания Городца-Радилова.

В 1154 году был основан Городецкий Фёдоровский монастырь.

Язычники обращались в христианство, их крестили на Святом озере (ныне Рязановское озеро). Говорят, что на этом месте было небольшое селение черемисов и называлось оно — град Малый Китеж. Затем он ушёл под землю, а на месте провала образовалось озеро. Не правда ли, похоже на легенду об озере Светлояре, что стоит недалеко от села Владимирского Воскресенского района, где будто бы стоял Большой Китеж-град.

Городец-Радилов явился единственным центром расселения людей в этой местности. На несколько вёрст от города во все стороны на расчистных лесных полянах возникали малые починки и деревеньки. Эта система мелкого расселения оставила следы до настоящего времени; и сегодня в Городецком районе деревни малые стоят недалеко друг от друга.

В 1155 году князь Юрий Долгорукий переехал жить во Владимир, оставив город своему сыну князю Василию, основавшему на Волге небольшую крепость Василёво (ныне город Чкаловск). Она играла большую роль в экономической жизни Городца-Радилова, являясь связующим звеном. Князь Василий продолжал строительство вала, укреплял экономику, торговлю, оборону города.

Однако в скором времени мирное княжение окончилось.

В 1164 году от Владимирского князя Андрея Боголюбского пришёл наказ князю Василию: собраться со своей дружиной к Муромскому князю и идти вместе в поход на булгар.

И вот дружины трёх князей отправились в поход, разбили булгар, оттеснили их от русской границы.

Много пленных попало в Городец-Радилов, где они использовались на возведении земляного вала, который строился свыше 30 лет.

В 1171 году, после смерти Василия, князь Андрей Боголюбский назначил в Городец-Радилов на княжение Мстислава, своего сына, внука Юрия Долгорукого.

Мстислав в 1171 году, соединившись с муромской и рязанской дружинами, выступил войной на булгар, одержал победу.

Тридцать лет прожил Городец-Радилов без войны и походов, занимаясь строительством земляного вала, развитием торговли, промыслов и ремёсел.

После смерти Мстислава Андреевича булгары в 1184 году совершили нападение на Городец-Радилов, но не могли его взять: не преодолели военную оборонительную крепость — земляной вал. «Булгары, премного пакости сотвориша возле Городца-Радилова, подвергли опустошению окрестные, поселения», — говорится в летописи.

После смерти Андрея Боголюбского Городец-Радилов переходит под управление Владимирского князя Всеволода Юрьевича, по прозванию «Большое гнездо» (он имел очень большую семью), собирателя земли русской.

Князь Всеволод управлял Городцом-Радиловым через посредство своих посадников, уполномоченных. Посадники Всеволода правили городом с 1183 по 1216 год.

Таким образом, в течение тридцати трёх лет здесь не было постоянного князя.

Булгары не переставали беспокоить Русь, делая опустошительные набеги, провоцируя военные конфликты.

И вот в 1186 году Владимирский князь Всеволод «Большое гнездо» решил совместно с городецкой дружиной выступить войной против булгар. Поход был мощный. Русские дружины одержали крупную победу, захватили много пленных, значительная часть которых расселилась в Городце-Радилове.

Интересно заметить, что с того времени, с 1186 года по настоящее время, около 800 лет от поколения к поколению старожилы Городца сохранили память об этом походе в названиях улиц «Нижняя Полянка» и «Верхняя полянка», образованные от слова «полон» (плен). В этой части нашего города и жили пленные булгары, принявшие христианскую веру, обычаи и нравы. Это очень старинные улицы Городца, которые находятся около Спасской церкви и около почты (ул. М. Горького).

После этого похода князя Всеволода в течение тридцати лет булгары не решались тронуть боевую грозную дружину городецкую.

Пользуясь передышкой от военных походов, Городец-Радилов строился, укреплял земляной вал, развивал торговлю и промыслы. Большие политические и экономические перемены Городца-Радилова предрешила Липецкая битва в 1216 году, состоявшаяся возле Юрьева-Польского, в 70 км от Владимира.

Эта междоусобная борьба проходила между сыновьями великого владимирского князя Всеволода Юрьевича Большое гнездо, между родными братьями, князем Константином и Юрием.

Много зла принесла эта междоусобица Суздальской земле: многие города и селения были разорены и уничтожены пожарами, долго не могли оправиться.

Константин, выиграв сражение, силой возвратил себе отцовский престол, а опального князя Юрия Всеволодевича отправил в ссылку, в самую отдалённую крепость, поставленную на Волге, — Городец-Радилов.

В русских летописях подробно описываются жизнь и деяния Георгия (Юрия) Всеволодовича, сына Владимиро-Суздальского князя Всеволода Большое гнездо, внука Юрия Долгорукого.

После Липецкой битвы, перед отъездом в Городец-Радидов, Юрий Всеволодович зашёл в Успенский собор во Владимире и поклонился отцовскому гробу, потом с семьёй и епископом Симоном отправился на лодке в Городец-Радилов.

Они ехали по Клязьме, Оке и Волге, любуясь и восхищаясь Дятловыми горами «Иде Гюрги из Владимира в Радилов-Городецъ», — записал летописец.

И вот в 1216 году в Городец-Радилов приехали два знаменитых для того времени человека: Владимирский князь Юрий Всеволодович, внук основателя Городца-Радилова и сын Владимирского князя Всеволода Большое гнездо, и епископ Симон, его единомышленник, ученик Киево-Печёрского монастыря, посвятивший свою деятельность просвещению городецкой паствы. Он — первый архипастырь Владимирской епархии.

По данным русских летописей, Юрий Всеволодович родился в 1189 году во Владимире. Большую часть жизни он провёл в седле, в походах своего отца, а в девятнадцать лет сам победоносно водил полки. Двадцати семи лет он приехал в Городец-Радилов.

По свидетельству Никоновской летописи за 1216 год, князь Юрий Всеволодович отличался высокой нравственностью, обладал талантом государственного деятеля и полководца, дипломатическим искусством и тактом.

Приехав в Городец-Радилов, князь Юрий Всеволодович поселился в княжеском Радиловском дворце, который стоял на Княжей горе, на улице Кузнецкой (ныне ул. Кожанова).

Даже сегодня можно представить соседние улицы, примыкающие ко дворцу, связанные экономически с ним.

Так, по народному преданию, поблизости с дворцом стоял манеж, где обучали лошадей для княжеской конницы. Теперь на этом месте находится улица Ю. Гагарина (бывшая Овражная).

Рядом с Манежной улицей располагалась Магазейная улица, современная улица Щорса (ранее Волжская). Магазейной она называлась потому, что на ней стояли лавки (магазины), с продажей магазеи, мануфактуры и других товаров. Тут же находились амбары, куда ссыпалось хлебное содержание княжеской дружины и конницы.

Недалеко от Радиловского дворца стояло сельцо Штатное (теперь ул. Михеева). Тут были службы дворца удельных князей. Прислуга определена по штату: ни больше, ни меньше, как говорилось, положено по штату. С тех пор и название села стало Штатное.

Расположение улиц и их назначение определяло хозяйственно-экономическое положение и жизнь того времени.

Князь Юрий Всеволодович изучил военную й экономическую обстановку, условия Поволжья и Приокья. Он мог лично убедиться в огромном значении Волги для русской Земли и её безопасности.

Юрий Всеволодович и епископ Симон плавали в ладьях вверх и вниз по Волге, приставая и языческим велениям. На Святом озере (ныне Рязановское болото) проходило крещение язычников. Совместно с князем Святославом Юрий Владимирович предпринял ряд успешных военных походов против Волжской Булгарии.

В 1219 году русские дружины под водительством князя Юрия Всеволодовича одержали полную победу над булгарами. В Городец-Радилов пришло посольство от булгар, «моляще и мира просящее», послы булгарские запросили заключить мир. Юрий Всеволодович, выслушав послов, отказал им в просьбе. Возвратись, булгарские послы докладывали: «Князь Юрий на Городце... Ожидает братию свою, а мира не даёт... Но хочет идти на нас».

Три раза в Радиловский дворец (на ул. Кузнецкая) приходили послы булгарские с датами и одной просьбой: заключить мир. Только после трёх посещений, видя настойчивую просьбу булгар, Юрий Всеволодович в 1220 году заключил мир с булгарами.

Мирный договор был выгоден Юрию Всеволодовичу: русские оторвали булгар от поддержки мордовскими племенами, после чего русские имели дела только с мордвой, которая уже без булгар не представляла большой опасности.

После победы окрепла экономика и торговля Городца-Радилова. Несмотря на этот мирный договор, а такие зная неспокойный характер булгар, предупредительный и мудрый Юрий Всеволодович изложил в Городце-Радилове свой план в целях укрепления и объединения русских земель на случай новых нападений неприятеля.

Посоветовавшись с епископом Симоном, обсудив план создания новой крепости с дружиной, Юрий Всеволодович решил устроить оплот со стороны булгар и мордвы, для чего построить в устье Оки в 1221 году новую мощную крепость на Волге, назвав её Нижний Новгород [ПСРЛ, т. 1, ст. 5445-6729].

Нижегородский поэт Владимир Автономов в стихотворении «Дятловы горы» ярко и поэтично описал это историческое событие:

В плёсов синь, в раздолье милое,
Волги-матушки реки,
Вниз от города Радилова
Шли проворные стружки.
На переднем с воеводами
Речь держал, не торопясь,
Грозный Юрий Всеволодович
Всей земли Низовской князь.
То ли строить укрепления, —
То ли вновь стоять в бою.
Вёл он в новые владения
Силу ратную свою.
Долго ль, коротко ль — не меряли
Путь тот мерой никакой,
Но дошли стружки до берега
Над задумчивой Окой.
Там, где круто поднимаются
Прямо в небо сосняки,
Там, где водами сливаются
Две великие реки.
…И, когда тропой недлинною,
Вверх дружина поднялась,
Глядя в дали соколиные,
Так сказал в раздумье князь:
— Встанет здесь работный, ратный ли
Град вольготно и светло,
Чай, и мы сноровкой дятловой
Отличаемся зело.

Нижний Новгород был поставлен прямо на пустом берегу, что подтверждают археологические исследования Ш.А. Кирьянова, а не на месте какого-либо древнего города. Твердыня на Волге была заложена и сейчас является олицетворением мощи и красоты всего Поволжья.

На Дятловых горах зазвенели пилы, застучали топоры, повалились деревья, расчищалась местность для строительства новой волжской крепости — Нижнего Новгорода. Первые плотники, каменщики, лесорубы были из Городца-Радилова.

А четыре года спустя, в 1225 году, князь Юрий Всеволодович поставил в полпути от Городца-Радилова до Костромы промежуточную крепость — Юрьевец.

Городец-Радилов стал важным, значительным городом, в нём решалась судьба других стран, например, Булгарской. Он сделался крупным торговым городом, где радиловцы сбывали булгарским купцам меха, шерсть, мёд и другие товары и продукты.

В древнем Городце-Радилове широко были развиты промыслы и ремёсла.

Археологические раскопки, проводимые под руководством Т.В. Гусевой, доказывают высокий уровень мастерства [Гусева Т.В. Древний Городец на материалах новых раскопок. Записки краеведов, 1983].

Но мирная жизнь Городца-Радилова продолжается только восемнадцать лет.

Писатель В. Чивилихин в романе «Память» упоминает Городец на Волге в числе тридцати городов, разграбленных и сожжённых ордой только за зиму 1237–1238 года.

Неслыханное бедствие и разорение принёс Городцу 1238 год, когда полчища монголо-татар под водительством хана Батыя дотла сожгли город, истреби почти всё его население, много жителей увели в плен.

В Лаврентьевской летописи за 1238 год говорится: «Татарове, поплениша Владимир и пойдоша на великого князя Георгия (Юрия), окаянные ти кровопийцы, и они идоша к Ростову, а ини к Ярославлю, а ини на Волгу, и ти плениша всё на Волзе до Галича Володимирского» [ПСРЛ, т. 1. Лаврентьевская летопись за 6747 (1288 г.)].

Захватив Городец-Радилов и овладев крепостью, монголо-татарская орда, ослеплённая злой яростью, учинила дикую расправу над жителями города.

Об этом ярко и правдиво говорится в летописи за 1238 год.

«Татарове, взять грады, пожгоша их, монастыри и церкви, княжих и жилых людей предаша тому же пламени, и што людей старых и младых, слепых и глухих, жён и детей рассечаху мечами, а оных стреляли стрелами, а некоих вметаху в огонь, а прочих людей, босых и бескровных, сдыхающих от мороза, сведоща в степи свои» [ПСРЛ, Никоновская летопись, там же, за 6747 (1236 год)].

Городецкая дружина несколько дней отбивала жестокий натиск нападающих и, отступая, приняла бой на том месте, где теперь стоит деревня Черепово. Состоялась, как записал летописец, «жестокая сеча и грозная битва».

По народному преданию, после сражения сложили целую гору черепов. Так и возникло название деревни Черепово.

У городчан на долгие века сохранилась память о первом нашествии монголо-татарских орд на Городец-Радилов.

Дошло до нас и народное предание о горе Ши-хан в Нижней Слободе, где находится старообрядческое кладбище. Своё название это гора выводит тоже от времени нашествия монголо-татар.

Коротко перескажу предание, которое несколько раз слышал от старожилов Городца…

Монголо-татары, захватив Владимир, ринулись на Городец-Радилов, шли они по дороге через современный город Вязники и вышли на берег Волги в том месте, где ныне находится село Катунки (Чкаловский район).

Говорят, что название Катунки произошло от татарского слова «катунь», что означает «женщина». Здесь вражья орда оставила пленных стариков, женщин и детей.

Отобрав самых сильных и отважных воинов, воевода Ши-Хан двинулся на Городец-Радилов, который в ту пору был важной военной крепостью на востоке Владимиро-Суздальской земли.

По правому берегу Волги, где были смешанные леса, по впадине, покрытой болотами и кочками, там, где сегодня дымят корпуса Заволжского моторного завода, крадучись, как воры, пробирались отряды врага. Впереди двигалась повозка, обшитая бархатом. В ней сидел верный слуга хана — Ши-Хан.

Он был суров и молчалив и вдруг остановил свой отряд: прискакала головная разведка. Она сообщила, что направо от Волги (в районе современной деревни Ляпуново) идёт широкая пойма. По ней, говорили лазутчики, можно незаметно подойти к самому Городцу-Радилову. Воевода обрадовался, и под покровом ночи началось наступление.

Когда монголо-татары подошли к городу со стороны Китежской горы, Ши-Хан поставил свою наблюдательную палатку на самом высоком бугре, с которого просматривался весь город, земляной вал, оборонительная крепость.

Утром следующего дня, едва растаял туман, враги кинулись на город, несмотря на стойкость русских воинов, вскоре овладели крепостью. Город пал, а гора, где стоял воевода Ши-Хан, до сих пор сохранила его имя Шихан.

Поэтическая легенда о событиях прошлого — это не обязательно точное отражение истории. Хотя по отношению к Городцу легенда подкрепляется свидетельством. летописей и результатом археологических раскопок.

Так, раскопки, проводимые в Городце Т.В. Гусевой, доцентом Нижегородского университета, установили две угольные прослойки в грунте, которые говорят о двух крупных пожарах, связанных, скорее всего, с нашествием монголо-татар на Городец-Радилов в 1238 и 1408 годы.

Память о первом монголо-татарском нашествий сохранилась в названии улицы и горы — Варыхановская (ныне улица Александра Невского). На Варыхановской улице были разбиты палатки, в которых жили после разгрома Городца-Радилова баскаки, слово древне-татарское, означающее пошленника, сборщика дани, налога. Над оставшимися в живых жителями города и окружающих деревень сборщики налога — баскаки — творили жестокую расправу. «Варвары-ханы» — так прозвал народ.

С Варыхановской горы баскаки сбрасывали в Волгу живыми жителей города. Русло Волги подходило вплотную к горе. Всё эти нечеловеческие страдания мужественно и терпеливо перенесли радиловцы, но не встали на колени перед врагом.

Вести о разгроме других городов монголо-татарскими полчищами воспламенили дух князя Юрия Всеволодовича и он, собрав боевые силы, пошёл на врагов, началась, как указывают летописи, «брань великая и сеча злая».

Юрий Всеволодович, желая подать собою пример геройской неустрашимости, первый кинулся в самый пыл сражения, бился с отвагой в жарком бою, показав свою храбрость и любовь к Отечеству.

Он погиб в битве с монголо-татарскими ордами 4 марта 1238 года на реке Сити, впадающей в Мологу.

Князь Юрий Всеволодович и его три сына: Владимир, Всеволод и Мстислав были убиты во время нашествия на Русь монголо-татар, стойко защищая её честь и независимость, оставив на века славу героических подвигов потомкам.

После гибели Юрия Всеволодовича, в Городце стал княжить его родной брат Святослав, сын Владимиро-Суздальскбго князя Всеволода Большое гнездо.

Он собрал рассеявшихся жителей в Заузольских лесах, очистил город от пепелища и развернул строительство.

В 1246 году Святослав, сделавшийся князем Владимирским, передал Городец, Суздаль и Нижний Новгород сыну Ярослава — Андрею Ярославовичу.

Судьбы Александра Невского, его брата Андрея, и сына Александра Невского — Андрея Александровича, неразрывно были связаны с историей Городца.

Князь Андрей Ярославович, родной брат Александра Невского, вместе с ним принимал участие в знаменитой битве на Чудском озере против рыцарей Ливонского ордена и победителем вступил в Псков.

Спустя некоторое время Андрей сел на великокняжеский престол во Владимире. После карательной экспедиции татаро-монгольских полчищ в 1252 году он бежал в Новгород Великий, а потом — за рубеж.

Вернувшись на Русь, князь Андрей получил от Александра Невского в удел Городец.

В 1256 году в Городец к своему брату Андрею приехал Александр Невский с целью ознакомить ростовского князя Бориса Васильевича с тем, как нужно строить военную крепость с расчётом на круговую оборону на примере Городецкого земляного вала, посоветовать брату Андрею, чтобы он воздержался от отрицательных действий по отношению к политике хана Берке.

Летописи описывают князя Андрея, как неудачного правителя, который оторван от нужд народа, больше всего занимался охотой и другими личными удовольствиями. Управлением городом Городцом занимались бояре. По своей необдуманности, поспешности и опрометчивости князь Андрей в 1261 году чуть ли не привёл русскую землю к большой беде и разорению.

Новое нашествие на Русь монголо-татар отвёл великий князь Александр Невский. Он родился в 1220 году в городе Переславле-Залесском. Здесь прошли детство и годы юности, здесь он формировал свои дружины, которые под его водительством разгромили немецких псов-рыцарей и шведов.

В начале 1263 года Александр Невский в четвёртый раз с небольшой свитой и богатыми дарами отправился в столицу Золотой Орды «отмаливать люд от беды», как об этом повествуется в летописи, умилостивить хана Берке, чтобы он не посылал свои полки на Русь.

В течение года князь Александр Невский находился в тяжёлых материальных условиях, угнетаемый и физически, и нравственно, но блестяще решил задачу: хан Берке отменил военный поход на русскую землю. Уставший и больной Александр Невский был отпущен домой. По пути следования до Владимира он в Нижнем Новгороде немного отдохнул. Но едва доехал до Городца-Радилова, болезнь так усилилась, что он не мог ехать дальше.

«В лето 1263 года, — говорится в летописи, — князь великий Александр Ярославович, идя из Орды, разболелся и, дощед до Городца, ноября 14 дня преставился» [ПСРЛ, т. 1, стр. 524].

Князь Александр Невский умер в кельях Городецкого Фёдоровского мужского монастыря. По свидетельству летописи, перед смертью Александр Невский принял иноческое пострижение с именем Алексия, облёкся в схиму, простился с игуменом, братией и всеми окружающими и благословил их.

На третий день гроб Александра Невского был перевезён во Владимир.

По указу Петра Первого в 1721 году прах князя Александра Невского был доставлен из Владимира в Петербург.

Через год, в 1264 году, умер и брат Александра Невского — Андрей, который был похоронен в Городце в Михайло-Архангельском соборе.

В 1264 году Городец-Радилов перешёл к сыну Андрея — Георгию (1264–1279).

С 1279 году Городец-Радилов вместе с Нижним Новгородом стал принадлежать сыну Александра Невского — Андрею Александровичу, который княжил здесь в течение двадцати пяти лет (1279–1304).

Надо заметить, что старшим сыном Александра Невского был князь Дмитрий Александрович, владевший г. Переславлем.

Младший сын Александра Невского — князь Даниил, которому принадлежало Московское княжество.

Средний сын Александра Невского — князь Андрей, получивший прозвище «Городецкий», за период княжения в Городце был инициатором в развязывании междоусобиц. В череде междоусобиц и взаимных распрей, наполнявших княжение Андрея, особое значение имел победоносный поход его весной 1301 года для освобождения берегов Невы от шведских рыцарей. Этот поход «остался в летописях единственным достохвальным делом», как отметил русский историк Н. М. Карамзин.

Князь Андрей Городецкий своей многолетней борьбой разрушал старые связи и традиции, расчищал дорогу для новых изменений в общественной жизни России в XIV веке, где главную роль начали играть Москва, Тверь, Нижний Новгород.

Андрей Городецкий умер в 1304 году и был похоронен при Архангельском соборе в Городце.

В течение XIII–XIV веков Архангельский собор был усыпальницей Городецких князей.

После смерти Андрея Городецкого Городец принадлежал его сыновьям — Михаилу и Василию.

Затем Городец находится под управлением владимирских князей. В самом начале второй половины XIV века Городец принадлежит нижегородскому князю Константину Васильевичу.

В 1355 году, после смерти Константина Васильевича, нижегородский стол перешёл к старшему сыну Андрею. Кроме него, у Константина Васильевича было ещё три сына: Дмитрий (в крещении Фома), Борис и другой Дмитрий, по прозвищу Ноготь.

Каждый из них по отцовскому завещанию получил свой удел. Старший сын Константина Васильевича Андрей отделил Городец от Нижегородско-Суздальекого княжества и передал его своему брату Борису Константиновичу, который был третьим сыном Константина Васильевича и зятем литовского князя Ольгарда.

Князь Борис Константинович занимает особое место в истории Городца. Во-первых, своим своеобразным характером, сильным и волевым. Во-вторых, он был человек строптивый, неуступчивый и несговорчивый, видевший в других князьях своих врагов. В управлении Городцом он больше всего использовал своекорыстные цели, часто развязывал междоусобные противоречия, которые наносили вред целостности и единству русской земли.

В течение 15 лет, с 1340 до 1355 года, князь Борис Константинович состоял в большой ссоре с родным братом Дмитрием. Борьба между братьями проходила из-за Нижегородского княжества: Борис Константинович был князем Нижегородским, а затем — Городецким.

Ссора была настолько жаркой и продолжительной, что привлекла внимание Московского митрополита Алексея, который в 1356 году решил примирить братьев. Он посылает в Нижний Новгород, к князю Борису Константиновичу, Сергия Радонежского, чтобы он для решении спора срочно приехал в Москву.

Сергий Радонежский — великий сподвижник земли русской. В его благословении черпали силы воины Дмитрия Донского на поле Куликовом. Сергий Радонежский — огромный авторитет, он мирил князей властолюбивых, душой и сердцем боролся за единство земли русский.

Несмотря на горячие уговоры Сергия Радонежского, князь Борис Константинович мириться решительна отказался. Тогда Дмитрий Константинович известил Бориса Константиновича, что он возьмёт силой у него Нижний Новгород.

Князь Борис Константинович не мог противостоять требованиям Дмитрия, и он добровольно уступил Нижний Новгород, а сам остался только князем Городецким, которым управлял с 1365 по 1392 год, в течение двадцати семи лет, однако неоднократно домогался получить Нижегородское княжество, но всё это было безуспешно.

Князь Борис Константинович видел при себе падение самостоятельного Суздальско-Нижегородского княжества. 2 мая 1394 года он умер в Суздале, но похоронен в Архангельской соборной церкви в Городце.

В 1672 году, через 278 лет, «благочестивый великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович... изволил из Городца гроб взять великого князя Бориса Константиновича Нижегородского и Городецкого, и тот гроб перенесён в Нижний Новгород в Соборную церковь боголепного Преображения и положен у полуденных дверей направо» [Нижний Новгород в XVII веке. Сборник документов. Составила Н.И. Привалове. ГКИ, 1961. С. 296].

После Бориса Константиновича князем в Городце был Василий Дмитриевич, затем город поступил во владения его племянника Ивана Васильевича.

В XIV веке столицей княжества становится Нижний Новгород.

В конце XIV века и в начале XV века Городец с другими Суздальско-Нижегородскими землями присоединяется и Москве.

Московский князь Василий передаёт Городец в удел своему дяде князю Серпуховскому, соратнику Дмитрия Донского.

По русским летописям известно, что к началу XV века над Городцом нависла новая смертельная опасность: хитрый, энергичный хан Мурза Эдигей вторгся в Рязанскую землю и, разбив рязанского князя, остановился в Коломенском.

В 1408 году татарский хан Мурза Эдигей, направляющийся на Москву из Казани, напал на Городец и второй раз город был дотла сожжён и разграблен.

В летописи об этом нашествии говорится: «В лето 6916 (1408 году), взяша град Переславль, огнём пожгоша такого же и Ростов, и Дмитров, и Серпухов, и Нижний Новгород, и Городец» [ПСРЛ, т. 5, с. 204. Никоновская летопись].

В этой же летописи описываются страшные, но правдивые картины, отразившие горькую участь наших далёких предков.

В летописи говорится: «Пойдоша к Городцу и город взяша, огнём пожгоша, а люди побегаша, кто куда, они же, окаянные, всеми путьми гонишася вслед их, секуше люди, аки траву, направились затем вверх по Волге, на Кострому, но, повернув с полпути вспять, татары ещё раз пойдоша к Городцу, воюючи и секуче остатки людей» [Там же, с. 205].

Свидетельством этих нашествий является не только толстым слой золы, как след огромных пожаров, но и найденные археологическими экспедициями предметы: наконечники татарских стрел, шпоры всадника, монгольские монеты и др.

Нашествие Мурзы Эдигея нанесло Городцу огромные разрушения, город лежал в развалинах и руинах. Он пришёл в запустение.

В течение 150 лет Городец носил название «Пустой Городец». Это было видно, например, из надписи, сделанной на одном колоколе Архангельской церкви: «В дар Городцу пустому».

Около 150 лет Городец не упоминается ни в одном сказании.

Однако, хотя и малые, но исторические факты утверждают, что Городец не был пустым городом, он восстанавливался из руин, залечивал свои тяжёлые раны, нанесённые нашествием татарского хана Мурзы Эдигея, продолжал жить, преодолевая непомерные трудности в экономике и культуре.

Вот некоторые факты: в 1410 году Городец принадлежал московскому князю Владимиру Андреевичу Храброму, который своим сыновьям по духовной грамоте завещал Городец-на-Волге.

В 1445 году в Городце построен каменный Никольский собор (на откосе, где поставлен бюст А.В. Ворожейкина). С той поры сохранилась угловая башня, как остаток от собора.

Это была уже третья церковь в Городце. При строительстве того храма фундамент сложен из крупных камней (дикаря), который собирался на берегах Волги и привозился в Городец.

Христианство, возникшее во второй половине XII века впервые в Горсаце, шаг за шагом, продвигалось всё дальше и дальше, приобщались новые поселения, в них расселялись русские, сроили святые храмы и таким путём всё более и более распространялось христианство.

В Приузольском крае к XIV–XV векех была распространена русская иконопись — величайший вид мирового искусства. Русским живописцем начала XV веха, создавшим в 1405 году совместно с Феофаном Греком, Андреем Рублёвым фрески Благовещенского собора в Московском Кремле, был инок Городецкого монастыря — Прохор с Городца. Имя Прохора с Городца упоминается в Троицкой летописи за 1405 году, в которой записано: «Тое же весны почаще подписывать церковь каменную Благовещение на князя великого двора, не ту аже ныне стоит, мастеры бяху Феофан Грек да Прохор старец с Городца, да чернец Рублёв, да того же лета и кончавши» [ПСРЛ, Троицкая летопись за 1405 год].

XVI век в Городце начался с нашествия казанских татар. В летописи за 1536 год записано: «Татары напали на Городец, Юрьевец. Балахну и много христианам зла учинили» [ ПСРЛ, т. 27, с. 95, Никоновская летопись за 1536 год]. Снова разорение и упадок в экономической жизни Городца.

В 1570 году князь Иван Васильевич завещал Городец своему сыну Иоанну Иоанновичу. В «Духовной грамоте» его говорилось: «Да сыну моему Иоанну даю Юрьев Волской, да Белогород, да Городец с селы и с деревнями, и с рыбными ловлями, и со всеми пошлинами, как было при мне».

Содержание «Духовной грамоты» свидетельствует о том, что Городецкий край был экономически развитым и густо заселённым. А это опровергает версию о «Пустом Городце», убедительно доказывает, что наши предки были сильные духом, с твёрдым и решительным характером, могли вынести все трудности и проложить дорогу к лучшему.

Князь Фёдор Юрьевич, а также Иван Васильевич, племянник Фёдора Юрьевича, были последними князьями в Городце.

* * *

После этих ураганных погромов Городец становится дворцовым селом. Такая же судьба , была не только у Городца, но и у многих волжских поселений, которые играли когда-то роль важных и значительных военно-оборонительных городов, но с изменением исторической обстановки стали крупными центрами торговли, промыслов и ремёсел.

В начале XVII века русская земля пережила тяжёлые годы: для порабощения русского народа Польша и Швеция предприняли интервенцию. Вместе со всей Россией Городец выступил против тушинского самозванца. Городец, Юрьевец, Лух и другие поселения стали участниками партизанской борьбы.

В 1609 году партизанский отряд городецрого ратника Фёдора Наговицына и балахнинца Ивана Кувшинникова разбил под Шуей войско тушинского воеводы Плещева.

Многие городецкие жители горячо откликнулись на призыв Козьмы Минина к защите Отечества, вошли в ряды ополчения. Родом Козьма Минин был из Балахны.

…Ополчение Минина и Пожарского миновало Балахну и направилось по правому берегу Волги к Василёву (ныне г. Чкаловск). Городецкие жители выходили навстречу и присоединялись к ополчению. Вот несколько десятков дюжих коренастых парней с секирами на плечах вышли на дорогу, и, обращаясь к князю Пожарскому, говорили:

— Батюшка воевода, прими! Постоим головою за матушку Русь. Князь сидел на коне и слушая слова молодых ополченцев, думал о великой силе народа русского, о его безграничной любви к земле русской.

— Вставайте в колонну, храбрые воины!

Вечерело. С Волги тянуло сыростью. Огромная колонна вдруг подхватила песню.

Пойдём-ка мы сражатися
За матушку, за родиму землю,
За родиму землю, за славный
Город Москву…

Отдохнув в Василёве, ополчение ранним утром двинулось вверх по Волге. Юрьевец, Решма, Кинешма, Кострома дали новые отряды ополчения. Весенняя распутица захватила ополчение в Кинешме. В Плёс была отправлена артель плотников строить паромы и плоты для переправы войска через Волгу на левый берег.

К этому времени ополчение насчитывало уже свыше 30 тысяч пеших и конных ратников. По крутым откосам берега они спускались к Волге под командой князя Дмитрия Пожарского. Следом двигался большой обоз с продовольствием и снаряжением.

Переправившись через Волгу, ополчение поднялось на гору и военным строем, под звуки литавр и труб двинулось на Кострому. В апреле оно прибыло в Ярославль, а оттуда направилось к Москве.

Имя князя Дмитрия Пожарского тесно связано с историей нашего города. За освобождение Москвы и всего государства от поляков князь Дмитрий Пожарский получил земельный удел в селе Пурехе. Здесь Пожарский построил Спасский Пуреховский мужской монастырь. В Пурехе он залечивал свои раны. Здесь княжил сын, а затем и внук князя Дмитрия Пожарского.

В Городецком музее есть уникальный экспонат — хоругвь — в память о Нижегородском ополчении. На одной из сторон хоругви сделана надпись: «Писана сия хоругвь в 1612 году в честь избавления града Москвы от нашествия польских панов».

Эта хоругвь долгое время хранилась в Пурехе — вотчине Дмитрия Пожарского, предводителя Нижегородского ополчения. В начале XX века хоругвь была перевезена в Городец.

В нашем краеведческом музее также хранятся боевые доспехи начала XVII века: кольчуга; шлем с бармицей, налокотник с перчаткой, сабля, боевой топор, секира и другие вещи, принадлежавшие участникам народного ополчения 1612 года.

В 1613 году московские бояре и воеводы решили выбрать на царский престол Михаила Фёдоровича из богатого дома Романовых.

Чудотворной иконой Божья Матерь Одигитрия из Городецкого монастыря, инокиня Марфа, мать Михаила Фёдоровича, благословила его в Ипатьевском соборе, в Костроме, на царский престол.

Это историческое событие было связано с Городцом. И вот почему: икона Божья Матерь Одигитрия с первых дней основания Городца-Радилова находилась в Городепко-Радиловском монастыре. Во время первого монголо-татарского нашествия в 1238 году икона из Городца-Радилова оказалась в костромском лесу, откуда она была в 1239 году перенесена в церковь святого Фёдора Стратилага и получила название Фёдоровской.

В одной из книг из истории Фёдоровского Городецкого монастыря [Историческое описание Городецкого Фёдоровского монастыря и его настоящее состояние. С.-Петербург, 1870.] говорится: «Чудным образом невредимо сохранившаяся от огня при сожжении Городецкого монастыря и по воле Божьей явилась в Костроме в 1239 году 18 августа».

Спустя некоторое время городецкие жители узнали в своей пропаже и просили, чтобы её вернули. Но костромичи дали согласие только снять копию. И вот эта икона, названная также Фёдоровской, снова стояла в Городецком монастыре.

С воцарением дома Романовых история Городца вступает в помещичий период. Если в древней Руси были уделы, т.е. области, управляемые князем-феодалом, то теперь хозяин земли — помещик.

Первым помещиком в Городце был князь Лобанов-Ростовский, которому царь Михаил Фёдорович в 1620 году пожаловал Городец на «кормление» за Московское осадное сидение во время прихода польского королевича в 1611 году. Лобановы-Ростовские владели Городцом более 120 лет.

Много Городецкой земли царь Алексей Михайлович отдал боярину Ляпунову (есть в Городецком районе деревня Ляпуново).

Огромнее земельные наделы имел боярин Стрешнев, зять царя Михаила Фёдоровича, в переписи полковника Агея Шепелева за 1866 год говорится: «В Балахнинском уезде Городецкой волости вотчина, что была за боярином Лукьяном Степановичем Стрешневым, описана на государя, жребий Слободы верхней, выше валу Городецкого, по реке Волге, а в ней двор, вотчинники и земская изба и таможня и на торгу лавка и амбары вотчинных и поместных крестьян, шесть амбаров да две лавки, а торгуют в субботу. С амбаров и лавок оброк собирали на боярина Стрешнева. А в селе Городке крестьяне живут на денежном оброке, а пашни под ними нет».

Центральная часть Городца принадлежала боярину Стрешневу, который построил в Городпе якорный завод.

В своём Указе Пётр Первый повелел «послать из якорных десятников… одного в Нижний, одного в Городецкую волость, в вотчину сенатора господина Стрешнева, где есть большой завод якорный». Якоря Городецкого завода были «мечены особой метой и без ведома государя не продавались». Это подтверждает, что промышленные предприятия начали возникать в Городце ещё в первой половине XVIII века.

Якоря делались весом от 80 фунтов до 80 пудов. В течение года выковывали изделий валовым весом до 20 тысяч пудов.

Далеко за пределы Нижегородской губернии шла добрая слава и о высоком качестве колокольных языков, отлитых на заводе боярина Стрешнева.

Ещё в XVII–XVIII веках, как Нижний Новгород, Балахна, Катунки, так и Городец, сделались центрами судостроения. Возникновение судостроения в Балахнинском уезде, куда входил Городец, относится к 1722 году, когда Пётр Первый во время своего второго посещения Нижнего Новгорода учредил у сёла Чёрного верфь для постройки тогдашнего типа волжских судов, названных им «рейсшиф». Городецкие плотники славились своим искусством настолько, что Пётр Первый вызывал их на постройку военных кораблей в село Преображенское. Пётр Первый привлёк городеиких кораблестроителей к созданию первого русского флота, участвовавшего в походах на Азов.

К началу XIX века Городец был уже крупным центром судостроения. Только за одну зиму 1844 года в Гародце построено 163 судна, в которых сочетались лёгкость, прочность и красота. Современная Городецкая судоверфь — от расшив, барж, дебаркадеров, пассажирских теплоходов перешла к выпуску мощных железобетонных судов.

В 1722 году Пётр Первый, совершая поездку по Волге в Астрахань, сделал остановку в Городце, посетил Фёдоровский монастырь, в котором провёл последние дни своей жизни Александр Невский.

Городецкий купец Осокин в челобитной на имя императора просил, чтобы он разрешил построить в честь его приезда в Городце часовню. Она была построена сначала деревянная, а в 1853 году переделана в каменную. Находилась часовня возле бывшей соборной лестницы (ныне у подошвы горы Кировского съезда).

Старожилы рассказывали мне, что часовенка открывалась по субботам, в базарные дни. Посредине церкви стоял большой подсвечник, с горящими на нём свечами, освещающими иконы. При часовне всегда присутствовал монах. Был поставлен ящик для пожертвований на нужды Городецкого монастыря.

В 1767 году 19 мая Екатерина II, совершая поездку по Волге от Казани до Ярославля на галере «Тверь», посетила Городец. В состав свиты Екатерины II входили представители иностранных государств.

Вся эта царская свита на шести галерах прибыла в Городец 18 мая и остановилась на Волге против Нижней Слободы (за два часа до вечера).

От Нижней Слободы Екатерина II на следующий день в сопровождение своего любимца графа Орлова и своих фрейлин поехала в шлюпке с вёслами в Городец. Она отправилась в Городецкий Фёдоровский монастырь. Дорогу, где пойдёт царица, помещики приказали крестьянам от Волги до Фёдоровского монастыря устлать холстами и разными шёлковыми платками.

Екатерина Вторая присутствовала при освящении нового храма Фёдоровской Божьей Матери, почтила память Александра Невского. Место, где стояла императрица при освящении храма, было обозначено красным сукном с вензелевым изображением её имени.

Екатерина Вторая вернулась на галеру рассерженная: дряхлый архимандрит еле шамкал беззубым ртом, а братия заметно была навеселе [Д.Н. Смирнов. Очерки жизни и быта нижегородцев 17–18 веков. ВВКИ, Горький, 1971, с. 314].

Императрица пожаловала 50 рублей на украшение обители монастыря, а 150 рублей положила на стол игумену с братией.

В 1775 году Екатерина Вторая подарила Городец с тремя слободами и с 995 крестьянами и озёрами своему фавориту графу Григорию Орлову, который продал этот надел, родному брату Владимиру Орлову.

В Городце уцелела от графа В. Орлова его вотчинная контора — кирпичное здание XVIII века. Теперь в этом доме находится детская районная библиотека, здесь жил бурмистр помещика В. Орлова — Василий Петрович Патин, который представлял главную власть над Городцом. Каждый приказ и распоряжение В. Орлова выполнялся точно и своевременно, и не обходился без того, чтобы Патин не извлекал прибыль для себя.

В нижнем этаже здания помещались холодные и тёмные камеры. Они имели тяжёлые двери и маленькие, узкие окна с железными решётками. В этой тюрьме сидели крепостные крестьяне, ожидавшие плетей и розг за неуплату долгов помещику.

Вотчина графа В. Орлова находилась в Городце, где теперь улица Верхняя Полянка.

В нашем краеведческом музее сохранились многие инструкции графа В. Орлова. Со страниц его предписаний ярко выступают факты, говорящие о тяжёлой и бесправной жизни городецких крепостных крестьян.

Вот, например, что записано в 15-м пункте инструкции графа В. Орлова: «Когда девке, — говорится в инструкций, — совершается от роду двадцать лет, то отец должен выдать её замуж. А если в полугодовой срок ему не удастся выдать дочь замуж, то будет платить штраф с середняка 10 рублей, с зажиточного 15 рублей, а бедняков наказывать при мирском сходе батогами».

В краеведческом музее есть документ от 1813 года «Билет, на продажу крестьянина из Городецкой вотчины графа В. Орлова».

Городецкие крестьяне принимали участие в крестьянской войне 1773–1775 годов под руководством Емельяна Пугачёва. Восстание было настолько сильное, что потребовалось вмешательство Нижегородского гарнизона, который силой оружия прекратил волнения среди городецких крестьян.

* * *

В течение XVIII века в Городце и волости широко развернулось строительство храмов: Спасская церковь была построена в 1752 году, в с. Ооболихе — 1700 г., в с. Зарубино — 1703 г., в с. Бриляково — 1741 г., в с. Николо-Погосте — 1760 г., в с. Слышково — 1766 г., в с. Митрофанове — 1779 г., в с. Филимоново — 1741 г. [Адрес-календарь Нижегородской епархии. Составил дьякон А. Снежницкий, Нижний Новгород, 1988].

Церкви — это памятники архитектуры. Они были не только местом отправления культа, но и играли большую роль в общественной жизни прихожан: здесь собирались сходы, зачитывались указы.

Начало XIX века ознаменовано Отечественной войной 1812 года. Многие жители Городца были ратниками ополчения во время Отечественной войны 1812 года.

В «Наградном списке кавалеров военного ордена», отличившихся мужеством и смелостью в боях за Дрезден в 1813 году, мы встречаем имя крепостного крестьянина Балахнинского уезда, куда входила и Городецкая волость, деревни Сысоево — Дмитрия Казакова.

В нашем краеведческом музее есть предметы, принадлежащие городчанам, принимавшим активное участие в боях в Отечественной войне 1812 года: сабли гусарские, тесаки, ружья кремневые, трофейный французский пистолет и другие предметы.

Памятником Отечественной войны 1812 года в Городце была церковь Покрова (кладбищенская), каменная, построена в 1824 году и приписана к Городецкому Фёдоровскому монастырю, она входила в его комплекс. Она была воздвигнута в честь победы над Наполеоном и в память ратных подвигов жителей Городца.

От графа В. Орлова Городец перешёл во владение графа Панина и княгини Волконской, Городец в первой половине XIX века был разделён на слободы: коренной Городец, Верхняя Слобода, Нижняя Слобода, Скоморохово, кроме того, с ним составляют одну населённую местность деревни: Кириллово, Коротайка, Верхняя Полянка, Воздвиженское, Оксеново, Подгорная Слобода. Во всех этих селениях, составляющих Городец, 992 дома в том числе 18 каменных, жителей — 7129, а церквей — 6, один монастырь [Н.П. Боголюбов. Волга от Твери до Астрахани. Салют, 1861. С. 147].

Развитие пряничного производства в Городце было связано с хлебной торговлей. Ему содействовали большие базары, частые караваны судов по Волге, близость Нижегородской ярмарки. Соперничая с тульскими и вяземскими пряниками, городецкие пряники отправлялись в Нижний Новгород, Кинешму, Сызрань. Они шли и за границу, в качестве гостинцев с Нижегородской ярмарки, они доставлялись на север, к охотникам, обменивались на мёд.

Городецкий пряник был пряником печатным. На липовых досках вырезали рисунки, надписи. Это были своеобразные клише, где отпечатывались эти рисунки.

Городецкие печатные пряники и пряничные доски проникали в самые далёкие уголки России.

Из Нижнетагильского краеведческого музея сообщили 11 июня 1978 года: «В нашем музее в фондах экспозиции хранится, хоть и небольшое, но собрание изделий из дерева, как-то; прялки, гребни для расчёсывания льна, набойные доски и пряничные доски. На одной написано: «Сей пряник медвяный (медовый) несовестно кушать и приятно подарить». Пряничные доски квадратные и прямоугольные.»

К концу XIX века в Городце насчитывалось до 16 кустарных пекарен, которые в большинстве своём стояли на ул. М. Горького. Пряники выпекались в жилых домах. Одним из богатых купцов-пряничников был Денис Беляев.

Городецкие пряники пеклись на меду, на патоке и сахаре. Вкусные и ароматные, они выпекались разных форм и разного веса — от горошины до пуда, сдабриваясь изюмом, мятой и другими пряностями. Пряничное производстве в Городце развито и в наши дни.

Городецкие плотники строили расшивы, баржи, беляны, украшая их борта затейливой глухой резьбой. Постепенно резьба по дереву внедрялась в крестьянскую архитектуру, а это усиливало значение декоративного искусства в деревенском быту.

Узорами глухой резьбы покрывались светельчатые («итальянские») окна под крышами домов, наличники, ворота. В городе и во многих деревнях почти все дома разукрашены глухой резьбой, словно увешаны тонким кружевом. Резьбой обрабатывались шкафы, киоты, столы, скамьи, домашняя утварь и орудия крестьянского труда.

В Городецкой резьбе воплощалась богатейшая фантазия мастеров. Красиво и тонко сделанные рисунки изображали листья дикого цикория и одуванчика, виноградной лазы, с тонкими усами побегов и тяжёлыми гроздьями ягод, фантастические цветы.

Часто резчики изображали мифологические существ — женщин с рыбьими хвостами — сирен — и мужчин, так называемых «фараонов».

Над художественной резьбой по дереву работали целые поколения резчиков-кустарей. Веками вырабатывались вкусы и стили. Складывалась орнаментика, разрабатывались способы и приёмы художественной обработки дерева.

Городедкие крестьяне работали целыми семьями: от отца к сыну, от поколения к поколению переходил опыт и знания народного искусства.

Во многих деревнях делали веретена, прядильные гребни, разукрашенные городецкой. росписью.

Но самым значительным видом народного искусства вслед за городецкой резьбой заслуженно считается самобытная, изумительная по своим художественным достоинствам городецкая роспись, отразившая могучие творческие силы народа.

Вся округа высоко ценила мастерство живописцев Красноярова, Лебедева, Мельникова, Мазина, Полякова и др. В 30-х годах XX века городецкая роспись стала угасать. И вот в Городце нашёлся человек, который воскресил городецкую роспись, придал ей второе дыхание. Эту большую и трудную задачу отлично выполнил Аристарх Евстафьевич Коновалов.

Издавна, в Городце существует и ещё одна производственная отрасль — ручная вышивка гладью. Традиции этого искусства развивают и продолжают на современной Городецкой строчевышивальной фабрике.

Жители Городца и сельской местности из-за малоземелья занимались кустарными и отхожими промыслами и ремёслами. Так, например, в 1912 году в Городецком уезде насчитывалось 12 тысяч кустарей.

В Городецком уезде, как лесном, из всех кустарных промыслов, первое место занимали производство резного рода изделий из дерева, прута, лыка, смолокурение, столярное производство, изготовление дуг, колёс, лопат, лаптей, борон, топорищ, корзин и др.

Многие жители Городца работали в мелких фабрично-заводских и кустарных предприятиях.

В 1912 году в Городце находилось 15 мелких кожевенных заводов в Нижней Слободе. Самыми крупными предприятиями считались заводы Облаева и Рязанова, на которых работало по 100 человек. Городецкие жители занимались выделкой, ковали якоря, гвозди, подковы, сошники, били льняное масло, красили пряжу, холсты, плотничали. На собственных судах перевозили хлеб с низовья, многие торговали хлебом, деревянной посудой.

В Городце бывали очень многочисленные базары. Зимой по субботам сюда съезжалось до 7 тысяч человек, на пристанях грузили до 110 судов, разгружали до 50.

Последней помещицей в Городце была графиня Панина, дочь графа В. Орлова. На улице А. Рублёва (в прошлом Паниной) сохранилось здание, в котором жил управляющий имением помещицы. Дом утратил свой первоначальный вид. Тем не менее мы ясно представляем типичную архитектуру помещичьей постройки 30-х годов XIX века.

В 60-е годы XVIII века Городец был окружён рядом маленьких деревень, принадлежавших «графской вотчине»: деревня Кириллиха (ныне ул. Куйбышева), д. Аксениха (ныне ул. Я. Петрова), д. Кузнечиха (ул. Кожанова). Все они в скором времени вошли в состав Городца. Этот процесс слияния деревень с Городцом продолжается по настоящее время: деревни Пронино, Песочное, Матренино стали улицами городе Городца.

В течение десяти–двадцати лет XIX века Городец так развернулся, что представлял собою уже целый город. Начала развиваться промышленность, кустарное производство, торговля хлебом и льном. Крестьяне Городда стали отдавать землю в аренду под постройки, жители открыли мелкую торговлю.

В 70-х годах XIX века в Городце возникло механическое производство. Оно было представлено заводом К.В. Кузнецова. До сих пор крыльца городецких купеческих особняков сохранили красивую ажурную металлическую вязь и витые лестницы в зданиях.

В 80-х годах XIX века работала фабрика петербургского купца Прянишникова по выработке лазоревой, красной краски для мануфактурных заводов Саввы Морозова.

Эта фабрика стояла у подошвы горы на окраине Городца, в северной стороне его, там, где сейчас находится улица Зафабричная, там, где педагогическое училище.

Городецкие купцы — торговцы хлебом (Плеханов, Овчинников и др.) имели свои пароходы и баржи, на которых с низовья Волги и Камы доставляли в Городец огромное количество зерна, из которого здесь делали муку.

Так, по имеющимся данным, в 1872 году в Городец было привезено 1 млн 520 тыс. пудов хлеба, а перед войной, в 1913 году —2,5 млн. пудов хлеба.

В течение XIX века шло интенсивное строительство церквей в Городецком районе: в с. Ветелево — в 1805 г., в Иконникове — в 1811 г., в Пупкове — в 1812 г., в Коневе — в 1835 г., в Богомвлове — в 1839 г., в с. Строчкове — в 1845 г., в с. Скородум — в 1874 г.

Городец — исстари село купеческие, промышленное, и торговое. Оно состояло из двух частей: нижней, подгорной и верхней, нагорной.

В верхней нагорной части села имелись улицы, мощёные и освещённые фонарями, чего, например, не было в Балахне, уездном городе. Связь верхней части с нижней осуществлялась отлогими съездами, дёревянными лестницами и тропинками на склонах.

В нижней подгорной части располагался параллельно с Волгой, обширный, базар, напоминавший Нижегородскую ярмарку в миниатюре. Специализированные торговые ряды: мясной, рыбный, хлебный и др. — густо наполнены товаром. В каменных длинных зданиях, сохранившихся до сих пор, были лавки, магазины и склады.

Многие старожилы Городца (А.И. Сатунина, А.X. Рюриков, А.Ф. Бурмистров, Н.А. Сухотеплов и др.) рассказывали, что в 1909 году в городе было создано «Общество трезвости», что его члены написали письмо Л.Н. Толстому, чтобы он дал согласие назвать его именем парк, заложенный членами общества на берегу Волги (напротив здания, где помещался горсовет). Будто бы от Л.Н. Толстого получен ответ.

Купец-старообрядец П.А. Овчинников был меценатом Городца, увлекался собиранием старины — икон, древних рукописей, старинных книг. Он имел большую личную библиотеку (здание занимает вечерняя школа рабочей молодёжи). Ею пользовались жители Городца и учёные Нижнего Новгорода и других городов.

Купец К.Ф. Корегин имел магазин, вёл торговлю. Он построил на свои средства здание начальной школы (напротив школы № 5 на Часовенной горе).

В доме № 27 по ул. Новой находилась типография Болотова. Здесь печатали отчёты, бланки, визитные карточки. При типографии имелась переплётная мастерская.

В Доме № 10 на улице Варыхановская был открыт банк. Позднее в здании купца Облаева на Купеческой улице (ныне ул. Ленина) было открыто казначейство, современное отделение Госбанка.

В период XIX века в Городце открывается страховое общество «Россия».

В период 1880–1885 годов в Городце совсем не было парикмахерских: постригали друг друга, сосед — соседа. Многие ходили к портным — братьям Калинниковым, жившим на Панинской улице (современная ул. А. Рублёва). Постригали под «кружалье», бритья бороды не было. В Городецкой старообрядческой часовне попечитель Дурасов следил, кто бы из прихожан не подстригся под польку.

К 90-м годам XIX века в Городце появляется профессиональный парикмахер А.П. Филиппов. Он в летнее время выходил на базар, ставил табуретку и сундучок с принадлежностями. Затем парикмахерами были П.А. Путилин, П.М. Павлычев и другие.

* * *

В XIX веке Городец прославился как один из центров Нижегородского раскола. Ещё в XVII веке в Городце возникло старообрядчество. Этому во многом содействовало то обстоятельство, что протопоп Аввакум был родом из Нижегородской губернии. В своей книге «Житие» протопоп Аввакум пишет: «Рождение же моё в нижегородских приделах, за Кудьмою рекою, в селе Григорове». (ныне село Григорово Большемурашкйнского района Нижегородской области).

Летом 1652 года Аввакум начал свою деятельность в Юрьевце Ивановской области. По торговым делам городецкие жители посещали город Юрьевец и приобщались к проповедям Аввакума.

К XVIII веку Городец становится крупным центром Нижегородского раскола, местом общей встречи руководителей раскольнических групп. К Городцу примыкают многочисленные раскольничьи селения Балахнинского и Семёновского уездов. К первой половине XIX века в Нижегородской губернии насчитывались свыше 75 тысяч раскольников и из них добрая треть приходилась на два названных уезда.

Городецкая часовня (здание занято школой № 5) играла видную роль в судьбе Поволжского раскола. Но истории этой часовни нет. Сами раскольники относят её построение к 1786 году, но имеются факты, говорящие, что церковь существует с 1783 года. А земля, на которой была построена часовня, по писцовым книгам, принадлежала Спасской церкви. Поэтому вслед за постройкой часовни, в 1789 году, притч Спасской церкви возбудил судебное дело о возвращении ему земли и сносе часовни. Судебное дело длилось долго и только в 1796 году оно было окончено мирной сделкой: земля была утверждена духовной консисторией, но только до 1826 года, а потом перешла к графу Владимиру Орлову.

С разрушением скитов центром раскола стала Городецкая раскольничья часовня. Сюда съехались скитницы, жившие в разорённых скитах, комаровских, оленевских, и поселились частью в кельях, частью в соседних раскольничьих домах и квартирах.

С 1809 года, было разрешено иметь при часовне священников. С этой поры гора, на которой стоит часовня, стала называться Часовенной горой. В 1874 году у часовни сгорела крыша и местами потолок, но вскоре здание было отремонтировано В 1893 году в часовне произошёл второй пожар, который уничтожил её всю, до основания.

В 1906 году было построено новое здание часовни, которое частично сохранилось до наших дней. Оно перестроено в среднюю школу № 5.

В Городецком краеведческом музее широко представлены предметы старообрядческого быта, где обращают на себя внимание рукописные книги, вызывает интерес собрание вериг. Этот отдел отражает быт старообрядчества, костюмы XVIII века.

Городецкие и ковернинские старообрядцы оказывали большое влияние на всю округу и были тесно связаны с московским центром раскола, находившимся на Рогожинской улице. В среде раскольников бытовала поговорка: «Как положат на Рогожке, так и быть в Городце, а как в Городце, так и на всём крещёном миру».

П.К. Мельников-Печёрский в романе «В лесах» правдиво изобразил быт и жизнь раскольников, роль Городецкой часовни.

Благодетелем городецких старообрядцев был нижегородский купец первой гильдии Н.А. Бугров, построивший в Городце дом для престарелых (здание, занимаемое ныне педагогическим училищем) и старообрядческую часовню (школа № 5).

Городец был местом общей встречи руководителей раскольнических групп. Сюда собирались вести из Москвы для передачи в Казань, Саратов и в Сибирь. Через Городец из восточных районов раскола передавались вести в Москву и Петербург, Черниговскую губернию.

Среди женщин существовал такой обычай: девушка должна была носить косу, а замужняя заплетать в две косы.

«Русская коса — девичья краса», — так говорилось в народе. На голову женщины надевали волосник в виде чепчика с длинными завязками. Ещё носили «головки», сшитые из чёрной или коричневой шерстяной, шёлковой материи, но не ходили с открытыми волосами, шапочек и шляпок не носили, покрывались платками разных цветов.

В Городце весь общий строй жизни был раскольничий. Здесь молилось почти всё население двоеперстием, одевались по-старинному. Господствовал патриархальный родительский авторитет. Самые браки сплошь и рядом совершались просто по родительскому благословению, без церковного венчания, без записи в метрических книгах.

Дома и лабазы были с тяжёлыми воротами. Окна домов на ночь закрывались с улицы ставнями. Улицы тихие и узкие, с различными переулками и закоулками. Во второй половине XIX века старообрядчество в Городце утратило былую славу.

Большую роль по переходу раскольников в православие сыграл городецкий миссионер И.П. Ломакин. Он ежегодно проводил до пятидесяти бесед — споров в разных населённых пунктах Городецкого района, убеждая в переходе от раскольников в православную веру. Главные расколоучители уклонялись от Ломакина, чтобы не подорвать своего авторитета среди старообрядцев. Ни один не чувствовал себя в силе, чтобы оспорить Ломакина [Нижегородские епархиальные ведомости за 1990 год. С. 76].

Городецкий купец-торговец Корегин К., долгое время принадлежавший к расколу, написал книгу, в которой выступал с критикой раскольников, против староверов, нарушающих правила нравственности и морали[Корегин К. Мои воспоминания о жизни в расколе. НИЖНИЙ Новгород, 1906].

Городецкие и нижегородские купцы-старообрядцы нередко приезжали на Кукушкину гору (теперь здесь находятся улицы Энгельса, Богданова и др.) и устраивали пирушки, после которых их с пустыми карманами стаскивали за ноги в глубокий овраг, который в народе до сих пор называется «.Заноги» (сейчас улица Коммунаров). Об этом в Городце бытовала песенка:

«На Кукушкиной горе
По три девки на дворе.
Если с обыском пойти.
По пяти можно найти».

Раскольники, переселившиеся в наш район из-под Москвы, Смоленска и других мест, видя в коренных жителях непристойное поведение (курение, пьянство), прозвали деревни библейскими названиями. Так, например, произошло название деревни Содомово (Смольковский сельсовет), Содомово (Федуринский сельсовет) и др. Рост раскола вызвал со стороны царского правительства строгие меры. В Нижегородской губернии выдвинулась крупная фигура гонителя старообрядчества в лице архиепископа Питирима, деятельность которого описана в романе В.И. Костылева «Питирим».

* * *

В верхней части стоят особняки городецких купцов: Ноздринского, Лазутина, Облаева, Кузнецова, Овчинникова и др. Архитектура домов ничем не отличалась от зданий губернского города.

На Волге, рядом с базаром, стояло шесть товарно-пассажирских пристаней: перевоз, русиновская, кашинская, унжумская, волжская, общества «Салют». На пристанях была широкая торговля пряниками, рыбой и другими продуктами. Все пассажирские пароходы приставали в центре у Городца.

Городецкие купцы не только вкладывали свою душу, но имели большой интерес к духовной жизни. Так например, купцы И.А. Ноздринский и И.К. Лазутин на свои средства жертвуют, как выражение милосердия, на постройку детского дома (приют для детей), взяли его на попечительство.

Купцы И.А. Ноздринский и П.А. Овчинников пригласили из Нижнего Новгорода в Городец в 1894 году на гастроли группу Нижегородского театра, где была поставлена пьеса А.Н. Островского «Василиса Мелентьева». В книге Собольщикого-Самарина ярко описаны городецкие купцы, их внешность, привычки в обряды.

Николай Иванович Собольщиков-Самарин в своей книге вспоминает:

«Припоминаются наши гастроли в небольшом городишке Городце. Наибольшая часть его населения состояла из староверов.

В нашем репертуаре была пьеса «Василиса Мелентьева», которой мы и решили открыть сезон. Стажистов мы с собой не привезли, рассчитывая получить их на месте, но по приезде для нас стало очевидным, что староверов мы никаких не сможем заполучить на сцену и навряд ли заполучим их в зрительный зал: они не пойдут смотреть «бесовское действо».

Помощник режиссёра Кабанов решил всё-таки попытаться достать бояр для «Василисы». Бегал он по городу весь день и к вечеру явился ко мне.

— Нашёл бояр! — доложил он, вытирая пот с лица. — Набегался. Измотался, но таких бояр добыл, что пальчики оближете!

— Где достали? Кто они такие?

— Да все те же — староверы.

— Как вы их убедили?

— Я и не знаю, что им болтал.

Для спектаклей мы арендовали помещение «обществе трезвости», где в буфете водочка подавалась в чайниках, а пили её из чайных чашек.

Но это удовольствие предназначалось для богобоязненной публики старой веры, а для нас, грешных, была довольно большая, прилично оборудованная сцена, что нас очень радовало.

На репетиции явилось человек двадцать навербованных Кабановым стажистов.

…Какой это был редкий типаж! Все — большого роста, могучего сложения, с подстриженными в кружок волосами и пышными бородами разных мастей. К тому же — тут не нужны никакие гримы, величавы, сосредоточены, неторопливы во всех движениях.

Я несколько раз повторил с ними сцену в грановитой палате.

А как истово, размашисто крестились, отбрасывая падающие на лоб волосы каким-то особым взмахом головы.

Передо мной сидели живые именитые бояре. Никогда Никогда ни одна сцена не видела таких живописных, «настоящих» бояр.

…В бенефисе я получил необычное подношение. Городец славился изготовлением пряников. Двое молодцов вынесли на сцену на деревянной доске огромной величины квадратный пряник, чуть ли не с пуд весом. Пряник оказался очень вкусным, и его с большим удовольствием уничтожил весь коллектив.

Впоследствии я узнал, что такой высокой чести от Городецких граждан удостоились только три человека — губернатор, архиерей я».

В Городце в 1908 году был построен клуб (теперь кинотеатр «Метеор»). Был опубликован устав Городецкого Балахнинского уезда Нижегородской губернии Всесословного клуба.

«Городецкий Всесословный клуб, — говорится в Уставе, — имеет целью доставить членам своим и их семействам возможность проводить свободное от занятий время с удобством, приятностью и пользою». С этой целью представлялось устраивать для своих членов и гостей балы, маскарады, музыкальные, танцевальные и литературные вечера и драматические представления; выписывать книги, газеты и другие периодические издания, а также приглашать специалистов по разным наукам для чтения лекций, которые служили бы к распространению между членами клуба полезных сведений.

* * *

В начале XX века Городец вступает в новый период своего исторического развития.

В метельном феврале 1905 года в Городце создаётся организация РСДРП, в которой состояло 18 человек: И.И. Абаимов, Д.С. Маслов, А.В. Прибылов-, Г.Ф. Устинов, П.А. Комаров, Г.И. Лебедев, С.В. Рассказова и другие.

Первым организатором и собирателем революционных сил в Городце был городецкий портной Иван Иванович Абаимов (1881–1843 гг.), стойкий ленинец, принципиальный коммунист. Несмотря на строгий надзор и запрет, городецкие коммунисты систематически собирались на тайные собрания. В доме № 26 на улице Якова Петрова была квартира Абаимова. Здесь находилась нелегальная библиотека, читались ленинская газета «Вперёд», прокламации и листовки (на доме имеется мемориальная доска).

Собирались городецкие революционеры на учёбу в Нижней Слободе, в доме у Лазарева, проводили беседы за Волгой, в Авдеевском лесу, в овраге «Заноги». Организация выпускала на гектографе печатную газету «Шмель». Энергичную деятельность проводил Д.И. Маслов (1887–1965 гг.) в революционных событиях в Городце в 1905–1906 гг.

Активно проводил революционную работу среди крестьян работник сельскохозяйственного склад Алексей Васильевич Прибылов (1885–1965 гг.). Он вкладывал листовки в мешки с минеральными удобрениями.

Большую роль в революционных событиях в Городце в 1905–1906 годах играл Георгий Феофанович Устинов (1888–1932 гг.), санитар Городецкой вольницы. В октябре 1905 года И.И. Абаимов, Г.Ф. Устинов. П.А. Комаров и другие в знак протеста на царский манифест от 17 октября 1905 года организовали политическую демонстрацию в Городце.

В Городце начиналась революционная деятельность в 1905 году Ивана Петровича Флеровского (1888–1966 гг.). проводившего беседы и доклады в Авдеевском лесу для крестьян окружных деревень. В 1917 году И.П. Флеровский — главный комиссар Балтийского флота, член Революционного Совета.

Д.С. Маслов рассказывал о революционных событиях того времени:

«Союз деревообработчиков объединял свыше пятидесяти человек. Впоследствии он был разгромлен, а конспиративные квартиры взяты полицией на особый учёт. В условиях реакции мы ушли в подполье.

Помню, как я с товарищами из Василёва (ныне Чкаловск) несколько раз ездил в Нижний Новгород. Нарядимся ведерниками, на салазки положим два листа железа, деревянный молоток и отправимся. Дойдём до назначенного места, получим листовки, вложим их в трубы железа и идём обратно.

Трудно выло хранить революционную литературу. Способы хранения взыскивали самые разнообразные. Приходилось её оставлять даже в конурах гончих собак, которых боялись урядники. Бывало, полицейский войдёт в избу, перевернёт все сундуки. Собаки лают. Полицейский приказывает убрать собак, а мы ему отвечаем, что они на цепи.

Прятали листовки и газеты и в других местах. Несмотря на строгий запрет полиции, революционеры собирались на учёбу. Обучались мы у Лазарева в Нижней Слободе.

На дворе стояла баня, отапливаемая по-чёрному, вот мы и приходили. Обстановка самая простая: полок да печь. Одна скамья, кадки. Одну кадку перевернём — стол, шайка для преподавателя: троё — на полок, четвёртый — на полу. Молодые были, занимались упорно. Была у нас учительница. Звали её Нина Сергеевна Бебешина. Таких кружков для занятий было в Городце несколько…»

Впервые Совет в Городце создан в ноябре 1917 года, но рабочих и крестьянских депутатов там не было, так как его первое время возглавляли анархисты и эсеры: Морев, Кузнецов, Калашников. Перестюк и другие. Из протокольных записей заседаний совета выяснилось, что в Городце почти всё первое полугодие 1918 года действовало два исполкома: первый — коалиционный — анархический, захвативший власть в Совете в первые дни его формирования, и другой Совет — это Совет рабочих и крестьянских депутатов, образованный позднее, но на демократических основах во главе с большевистскими руководителями.

Городецкие старожилы и участники событий 1918 года, вспоминая об этом, говорят, что в доме № 13 Дерюгиной (ул. Ленина), где были анархисты, на крыше развевался чёрный флаг, а в доме Ноздринского (на откосе), в котором размещался волисполном, был красный флаг. «Оно так именно и было, и сейчас приходится только сожалеть, что не находится фотография, которая бы отражала этот факт» [Рукописные протоколы за 1918 год находятся в архивах Нижнего Новгорода].

В Города» был избран Военно-революционный штаб, в состав которого вошли Д. Маслов. М. Шумилов, М Филиппов и другие. В эти же дна съезжается отряд Красной гвардии и народной милиции. В ряды боевого отряда вступили П. Пещеров, Д. Василевкин, Ф. Кривоногов и другие. Они захватывают банк, почту и телеграф, склады с продовольствием. На помощь городецким революционерам пришли сормовские рабочие которые прислали отряд красногвардейцев, комиссаром которого был Иван Анфимович Богданов, уроженец Городецкой волости.

В марте 1918 года Иван Анфимович Богданов избирается председателем Совета рабочих крестьянских депутатов. Первым секретарём партийной организации и комиссаром Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем был Иван Иванович Абаимов. В июле 1918 года на заседании Совета рабочих крестьянских депутатов выступил И.И. Абаимов о конфискации домов купцов Дерюгиных, Облаевых, Ноздринского и других.

В условиях сильного сопротивления и саботажа старых хозяев происходит национализация Городецкого затона. Активную роль в проведении национализации сыграли И.И. Абаимов, Г.В. Желтухинский, И.П. Гуськов и другие. Отремонтированные суда вышли в плавание. Они участвовали в Волжской военной флотилии в Гражданской войне, на которой были А.Т. Лбов, П.Г. Пещеров, Ф.И. Чанышев и другие.

С 1921 года по 1929 год Городец был уездным городом Нижегородской губернии. В состав Городецкого уезда входило шесть волостей и 45 сельских Советов. Волгой он разделялся на две неравные части.

В отчёте Городецкого уездного исполнительного комитета в 1924 году говорилось, что, кроме Волги, в промышленной жизни края имеет большое значение река Узола, которая входит в уезд из Семёновского уезда, около деревни Роймино Бриляковской волости и впадает в Волгу напротив Никольского Погоста. По этой реке весной сплавляли в большом количестве материал и, кроме того, она своими водами приводила в движение 14 мельниц.

Из полезных ископаемых в уезде следует отметить торф. Добывается в большом количестве глина на выделку кирпичей и глиняной посуды. Все усадебные, пахотные и выгонные земли и кустарники находились в распоряжении крестьян. Лесные угодья были распределены на четыре лесничества. В Городецком уезде к 1925 году имелось 24 предприятия, из которых 19 государственных и кооперативных. В 1927 году насчитывалось рабочих на предприятиях 1675 человек и на дому работали 684 человека.

Проводникам новых шей была уездная газета «Поводырь», основанная 7 ноября 1921 года (в 30-х годах она называлась «Ударник», потом — «Городецкая правда». С 1990 года — «Городецкий вестник»). В «Отчёте Нижегородского губкома от 14 до 15 конференции», изданном в 1923 году, говорится: «Лучшей крестьянской газетой является городецкий «Поводырь». Хорош он тем, что обладает крестьянским языком, очень умело ставит боевые для деревни вопросы. Но газета держится на ‘Дяде Макаре’, авторе стихотворных фельетонов».

В 1929 году в Городецком районе началась коллективизация — крупнейшее событие в стране. Она проходила бурно, с большими трудностями. Крестьянам было до боли жалко расставаться со своим единоличным хозяйством. Одним из первых колхозов в нашем районе был колхоз имени Тимирязева (ныне им. Емельянова), который был организован 21 июня 1929 года. Сначала в сельскохозяйственной артели было семь хозяйств. Две лошади, два оборотных плуга и две деревянные бороны составляли «технику» колхоза. Крупные перемены произошли в колхозе со времени его образования.

В 1932 году председателей колхоза «Красный маяк» был избран Прохор Афанасьевич Коленов. Он одним из первых в нашей области был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

В то время основными механизмами здесь были плуг, сеялка, жатка. Лошадей в колхозе имелось 340 голов. Только в 1934 году получили грузовую машину, которая являлась первой и единственной в Городецком районе.

Большую роль в хозяйственном укреплении колхозов сыграли МТС (машино-тракторные станции). Во главе Городецкой МТС встал П.А. Коленов. Самыми тяжёлыми годами в работе МТС были роды Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). В колхозе люди работали день и ночь, на пашне использовали быков.

Значительный событием в культурной жизни Городца было открытие в 1934 году педагогических курсов по подготовке учителей для неполных средних школ. На базе педкурсов в 1936 гаду открывается дошкольное училище, а затем школьное и художественно-графическое отдаления. За 60 лет своего существования Городецкое педучилище подготовило свыше 12,5 тысяч учителей и воспитателей детских учреждений.

В ноябре 1934 года в Городце, впервые в Горьковской области, был организован учебно-производственный комбинат Всероссийского общества слепых (УПК ВОС). Из года в год росло и развивалось это предприятие. Изменились условия труда и быта, технология производства. Для рабочих и служащих построены многоэтажные дома со всеми коммунальными услугами.

В 30–40 годах возникает в Городце новая отрасль промышленности — машиностроение, представленное судоремонтно-механическим заводом, созданным на базе бывшей трудовой колонии. В самом начале своего развития это предприятие было технически отсталым, плохо оснащённым. Так, например, в старой деревянной конюшне мужской гимназии размещался цех, в холодном дырявом сарае стояла плавильная печи и т.д. Оборудование мастерских состояло из 45 металлорежущих станков, электромоторы которых получали энергию от Балахнинской электростанции. До неузнаваемости теперь изменился завод. Выросли новые корпуса, наполнились новыми станками. В настоящее время Городецкий судоремонтно-механический завод — крупное современное предприятие, оснащённое новейшей техникой, выросли квалифицированные кадры рабочих, среди которых много изобретателей и новаторов.

В 22 июня 1941 года мирный труд советских людей был прерван внезапным нападением на нашу страну фашистской Германии. Началась грозная, тяжёлая и продолжительная пора Великой Отечественной войны.

Вся жизнь Городца и района сразу же была переведена на рельсы помощи фронту. Городецкая судоверфь изготовляла понтоны и волокуши. Деревянные части аэросаней. Механический завод давал фронту авиабомбы, головки ракетных снарядов, механическую часть аэросаней. В артели «Красный швейник» шили солдатское бельё, маскировочные халаты, вышивали золотом гвардейские знамёна. Ушедших на фронт мужчин на промышленных предприятиях и в колхозах заменили женщины и подростки. Повсеместно создавались фронтовые бригады. Так, например, знаменитой бригадой на Городецком механическом заводе считалась бригада Олега Калмина, а на Городецкой судоверфи — комсомольская бригада Лены Кудряшовой (о трудовом её героизме в те годы рассказывала газета «Комсомольская правда»). Коллектив Городецкого механического завода собрал средства на боевой самолёт. Семьдесят тысяч рублей на строительство эскадрильи гидросамолётов «Советский речник» внёс коллектив Городецкой судоверфи.

Более 16 тысяч жителей Городецкого района ушли на фронт. Свыше тысячи женщин находилось в рядах Советской Армии. Из Городца и района уходили на передний край войны целыми семьями. Так, например. А.М. Коновалова проводила на фронт пятерых сыновей: Луку, Михаила, Ефима, Алексея, Афанасия. А.А. Лбова отправила на фронт шестерых детей, пятерых сыновей и дочь: Константина, Ивана, Дмитрия, Василия, Аркадия и Елизавету.

В сентябре 1941 года на улицах Городца: Чапаева (бывшей Ларниской), Овражной, Октябрьской копались земляные щели, сооружались бомбоубежища. Жители Городца рыли рвы и траншеи для обороны Чкаловска. Просматривая протоколы заседаний Городецкого райисполкома, видишь, как разбирались заявления на жильё эвакуированных семей из Ленинграда, Смоленска, Калинина и других городов. В здании Городецкого педучилища размещался детский сад из Ленинграда. В санатория «Городецкий» находился в годы воины военный госпиталь. В Городце был создан особый истребительный, батальон и курсы по подготовке медсестёр.

Первого мая 1943 года в Городце начал свою подготовку 20-й автополк. Тысячи военных шофёров ушли на фронт, получив выучку в Городце. В 1941 году на территории Горьковской области формировалась 16-я Литовская стрелковая дивизия, прошедшая боевой путь от Волги до Берлина. В Городце располагался 167-й стрелковый полк этой, дивизии, штаб которого занимал Дом культуры Городецкой судоверфи, о чём напоминает мемориальная доска. Многие жители Городца, в том числе Саблин В.3., Зверев Д.М., Морозов И.Я., Пронинский Г.Н. и другие состояли воинами 167-го стрелкового полка 16-ой Литовской дивизии.

Городчане воевали на всех фронтах Великой Отечественной войны. Одним из неустрашимых фронтовиков был наш земляк Павел Иванович Цветков. В 1943 году его семья получила письмо от Председателя Президиума Верховного Совета СССР, в котором говорилось о героических подвигах и награждении посмертно майора орденом Отечественной воины I степени.

Во время войны Борис Петрович Кабачев, житель нашего города, был снайпером, о боевых подвигах которого не раз писала дивизионная газета.

«Орёл настоящий, недаром в Орловской дивизии служит», — так отзывались бойцы и командиры о миномётном расчёте, которым командовал Фёдор Алексеевич Воронин. работавший до войны в артели «Красный молот». Больше сотни гитлеровцев уложил наш отважный земляк, награждённый орденом Красной Звезды и двумя медалями «За отвагу».

Активное участие в минувшей войне принимала радистка Н.П. Постникова-Буничева, пройдя путь от Городца до Берлина. На фронте были врачами Л.Ф. Мезенцева, В. Ф. Бурмистрова и другие. Смелой радисткой в партизанском отряде в Белоруссии воевала Зоя Александровна Проухина.

Навсегда в памяти городчан сохранятся имена тех, кто храбро сражался на фронтах минувшей войны: Тамара Мылышева, Тамара Лысова, Виктор Галанин, Виктор Самохвалов, Владимир Успенский и другие комсомольцы-добровольцы.

В годы Великой Отечественной воины был учреждён военный орден в честь Александра Невского. Этой наградой удостаивались те, кто подобно великому предку, проявил в боях отвагу и мужество, умение мастерски громить «псов-рыцарей» — фашистских захватчиков. В Городце есть фронтовики, награждённые орденом Александра Невского. Так, например, кавалером ордена Александра Невского стал Павел Николаевич Петров.

Родился П.Н. Петров в 1917 году в нашем городе, жил на рабочей улице (ныне Московская), теперь живёт в Симферополе. Семья была большая. С малых лет приходилось мальчику помогать родителям.

Несмотря на тяжёлое материальное положение, отец стремился дать своим детям образование, и учились они все хорошо. Павел учился в школе № 1 имени М. Горького. После окончание семи классов, осенью 1933 года пошёл учится в ФЗУ, которое находилось в Сормове.

В 1935 году Павел был направлен в Рязанское пехотное училище, которое окончил в 1938 году. Затем его направляют на Дальний Восток, где он командовал взводом; потом — ротой, был преподавателем на курсах по подготовке офицеров и закончил службу на Дальнем Востоке в должности заместителя начальника штаба.

Перед Великой Отечественной войной П.Н. Петров был направлен на учёбу в академию имени Фрунзе, с мая 1942 года он участвует в Великой Отечественной войне.

В конце июня 1942 года стрелковый полк, которым командовал майор Петров, в составе дивизии занимает оборону на северной окраине Сталинграда. Десятки контратак гитлеровцев сдержали бойцы. В одном из боёв Петров сам вёл батальон в контратаку и был ранен. От Сталинграде дорога побед повела полк Петрова на запад.

Однажды комдив полковник Сафиуллин поставил задачу: найти брешь в обороне противника, выйти в тыл и громить фашистские коммуникации.

Полк Петрова блестяще выполнил эту задачу: захватил станцию и аэродром, на котором находилось двадцать семь самолётов. Было взято в плен до пятисот солдат, захвачено три паровоза, 250 автомашин и много другой военной техники.

Вот за этот умелый рейд по тылам врага П.Н. Петров был награждён орденом Александра Невского. Так эстафета боевой славы великого предка перешла к солдату Великой Отечественной. А он передал её сыну — офицеру Российской Армии.

В 1942 году четырнадцать мальчишек из Городца добровольно ушли в школу юнг на Соловецких островах, окончив которую, они участвовали в боях. Это были: А. Белов, Борис Чиков, Константин Петров, Александр Павлов, Александр Субботин, Евгений Поляков, Михаил Белов, Сергей Горшков, Иосиф Нуждин, Виктор Колбенов, Иосиф Выгов, Владимир Пилипенко, Иван Мизайкин, Николай Шаплонов. На доме, в котором прошло детство Николая Шаплонова (улица Набережная Революции), имеется памятная доска.

Олицетворением героизма городчан в годы Великой Отечественной войны является Арсений Васильевич Ворожейкин. Ему в Городце в 1955 году установлен бронзовый бюст, автором которого является В.И. Мухина, народный художник СССР (Набережная Революции). А.В. Ворожейкин сделал 100 вылетов, сбил сам 52 фашистских самолёта и 13 — с товарищами в групповых боях, обнаружив при этом блеск и силу таланта лётчика-истребителя.

14 февраля 1944 года А.В. Ворожеикину было присвоено звание Героя Советского Союза, а 19 августа 1944 года он награждён второй Золотой Звездой.

С кручи старого Городиа открывается панорама молодого города Заволжья Немного найдётся городов, спутник которого достиг величины главного города.

Возникновение и развитие города Заволжья связано со строительством Горьковской ГЭС. Город Заволжье стоит гам, где недавно были пустыри да шумел лес, простиравшийся далеко за деревню Пестово.

16 ноября 1947 года было принято постановление советского правительства о сооружении на Волге, близ Городца, гидроэлектростанции. 19 ноября 1947 года издан приказ о создании «Горьковгэсстроя».

Всенародную стройку обеспечивали свыше 500 промышленных предприятий нашей страны. В распоряжение строителей пришла отечественная техника: 36 экскаваторов, 48 подъёмных кранов, свыше 100 скреперов и бульдозеров, 34 земснаряда, большое количество тягачей и грузовых автомашин. Но главное состояло в энтузиазме строителей. Сначала жили люди в палатках, затем — в щитковых дамах и бараках. Росли улицы и рабочие посёлки. 7 ноября 1948 года была проложена до Правдинска железная дорога, а в 1960 году она была электрифицирована.

Строительство Горьковской ГЭС прошло несколько основах этапов. 24 ноября 1955 года за двенадцать часов состоялось перекрытие русла Волги. За это короткое время было уложено в воду 17 тысяч кубометров камня 12 тысяч кубометров песка, 831 кубометр железобетонных ежей, много тысяч тонн гравия и другого материала. 2 ноября 1955 года первый гидроагрегат принял промышленную нагрузку, 24 ноября 1956 года заработал восьмой, последний агрегат. В настоящее время Горьковская ГЭС является четвёртой ступенью каскада гидроэлектростанций на Волге.

В связи с завершением строительства и пуском на полную мощность Горьковской ГЭС Указом Президиума Верховного Совета СССР 698 человек были награждены орденами и медалями.

В 1968 году на развилке шоссейных дорог, идущих на Городец и Чкаловск, был установлен обелиск Трудовой Славы, куда занесены имена 144 строителей гидроэлектростанции. Строительство Горьковской ГЭС вызвало к жизни огромное водохранилище, прозванное народом Горьковским морем. Длина водохранилища 425 километров, максимальная ширина 16 километров, глубина 22 метра.

Строительство горьковского гидроузла решило важные народохозяйственные задачи: энергетическую и водно-транспортную. Создан глубоководный путь между Городцом и Рыбинском, улучшено судоходство на Волге.

По гребню плотины через Волгу проходит асфальтированная шоссейная магистраль.

За годы Советской власти Городец очень заметно изменил свой внешний облик. Он расширил свои границы, похорошели его улицы, он стал зелёный и чистый. В северной части Городца выросли два микрорайона: четвёртый посёлок и улицы Республиканская и Фурманова.

Четвёртый посёлок (сейчас называется Северным микрорайоном) возник в 1948–1949 годах с палаток, бараков и финских домиков для строителей Горьковской ГЭС. Теперь этот посёлок не узнать. Здесь красивые улицы и дома, школы и кинотеатр, Дом культуры водников. Здесь живёт более десяти тысяч человек в благоустроенных домах.

Огромную территорию занимают улицы Республиканская и Фурманова. Здесь своя школа, кинотеатр «Спутник», аптека, почта, магазины.

В восточной части Городца создаётся и благоустраивается микрорайон Мелиораторов Деревня Матренино стала продолжением улицы Новой.

Современный Городец протянулся параллельно левому берегу Волги на многие километры. Раздвинул свои границы и в ширину. Процесс слияния деревень с городом происходит и сейчас Объединяясь, они входят в состав города. Так. до недавнею времени существовала деревня Пронино — теперь это улица К. Заслонова. Деревня Песочное расстроилась так, что около десятка улиц окружают её. Начинает расстраиваться новый микрорайон — по направлению к деревне Галанино, которая скоро окажется в черте Городца.

Современный Городец — административный центр Городецкого района, куда входят город Заволжье, 12 сельских Советов, Первомайский поселковый Совет, 7 колхозов и 8 совхозов.

За годы Советской власти под влиянием промышленности в Городце, а затем в городе Заволжье очень быстро росло городское население. По данным информационно-вычислительного центра Городца по итогам Всесоюзной переписи населения в 1989 году количество жителей в городе Городце — 34,1 тыс. человек, в г. Заволжье — 45,6 тыс. человек. В Городецком районе 35 школ, в которых обучается 12,5 тысяч человек, работает 952 учителя с высшим образованием.

В районе находятся два учебно-консультационных пункта: Горьковского политехнического института и Горьковского института инженеров водного транспорта; вечернее отделение речного училища, работает педагогическое училище, много лет существует Заволжский автомоторный техникум, имеется три профессионально-технических училища, краеведческий музей, две музыкальные школы.

1992 год