Наталья Панова-Кляйст, архитектурный журналист (Австрия):
«Когда человек равнодушен, город теряет своё лицо»

— Наталья Евгеньевна, признаемся сразу: инициатива нынешнего разговора исходила с Вашей стороны.

— Да. Говорить мы будем о нижней части Городца — о целом комплексе зданий, которые относились когда-то к базару. Мне кажется, что городчане до конца не осознают, каким богатством владеют. Да, есть верхняя часть города, его древние святыни, в числе которых городецкий вал. Но есть и нижняя часть того купеческого Городца XIX века, который был знаменит по всей России своим судостроением и хлеботорговлей. И она, к счастью, сохранилась. Поверьте человеку, который видел многое: нижний базар — настоящее достояние Городца.

В архитектурном комплексе — два или три квартала, прилегающих к Волге, — есть интересные архитектурные элементы. Для себя я заново открыла эту часть города, она меня просто потрясла. Сохранность многих зданий достаточно хорошая, некоторые из них уникальны — например, дом фигурной кладки из красного глиняного кирпича рядом с бывшей ткацкой фабрикой. Просто картинка, невозможно оторваться! Конечно, есть и разрушенные дома, которые наполовину или безвозвратно утрачены, их уже не восстановить.

У меня сразу возник вопрос: существует ли список охранных сооружений района? Как оказалось, список есть. В нём почти две сотни объектов, по Городцу их 104. Среди них и здания нижнего базара, которые, бесспорно, требуют реконструкции, причём её нельзя откладывать в долгий ящик.

— Однако далеко не все они находятся в муниципальной собственности, многие в аренде или в частном владении.

— По большому счёту, не важно, в чьей собственности находится историческое здание — важно, в каком оно состоянии. У всего должен быть хозяин, без хозяина всё хиреет. Нижний базар требует особого, бережного к себе отношения.

— Есть ли у такого архитектурного массива аналоги?

— Да, есть. Практически всё Поволжье строилось по одному образцу, используя красный глиняный кирпич и древесину. Как возводились городские усадьбы прошлого, подробно описано у Мельникова-Печерского. В основе здания — каменный подклет, на который ставился деревянный сруб. Функционально и сравнительно дёшево — наши предки были мудрыми людьми и не покупали дорогих материалов. Красный кирпич и древесина — что может быть проще и надёжней? Для утепления брус или круглый сруб уплотнялся мхом или войлочным материалом. Уже потом, с развитием торговли, когда люди разбогатели, стали строить из кирпича всё здание.

Отмечу, что дома возведены грамотно, с учётом грунтовых вод. Давался деформационный шов, есть закладные элементы для галерей и лестниц — видно, что всё тщательно просчитывалось. Кладочка идеальная, в цементе использовали яичный белок для лучшего схватывания. И ведь стоят, красавцы, до сих пор! Проявить заботу, подлечить, и они ещё послужат. Ей богу, жаль, что всё это пропадает.

— Но чтобы подлечить, надо где-то найти денежку…

— Понятно, что на всё нужны деньги: и на благоустройство, и на озеленение, и на организацию парковок... Городу необходимы инвесторы, и дай бог, чтобы они нашлись, пусть даже и за границей. Мы просто обязаны сохранить это сокровище, которое будет работать на последующие поколения, приносить в город деньги. Здесь можно открыть выставочные залы, мастер-классы, хранилища для музеев, которых сегодня не хватает. Здесь можно проводить различные фестивали (классической музыки, народной песни или танца), организовывать конференции, причём назначение помещений можно варьировать. Ландшафт Городца необыкновенно красив, открытую сцену можно устраивать прямо на воде, как это делают на европейских фестивалях. Кроме того, эти здания можно и нужно использовать и для туризма, особенно в летнее время.

Конечно, я не призываю слепо следовать западным традициям, но почему бы не поучиться хорошему? Европейцы тоже пришли к этому через свои синяки и шишки, их опыт стоит перенять. И потом: люди, которые выкупили эту недвижимость, наверняка надеются, что она когда-нибудь будет приносить доход. А значит, и у них, и у города есть стимул возродить бывший базар к активной жизни. Это даст дополнительные средства и новые рабочие места. Но без поддержки государства возродить нижний базар невозможно, его восстановление должно быть частью программы развития всего города.

— Как показывает опыт, реконструкция — дело непростое. Старички-дома не терпят панибратского отношения…

— Реконструкция реконструкции рознь. Даже заплатку на штаны можно пришить по-разному. Чтобы начать реконструкцию, нужно, прежде всего, обратиться к истокам, к архивным чертежам. Берег имеет своеобразный рельеф, он, хотя и не круто, идёт под уклон. На этом рельефе да на грунтовых водах строить было довольно трудно. Наши предки это делать умели: проводили геологические и топографические изыскания, высчитывали нагрузку, разрабатывали чертежи. В некоторых зданиях мы увидели замечательные арочные своды с ребристым потолком — построить такие и сегодня нелегко.

Исторический центр города — интеллектуальная среда, к ней надо подходить осторожно и с большими знаниями, иначе нас ждут невосполнимые потери. Взять хотя бы изразцовые печи — домов с ними в Городце почти не осталось. Потихоньку пропадают старинные ворота и двери, при этом дом теряет своё очарование. А что бы хозяину сфотографировать и изготовить из нового материала такую же…От этого дом только выиграет — и его интерьер, и наружная часть.

Изменения не должны быть инородными, как бельмо на глазу. Взять хоть полюбившийся всеми сайдинг. Используют его сплошь и рядом. Но никто меня не убедит, что он теплее и экономичнее древесины. Посмотрите, как, применяя новые технологии, работают с лесом Финляндия, Австрия, Канада…В Австрии, например, древесину даже не обрабатывают никакими химикатами или лаками.

— Но считается, что без такой обработки дерево быстро стареет…

— Ничего страшного. Замени этот прогнивший кусочек другим. Пусть не совпадет по цвету, пусть будет «лоскутное одеяло» — в этом есть своё очарование. Древесина стареет, как и человек. Когда свежесрубленный, янтарного цвета домик под действием дождя и снега потихоньку интеллигентно седеет, что тут плохого? Точно так же стареет фигурная кирпичная кладка, у которой стёсываются уголочки. Ну а для долговечности наши предки-мастера устанавливали на выступающих местах металлические навесы и фартуки, которые предохраняли, скажем, подоконники от гниения. К сожалению, всё это постепенно забывается…

— Приезжая в Городец раз в год, Вы имеете возможность видеть город со стороны. Что, по-вашему, в нём меняется к лучшему, а что к худшему?

— Я всегда очень жду этого приезда и первые два дня оббегаю город — как кошка, которую приносят в дом и она обнюхивает территорию, стремясь понять, что в ней изменилось. Вот и я бегу знакомыми тропами, которыми ходила когда-то в детстве, — к Спасскому озеру, в рощу за педучилищем, гуляю по набережной. Есть дома, неплохо отреставрированные, с учётом наших региональных традиций. Но в городе появился и какой-то чужеродный налёт, навязанный нам извне. Немало рекламы, которая выглядит довольно нелепо.

Моя боль — овраги, в которых прошло не только наше детство, но и детство наших родителей. Все они замусорены пластиковой тарой, и сделать с этим, похоже, ничего не удаётся. Люди не хотят менять своё самосознание, считая: то, что за забором — не моё.

Но Городец тоже наш, нельзя жить в четырёх стенах. Когда человек равнодушен, город теряет своё лицо. Вы его не любите — и он вас тоже не будет любить. С любимым городом нужно вести постоянный диалог. Поговорите с ним по-человечески, и он вам ответит тем же…