Корела — это, собственно, и есть Карелия. Та её мало кому известная часть, затерянная в глухих керженских лесах, за тысячу вёрст от родного севера.

Всё произошло в 1653 году, когда царь Алексей Михайлович с патриархом Никоном задумали провести церковно-обрядовую реформу, дабы устранить существовавшие на тот момент различия русской и греческой церковных практик. Верховной власти мнилось, что приведение старорусских порядков к греческим канонам поможет России осуществить идею византийского престолонаследия. Что единообразие обрядовых приёмов станет идеологическим фундаментом будущей великой империи.

Ну, а поскольку Никон не раз говорил: «Я русский и сын русского, но моя вера и убеждения греческие», то понятно, что преодоление различий шло через подчинение русского обряда греческому, а не наоборот. И делал это патриарх со всей страстью своего необузданного темперамента.

Началось с простого, казалось бы, вопроса: сколько земных, а сколько поясных поклонов класть во время совершения молитвы, а закончилось великим Расколом, когда общество разделилось на два непримиримых лагеря.

Одни категорически отвергали новые «антихристовы правила», и обвиняли никонианцев в кощунстве над верой. Другие воспринимали свою деятельность как возвращение к подлинным основам христианской жизни, а «замшелую» русскую обрядовость — тормозом в развитии государства. Цель последних была настолько глобальна, что неудивительна жестокость борьбы с неожиданно широким и массовым движением защитников прежних форм вероисповедания. Вождей старообрядчества вешали, рубили на плахах, сжигали, морили голодом. Всем известны духовные подвиги протопопа Аввакума, боярыни Морозовой и их последователей, собственной смертью отстаивающих свои убеждения. На репрессии раскольники отвечали массовым бегством в непроходимую тайгу Русского Севера и глухомань Нижегородского Заволжья.

В далёком от нас XVII веке русское государство, от приволжских заливных лугов до холодных берегов Беломорья, было сплошь покрыто бесконечным дремучим лесом. Именно сюда бежали четыреста лет назад русские люди, спасая свою жизнь и старую веру. «В заволжском Верховье Русь исстари уселась по лесам и болотам… Старая там Русь, кондовая. Исстари на чистоте стоит, какова была при дедах, такова хранится до наших дней», — писал в XIX веке Мельников-Печерский.

В карельских и керженских дебрях суждено было вырасти крупным старообрядческим центрам тогдашней Руси. Самым знаменитым считался Данилов монастырь на северной реке Выг.

Он был основан в 1695 году соловецким монахом Данилой Викуловым. Небольшая Выговская поморская пустынь превратилась с годами в культурную столицу старообрядчества. Здесь находилась ценнейшая библиотека, в которой было собрано практически всё письменное наследие Древней Руси. Здесь создавали такие иконы, что заказы на них поступали даже от официальной Церкви. Красоту Выговского богослужения мечтали узреть и услышать верующие всей России. Отсюда же шло руководство беспоповскими старообрядческими общинами по территории страны, отчего те получили название «поморское согласие» (одно из наиболее умеренных направлений старообрядчества).

Верховная власть государства до поры до времени мирилась с существованием пустыни. Староверы, как известно, народ спокойный и работящий, налоги в казну платят исправно. Не только пламя веры, но и стойкое терпение, мир в душе и созидательность несли они. Да и, после стольких лет жестокого (и безрезультатного) подавления приверженцев старой веры, власть искала другие способы преодоления Раскола.

Но с 1705 года по всему Поморью начался ряд неурожайных голодных лет. В поисках хлеба для монастыря монахи отправились по стране к своим единоверцам за помощью. В том числе, посетили и нижегородские пределы. Руководитель Выговской общины, старообрядческий писатель Андрей Денисов побывал у староверов Ковернинского края. Прикупив хлеба, посланцы вернулись в монастырь, но известие о «пространном и вольном житие» в приузольских лесах затронули сердца и умы выговцев. А когда раздражение государей излишней самостоятельностью и влиятельностью карельских староверов привело к тому, что вначале их приписали к казённым крестьянам, а затем и вовсе учинили полный разгром пустыни, выговцы покинули поморский край.

В начале XVIII века многие из них переселяются в западную часть Нижегородчины, в нынешний Ковернинский район. И основывают там легендарную Корелу — уникальное сообщество духовных христиан — брачных поморцев. Ей даже было присвоено официальное название Корельская волость, где было около 20 деревень и столько же храмов. До середины XX века, когда повсеместно уничтожалось уже не только старообрядчество, но и господствующая Церковь, здесь издавались рукописные журналы «Голос Корелы» и «Вехи».

Корела на 300 лет стала одним из самых многочисленных и организованных анклавов на территории страны…

Сейчас в России старообрядческие общины очень немногочисленны, а порой находятся на грани вымирания. Не осталось в них ни грамотных старцев, знающих устав и писание; ни молодёжи, способной внести «свежую кровь»; некому исполнять требы, затихли древнерусские церковные распевы. Но ещё жива нижегородская Корела. И жители её, потомки Выговских монахов, продолжают блюсти старую веру, придерживаясь традиций старообрядчества.