Городец — Берген

Собираясь в отпуск в эту скандинавскую страну, я долго сомневалась, удач­ное ли время года я выб­ра­ла для тако­го пу­те­шест­вия, ведь NORWEGEN в пере­во­де на рус­ский озна­ча­ет «дорога на Север». Скорее всего меня ждут там холодные туманы и снег с дождём… А взгляд на географическую карту лишь добавил сомнений: узкая полоса суши, про­стираю­щая­ся за Поляр­ный круг, омывае­мая холод­ным океа­ном, из­ре­зан­ная мно­го­чис­лен­ны­ми фьор­да­ми, выглядела как капустный лист, изъеденный гусеницами. Да где же там можно жить и что там, кроме рыбы, можно есть?

Избавиться от сомнений и найти ответы на вопросы можно лишь самой отправившись в путь и увидев всё собственными глазами.

Первое, на что обращаешь внимание в любой стране — это город, в который приезжаешь, город, как одушевлённый организм с его историей, архитектурой и достопримечательностями. Второе — это люди, здесь проживающие, с их чаяниями и надеждами. И третье — это природа, как окружение всего. Но давайте по порядку…

Представьте себе на минуту, что неведомая сила переместила вас с завязанными глазами в незнакомую точку планеты: кожей вы ощущаете дуновение свежего ветра, ноздрями улавливаете запахи моря и рыбы, а в ушах звучат крики чаек и музыка Эдварда Грига… Откройте глаза — это норвежский город Берген в царстве фьордов. Мы стоим на набережной в старом ганзейском, т.е. торгово-купеческом квартале BRYGGEN. Тесно прижавшиеся фасады деревянных складских построек XVIII века скрывают за собой узкие дворы, мощёные всё тем же деревом, лестницы и галереи. Здесь уютно разместились лавочки сувениров и частные ресторанчики, и как столетия назад здесь слышна интернациональная речь, и бойко идёт торговля. В двух шагах от этого исторического квартала раскинулась ярмарка морепродуктов (отсюда и неистребимый запах рыбы). На лотках — огромный выбор рыбных деликатесов: лосось, крабы, мясо кита… Попробуйте сами всё это изобилие. К слову сказать, мясо кита напоминает обычное мясо животного происхождения, но с рыбным привкусом.

За ярмарочными рядами город влечёт своей пешеходной зоной. Это не просто улица, а огромная площадь с торговыми центрами — любимое место молодёжных тусовок и проведения праздников. Здесь всегда многолюдно и эта многолико-многоязыкая толпа, так же, как театры, фонтаны и памятники, является неотъемлемой частью центра Бергена.

Я засмотрелась на одну из местных досто­при­ме­чатель­нос­тей — крыш­ки ка­на­ли­за­ци­он­ных лю­ков с от­ли­ты­ми на них го­род­ски­ми мо­ти­ва­ми — слов­но огром­ные мо­не­ты, раз­бро­сан­ные ве­ли­ка­ном по цент­ру го­ро­да.

Отель, в котором мне пред­стоя­ло по­селить­ся, ока­зал­ся част­ным пан­сио­ном со сто­лет­ней исто­ри­ей и свои­ми тра­ди­ция­ми: неболь­шое двух­этаж­ное зда­ние с бал­кон­чи­ком, ко­ва­ной ре­шёт­кой па­ли­сад­ни­ка, истёр­ты­ми ты­ся­чей ног сту­пе­ня­ми ка­мен­но­го крыль­ца и с цве­точ­ной кор­зи­ной у ка­лит­ки. Здесь все комнаты отданы гостям, а хозяева проживают в пространстве под крышей. Весь обслуживающий персонал состоит из членов этой семьи. Сама хозяйка радушно встречает меня на пороге отеля. Её колоритный наряд — пышная юбка, кружевная блузка, вязаные гольфы и башмачки под стать всей ретро-атмосфере отеля (в каком веке я нахожусь?) А скрипучая лесенка, ведущая на второй этаж, крошечные комнаты с диванами на гнутых ножках и горой подушек, вышитые салфетки на столах и масса всяких безделушек у камина лишний раз подчёркивают уют, старину и национальные традиции жилья. Каждое утро в общей гостиной за изысканно сервированным столом мне подавали ароматный кофе со свежими рогаликами, тонкими ломтиками ветчины и удивительного козьего сыра (местные жители едят его вместе с вареньем!). Обслуживала гостей неизменно лично сама хозяйка отеля, находя для каждого постояльца слова приветствия, вещая свежие городские новости и погоду на день, умудряясь при этом ласково проводить в школу маленькую дочь.

Уж коль скоро мы заговорили о людях, хочу поделиться своим впечатлением об истинных норвежцах — потомках викингов. На первый взгляд все холодновато-отстранённые, а в жизни неприхотливы и непритязательны. Вот чудеса — они даже правительство своё не ругают! Удивительно и то, что в такой богатой стране, где ведётся интенсивная добыча нефти, население проживает в маленьких деревянных домиках, на крошечных участках земли. Вероятно, сама северная природа веками учила норвежцев довольствоваться малым. К тому же они трудяги, не гоняющиеся за престижными профессиями, для них «все работы хороши — выбирай на вкус» и истинные патриоты, их и калачом не заманишь переселиться в тёплые страны (там, под южным солнцем, норвежцы, наверное, просто заболеют и вымрут, как раса).

Норвегия дала миру мужественных мореплавателей и первопроходцев — Ф. Нансена, Р. Амундсена, Т. Хейердала. Мы с восторгом заслушиваемся музыкой Э. Грига, зачитываемся романами Х. Ибсена, заворожено смотрим на полотна живописца Э. Мунха. Все эти люди прославили в веках свою северную родину, а современные норвежцы скромно гордятся своими великими соотечественниками.

Довелось мне увидеть и негативное социальное яв­ле­ние, ко­то­рое счи­та­ют нор­веж­цы болью на­ции — мест­ных алко­го­ли­ков и ту­неяд­цев. Они на­хо­дят­ся на со­дер­жа­нии, на со­циаль­ном по­со­бии у го­су­дар­ства. Для них по­строе­ны спе­циаль­ные прию­ты (сов­сем как ноч­леж­ки в пьесе М. Горько­го «На дне», только в нор­веж­ской ва­риа­ции), что­бы не шля­лись они в пьяном ви­де по ноч­но­му го­ро­ду и не пу­га­ли бла­го­чес­ти­вых го­ро­жан. У этой пуб­ли­ки да­же своё по­стоян­ное мес­то встре­чи имеет­ся, эта­кий своеобраз­ный клуб — зелё­ный га­зон у ста­ро­го хра­ма, что в двух ша­гах от цент­ра го­ро­да. Здесь, в те­ни цер­ков­ных стен бур­но ки­пят стра­сти, а в дру­гих мес­тах ту­неяд­ствую­щие эле­мен­ты ве­дут се­бя весьма пристой­но. Стыдят­ся норвеж­цы этой социальной хво­ри, го­во­рят о ней неохот­но и старают­ся «сор из из­бы не вы­носить».

Пришёл черёд рассказать и о природных красотах. Норвегия, на мой взгляд, очень по­хо­жа на Каре­лию — те же ска­лы и «остро­ко­неч­ных елей рес­ни­цы…». Заметно, что человек здесь не особо культивирует ландшафт, словно боится нарушить своим вторжением равновесие и покой окружающей природы. Она красива своей первозданностью и дикой первобытностью. Лучше всего осмотреть городские окрестности, поднявшись на фуникулёре или на канатной дороге в горы. В качестве проездного билета вам выдадут красочную открытку с видом, которую можно сохранить на память. Впечатления от подъёма обещаю вам фантастические. Отсюда, с высоты птичьего полёта лучше всего видно, что Норвегия — это царство фьордов.

А путешествие по самим фьордам — это то главное, ради чего и стоит посетить Норвегию. Его можно совершить на скоростном судне HURTIGRUTE, что в переводе означает «шустрый пароходик». Это исторически сложившийся в Норвегии вид транспорта, изначально доставлявший в прибрежные населённые пункты почту. Сейчас это пассажирские суда на подводных крыльях — нечто похожее на волжские «Ракеты» и «Метеоры» только в морских масштабах. Если же вы не сторонник быстрого передвижения, то есть смысл отправиться в четырёхчасовую поездку на прогулочном катере «Белая леди». Пароходик этот не отличается новизной и современными наворотами, совсем наоборот — это латаное-перелатаное, любовно оберегаемое хозяином ретро-судёнышко. Но этим-то оно и привлекает туристов.

У трапа вас приветствует сам капитан-викинг, а юная помощница заботливо предлагает клетчатый плед, которым можно укрыться, сидя на верхней палубе. Звучит команда: «Отдать швартовы!», пароходик пыхтя разворачивается в бухте. Никто из пассажиров не торопиться спуститься в кают-компанию к горячему чаю, все заворожено смотрят на пришвартованные у причалов гиганты-лайнеры, на военную подводную лодку, каким-то ветром тоже сюда занесённую. За кормой бурлит пенный вал, а вдоль борта проплывают одинокие деревеньки. Фьорды — это водный лабиринт, созданный самой природой. За каждым новым поворотом ждёт новое открытие: нависший над водной гладью утёс или футуристический вантовый мост. Ваш взгляд обязательно выделит на берегу деревянные домики с дерновой (или грунтово-травяной) кровлей — это древняя местная традиция, да и экономия на стройматериалах существенная. И кругом идиллическая картина, просто рай в миниатюре: хуторок в два дома, дымок над трубой, одинокий рыбак в лодке и босоногая девчонка, с растрепавшимися от бега волосами, задрав до колен цветастую юбчонку, мчится по берегу вприпрыжку и усердно машет вам рукой… Это всё, вероятно, и делает не только норвежцев, но и приезжающих сюда туристов счастливыми.

Отпуск мой был невелик и на собственном опыте я знаю, что чем меньше времени имеешь для отдыха, тем больше информации и событий пытаешься впихнуть в этот короткий промежуток. В Бергене я попыталась использовать время по максимуму: путешествие по фьордам, подъём в горы на фуникулёре и канатной дороге, дегустация морепродуктов на ярмарке, посещение художественного музея и аквариума, «забег» по торговым центрам и обед в ганзейском ресторане BRYGGEN. Справедливости ради надо заметить, что погода радовала меня все дни ласковым, не по-осеннему, солнцем и лишь раз накрыла мелким моросящим дождичком, развеяв все мои предотпускные сомнения.

Ещё я считаю, что мне крупно повезло — я стала свидетельницей и участницей праздника города. Уже с утра в субботу в Берген стали съезжаться многочисленные гости из окрестных деревень. В основном они прибывали на собственных катерах и яхтах, доказывая тем самым, что норвежцы, всё же, — люди состоятельные. Каких только плавающих средств я не увидела в местном порту! В этом нет ничего удивительного, ведь скоростной катер для норвежца — это не роскошь, а средство передвижения. Людская масса плавно вливалась в город , занимала места в открытых кафе на улицах и площадях, в скверах, шумно торговалась на ярмарке, открыв рот смотрела на парад полицейских с духовым оркестром и с собаками, а позже дружно участвовала в театрализованном представлении подпевая, приплясывая, притопывая и прихлопывая. И как можно после такого зрелища сказать, что у северян холодная кровь? Да они умеют «зажигать» покруче итальянцев!!!

Праздничные гулянья пе­ре­тек­ли да­ле­ко за пол­ночь. Я то­же не ложилась спать в эту послед­нюю ночь свое­го пре­бы­ва­ния в Бер­ге­не. Устав от шу­ма на пло­ща­ди, на­блю­да­ла даль­ней­шее веселье с бал­ко­на в своём но­ме­ре. Отгре­мел фейер­верк — лю­би­мая пра­зднич­ная по­те­ха всех вре­мён и на­ро­дов… И по­сте­пен­но го­род стал за­тихать. Смолк­ла му­зы­ка, раство­ри­лись в тем­но­те послед­ние па­ро­чки влю­блён­ных, прощально про­гу­дел вда­ли те­пло­ход… Для се­бя я отме­ти­ла, что в ноч­ном Бер­ге­не нет на­вяз­чи­вой све­то­вой ре­кла­мы, а до­ма излу­чают уют­ное сия­ние, и из-за это­го го­род ка­жет­ся уми­ро­тво­рён­ным и про­вин­циаль­ным.

Я брела со своим чемоданом к стоянке такси, в этот час их было больше, чем пассажиров. Город пребывал в утренней дрёме. Лишь запоздалый гуляка бранился со своим нетрезвым отражением в витрине магазина, да налетевший ветерок гонял по брусчатке сорванные бумажные гирлянды… Вот и закончилось путешествие по «дороге на Север».